Пользователь
0,0
рейтинг
24 сентября 2012 в 21:20

Ответы Николая Горькавого

Добрый день. Представляем читателям Хабра ответы Николая Горькавого на вопросы озвученные в интервью с ним.

Вопросы и ответы


DartRaven:
В книге как-то очень легко, с пол-пинка решен вопрос с обеспечением человечества энергией. Как вы думаете, нечто подобное действительно возможно? То есть, технология, позволяющая без (видимых) последствий и затрат ресурсов обеспечивать необходимые мощности?

Николай Горькавый:
Если учесть, что открытие практически бесконечного источника энергии я отнес на середину 23 века, то имеет право и совершенно противоположная точка зрения: «в книге утверждается, что вопрос с обеспечением человечества энергии будет решаться медленно и трудно, в течение сотен лет...» Профессор Лвин полжизни убил на свой напряжометер, королева лишь помогла ему на финальной стадии.
Насчет реальности такого энергетического скачка. Я считаю, что это вполне возможно. Посудите сами: согласно господствующим космологическим взглядам, 96% энергии (вещества) нашего мира содержится в непонятных пока темных формах. Почему бы не предположить, что рано или поздно мы научимся использовать эти формы энергии? Никаких принципиальных ограничений на это нет. Можно ссылаться на то, что эти темные формы рассеянны и трудно извлекаемы, но это чисто техническая трудность. Причем она вполне может быть преодолима, потому что я лично считаю, что эти 96% — это просто квази-классическая интерпретация поверхностного слоя гораздо более глубокого океана энергии. Раньше тоже считалось, что энергия горячей болванки при остывании стремится к нулю. А потом открыли ещё и эмце-квадрат…

elfuegobiz:
Николай Николаевич, добрый день. Скажите, а почему вы считаете, что ИИ сможет творить? Ведь любой акт творчества, как результат таланта, подразумевает наличие дара, искры Божьей. Вы считаете, что ИИ также получит Божью искру, или вы смотрите на это с позиции атеиста?

Николай Горькавый:
Конечно, я атеист, как и 95% учёных нашей планеты. Для объяснения этого мира учёные не используют гипотезу о боге. Но и оставшиеся 5% никогда не скажут, глядя на предмет своего изучения – на спектры звезд или деление клетки – «это результат божественного вмешательства». Это не ответ, это уход от ответа.

Чтобы осмысленно рассуждать на тему творчества, надо определить – а что же такое творчество? Определение «творчество – это результат таланта» ничего не дает, потому что это де-факто тавтология, самоопределение («талант – это дар, позволяющий творить»).

Разделим творчество на две части – научное и художественное. Я не вижу никаких причин полагать, что будущий ИИ не будет способен на творческие научные прорывы, даже самого высокого полета, вроде общей теории относительности. Да он будет успешнее Эйнштейна! Переберёт все варианты релятивистской теории гравитации и смело предложит единственно правильный. Без всякого человеческого сомнения и божественного искрения.

Естественно, художественное творчество, тесно завязанное на такие сугубо человеческие чувства и способности, как любовь, ревность и похмелье, может оказаться вне поля деятельности ИИ. Ну и пусть, зачем же отнимать у человека его любимые способы самовыражения? Но я подозреваю, что издатель научит «электронного писателя» так ловко имитировать человеческие чувства, что массовый читатель всё примет на веру и обрыдается…

tick:
В третьей Астровитянке вы выдвинули лозунг «Вся власть учёным!». Нужна ли сейчас учёным своя политическая партия? И есть ли корреляция между успехом в науке и политическим предпочтениями?

Николай Горькавый:
Где, где я сказал такую глупость как «Вся власть учёным»?! Процитируйте, чтобы я вычистил это место в новой редакции.

Привожу отрывок (из третьей книги), который показывает, что всё, что требует учёное сообщество – 1% оборота от продаваемой в мире наукоёмкой продукции. И вся «власть» учёных распространяется лишь на их научное сообщество, на их «профсоюз».

