Пользователь
0,3
рейтинг
22 ноября 2012 в 05:37

Р. Курцвейл – Как создать разум (“How to create a mind”). Краткий обзор книги



Рэй Курцвайл (Ray Kurzweil) – довольно интересная личность. Начать хотя бы с того, что он первым в 1965 году придумал делать музыкальные синтезаторы. Он в свое время получил целую серию наград за свои изобретения в различных областях, опубликовал несколько книг (The age of intelligent machines — 1990, The 10% solution for a healthy life -1993, the age of spiritual machines – 1998, The singularity is near — 2005), снял фильм и даже основал (вместе с Google и NASA) Singularity University. Так что когда появилась информация, что он выпускает новую книгу о том, как cделать мозг (How to create a mind – the secrets of human thought revealed), — я тут же сделал предзаказ.

А для тех, кто сомневается, стоит ли покупать и для всех интересующихся предлагаю этакий обзор: а что же именно хотел сказать автор?



В книге 11 глав + эпилог всего на 321 страницах, так что для тех, кто знаком с английским (а Рэй любит и знает английский язык :) ), знакомство с книгой не займет много времени, вполне можно освоить за выходные.

Когда я делал предзаказ, я почти был уверен, что получу мануал, где будет подробно расписано, как, собственно, сделать разум и захватить мир. Реальность, как водится, ввела свои коррективы. Оказалось, что книга в основном представляет этакий экскурс в историю философии вообще и вычислительной техники в частности. Собственно методам, используемым Рэем в его проектах (таким как, например, проект по распознаванию речи), отведена всего одна глава. До этого – в основном история, как к этим методам пришли, после этого – почему именно эти методы нужно воспринимать как рецепт создания разума.

Итак, пройдемся по главам: введение и первые две главы (“Мысленные эксперименты над миром” и “Мысленные эксперименты над мышлением”) в лучших традициях “начинания издалека” повествуют о том, как человеческая мысль развивалась и какие изобретения были сделаны на кончике пера. Любителям истории будет интересно, для всех остальных – познавательно. Правда уже во второй главе он акцентирует внимание на принципиальных моментах, на которых будет строиться дальнейшая теория “мыслетворения”:

— “… наши воспоминания последовательны по своей природе. Они могут быть воспроизведены в том же порядке, что и запомнены. Мы не можем получить прямой доступ к воспоминаниям в произвольном порядке.”
— “В мозгу нет картинок, видео или звуков. Все наши воспоминания хранятся как последовательности паттернов (тут я даже не знаю какое слово правильно бы передало смысл). Неиспользуемые воспоминания угасают со временем.”
— “Мы можем распознать объект даже по его части (зрение, слух, осязание) и даже если объект подвергся значительным изменениям. Наше восприятие обладает способностью выделять характеристики, неподверженные изменениям в реальном мире.”
— “Наше сознательное восприятие на самом деле зависит от того, как мы думаем в данный момент. Т.е. наш мозг постоянно предсказывает, что должно случиться в следующий момент, и что мы должны почувствовать. Это ожидание и влияет на наше восприятие.”
— “Наша память – не список из тысячи запомненных действий, а скорее каждое из наших запомненных действий есть тщательно разработанная иерархия вложенных действий. Та же самая иерархичность проявляется и в нашей способности распозновать объекты и ситуации.”

Читая это, у меня было чувство, что где-то я это уже видел. Ну да, конечно – Джеф Хоккинс (Jeff Hawkins), On Intelligence. Оч советую, кстати. Собственно, это и есть набор неких требований собранных вместе, которые изобретатели искусственного интеллекта и пытаются воплотить в своих творениях.

