Редактор Гиктаймс
1,2
рейтинг
11 декабря 2012 в 23:23

История авторского права. Часть 6: Рейдерский захват звукозаписывающими компаниями перевод

Продолжение.
Первая часть — Чёрная смерть.
Вторая часть — Кровавая Мэри.
Третья часть — Монополия умирает… и возрождается.
Четвёртая часть — США и библиотеки.
Пятая часть — Неимущественные права.



На протяжении большей части XX века шла война за влияние между музыкантами и звукозаписывающими компаниями. Большую часть столетия именно музыканты играли ведущую роль как в текстах законов, так и в общественном мнении. А лейблы хотели сделать музыку лишь придатком своего бизнеса. Активное вмешательство фашистского режима в Италии склонило чашу весов в их пользу.

В XX веке лицом копирайта стала музыка, а не книги. В 30-е годы произошли два события, сильно повлиявшие на жизнь музыкантов: Великая Депрессия, из-за которой многие музыканты потеряли работу, и возникновение звукового кино, из-за которого работу потеряла большая часть тех, кого пощадила депрессия.

В этих условиях возникли две противоположные инициативы. Одна исходила от объединений музыкантов, стремившихся обеспечить выживание и заработок людей, оставшихся без работы («избыточного персонала», как сейчас принято изъясняться на корпоративном жаргоне). Музыканты были обеспокоены распространением «механизированной музыки», которая не требовала присутствия живых исполнителей. Они хотели иметь влияние на звукозапись, и этот вопрос был поднят в Международной организации труда.

В то же время звукозаписывающие компании точно так же хотели заправлять всем, что относилось к воспроизведению и трансляции музыки, и даже самими музыкантами. Тем не менее в те времена политические и бизнес-круги смотрели на них, как на вспомогательных поставщиков услуг для музыкантов. Они были вынуждены или мириться с этой ролью, даже если это вело к их разорению. И никто не дал бы за их страдания и ломаного гроша.

Никто, кроме фашистской Италии.

(Сегодня слово «фашист» перегружено эмоциональным смыслом. В то время итальянский режим сам называл себя фашистским. Я использую это слово, так как его точно так же использовали сами итальянцы.)

В 1933 году представители фонографических компаний собрались в Риме по приглашению Confederazione Generale Fascista dell’Industria Italiana — итальянского промышленного объединения. На этой конференции, проходившей с 10 по 14 ноября, была образована Международная федерация производителей фонограмм (IFPI) Было решено, что IFPI попробует доработать Бернскую конвенцию так, чтобы дать звукозаписывающим компаниям права, аналогичные тем, что есть у художников, писателей и музыкантов.

IFPI продолжала собираться в странах, приветствующих её позицию в отношении музыки. Конференции прошли в Италии в 1934 и 37 годах, а после войны, в 1950 году — в Португалии, где в то время был авторитарный диктаторский режим, во многом схожий с фашистским, продержавшийся до 1974 года. IFPI выработала концепцию так называемых «смежных прав», дававших производителям конкретных фонограмм и трансляций монополию, аналогичную той, что даёт авторское право.

Всемирная организация интеллектуальной собственности приняла в 1961 году Римскую конвенцию, закрепляющую понятие смежных прав и дающую звукозаписывающим компаниям практически такие же права, как и авторам. В то же время инициатива Международной организации труда по защите прав музыкантов провалилась и была забыта.

С 1961 года звукозаписывающая промышленность яростно защищает копирайт, несмотря на то, что копирайтная монополия имеет к ним лишь отдалённое отношение, гораздо меньшее, чем монополия на «смежные права».

Стоит отметить два важных момента:

Во-первых, звукозаписывающие компании намеренно смешивают эти два вида монопольных прав. Они защищают «их копирайт», которого у них на самом деле нет, и с ностальгическим трепетом говорят о том, что копирайт был придуман мудрыми умами эпохи Просвещения, ссылаясь на Статут королевы Анны 1709 года, который, кстати, был вовсе не первым законом о копирайте. На самом же деле монополия на смежные права была придумана в фашистских странах и закреплена лишь в 1961 году в послевоенной Европе. Эта монополия с самых первых дней своего существования была спорной и вызывала много вопросов, и уж конечно не имеет никакого отношение к мудрой эпохе Просвещения.