«Мы учреждаем Независимую академию наук — общемировую организацию учёных, независимую от политики государств и корысти олигархов.
Мы исходим из самоочевидной истины, что все творцы равны и наделены определёнными неотчуждаемыми правами на свои творения. Мы не хотим привилегий для учёных, мы требуем для учёных справедливости.
Коллективным собственником Академии и её результатов будут сами учёные. На результаты интеллектуального труда должны распространяться общепризнанные авторские права.
Мы провозглашаем принцип открытого авторского права: все достижения Независимой академии наук будут открыты для творческого и коммерческого использования всеми желающими без каких-либо разрешений и согласований. Но производители и продавцы коммерчески распространяемых изделий, созданных на основе работ сотрудников Академии, должны перечислять ей научный сбор: 1% от стоимости изделия.»


Вы же не говорите, что Союз писателей хочет захватить власть над миром? Всё, что хочется – чтобы учёные имели такие же права на свою интеллектуальную собственность, как и писатели.
А это отрывок, который просто отвечает на Ваш вопрос про учёных и власть:

«Тим был одет в свободную рубашку и летние светлые брюки. В его лице уже проступала пожилая худоба, но он, как всегда, был раскован и дотошен:
— Некоторые эксперты называют политическое устройство Гринвич-Сити новой ноократией, другие — прообразом общества, где всю власть захватили коварные учёные.
Королева Никки усмехнулась:
— Глупости. Власть должна быть водопроводчиком в обществе. Правители или менеджеры должны не властвовать над думами и жизнями, а обеспечивать подвод ресурсов и отвод отбросов. Заставлять учёных управлять государством – значит не уважать их и подвергать риску дисквалификации как учёных и как интеллектуалов.»


Я не думаю, что ученые должны иметь свою партию. Она будет обречена на хроническое меньшинство. Что же касается политических предпочтений учёных, то давно доказано, что с ростом образованности люди тяготеют к демократическим принципам в политике. Так что в среднем, чем крупнее учёный, тем он демократичнее — и в личном общении, и в политическом выборе. Вот мелкие фраера могут отличаться одновременно и высокомерием к ближнему, и пылкой любовью к вышестоящему начальству.

ilya42:
Николай, у меня два вопроса:
Как по вашему, насколько близко подошли к уровню Великого Инки такие проекты как Apple Siri и IBM Watson? Это только первые шаги, или можно сказать, что хотя бы полпути пройдено?
Видите ли вы хоть какие-то перспективы для развития педагогики до появления достаточно мощного искусственного интеллекта, доступного каждому? Сейчас даже в экономически развитых странах профессия учителя не очень престижна и прибыльна, а потребность в качественном образовании и воспитании всё выше. Как заставить общество уделять больше внимания школам, а не развлечениям и войнам?

Николай Горькавый:
Я думаю, что эти первые искусственные интеллекты пока только первые шаги. Ну или 10% пути. Пока разговаривать с человеком на равных они не могут, равно как и иметь сопоставимые способности по качественному анализу информации. Но направление выбрано верное, и нынешняя молодежь наверняка будет жить в эпоху Великого Инки.

Педагогика нужна и будет нужна все время — ведь как развитым, так и развивающимся государствам нужны умные специалисты – это их главный источник доходов. К сожалению, расслоение по уровню жизни вызвало и расслоение по уровню школ. В США есть школы, сопоставимые по плате за обучение с университетами – десятки тысяч долларов в год. Я уверен, что там учителя получают превосходную зарплату. Но есть и бесплатные массовые школы с очень средним уровнем обучения и с очень средними зарплатами учителей. Конечно, искусственный интеллект вызовет всплеск школьного образования и значительное выравнивание условий для образования людей из разных слоёв. И это будет хорошо. Потому что сейчас ни в одной стране нет единого общества. Есть богатые люди, которые уделяют школьному воспитанию своих детей огромное внимание (хорошая школа вызывает вокруг себя всплеск стоимости недвижимости — все обеспеченные хотят туда переехать), а есть бедные, которые могут дать своим детям лишь то, что могут. И есть государство, которое пытается достичь какого-то соглашения со всеми сторонами, но как только оно пытается взять у богатых побольше денег для школ бедных, то терпит крах и отступает. И опять таки – развлечениям предается не общество, а конкретные люди (обычно бедные и необразованные), просиживающие вечера за убогим телевизором (просто невозможно смотреть то, что ныне показывают), вместо того чтобы прочитать что-то и стать кем-то. Как заставить их встать с дивана? Никак, надо спасать детей. А как вы думаете, почему я пишу именно детские и подростковые книжки?
webRunes @webRunes
карма
23,2
рейтинг 0,0
Реклама помогает поддерживать и развивать наши сервисы

