Человеческое тело как гаджет



    Фразы вроде «технический прогресс», «достижения в электронике» и «новые технологии» давно стали таким избитым штампом, что на них никто не обращает внимание. Примерно так же, как в «механическом» диалоге "— Как дела? — Нормально". Причём за затёртостью самих формулировок воспринимается как должное, что прогресс и впрямь не стоит на месте, учёные и инженеры создают новое и улучшают старое. В нашей технократической цивилизации это совершенно нормальный и естественный процесс. Причём в сфере индивидуальной электроники и гаджетов прогресс заключается не только в росте мощности и появлении новых функций, но и в постепенной миниатюризации. Всё тоньше, легче, незаметнее. И здесь можно задать интересный вопрос: а почему столь сильна эта тенденция? Мне кажется, тому есть не только очевидные причины.

    Капитан Очевидность


    Долгое время гаджеты (читай, мобильные телефоны) по своим размерам и весу были далеки от понятия «комфорт». Неудобство при ношении увесистых коробок мотивировало дизайнеров и инженеров на создание всё более компактных устройств.



    Миниатюризация элементной базы со временем позволила создать новый класс носимых устройств — карманные компьютеры.



    Кстати, нельзя не упомянуть и узкоспециализированные карманные компьютеры из прошлого:



    Новые техпроцессы в создании процессоров и успехи в экраностроении позволяли всё больше и больше облагораживать внешний вид гаджетов, повышать их быстродействие и расширять возможности. Следующим рывком после КПК стало появление смартфонов. Вскоре гламурная смартфонизация планеты и безудержное «голосование рублём» со стороны прогрессивного человечества привело к повальному внедрению планшетов. Весьма интересно наблюдать, как межвидовое скрещивание приводит к появлению разных гибридов, например, фаблетов.

    Однако маховик миниатюризации раскручен и неудержим. Смартфоны упёрлись в анатомические ограничения человека и обрели более-менее стабильную ширину и высоту. Однако толщина продолжает уменьшаться, что начинает пагубно влиять на механическую жёсткость гаджетов.

    Быстрее, тоньше, что дальше?


    Массовые анонсы «умных» часов и фитнес-браслетов в последнее время ознаменовали следующий этап миниатюризации гаджетов. Но каким будет следующий этап? Рискну предположить, что это будет уже умная одежда. На сегодняшний день промышленность готова предложить почти все компоненты для создания такого, в прямом смысле слова, НОСИМОГО гаджета. Включая гибкие экраны, способные повторять очертания нашего тела.





    Мне кажется, что с точки зрения обычного человека, а не восхищённого техническим прогрессом гика, подобная степень миниатюризации станет едва ли не избыточной. Ведь для того, чтобы комфортно работать с гаджетом, его органы управления и программный интерфейс должны быть как можно более эргономичны, то есть максимально близко соответствовать анатомическим особенностям человека. Ярчайший пример: переход от механических кнопок и стилусов на управление пальцами. Ведь что может быть естественнее? И здесь уместно вспомнить о неявной причине миниатюризации гаджетов, о которой я упомянул выше. Несмотря на то, что наша цивилизация пошла по технологическому пути развития, у человека остаётся подсознательная тяга к естественности существования.

    Поясню свою мысль: любое индивидуальное электронное устройство является не только удобным инструментом, дающим нам новые возможности. В то же самое время оно является своеобразным аналогом костыля, протеза. Мы всё больше становимся рабами своих высокотехнологичных игрушек, всё больше зависим от их услужливой, такой удобной помощи. И тем беспомощнее мы чувствуем себя, неожиданно оказавшись без своего любимого смартфона. Эта зависимость от электронных гаджетов противоестественна для человека. Несмотря на десятки тысяч лет эволюции, мы, где-то очень глубоко, продолжаем ощущать себя частичкой биосферы, а не техносферы. Конечно, кто-то больше, кто-то меньше. И эта глубинная самоидентификация заставляет инженеров делать гаджеты всё более тонкими, лёгкими, всё более незаметными для человека, пока он не пожелает ими воспользоваться. Чтобы создавалась иллюзия свободы и естественности существования.