И вот мы плавно подошли к третьей главе: модель неокортекса – теория мышления на основе распознавания паттернов. Глава начинается с довольно интересной оценки возможностей неокортекса (коры головного мозга) на основе количества нейронов, нейронных колонн и 100’000 “кусочков знания”. Не знаю откуда у него такая информация, но расчет примерно таков: Каспаров выучил 100’000 шахматных позиций, Шекспир сочинял используя 100’000 языковых конструкций, типичный медицинский специалист знает около 100’000 концепций, и если учесть, что многие концепции хранятся в избытке (100 к 1, как он утверждает), то человеческий мозг может выучить 10 млн паттернов. Но путем нехитрых утверждений он и это число доводит до 300 млн. А это совпадает с количеством “элементарных распознавателей”, которые он оценивает как состоящих из примерно 100 нейронов каждый (всего в неокортексе 30 млрд нейронов: 500 000 кортикальных колонн по 60’000 нейронов в каждой). Дает он эти оценки без ссылок, так что смотрится это очень притянуто, но красиво. Ну и понятно, что элементарный распознаватель это перцептрон с весовыми коэффициентами и все организовано в иерархическую нейронную сеть. И всю главу он рассуждает о роли паттернов и их распознавателей, как они друг с другом связаны и друг на друга влияют, заканчивая упоминанием о своей разработке распознавателя голоса на основе иерархических скрытых моделей Маркова: подход вроде как работает.
Кратко всю главу можно описать так: паттерны -> элементарные распознаватели -> неокортекс -> Profit.

Четвертая глава уже начала приносить сюрпризы. Описывая биологию неокортекса, он ссылается на Blue Brain Project и на слова его создателя, Генри Маркрама (Henry Markram), о найденых группах нейронов, в которых синаптические связи и их свойства хорошо предсказуемы и неслучайны. Причем сам Маркрам отводит им роль элементов врожденной памяти, а Курцвейл – роль тех самых “элементарных распознавателей” (в этих группах же как раз около 100 нейронов). Дальше в этой главе идет про 3-мерную магистраль данных, идущую через весь неокортекс, открытую в марте этого года, про нейропластичность, обеспечиваемую единым методом обработки сигналов во всем неокортексе и про возможную роль dendritic spines в обучении.

Пятая глава полностью посвящена “старому” мозгу, тому что не неокортекс. Пути сенсорной информации, роль таламуса, что такое гиппокамп, роль допамина и серотонина для страха и удовольствия, в общем то, что мы обсуждали. Интересно, но очень сжато. В качестве вывода к главе – для задач, описанных выше, нам вовсе незачем изучать старый мозг. Что ж, ему виднее.

Глава шестая – короткая глава о человеческих способностях, креативности и любви. На самом деле ни о чем. Хотите узнать интересное – читайте AlexeyR.

И вот к седьмой главе мы, наконец, пришли к заявленному в названии: цифровой неокортекс из биологического. Много из истории компьютерного моделирования мозга, откуда есть пошли нейронные сети, роль классификаторов и скрытых моделей Маркова, немного про генетические алгоритмы и как их стоит применять, чуток про Lisp и Джефа Хокинза. Много про Watson и Jeopardy!, но не как он работает (про это чуть-чуть совсем), а как это круто и важно! Целый раздел “Стратегия создания мозга”, в котором кратко резюмируются методы и как их стоит применять и чего еще было бы неплохо добавить. Очень описательная глава, практически никакой конкретики.

Глава 8 – Мозг как компьютер. Глава о Тюринге, фон Неймане и Беббидже. В общем-то мне это еще в школе на информатике рассказывали. А вам?

И дальше начинается философия: глава 9 – мысленные эксперименты с мозгом. Тут мы узнаем, что такое сознание через примеры с зомби и квалией, про Пенроуза с его квантовой теорией сознания (Рэй его не одобряет), про веру, разницу восприятий мира восточными и западными людьми, свободу воли, детерминированность/предсказуемость жизни, клонирование сознания. Очень интересные темы для цивилизованной беседы в кругу друзей, но заявленная-то тема была про создание мозга, а не как этот мозг впишется в нашу реальность.

10 глава в этой книге добавлена исключительно потому, что Рэй очень любит делать прогнозы :). Она так и называется – закон экспоненциального роста технологий (в вольном переводе). И обсуждает он свои старые прогнозы из книги The singularity is near.

Ну и глава 11 наконец – возражения, т.е. что говорят другие люди по поводу его подхода. И большая часть главы посвящена Полу Аллену. Да, тому самому. У них давний междусобойчик. Пол оказался неправ со всех сторон.