Подробнее
Реклама

Самое читаемое

Комментарии (8)

  • +4
    Спасибо за интервью, очень интересно. В финале

    >… люди (обычно бедные и необразованные), просиживающие вечера за
    > убогим телевизором (просто невозможно смотреть то, что ныне показывают),
    > вместо того чтобы прочитать что-то и стать кем-то. Как заставить их встать с
    > дивана? Никак, надо спасать детей.

    почему-то напомнило «Гадкие лебеди» Стругацких.
  • 0
    «Коллективным собственником Академии и её результатов будут сами учёные.» — что-то не очень веселая перспектива в свете последних копирастских войн
    • 0
      или веселая, но не быстрая
    • +1
      Дык, вроде, учёные в копирастных войнах пока не замешаны. По крайней мере, в явном виде.
      • 0
        Например математики которые придумали что-то толковое вроде доказательства БТФ всегда безвозмездно выставляют свои работы на суд широкой публики. Никто из математиков никогда не скажет: «Я нашел доказательство, но у меня на него патент, так что фиг вам! А ещё у меня патент на квадратный корень, так что если выпускайте учебники математики то только со ссылками на моё доказательство (само доказательство не публиковать!) и на квадратные корни тоже»
        • +1
          Угу. Однако, доступ к специализированным научным ресурсам в отдельных областях (был?) ограниченным и довольно сильно платным. Ещё несколько лет назад в медицине без денег было хрен чего найдёшь. Как сейчас не знаю, может и полегчало.

          Про «не публиковать» — это вы сгоряча :). Патентные базы доступны. Тут надо — «не использовать» в своих доказательствах :).
          • 0
            У математиков есть бесплатный arxiv.org/. Там много сильных работ, кстати там же есть и работы Перельмана — того самого :) Есть конечно и платные журналы, но авторы-математики там как правило не получают за статьи ни копейки, кроме может быть знаменитостей типа Майка Громова или того же Перельмана. По крайней мере я как-то печатался в ROSE — получил только эл. копию статьи по почте, и всё. Мои знакомые, которые печатались в различных журналах, тоже получили только «спасибо за вклад в науку» и никаких денег. Может нам всем конечно не повезло, и другие математики зарабатывают своими доказательствами огромные деньги… но как-то сомнительно.

            > «не использовать» в своих доказательствах
            Прикольно. Запатентую пожалуй нормальные подгруппы. И все кто использует их в своих доказательствах (а это практически вся алгебра) — мне автоматически должны. Или нет! Лучше запатентую множество. Тогда вообще все мне должны, абсолютно. Маразм, маразм…
            • +1
              >Может нам всем конечно не повезло, и другие математики зарабатывают своими доказательствами огромные деньги… но как-то сомнительно.

              Не, о зарабатывании денег публикациями в научных журналал я не слышал и в более других областях науки. В научно-популярных, разве что.

              >Или нет! Лучше запатентую множество. Тогда вообще все мне должны, абсолютно. Маразм, маразм…

              Ну, всё-таки множество ни кто запатентовать по идее не должен смочь. Только что-то неизвестное и не обнародованное ранее. Но, в принципе, чем по сути идея «двойного клика мышью» (или прямоугольника с экраном со скруглёнными углами) отличается от идеи доказательства БТФ? Разве что тем, что патентовать доказательство бесполезно почти со всех точек зрения :)

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.