    Однако польза и зависимость современного человека от гаджетов столь велика, что отказаться от них — означает для горожанина обречь себя едва ли не на беспомощность и социальную изоляцию. Поэтому самым логичным вариантом является сделать гаджеты максимально незаметными для человека. То есть встроить их в собственное тело.

    Мне кажется, эту мысль подтверждают инженеры компании Ericsson, создавшие прототип технологии передачи данных всем телом. По утверждению разработчика, пропускная способность «канала» достигает 10 Мбит/сек.



    До них в середине девяностых над идеей передачи данных через тело работали в IBM, однако на сегодняшний день Ericsson продвинулся дальше всего в этом направлении.

    Одним из примеров интеграции гаджета в тело человека является татуировка с микрофоном, патент на которую получила Motorola. Теоретически можно таким образом разместить на теле и другие компоненты (камера?).



    Согласитесь, заманчиво избавиться от всяких устройств в карманах и сумках, превратив себя самого в один большой гаджет. Правда, эта идея у многих вызовет неприятие. И кто знает, возможно, производителям имеет смысл проводить обкатку своих изобретений на… инвалидах. Люди, потерявшие конечности, могут стать своеобразными испытательными стендами и «агентами влияния». Причём начало уже положено: этому мужчине успешной встроили смартфон в протез, и теперь ему не приходится искать ровную поверхность, чтобы воспользоваться гаджетом.



    Конечно, этот случай больше смахивает на кустарщину, и будущее за куда более сложными, комплексными многофункциональными протезами. Представьте себе «руку», в которую встроено коммуникационное устройство со всеми функциями современных смартфонов. При этом в протезе можно разместить гораздо более ёмкий аккумулятор, высокопроизводительную «начинку» и дополнительные устройства. По сути, ничто не мешает уже сегодня превратить самый обычный в протез в электронный аналог швейцарского ножа. А благодаря успехам в бионике здоровые люди ещё позавидуют владельцам искусственных конечностей.

    Особый интерес представляют технологии, расширяющие возможности нашего зрения. Ведь больше всего информации об окружающем мире мы получаем через глаза. Одним из способов расширения функционала глаз являются высокотехнологичные контактные линзы. Например, позволяющие человек видеть в инфракрасном спектре. А кто из нас не хотел иметь зрение как Терминатора, когда множество данных транслируется прямо в глаза. Контактная линза-дисплей, без сомнения, станет революционным изобретением.



    Конечно, формально линза не соответствует тезису интеграции гаджета в тело человека. А вот имплантат, который позволяет управлять фокусировкой взгляда, вполне заставит пересмотреть слова из песни «а нюх как у собаки, а глаз — как у орла!». Хотя всё же линза с подобным функционалом лично мне куда ближе.

    Ещё одним направлением развития гаджетов являются биочипы, вживляемые в мозг. В последние годы уже неоднократно проводились подобные эксперименты, в которых участвовали парализованные люди. Сегодня целью этих исследований является дать возможность общаться с миром тем, кто по разным причинам лишился возможности самостоятельно коммуницировать. Но в то же время биочипы могут (и наверняка будут) использоваться для расширения возможностей здоровых людей. Например, для управления техникой, в том числе удалённого.



    А уж если дело дойдёт до возможности передавать данные прямо в мозг… Пожалуй, следующим этапом станет уже создание киборга, а это совсем другая история.