Вот такая вот книжка. Очень художественная. Практическая ценность, особенно для тех, кто, например, прошел онлайн курс ИИ в Стэнфорде, стремится к нулю, но для общего развития в качестве книжки перед сном – вполне.
@netmaxed
карма
79,0
рейтинг 0,3
Реклама помогает поддерживать и развивать наши сервисы

Подробнее
Реклама

Самое читаемое

Комментарии (53)

  • 0
    Не смог нагуглить. В Москве печатный вариант можно купить?
    • 0
      без понятия, если честно. Выпускают Barnes & Noble, а кто у них представитель в России я не знаю.
  • 0
    Насколько сложен язык? По сравнению, например, с Ритхером?
    • +1
      а кто такой Ритхер и что он написал?
      могу привести кусочек текста для примера:
      The Australian philosopher David Chalmers has coined the term «the hard problem of consciousness» to describe the difficulty of pinning down this essentially indescribable concept. Sometimes a brief phrase encapsulates an entire school of thought so well that it becomes emblematic (for example, Hannah Arendt's «the banality of evil»). Chalmers's famous formulation accomplishes this very well.
      • 0
        Спасибо за пример, в принципе читабельно.
        А Ритхер — это культовый автор по разработке под Windows.
        • 0
          буду знать, спасибо :)
          • +1
            Тогда имейте в виду, что не Ритхер, а Рихтер (если что :))
  • +1
    > первым в 1965 году придумал делать музыкальные синтезаторы

    А как же терменвокс?
    • 0
      есть много музыкальных инструментов. но насколько я знаю, синтезатор в его нынешнем виде придумал именно Рэй.
      • +1
        Первый синтезатор Курцвейл сделал в 1984 году. А «синтезатор в его нынешнем виде» — это вообще неопределённое понятие, примерно как «струнный инструмент в его нынешнем виде» или «духовой инструмент в его нынешнем виде».
    • 0
      Синтезатор — электромузыкальный инструмент, но не всякий электромузыкальный инструмент является синтезатором.
      • +1
        В любом случае, Курцвейл не придумывал никакого синтезатора в 1965 году.
        • 0
          Может и придумал, кто его знает, но это был не первый синтезатор, факт.
          Под первый подходит Теларомониум, под первый промышленный — Хаммонд. (подсмотрел тут)
        • +1
          В 1965 году Курцвейл (в возрасте 17 лет), НЯП, сделал не синтезатор, а программу-композитор, произведение которой представил на ТВ-шоу типа «народный талант», где публике задавался вопрос, в чем тут фишка. А собственно синтезатор K250 — 1983 год.
          • 0
            окей, буду знать :)
  • +3
    Рихтер, а не Ритхер
  • –2
    “В мозгу нет картинок, видео или звуков. Все наши воспоминания хранятся как последовательности паттернов (тут я даже не знаю какое слово правильно бы передало смысл). Неиспользуемые воспоминания угасают со временем.”

    «Паттерны» в понимании автора — это видимо просто понятия, связанные со словами.

    Бредово как-то, вы уж извините. В учебника по психологии пишут, что человек думает словами, и хранит воспоминания в виде понятий-слов. Действительно в основном мозг думает словами. Но вот, что там нет «картинок, видео и звуков» — странно. Вы можете «создать» образ объекта в голове, а потом изменить его, представив, что он поворачивается? Если так, то человек может думать картинками, а также хранить их.
    • 0
      В каком таком учебнике по психологии? Чем человек думал до возникновения слов? Это не так, человек не думает словами, хотя к ним может привязыватся мышление, особенно учитывая его ассоциативную природу.
    • 0
      В статье речь об образах (паттернах). Человек мыслит образами. Образ — это некая сущность, связанная ассоциациями (отношениями, не только дуальными) с другими образами. Образ не обязательно связан с символом (словом).

      Слово позволяет передавать образы между людьми, но для мышления слово не обязательно. А далее можно начать спорить что есть мышление и то что мышление словами сделало человека разумным, но это все уже не о том.

      Есть образное мышление, есть логическое и еще много-много других «алгебр». Некоторые «алгебры» человек сам себе выдумал, другим обучился сам, а третьи получил от социума через «слова».
      • 0
        Так на каком основании автор утверждает, что «в мозгу нет картинок, видео или звуков»? В смысле их буквально там нет, на физическом уровне? Да, в таком случае нет.
  • 0
    > Мы не можем получить прямой доступ к воспоминаниям в произвольном порядке

    Круцвел таблицу умножения не помнит?
    Доступ к нашим знаниям имеет прямой доступ. И отчасти я соглашусь с Курцвелом, последовательным доступом можно записать значительно больше данных на том же «железе», даже у нас в мозгу. Но это никак не подтверждает отсутствие прямого доступа, которые тоже есть: Стимул — Реакция — это и есть прямой доступ.

