Пользователь
0,0
рейтинг
3 декабря 2012 в 23:03

Не судитесь из-за твитов перевод

26 ноября 2012 года Джонатан Зиттрейн (американский профессор Интернет права и информатики Гарвардского Университета) опубликовал в газете Financial Times часть своей статьи на тему соотношения саморегулирования и внешнего регулирования споров, возникающих из отношений в сети Интернет. Данный пост представляет собой перевод полной версии его творения.

image

Те, кто не знает про ложные обвинения в жестоком обращении с детьми в адрес лорда Алистера Макалпайна, прозвучавшие в дешевом документальном фильме медиакорпорации Би-би-си, наверняка слышали про них хотя бы из социальных сетей. На этой неделе лондонская полиция сделала заявление о возможности выдвижения обвинений против пользователей Твиттера, которые дискредитировали бывшего политика от Консервативной партии в глазах общественности тем, что они осознанно повторяли данную информацию.

Адвокаты лорда утверждают, что они обнаружили 1,000 оригинальных клеветнических твитов и более 9,000 ретвитов. Согласно достаточно либеральному к заявителю закону Великобритании о клевете даже обычный ретвит, который просто напросто отражает чье-то чужое мнение, может являться основанием для подачи иска, причем независимо от того, знал ли пользователь о ложности высказывания или нет. Вдобавок к мировому соглашению с Би-би-си стоимостью в 185,000 фунтов стерлингов адвокаты лорда Макалпайна предложили «замешанным» твиттерянам с количеством читателей меньше 500 сделать добровольное пожертвование на благотворительность, а тем у кого их больше начать досудебное урегулирование спора. Отказ от предложения осуществляется на свой страх и риск, по крайней мере для тех, кто живет на территории Соединенного Королевства или в стране, у которой есть соглашение о правовой помощи с этим государством.

Такая агрессивная реакция по отношению к отдельным лицам видится неблагоразумной и необоснованной, даже учитывая последствия, вызванные их действиями. Проблема же в том, что такой незначительный для нас поступок, занимающий всего пару секунд нашего времени, как ретвит какого-то сообщения, сегодня может породить такой же серьезный информационный повод, как и эфир на национальном телевидении. Но если телекомпания несет ответственность за достоверность сообщаемой информации, то почему не должны физические лица, чей «коллективный рупор» в силах посоревноваться с Би-би-си?

Ответ на данный вопрос заключается в том, что телевизионные компании могут и должны проверять информацию перед подачей в эфир, а также содержат юридические службы как часть социально-ответственного бизнеса. Повышенные требования однако не могут предъявляться по отношению к отдельным лицам, а неоправданные «акты агрессии», которые к слову заставляют сменить тон общения в сети лишь незначительную часть, могут несправедливо обесценить огромное значение таких сервисов, как Твиттер. Можно понять, когда такая «охота» объявляется на конкретное лицо, преследующее цель распространять ложь в отношении конкретного человека из злого умысла, но когда распространение информации достигается 10,000 нескоординированными сообщениями, следует задуматься действительно ли тут дело в недобросовестности и вероломстве. В такой ситуации традиционные медиа могут с уверенностью занять лидирующие позиции, путем предъявления более высоких стандартов к информации и помогая социальным медиа отделить зерна от плевел.

Однако организованное цензурирование Твиттеру не поможет. Попытка заставить Твиттер производить предшествующий мониторинг сообщений скорее всего приведет к полному отказу от показа информации в данной социальной сети на всей территории Соединенного Королевства. Надежда на то, что предварительный просмотр абсолютно всех твитов приведет к блокировке нежелательной информации, основана на пустом звуке. Как в 1956 году во время критики закона штата Мичиган о запрете к продаже аморальных книг сказал американский судья Феликс Франкуфуртер: «Не нужно сжигать дом для того, чтобы поджарить свинину».

Рискованно полагаться и на автоматизированные процессы по удалению аудио- или видеофайлов на таких сервисах как YouTube, где роботы сканируют сотню лет видеозаписей каждый день в поисках нарушения законодательства об авторском праве. Чтобы добиться такого уровня Твиттеру придется с помощью посредников проверять сомнительные сообщения, а в случае их несоответствия действительности немедленно их удалять. Это потребует значительных ресурсов и вторжения в личную жизнь пользователей, чего не осмелился сделать даже Китай.