    Напоследок хотелось бы упомянуть вот об одном важном аспекте, о котором за всеми этими разработками, экспериментами, идеями и мечтами как-то забывается. При внедрении в человеческое тело электронных гаджетов особую важность обретает обеспечение их электричеством. Конечно, человеческое тело само по себе вырабатывает электричество, но маловероятно, что его будет достаточно для работы сложного электронного устройства. Одним из вариантов решения этой проблемы является использование эффекта Зеебека, благодаря которому можно заряжать аккумуляторы интегрированных гаджетов:

    ASUS Russia 126,68
    Компания
    Поделиться публикацией
    Похожие публикации
    Комментарии 15
    • +3
      Как и всегда при поднятии этой темы, встает только один-единственный вопрос — этический. Нет никакой гарантии (и более того, я бы сказал есть гарантия обратная), что производители не будут встраивать в такие девайсы бекдоры, по своей ли воле, либо под давлением NSA и им подобных.
      И еще полбеды, если подобные бекдоры будут просто отключать девайс, вся изюминка в том, что, например, через чип в мозгу можно подать относительно слабый разряд и парализовать человека, или подать разряд посильне, и вовсе убить его.
      Лично я считаю, что на данном этапе развития человечеству рановато о таком задумываться. Не доросли еще. Вот как только прекратятся войны, да будут все жить мирно-дружно, тогда можно об этом говорить. Хотя все мы понимаем, что эта фраза тождественна слову «никогда».
      • +3
        На самом деле и сейчас ничего не мешает, например, сделать корпус мышки проводимым и бить током людей. Так что имплантанты в «обычные» части тела мне кажутся безвредными. А вот девайс в могз, конечно, заставляет задуматься, с этим согласен.
        • +1
          > Так что имплантанты в «обычные» части тела мне кажутся безвредными.

          С кардиостимуляторами, емнип, недавно была какая-то мутная история.
          • 0
            Извиняюсь, не уточнил. Я имел ввиду руки, ноги, подкожные слои (не знаю как правильно), т.е. не жизненно важные органы.
        • +1
          Вы сейчас поставили телегу впереди паровоза.

          Описанные вами потенциальные этические проблемы высоких технологий в масштабах человечества несравнимы с тем, какие угрозы несет ему торможение развития технологий по надуманным этическим соображениям.

          Войны прекратятся (или по крайней мере, превратятся из масштабных насильственных трагедий с тысячами и миллионами жертв в такие формы бескровного противостояния, на фоне которых Крым покажется первобытным варварством) по мере экономического развития, когда человеческий капитал будет иметь еще большую ценность относительно территорий и природных ресурсов, и ущерб от классической насильственной войны сделает невыгодными любые потенциальные выгоды от нее.

          Такое экономическое развитие, в свою очередь, немыслимо без прогресса технологий, и в первую очередь таких, в которых человеческие знания и иные способности определяют множество доступных человечеству материальных и нематериальных благ. Это освоение космоса, экологические технологии рационального использования ресурсов среды обитания, био- и нанотехнологии, позволяющие максимизировать полезные свойства этих ресурсов, начиная с их атомарной и молекулярной структуры, а также ИТ, позволяющие оптимизировать и совершенствовать всю эту глобальную систему добычи и распространения знаний.

          В центре же этого прогресса технологий и науки находится все тот же Человек. Разумеется, сегодня можно вести речь о том, что какие-то области знаний могут в принципе развиваться и без человеческого участия, усилиями ИИ, кое-кто размышляет о полном вытеснении человечества роботами, но большинству из нас такая перспектива вряд ли понравится. Не понравится мыслящим людям и перспектива самоустранения человечества от контроля за этим процессом, превращения его в тупых потребителей производимой роботами «магии». Но в таком виде, как есть, продолжая эволюционировать реактивно, человек все больше теряет конкурентоспособность в этой системе. Речь не о том, что человеку трудно угнаться за машиной в производительности вычислений или способности оперировать в какой-то экстремальной физической среде — как раз конкретные способности мы очень хорошо умеем перекладывать на машину и управлять ею. Настоящую же проблему представляют более фундаментальные биологические уязвимости сегодняшнего человека, которые в масштабах общества начинают все заметнее препятствовать дальнейшему развитию этого общества, его технологий и гуманности. Эти уязвимости можно свести к двум общим категориям: потеря способности жить и потеря стремления жить и развиваться.