    А он знает что есть аппаратная реализация ассоциативной памяти? И даже аппаратная реализация баз данных, например в знаменитом японском проекте компьютера пятого поколения?
    • 0
      он приводит пример, что вы не можете воспроизести алфавит в обратном порядке с той же легкостью, что и в прямом.
      а если вы потратите время и запомните его в обратном порядке, то этот кусочек знания будет помниться уже в других ячейках памяти.
      а что за знаменитый проект японского компьютера?
      • 0
        Я подтверждаю, что у нас есть последовательная память. И могу привести множество примеров подтверждающих этот факт. Но то что мы сходу слово не можем произнести в обратном порядке не говорит о том, что у нас нет памяти с прямым доступом. Я настаиваю на том, что есть и привожу пример: стимул-реакция. Если бы входной вектор последовательно сопоставлялся с массивом допустимых реакций человечество давно бы съели.

        Компьютеры пятого поколения, проект 80х, попытка отойти от архитектуры Фон-Неймана. В основе «ассемблера» язык логического программирования ПРОЛОГ.
        • 0
          а разве стимул-реакция не есть пример последовательной памяти?
          а входной вектор, по словам Рэя, сопоставляется в 300 млн обработчиков именно что одновременно, но эир не память, а способ обработки информации.
          я, кстати, согласен, что подход Рэя очень упрощен и вряд ли приведет к полноценному ИИ, что мы и имеем в виде сложностей при создании более-менее интеллектуальных систем.
          • +1
            > а разве стимул-реакция не есть пример последовательной памяти?

            Скажем, последовательная память собирается в цепочку из таких пар образных ассоциаций, но доступ к началу многих ценных цепочек произвольный. Да это дорого, но в некоторых случаях окупается.

            > но эир не память, а способ обработки информации

            Если далее развивать эту мысль, то можно обнаружить, что памяти вовсе нет, а есть лишь обработка информации.
            • 0
              и это очень правильный вывод, мне кажется.
  • –1
    > Мы можем распознать объект даже по его части

    А это и есть ассоциативная память с прямым доступом, кстати.
  • 0
    > 500 млн кортикальных колонн по 60’000 нейронов в каждой

    Получается, что нейронов 30е12 ??? Насколько я знаю, в коре лишь 15е9. Скорее всего перевод кривой, я даже не могу предположить что Курцвел этого не знает.

    Мне больше нравится гипотеза, что каждая кортикальная колонка может хранить один концепт с прямым доступом. А уже к этому концепту последовательно может цепляться много информации. Таким образом, 100 тыс независимых концептом максимум можно хранить в одном мозгу.
    • 0
      упс. моя ошибочка. 500 000, конечно же.
      Спасибо. Исправил.
  • –1
    > Наше сознательное восприятие на самом деле зависит от того, как мы думаем в данный момент

    А еще под каким углом смотрим, каким глазом смотрим, и даже на каком боку лежим.
    • 0
      да
  • 0
    Почему многие пишут книги о том как делать крутые вещи, но крутых вещей почему-то при этом не появляется?
    • +1
      это очень верное замечание.
      наверное потому, что если бы они знали как, то уже делали бы :)
    • 0
      Почему, вполне себе появляются, может конечно не такие крутые, но появляются.
  • +1
    По всей видимости доверять нейрофизиологической составляющей книги не очень стоит. Память может преподнести нам еще не один сюрприз.
    В частности, следующая цитата с одной стороны логична, с другой вызывает сомнения:
    — “В мозгу нет картинок, видео или звуков. Все наши воспоминания хранятся как последовательности паттернов (тут я даже не знаю какое слово правильно бы передало смысл). Неиспользуемые воспоминания угасают со временем.”