Во-вторых, если бы победила точка зрения Международной организации труда, звукозаписывающие компании сейчас были бы в подчинённом положении у музыкантов, а не держали бы их за горло мёртвой хваткой, как это происходит последние несколько десятилетий. Так могло бы быть, если бы не поддержка фашистских авторитарных режимов, которые выступили на стороне корпораций, а не музыкантов и слушателей, и позволили звукозаписывающим компаниям присоединиться к индустрии копирайта.

Следующая часть: Рейдерский захват корпорацией Pfizer.

Перевод: Rickard Falkvinge
Илья Сименко @ilya42
карма
469,7
рейтинг 1,2
Редактор Гиктаймс
Реклама помогает поддерживать и развивать наши сервисы

Подробнее
Реклама

Самое читаемое

Комментарии (13)

  • +2
    А какая была точка зрения у Международной организации труда? Или это будет раскрыто в следующей части?
  • +6
    Можно делать статьи не по три абзаца, а чуть-чуть подлиннее?
    • +5
      В комментариях к предидущим статьям переводчик говорил, что сохраняет авторское разбиение на маленькие статьи.
    • +3
      Следующая часть (последняя) как раз будет чуть подлиннее
  • –6
    Я не собираюсь спорить о фашизме, но надо же отделять мух от котлет. Если статья о звукозаписывающих компаниях, пусть она останется о них. Зачем примешивать сюда фашизм и ущемления. Звукозаписывающие компании как и другие издатели, защищают свои инвестиции и никого не заставляют заключать с ними договор. Если музыкант хочет сам раскручиваться — на здоровье. Есть thankyou.ru, и много других магазинов и площадок, где рады молодым исполнителям. Существует куча способов самим продавать свою музыку, не передавая смежные права на нее кому-то еще.
    И не подумайте что я кого-то защищаю или мне нравятся звукозаписывающие компании. Мне просто не нравится сама постановка вопроса и подмешивание фашизма туда, где надо что-то очернить.
    • +9
      В условиях развитой монополии, мелким незавивисимым играком остается мало что ловить. Большинство людей слушает и платит за то, что популярно. И порог входа получается очень высоким. Чем выше такой порог, тем больше влияния у тех, доминирует в индустрии. Это замкнутый круг, который не побороть, находясь внутри системы.

      Правда, развитие интернета должно снижать порог входа. Уже не надо вкладывать понемногу во многих, можно выбирать тех, кто уже зарекомендовал себя на том-же ютубе и работать с ними на лучших условиях как с тему, кто с большей вероятностью вернет инвестиции. Однако, зачем, если можно работать по старому? А жалкие попытки независимых исполнителей пробиться в топы легко перебивать массовой рекламой своих «звезд».

      Т.е. сложилась такая ситуация, когда вроде мы и вкладывать на очень ранней стадии не обязательно, первый этап музыкант может пройти сам, выкладывая свои непричесанные композиции в интернете, а издатель уже приходит к тем, кто продемонстрировал какой-то успех у публики. А значит, риск меньше и нет смысла забирать такой большой процент доходов, как раньше.
      С другой стороны, есть методы поддержания монополии для поддержания этих-же кабальных условий в пользу собственных сверхприбылей.

      Богатые богатеют, и для того, чтобы разоврать порочный круг, нужно внешнее вмешательство. Сам по себе рынок тут ничего не сделает, потому что ситуация обеспечивается во многом за счет монополий и лобби.
      • +2
        Со стороны это звучит как: «Пока за музыкантов кто-то не решит их проблему — ничего не изменится». А это в корне не правильно. Только сами они и смогут о себе позаботиться. Если поменять терминологию — звукозаписывающие компании предлагают свои инвестиции, опыт в раскрутке и полезные знакомства за смежные права на какой-то срок. Как начиная бизнес, ты можешь стартовать на свои сбережения, без инвесторов, раскручиваться, занимать нишу. Или убеждать инвестора что ты достоин их внимания, чтобы они вложили в тебя деньги и время, за что ты делишься чем-то. Прибылью, акциями и т.д. Но эта, описанная мной ситуация нам не кажется не правильной, и молодые предприниматели не идут войной на инвесторов. Хочешь чего-то достигнуть — иди и делай. (ц) народное