          Например, сегодняшний этап развития технологий и экономики предусматривает переход от однократного образования к многократному или пожизненному, а сама жизнь для этого должна стать длиннее (иначе дефицит мотивации и возможностей учиться), и кроме того, человек должен как-то поддерживать способность учиться и переучиваться и в зрелом возрасте. Пока не разработаны технологии типа «таблетки молодости», для этого нужно продолжать тренироваться годами и намного более сознательно контролировать свое здоровье и развитие способностей. Вот вам и причина для интеграции гаджетов с человеком с прицелом на дальнейшее перепрограммирование его биологии или периодический ее «ремонт» на низком уровне. По-другому нам просто не выжить — отказ от коэволюции с технологиями будет означать конец для миллиардов людей и изоляцию в замкнутой резервации для немногих оставшихся — будь то под контролем роботов без контроля за ними, или без роботов в так называемой «гармонии с природой» на отдельно взятой планетке, до первой более-менее серьезной угрозы из космоса. А так чтобы зафиксировать какое-то якобы «оптимальное» сегодняшнее состояние цивилизации как наиболее комфортное для сегодняшних же людей — это мало того что нереально, так еще и никому не нужно. Время должно идти вперед, цивилизация — решать новые проблемы.

          В общем, если отдельно взятый баг мозгового чипа кого-нибудь случайно убьет или позволит кому-то убить кого-то намеренно — это, конечно, неприятно, и это нужно предотвращать или исправлять. Но все-таки это не составляет экзистенциального риска, если только все человечество поголовно не снабжено бажными чипами с закрытым кодом одной большой корпорации, которая к тому же рассылает принудительные апдейты. Такие системы можно и нужно проектировать так, чтобы подобный риск был как минимум на порядки меньше любого другого известного экзистенциального риска. Но вот утверждать, что из-за наличия такого (чисто гипотетического) риска нам якобы «рановато» развивать подобные технологии, не просто нет никаких оснований — наоборот, ситуация прямо противоположна. Мы вообще никогда не будем абсолютно готовыми к внедрению тех или иных технологий (под «внедрением» имеется в виду использование по определенным правилам, например для ядерного оружия — его наличие под такими-то системами управления, а не боевое применение), не начав их разрабатывать на практике.
        • +5
          Рискую, что опять заминусуют, однако все-таки пофантазирую.

          По моему скромному мнению, отчасти совпадающему с мнением автора статьи, проблема в современных гаджетов не в том, что они толстые или незаменимые, а в том, что они слишком навязчивые, заметные. Т.е. для комфортного получения информации требуют много действий. В общем случае, для того, чтобы прочитать твит — почувствуй вибрацию и звук, вытащи лопату из кармана, разблокируй (введи пароль), открой приложение, прочитай, ответь, заблокируй, засунь в карман. Представьте как было бы удобно пользоваться смартфоном при наличии ненавязчивого голосового/визуального/мыслеинтерфейса. Например, идешь по улице, ни с кем не разговариваешь, девайс об этом знает, и ненавязчиво шепчет в ухо только владельцу «Эй, дружище, а вот Вася только что написал в твиттере, что сидит в кафе до которого тебе всего 200 метров. Хочешь подскажу как туда пройти? И еще тебе будет интересно знать, что на соседней площади проходит ярмарка.». Как-то так.

          Вспомним навигаторы с голосовым интерфейсом. Согласитесь, намного удобнее нажать кнопку, сказать «Мироносицкая, 42» и слушать подсказки по маршруту, вместо постоянного взгляда на экран.

          Удобно в одно касание переключать треки плеера с гарнитуры или тех же часов. Да и умные часы тоже штука удобная. Не нужно доставать смарт, откинул рукав — и все уведомления, события, твиты, апдейты и даже текущее время уже перед тобой.