    В частности, у Сакса в «Человек, который принял жену за шляпу» приводится несколько примеров интересных пациентов, у которых после небольших локальных повреждений в голове начинала неприрывно звучать музыка, которую они слышали 60 лет назад, да так громко и отчётливо, что те принимали её за радио и пытались поначалу это радио найти.
    Отсюда можно сделать несколько выводов:
    1) Да сейчас есть исследования, что глия «затирает» давно не использующиеся синапсы. Но, по всей видимости, не везде и не всегда.
    2) Вопрос о том, в каком виде сохранены аудиозаписи открыт. И еще. По всей видимости одну и ту же информацию разные люди могут запомнить по разному. Один запомнит картину как набор символов — дом, собака, женщина, а другой — как графический объект (см. тему латеральности).
    • 0
      не могу с вами не согласиться. Действительно, теория Рэя кажется очень поверхностной.
      И да, есть множество примеров, таких как, например, «идеальная память», когда человек может вспомнить любой момент из своей жизни, которые сложно вписать в его модель. И тут сложно сказать, почему обычные люди не обладают такой возможностью: то ли это запись в долговременную память неточная, то ли долговременная память перезаписывается со временем, то ли проблема с адресацией в ней (в таких случаях, например, помогает вспомнить сопутствующие детали ситуации), то ли с выводом информации из долговременной в рабочую память. Тут есть над чем подумать. Но в первую очередь, конечно, необходимо выяснить а как же все-таки семантическая информация хранится и обрабатывается.
      Лично я думаю, что мозг старается запомнить взаимосвязанную информацию во всех областях сразу (и вспоминает, соответственно тоже), просто у разных людей немного разная эффективность запоминания/вспоминания в этих областях, а со временем те успешные области, которые человек наиболее часто тренирует и приводят его к одному из классов: визуалы, аудиалы, кинестетики…
      • 0
        про идеальную память тут случай особый. Еще дедушка Фрейд достаточно точно подметил, что когда у человека от рождения или в результате травмы происходит повреждение крупных частей мозга, то оставшаяся часть либо подхватывает функции утраченной, либо начинает работать анормально. В результате мы имеем людей-счётчиков, которые могут находить простые числа практически любой длинны, но при этом не могут сложить два числа, или не понимают смысл сказанных слов, но при этом настолько тонко ухватывают эмоциональные оттенки, что их в принципе сложно подловить на не понимании смысла. Вариаций достаточно много и все они показывают просто волшебные примеры того, на что можно заточить мозг. Но в том то и дело, что все эти сверхнормальные способности приобретаются за счёт утраты других функций.

        А вот с проигрыванием музыки в голове совсем другая история. Женщины были совершенно нормальны, просто в результате временной закупорки сосуда у них временно отключилась одна и из частей мозга и запомненные мелодии сами собой полезли наружу.

        А про визуалов и аудиалов — это да. Сейчас даже есть курсы рисования, которые в первую очередь переучивают людей при отрисовке картины мыслить символически (нос, лицо, глаз) и воспринимать увиденное, что называется, попиксельно. Удивительно, но после первых же занятий, когда человек «отучается» воспринимать изображение как набор символов, его совершенно детские рисунки превращаются в достаточно хорошие картины.

        То же самое и с аудио информацией. Такой известный термин, как «абсолютный слух», обозначает способность мозга при прослушивании аудиоинформации воспринимать её именно как набор частот и длительностей, их запоминать и ими оперировать. Т.е. «слух» не является какой то физиологической особенностью ушного тракта и его прекрасно можно тренировать.
        • 0
          осталось все это реализовать в какой-нибудь работающей модели :)
        • 0
          Сейчас даже есть курсы рисования, которые в первую очередь переучивают людей при отрисовке картины мыслить символически (нос, лицо, глаз) и воспринимать увиденное, что называется, попиксельно. Удивительно, но после первых же занятий, когда человек «отучается» воспринимать изображение как набор символов, его совершенно детские рисунки превращаются в достаточно хорошие картины.