        50 лет назад была проблема попасть в СМИ. Газеты, радио, телевидение — все принадлежит людям с деньгами, и выйти на международный уровень было не просто. В интернете проще — никому не надо платить, чтобы разместить видео на youtube. Вирусные ролики расходятся по миру за неделю, у RWJ миллионы подписчиков, да что там у Стаса или 100500 их тоже не мало. Так в чем проблема? Даже малоизвестный музыкант может залить альбом в iTunes, заказать хороший сайт, снять пару клипов и продвигать их на youtube. Музыка — это такой же бизнес как и любой другой. Да в нем есть своя специфика, но при этом очень много схожих черт. Трудолюбивые могут стать известными и сами. Просто для этого надо очень-очень много вкалывать.
        • +3
          Я думаю, проблема не в том, что нужны усилия, а в том, что способы распространения информации блокируются такими компаниями, используя свои ресурсы, влияние на правительство и эффект 95%.
        • +2
          Важно понимать, что сторона, больше всех заинтересованная в доступности музыки, это общество, а не музыканты и не издатели. Под доступностью я подразумеваю также условия при которых новая музыка будет появляться в достаточном количестве (т.е. авторам должно быть интересно еще создавать и им должно быть в это время на что жить).

          Модель инвестор-бизнес тут не работает, потому что музыка не бизнес в принципе. Бизнес это музыкальная индустрия и инвестировать по хорошему должны в нее, а не в конкретных музыкантов. Например, инвестиции может привлечь лейбл или сервис «поиска талантов», который помогает дать о себе знать новым исполнителям или музыкальная площадка, что позволяет монетизироваться уже состоявшимся музыкантам.

          А сейчас происходит иначе. Более-менее песпективному музыканты лейблы просто делают такую раскрутку, которая в принципе невозможна независимому музыканту, какими бы талантами он не обладал (за очень редкими исключениями). Соотвественно, популярность у него будет существенно меньше. + монопольные договренности лейблов на проведения живых выступлениях на многих популярных фестивалях.

          В общем, по отдельности, проблемы решаемые. Но монополия потому и монополия, что замыкает все на себя, создаавая комплекс проблем на независимых игроков. И решать эти проблемы нужно не музыкантам, а обществу, которое хочет получить полноценный доступ к произведениям.
          • 0
            Общество выступает в роли потребителя, оно покупает продукт, покупает за деньги. Это их часть сделки — остальное скорее исключение чем правило. Инициативные фанаты бывают, но не у всех. Говорить, что общество что-то должно или обществу что-то надо — значит перекладывать со своих плеч ответственность на чьи-то. Причем когда говорят «общество», т.е. все сразу, значит что на самом деле это никто конкретно.

            Ошибка считать что музыка это не бизнес и законы развития бизнеса тут не работают. Тем более странно разделение на музыку и музыкальную индустрию. Есть музыканты, творческие личности, далекие от зарабатывания денег на своих произведениях — для них есть издатели, музыкальные лейблы которые им помогают раскрутиться и заработать. Если музыканты способны сами потянуть эту часть работы + к своим творческим задачам — они обойдутся без чужой помощи.

            Обратите внимание и на такой момент, музыканты которые работают с издателями, частенько выходят из под их покровительства набравшись опыта и подкопив денег. Или меняют издателя на более крупного. Нету тут жертвы и тирана, есть только обоюдное сотрудничество. И каждая из сторон хочет больше денег. :)
  • –2
    Конечно же всем очевидно, что копирасты — плохие. Но посмотрите на развитие сюжета — уже дошли до фашизма, не удивлюсь, если в следующей части произойдёт перход фашизм --> нацизм. Закон Годвина в действии.
    • +4
      Специально для вас скопирую ещё сюда:

      > (Сегодня слово «фашист» перегружено эмоциональным смыслом. В то время итальянский режим сам называл себя фашистским. Я использую это слово, так как его точно так же использовали сами итальянцы.)

      Да, не стоило наверно автору перевода рассчитывать на логическое мышление среди посетителей IT-ресурса и всё-же избежать эмоционально-перегруженного слова.
      • +2
        Да нет, всё правильно. Фальквинге действительно делает акцент на слове «фашизм», а отмазка про то, что это лишь самоназвание — не более чем риторический приём. Я уже писал, что эта серия статей — не строгое академическое исследование, а пропагандистский материал, созданный в противовес пропаганде копирайта. Здесь есть передёргивания и натяжки, но их ничуть не больше, чем в риторике правоторговцев.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.