          Еще хочется приплести SIRI и Google Glass как попытку найти новый способ взаимодействия с техникой и получения нужной информации ненавязчиво, на лету.

          Резюмируя, если девайс будет с тобой интуитивно общаться, подсказывая, помогая, отвечая в нужный момент незавязчиво и в тему, то не важно, будет он размером с монету и вшит под кожу, или весом 200 грамм и прикреплен к поясу. Миниатюризация рулит, конечно, но это не самое важное свойство гаджетов, не тот вектор развития, на котором следует фокусировать НТП.

          Простите, немного сумбурно.
          • –2
            Вживляемые в тело гаджеты излишни, на мой взгляд. Продукт фантастов прошлого века. Намного более перспективно выглядят те же контактные линзы-дисплей (или вовсе какое-нибудь нано-напыление на глаз) + беспроводная связь с тем же смартфоном + управление жестами\голосом\мыслями.
            Получаем отсутствие необходимости «вскрывать» тело (впрочем, судя по наличию пирсинга это много кого не беспокоит) + возможность комфортной коммуникации без лишних действий.

            Закачивать информацию в мозг – а зачем? Данные можно хранить на том же смартфоне (при наличии линзы-дисплея и беспроводных интерфейсов смартфон уже сейчас, теоретически, ужимается в маленькую коробочку\браслет\брошку) и моментально получать к ним доступ в нужный момент.
            Закачивать данные для обучения? Опять же, при наличии постоянного мгновенного доступа к Сети, любые навыки могут быть получены в виде инструкций в нужный момент.

            Это, конечно, не поможет научиться махать руками\ногами аки Нео, но и простая загрузка в мозг всех приёмов Кунг-Фу не позволит вам ничего сделать без физических тренировок.

            В общем, для каких-то специфических задач, возможно, нужны будут импланты, но для повседневной жизни, имхо, удобнее и проще мой вариант.
            • 0
              Вот что может получиться в итоге ;)
              Plurality
              • +1
                Здóрово жить в такое интересное время. Сначала информационные технологии обосновались на наших столах, оттуда прыгнули в наши карманы и вот-вот начнут проникать под кожу. А там и до оцифровки личности недалеко… :)
                Но, мне кажется, такое экстремальное сращивание тела с технологиями никогда не станет массовым явлением. Какие бы выгоды не сулила имплантируемая электроника, она всегда останентся уделом гиков и тех, кому она будет полезна по службе и медицинским показаниям.
                Скорее всего, массовый рынок мобильных устройств пойдет по другому пути. Самая большая проблема нынешних технологий именно в том, что они постоянно требуют нашего времени и внимания, необходимости анализировать множество источников данных. И наиболее естественным решением мне кажется непрерывный анализ интересов и потребностей владельца гаджета с последующим автоматизированным решением большинства простых коммуникационных и навигационных задач. Ведь вместо многих часов, потраченных на общение с девайсом, гораздо приятней несколько раз в день получать от него отфильтрованное резюме примерно такого вида: “Поездку в Шанхай лучше отложить на неделю из-за неблагоприятного прогноза погоды. Пришли комментарии по текущему проекту, добавлены в список задач. Звонил Женя, хотел встретится на днях, рекомендую вечер среды. Подтвердить? Домой лучше выехать в течение часа, иначе есть риск попасть в пробку из-за праздничной демонстрации, посвященной 75-летию В. В. Путина”.
                • 0
                  > она всегда останентся уделом гиков и тех, кому она будет полезна по службе и медицинским показаниям.