          Моя мама — преподаватель живописи, именно такой методикой работает. Называет это Teaching your mind to see :) (школа в сша)
          • 0
            попробовал поискать — не нашел. Можете дать ссылку на какой-то ресурс или статью. Пожалуйста.
            • 0
              Ну вот тут такое очень сжатое и скорее рекламное описание…
              • 0
                Спасибо, не совсем понятно, я бы хотел представить что это в сущности такое
                • 0
                  комплекс разных техник, например вас отучают видеть объекты (нос, глаз) и учат видеть тоновые значения (tonal values), видеть цвета «глазами» а не «умом» («я знаю что забор синий и поэтому мажу его синим», тогда как он на самом деле выглядит красным в тени и его надо писать так как он выглядит), постепенно начинаешь по-другому видеть мир)… я не могу лучше объяснить, либо спрашивайте конкретно — я узнаю:)
                  • 0
                    Спасибо, это понятно. Хотел бы попробовать :)
    • 0
      Где доказательство, что аудиозапись действительно звучала, а не коротило нейроны, отвечающие за ощущение того, что она звучит?
      • +1
        судя по тому, что физически она таки нигде не звучала (другие ее не слышали, полагаю), то ваше предположение верно — что-то в голове перемкнуло и, например, случайные сигналы на входе какой-то области стали интерпретироваться (распознаваться) как эта мелодия.
        • 0
          С другой стороны, они могли этой мелодии подпевать вслух, и всё мы знаем, как может привязаться песенка и крутиться в голове, даже уже надоев.
  • 0
    Читая эту рецензию, пришел к выводу, что сингулярность в каком-то смысле уже наступила:) — с открытием чуть более года назад онлайн-курсов стэнфордского типа как принципиально нового по скорости и мощности канала не только распространения, но и производства знаний. Всего лишь два года назад обсуждение такого труда на хабре (если бы оно состоялось) носило бы куда более поверхностный, холивароподобный характер, подобно древним (2007-08 гг.) темам об ИИ.

    Интересно, выпустит ли кто-нибудь сабж в русском переводе? В настоящее время на отечественном рынке тонны лженаучной макулатуры про мозг, разум и психику, на фоне которой издатели не особо активно бросались переводить даже состоявшиеся на западе бестселлеры научпопа, как предшественник сабжа The Singularity Is Near или Abundance («Изобилие») Диамандиса и Котлера (на фоне, опять же, «изобилия» социально-экономической апокалиптики). Впрочем, в последнее время, и особенно заметно в уходящем 2012 году, ситуация меняется, о чем свидетельствует популярность в наших краях тех же стэнфордских и им подобных курсов, а также появление множества отечественных проектов научного/технического формата (по Украине: AtmAsfera, BrightClub, киевский Экспериментаниум и его чуть ранее появившийся аналог на левом берегу, Хакерспейс, краудфандинговые проекты, успехи украинских железячников типа EnableTalk или недавний День науки 10.11.12). Что дает кое-какие основания для оптимизма.
    • 0
      Технически, сингулярность, это когда технологии начнут делать технологии. Так что пока живем еще.
      • 0
        Технически технологии уже делают технологии (ключевой вопрос, как определить слово «делать»). Но сам термин «сингулярность» имеет несколько основных аспектов, среди которых потеря детализации при прогнозировании и принципиальное увеличение разнообразия среды (т. е. такое состояние, которое практически не мог бы представить себе в деталях житель более-менее отдаленного прошлого; например, современную цивилизацию — первобытный человек, современный интернет — ИТшник середины 20 века, а все то разнообразие, которое порождается эффектом сингулярности, — и мы с вами сегодня). Строго говоря, можно назвать это «квазисингулярностью», не суть важно.

