Редактор Гиктаймс
0,2
рейтинг
10 декабря 2012 в 18:32

История авторского права. Часть 3: Монополия умирает… и возрождается перевод

Продолжение. Первая часть — Чёрная смерть. Вторая часть — Кровавая Мэри.

После того, как Кровавая Мэри ввела монополию на копирование книг, обеспечив власти возможность цензуры, ни книготорговцы, ни корона не испытывали желания что-либо менять. Идиллия длилась 138 лет.

Монополия была учреждена Марией I в 1557 году, как механизм цензуры, предотвращающий распространение и обсуждение протестантской литературы. Её преемница, Елизавета I с удовольствием воспользовалась этой монополией уже для того, чтобы предотвращать распространение и обсуждение литературы католической.

На протяжении XVII века парламент пытался постепенно отобрать у монархов контроль над цензурой. В 1641 году праламент распустил суд, в котором обычно слушались дела о нарушении копирайта, так называемую "Звёздную палату". В результате нарушение авторских прав стало де-факто ненаказуемым преступлением, примерно как сегодня в Швеции переход улицы в неположенном месте. Технически это является правонарушением, но фактически никто не будет за него судить и наказывать. В результате этого творческая активность в Британии буквально взлетела в стратосферу.

К сожалению, парламент вовсе не этого хотел добиться.

В 1643 году монополия копирайта была восстановлена, причем в ещё более строгой форме, чем раньше. Теперь требовалась обязательная предварительная регистрация автора, типографии и издателя в Лондонской книготорговой компании, перед началом любых работ по публикации требовалась лицензия, представителям Книготорговой компании разрешалось изымать, сжигать и уничтожать нелицензионные книги и оборудование. Вводились аресты и суровые наказания для всех нарушителей копирайта.

В 1688 году произошла Славная революция, в результате которой в парламенте оказались многие люди, пострадавшие от монополии, и не горевшие желанием её поддерживать. В 1695 году было принято решение отменить монополию.

Таким образом, с 1695 копирайт перестал действовать. И снова произошёл резкий творческий взлёт — историки утверждают, что в эти годы были написаны многие документы, которые потом вдохновили отцов-основателей на создание Соединённых Штатов Америки.

Естественно, в Лондонской книготорговой компании были недовольны потерей такого выгодного монопольного положения. Книготорговцы даже устроили митинг на ступенях парламента с требованиями вернуть монополию.

Заметьте! Не авторы, а именно печатники и издатели просили о монополии. Никому и в голову не приходило утверждать, что без копирайта ничего не будут писать. Речь шла о том, что без него не будут печатать, а это совсем другое дело.

Парламент, только что отменивший цензуру, не был заинтересован в том, чтобы тут же восстановить её с возможностью централизованного контроля, а значит и злоупотреблений. Тогда книготорговцы предложили вариант, при котором автор остаётся «владельцем» своих работ. Этим они убивали сразу трёх зайцев одним выстрелом. Во-первых, парламент мог быть уверен, что не будет единого центра, занимающегося цензурой. Во-вторых, издатели сохраняли монополию на публикацию книг, так как никто кроме них не имел права продавать книги авторов. В-третьих, монополия получала солидные юридические основания и защиту.

Лобби издателей добилось своего и новый закон о монополии был принят в 1709 году и вступил в силу 10 апреля 1710. Это была первая большая победа правообладателей.

В этот момент своей истории копирайт предстаёт перед нами в своей прямой и естественной форме, как монополия с элементами цензуры, которая защищает прежде всего издателей, не принимая во внимание интересы художников и авторов.

Книгоиздатели ещё долго по привычке сжигали, ломали и конфисковывали печатные станки и книги, хотя новый закон не давал им такого права. Злоупотребления продолжались до 1765 года, когда дело Энтика против Каррингтона создало прецедент, в соответствии с которым утвердился принцип «разрешено всё, что явно не запрещено законом», и гражданам гарантировалась защита от безосновательных преследований со стороны властей. Суть дела заключалась в том, что представители власти ворвались в дом писателя и журналиста Джона Энтика, провели обыск и конфисковали «нелицензионные» (то есть не прошедшие цензуру) материалы с критикой власти.

Этот прецедент, созданный в ходе борьбы гражданина против цензуры (которая в те времена была неотделима от копирайта) и произвола властей, сыграл большую роль в становлении системы общего права и гражданских свобод и лёг в основу четвёртой поправки к конституции США.

Четвёртая часть: США и библиотеки

Перевод: Rickard Falkvinge
Илья Сименко @ilya42
карма
467,2
рейтинг 0,2
Редактор Гиктаймс
Реклама помогает поддерживать и развивать наши сервисы

Подробнее
Реклама

Самое читаемое

Комментарии (8)

  • +1
    Действительно довольно интересно. Сегодня был на чае у людей далеких от айти, так им было довольно интересно послушать пересказ предыдущих частей. Но проблема в том что хабражители и так это все понимают, а данные статьи нужно давать в массы.
  • 0
    Интересно, почему власти так поддерживают копирайт? Чем он полезен? Его же сейчас не используют для цензуры, издатели вроде бы не сильно аффилированы с властями (я сейчас не про Россию), но при этом копирастов во всем мире очень сильно оберегают. В чем секрет?
    • +1
      В деньгах. И в общей атмосфере запретов и преследования, которую они так любят.
      • +1
        Слабо верится в то, что издатели заносят деньги в европейские парламенты, чтоб принять очередной идиотский закон. Тут должно быть что-то другое, какая-то более существенная выгода для руководителей государства.
        • +8
          Заносят и ещё как — иначе бы не «вспомнили о бедных сирых и несчастных авторах» и не продлили бы не так давно срок копирайта до 70 лет после смерти автора. Где-то в Европе, точнее не помню.
        • +2
          Все именно так, только это называется не «занести деньги», а лоббировать интересы. Это вполне официальная деятельность.
          • +3
            «Заносят» — в исполнительные органы, а в законодательных — «лоббируют».
      • +1
        Тут как раз недавно был комментарий, что Штаты пытаются всеми возможными методами сократить свой гигантский внешний долг, и IT им видится такой суперперспективной возможностью сделать много денег из воздуха и «оказать позитивное влияние на национальную экономику».

        Так что да, только деньги и жадность. :)

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.