                  Ровно до тех пор, пока такие улучшения не будут давать ощутимые плюшки (вроде эйдетической памяти, или увеличения силы). А там сменится 1-2 поколения — и уже на «обычных» людей будут смотреть как на ретроградов.
                  • 0
                    Сомневаюсь, что имплантируемую электронику ждет массовый успех, пока хирургические методы будут единственным методом ее внедрения. Обыватель готов лечь под скальпель ради иллюзии молодости, но не ради того, чтобы раздавать лайки усилием мысли или цитировать наизусть целые книги. Отношение может изменить, например, нанотехнологическая сборка нужных компонентов прямо в организме.
                    • 0
                      Зачем скальпель, чай не 19 век на дворе :)
                      Уже сейчас подкожные импланты ставят простым уколом. А еще в арсенале есть малоинвазивные методы, вроде лапароскопии.
                      Насчет нанотехнологий — да, я уже давно говорил — это прямо таки серебряная пуля, и с развитием МЭМС можно будет ставить импланты, например, путем распыления специального назального спрея и последующей их сборки на месте.
                      • 0
                        На мой взгляд, вы упускаете два момента:

                        1. Влияние социума. Тут как с пирсингом, с одной стороны — болезненно, требует ухода, не имеет практического значения; с другой — это модно. И для многих упомянутых вами обывателей возможность иметь популярную «фичу» перевешивает все недостатки.
                        2. Медицина не стоит на месте. На мой взгляд, в идее хирургического вмешательства людей больше всего отталкивает не сам факт того, что кто-то в тебя лезет руками, а потенциальные проблемы: неприятный период заживления, возня со швами, шрамы, отторжения тканей, боязнь, что «отрежут лишнего», осложнения и так далее. Чем меньше таких факторов — тем спокойней человек будет относиться к процедуре.

                        А теперь представьте, что процедура вживления девайса выглядит как здесь, только цивилизованней: вас сажают в кресло, брызгают на шею анестетиком, делают крошечный разрез лазером, вставляют чип, который самостоятельно углубляется в тело и подсоединяется к мозгу, и закрывают рану гелем, стимулирующим регенерацию кожи без образования шрамов, итого — пара минут на все про все.

                        Еще пять минут на калибровку, пара дней легкого головокружения, и вам доступны все прелести кибернетизации: вы можете в любой момент получить доступ к любой информации, вам больше не нужно носить с собой банковскую карту, а ваша машина теперь может «узнать» вас без ключа, и во время поездки предоставлять всю информацию об окружающем мире, которой владеет, в наиболее доступной форме. Написать письмо или заказать билет на самолет, просто подумав об этом? Пожалуйста. Писать код или читать книгу, просто лежа с закрытыми глазами на пляже? Легче легкого.

                        И для получения всех этих возможностей нужно лишь вытерпеть небольшую процедуру. Кто откажется?
                        • 0
                          Разве только такой метод, простой, быстрый и безболезненный и будет иметь коммерческий успех. Хотя на нынешнем уровне развития технологий он кажется мне намного большей фантастикой, чем сама реализация интерфейса мозг-компьютер. :)
                  • +1
                    Я бы слегка поправил: тело не как гаджет (обычно мы называем гаджетом отдельное, небольшое и специализированное устройство и подразумеваем, что у пользователя их множество для разных целей — хотя такой подход к телу тоже когда-нибудь станет реальностью, но это потом), а как платформа, для администрирования которой применяются различные аппаратные и программные средства, и чем далее, тем более функциональные.

                    Также, когда мы говорим о миниатюризации, необходимо различать миниатюризацию интерфейсов (экранов, клавиш и т. д.) и функционала, который их обеспечивает. Полнофункциональный смартфон нет смысла делать с экраном в 1 дюйм, зато в таком форм-факторе можно сделать какие-нибудь умные часы, или если его еще уменьшить — «умный ноготь» или «кольцо», которое может вообще выполнять только одну функцию, зато с помощью телефона это будет гораздо менее удобно. Если же «экран» и прочие компоненты расположить по-другому, получатся очки — тоже особый гаджет с функциями, в некотором роде уникальными. Таким образом, мы уже сейчас видим «расползание» функционала когда-то единого устройства — ПК или смартфона — по нишам, по мере встраивания различных устройств в те или иные естественные интерфейсы.