        В частности, в отношении ИИ и других ИТ сингулярноподобный эффект заключается в том, что общество, которое осваивает новыми методами некие базовые знания, полученные с помощью базовых методов, начинает в процессе освоения интенсивно обмениваться этими знаниями и порождать новые такими темпами, за которыми базовым методам (в данном случае книге — с учетом темпов ее выпуска) все сложнее успевать, и более того, порождает еще более эффективные методы распространения и производства знаний (в данном случае это усовершенствованные онлайн-курсы, в изобилии размножающиеся после стэнфордского и OCW, технологии онлайн-дипломов Degreed и прочая инфраструктура) и так далее. Конкретно этот этап — когда студент сидит дома за компом и смотрит видео — конечно, не предел, хотя еще более качественный прорыв с него в, например, «глубокое обучение мозга» — дело чуть более отдаленного будущего, а в ближайшее время общество, вероятно, будет скорее разрабатывать методы обеспечения совместимости новых образовательных технологий со старыми в тех сферах, которые требуют особого внимания (медицина, практическая работа с техникой и т. д.) и модернизации закостенелых институтов. Потому я сегодня говорю о сингулярности «в каком-то смысле», а именно в плане популяризации знаний об ИИ, нейронауке и смежных с ними науках о жизни и ИТ.
  • 0
    Я тоже обратил внимание, что некоторое время назад Рэй, когда начинал заводить очередную песню про искусственный разум, говорил что-то больно похожее на идеи Джеффа нашего Хоккинза. У которого, правда, всё это описано совершенно конкретно и воплощается в жизнь в виде конкретного продукта, в то время, как Курцвейл говорит пространно и не слишком по существу и при этом не спешит ссылаться на последнего… Вот, кстати, тоже хорошая рецензия на ту же тему: www.newyorker.com/online/blogs/books/2012/11/ray-kurzweils-dubious-new-theory-of-mind.html
    • 0
      оп-па! как это я такую новость от нюменты пропустил?.. спасибо за ссылочку!
      про Рэя можно сказать, что он гораздо раньше Джефа начал область ИИ изучать, и при этом думаю у них там терки личного характера. Так что не удивительно, что один не ссылоается на другого.
      кстати, у Рэя тоже воплощается многое в реале. Например, его распознаватель голоса щас практически в основе всех утилит, работающих с голосом. Взять тот же Сири.
      Джеф более концептуален, мне кажется, у него более глубокие идеи о том, как должен работать интеллект в принципе, независимо от физического носителя, хотя основной упор, конечно, он делает на биологию. Рэй же более «американский» реалист: если это работает — не важно насколько концептуальна начинка. Хорошоий такой прикладник.
      Так что мое мнение — если уж кто и сделает сильный ИИ, то скорее Джеф, но ему надо еще больше абстрагироваться от физических принципов мозга.
      • 0
        На мой взгляд, не совсем корректно сравнивать «подходы» Рэя и Джеффа. :) В рецензии, ссылку на которую я приводил, первый подвергается достаточно жёсткой критике (при этом автор начинает с того, что признаёт Курцвейла гением. Но не совсем в той предметной области, которую он пытается описывать в своей книге).
        Действительно, на мой взгляд (и я тут совершенно согласен с вашей рецензией) его рассуждения более напоминают научно-популярный подход (красиво/поэтичная куча всего), тогда как у Д.Хоккинза всё чётко разложено по полочкам. В той же рецензии в newyourker автор справедливо указывает на то, что Р. Курцвейл, при всех своих гениальных умениях «пропихивания» весьма субъективных идей, ни в коей мере не является специалистом в области нейрологии:
        "...Ultimately Kurzweil is humbled by a challenge that has beset many a great thinker extending far beyond his field—Kurzweil doesn’t know neuroscience as well as he knows artificial intelligence, and doesn’t understand psychology as well as either. ..."
        Что касается Д.Хоккинса, то он посвятил изучению этого вопроса 30(!) лет.
        Мне его идеи и подход представляются кристально понятными и абсолютно логичными. При этом, заметьте, он, в отличие от Рэя, всегда чётко ссылается на источники этих идей и, между прочим (по крайней мере, в своей книге), сразу же указывает, что он лично не открыл никакой новой концепции, если не считать того, что собрал все существующие в один «framework».
        Т.е., я бы сказал, что мы тут имеем яркий пример инженера с одной стороны и евангелиста с другой.
        Я, вообще-то люблю Рэя за многое (не каждому дано столького добиться), но в данном конкретном случае, очень похоже, что он пытается использовать НЕ свою идею. Просто преподносит её в собственной обёртке.
        Что же касается Джеффа, то он очень любит критиковать традиционный подход ИИ и лично я с ним согласен (опять-таки, это вытекает из логики его теории). Так что, по сути, ИИ никакого отношения к HTM не имеет. Хоккинс прямо говорит: мозг — это не компьютер, а иерархическая система памяти. А вот Рэй раньше, как раз, был апологетом ИИ. И вдруг/внезапно заговорил словами Джеффа — иерархия, паттерны и т.п. Такая вот метаморфоза :)

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.