В 2010 году Италия столкнулась с подобной проблемой, когда государственные обвинители добивались уголовного преследования в отношении руководителей компании Google за то, что те допустили загрузку третьим лицом видео на сервис YouTube, на котором были запечатлены издевательства над мальчиком-аутистом. Данное видео являлось иголкой в стоге сена, которая затерялась среди 72 часов съемки, загружаемых на сайт каждую минуту. Признание же обвинений в несвоевременном удалении такого контента оправданными не удовлетворило никого, кто был заинтересован в диалоге в данной сфере. Компания Google удалила видео через 2 часа после официального уведомления, но подала апелляционную жалобу на приговор.

Существует много вариантов как выйти из положения status quo. Микроблоггинг будет выглядеть по-другому через 10 лет. Такие сервисы как Твиттер могут и обязательно дадут возможность пользователям не только отказаться от сказанного ими в сети, но и проследить всю цепочку повторяющихся сообщений. Таким образом те, кто в будущем явятся первоисточником лжи, будут идентифицированы и соответственно пристыжены, а те, кто по глупости повторили данное сообщение, если технологии сделают такое легкодоступным, смогут предотвратить возможный ущерб.

Ситуация с лордом Макалпайном похожа на ту, которая случилась в далеком 2005 году, когда пресс-секретарь Роберта Кеннеди Джон Сайгенталер обнаружил запись в Вики-статье про себя, что он являлся участником преступного сговора с целью убийства президента. Мистер Сайгенталер пожаловался на несоответствие информации реальным фактам и инициировал судебный процесс против анонимного пользователя исправившего статью.

Редактор, чья личность со временем было обнаружена, извинился и уволился со своей основной работы. Мистер Сайгенталер просил работодателя проявить снисходительность. Сразу после этого случая, Википедия ужесточила свои правила по созданию и редактированию новых статей, особенно биографий ныне живущих персон, а еще позже она создала механизм устранения актов вандализма с помощью всего лишь одного клика мыши. Стоит отметить, что данные шаги Википедия предприняли даже несмотря на наличие существенного иммунитета от произошедшего в связи с подчинением юрисдикции США.

Технологии, с одной стороны, предоставляют бесценную возможность общения между людьми, с другой стороны, они способны нанести серьезный ущерб общественным отношениям. Данное противоречие могут сгладить сами пользователи путем саморегулирования. И только в крайнем случае следует прибегать к разрешению споров в суде или уголовному преследованию.

Интернет в силах помочь нам понять, что мы делаем и говорим онлайн, чтобы мы могли действовать в информационном пространстве в соответствии с моралью и нравственностью добровольно, а не при помощи легального насилия.
Перевод: Джонатан Зиттрейн
Никита @melnikita
карма
19,0
рейтинг 0,0
Реклама помогает поддерживать и развивать наши сервисы

Подробнее
Реклама

Самое читаемое

Комментарии (10)

  • +8
    больше, чем 9,000 ретвитов.

    as in over 9000?
  • +2
    Какая редкость! Замечательный, профессиональный перевод.
  • –1
    Нутк надо думать, когда ретвитишь. Или когда постишь где-либо еще.
    Свобода слова — эта отлично. Но за свои слова нужно нести ответственность. Перепостил неподтвердившуюся информацию, по сути оклеветав человека, — изволь ответить.
    • +1
      Нутк надо думать, когда ретвитишь

      Ретвит сообщения «Владимир Путин не моет руки после туалета» не обязательно подразумевает именно стремление опорочить упомянутое лицо. Ретвит может быть продиктован самыми разными соображениями — от «Посмотрите, что за идиоты, какую чушь пишут» до «Я ретвитну это потому что поднятая тема имеет общественную важность».
      • 0
        В контексте топика лучше подойдет другой славный пример. "%username% — педофил, аж вон в том подвале только за месяц 15 десятилетних девочек оприходовал". Ок, общественность забурлила, ретвиты, репосты, все дела. А потом выясняется, что вовсе он и не педофил, и вообще месяц в командировке был. К тому моменту, как будет распространено опровержение, репутация человека будет испорчена очень надолго. И я бы хотел в таком случае иметь возможность хотя бы взыскать с твиттеро-хомячков моральный ущерб.
        • 0
          Ну и взыскивайте — с того, кто запустил утку. Ревитнувшие тут причём?
          • +1
            Звучит логично. Только есть ли хоть какие-то способы его гарантированно найти?
          • 0
            В данном случае ущерб будет оцениваться количеством ретвитов (условно), т.е. ложная информация стала широкоизвестной благодаря ее активному распространению. Вопрос же в том, что не следует допускать государство к регулированию данных отношений, так как пользователи при наличии технической возможности могут справиться своими силами.
            • 0
              ущерб будет оцениваться количеством ретвитов (условно)

              Да, это логично.
  • –2
    Ага, это саморегулирование мне минусов в карму понаставило.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.