                    Если же пойти в миниатюризации еще дальше, разнообразие будет еще больше нарастать. Причем ограничения чисто вычислительной производительности здесь не помеха. Сенсор будет замечательно выполнять функцию контроля за тем или иным компонентом организма, передавая данные с какой-нибудь килогерцевой частотой, а у нейронов она еще меньше. Если, в конечном итоге, в клетку можно встроить некий нанокомпьютер с каким-то активным функционалом, позволяющим этой клеткой управлять, ему вовсе не обязательно тягаться с новейшими десктопными или суперкомпьютерными процессорами, чтобы выполнять какие-то полезные и невозможные ранее функции. Хотя в принципе такой девайс может выполнять и миллиарды операций за секунду — если его грамотно спроектировать. и тогда миллиарды подобных девайсов будут быстро строить масштабные и сложные структуры типа тех же человеческих тел, в каком-то отдаленном будущем. Но и сегодняшние первые неуклюжие шаги в синтетической биологии, молекулярных вычислениях, сборке наноконструкций и микророботов — уже шаг к качественно новым возможностям для человека в администрировании собственной материальной базы.

                    В плане практики освоения возможностей самоадминистрирования мы находимся по сути в самом начале пути. Человечество в целом, методом проб и ошибок, накопило кучу практических рекомендаций по т. н. здоровому образу жизни, но даже такую элементарщину реализуют не все. Но тут приходит хайтек, смартфоны с фитнес-трекерами и т. д., и мотивация в целом повышается — об этом заботятся в том числе и разработчики приложений и сервисов. Формируются сообщества типа QS. Зачастую это люди гиковского толка, хорошо осведомленные о радикальных перспективах технологий, с высоким уровнем шока будущего; их мания контролировать собственный вес с помощью Withings или попытки автоматизировать ведение логов эмоций воспринимаются ими самими не как экзотическое хобби, а как начало большого пути к чему-то еще более впечатляющему. По сути, это как первые энтузиасты ПК, которые их программировали или даже паяли в мире бумаг и аналоговых медиа, и видели впереди нечто вроде современного интернета с обилием мощного железа и оцифровкой всего и вся.

                    Если продолжить эту аналогию, в современном интернете большинство по отношению к его технологиям — пользователи, применяющие готовые решения, от разнообразия которых у них разбегаются глаза. В то время как на заре эры ПК большинство вынуждено было быть программистами, а то и железячниками. Что нам это говорит о грядущей эре QS? Что, вероятно, нынешние сообщества активных исследователей интеграции железа и человеческого тела по мере развития этого движения профессионализируются, заметно возрастут в численности, а какие-то приемы их деятельности скорее всего будут изучать в школах. Большинство же пользователей получат не просто готовые приложения, а целые комплексные сервисы от «провайдеров» — время покажет, как будут взаимодействовать те, кто сегодня претендует на их роль — медики, тренеры, различного рода консультанты и т. д., и к чему вообще сведется процесс, так сказать, самоапдейта и самоапгрейда для мейнстримного пользователя из развитого в этом плане общества.

                    Пока же я вижу впереди огромную и практически неосвоенную нишу для стартапов. Именно в решениях, позволяющих практике QS вырваться из гик-кругов в мейнстрим (подобные приложения уже осваивают любители фитнеса из тех, кто весьма равнодушен к ИТ), зарыто самое жирное бабло. Подобное когда-то происходило с ПК и мобильными телефонами, когда они устремились к миллионам профессионалов, типа банковских менеджеров, и любителей, типа геймеров. Здесь тоже идет наступление по нишам: для М и Ж, для больных и здоровых и т. д. Нужно пробовать, исследовать различные сегменты рынка, психологию их представителей, и тогда прогнозы о том, будто подобные технологии никогда не станут массовыми, займут свое место в ряду «компьютеров весом не больше полутора тонн» и прочего техноскептицизма из прошлого.

                    Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                    Самое читаемое