Пользователь
0,0
рейтинг
10 февраля 2013 в 02:49

Интересное интервью с Ларри Пейджем recovery mode

Привет, Хабр!

Наткнулся на интересное интервью с сооснователем Google Ларри Пейджем. Мне оно показалось очень занимательным, и я старался как мог переводя его на русский язык, чтобы поделиться им с вами. Перевод может быть не очень точным, прошу за это прощения. Для свободно англо-читающей аудитории в конце поста ссылка на источник, в оригинале естественно можно получить больше удовольствия от прочтения. Если что-то из интервью вам придётся не по вкусу или вы не согласны с тем что говорит Ларри — не спешите минусовать, подумайте о том, что я всего лишь перевел это для вас. Tim — это интервьюер. Ну, поехали:

Лари Пейдж

Tim: Google известна тем что поощряет своих сотрудников решать амбициозные задачи и делать большие ставки. Почему это так важно?
Larry Page: Я волнуюсь о том, что что-то серьёзно пошло не так с тем как мы управляем компаниями. Если вы читаете то что средства массовой информации пишут о нашей компании, или вообще о всей технологической индустрии — речь всегда идёт о конкуренции. Всё преподносится так как будто речь идёт о спортивном событии. Не легко найти примеры действительно впечатляющих вещей, которые были сделаны исключительно за счет конкуренции. Многие компании приходят в упадок со временем, потому что они имеют тенденцию делать в точности тоже что они делали раньше, всего лишь внося небольшие изменения. Это естественно для людей — заниматься чем-то в чем они точно уверены что не потерпят неудачу. Но просто постепенного улучшения недостаточно.
Таким образом огромная часть моей работы это сфокусировать людей на вещах, работая над которыми можно добиться чего-то более значимого чем просто постепенного улучшения существующего. Возьмём например Gmail. Когда мы выпустили её, мы были поисковой компанией — это был большой скачёк для нас выпустить почтовый сервис, не говоря уже о том что мы дали пользователям в сотню раз больше свободного места чем они могли получить где-либо еще. Это не что-то что могло бы произойти само собой если бы мы просто сосредоточились на постепенном улучшении.
Tim: Но вы же должны улучшать и ваши существующие продукты, верно?
Larry Page: Конечно. Но периодически, каждые несколько лет, вам следует работать над чем-то новым, что на ваш взгляд является поистине удивительным.
Tim: Теперь у вас есть отдельное подразделение называемое Google X, предназначенное для таких «moon-shot» проектов (прим. автора: не знал как это точно перевести поэтому так и оставил, здесь имеются ввиду революционные проекты вроде полётов на луну и т.п.), как например самоуправляемые автомобили. Почему вы решили что нужно учредить целый департамент для этого?
Larry Page: Я думаю нам необходимо делать прорывные вещи, а не просто улучшать то что есть и это касается всего нашего бизнеса. Но сейчас Google X делает вещи которые могут быть сделаны более независимо.
Знаете, у нас всегда есть такие споры: У нас есть все эти деньги, у нас есть все эти люди, так почему же мы просто не производим больше? Вы можете сказать что Apple делает очень небольшое кол-во вещей, и это довольно хорошо работает для них. Но я нахожу это неудовлетворительным. Я чувствую как много возможностей использования технологий для улучшения жизни людей сейчас существует в мире. В Google мы нацелены лишь на 0,1% от этих возможностей. А все вместе взятые технологические компании охватывают лишь около 1%. Это означает что 99% это возможности которые упускаются. Инвесторы всегда беспокоятся: «Ах, вы ребята собираетесь потратить слишком много денег на эти сумасшедшие вещи.» Но это как раз сейчас те самые захватывающие вещи — YouTube, Chrome, Android. Если вы не делаете что-то сумасшедшее значит то что вы делаете неправильно!
Tim: Но с другой стороны — первопроходцам всегда приходится не легко. Посмотрите что было с Xerox PARK, не похоже чтобы их фантастические инновации особо помогли самой корпорации.
Larry Page: PARC имела впечатляющую исследовательскую организацию и они внесли большой вклад в современные вычислительные технологии. Но они не были сосредоточены на получении прибыли от своих изобретений. А этого упускать нельзя. Возьмём к примеру компанию Tesla, которой я восхищаюсь. Они не просто сделали действительно инновационный автомобиль, а вероятно около 99% своих усилий потратили выясняя как сделать чтобы их продукт стал массовым и популярным и чтобы им действительно начали пользоваться. Когда я еще только рос, я хотел быть изобретателем. Но потом я понял что есть слишком много печальных историй о изобретателях, таких как Никола Тесла к примеру. Это удивительные люди, которые не имели большого влияния, по причине того что не превращали свои изобретения в бизнес.

Tim: Почему же мы не видим больше людей такого рода амбиций?
Larry Page: Не так легко достичь успеха в «moon-shot» проектах. И мы не учим людей как определять такие сложные проекты. В какую школу мне пойти чтобы меня научили над какими именно технологическими проектами мне работать? Вам вероятно понадобится довольно обширное техническое образование и знания об организации и предпринимательстве. Для этого не существует образования. Наша система обучает людей узко специализированно, и не учит как находить стоящие проекты которые могут совершить большой технологических прорыв.
Tim: Я знаю, что вы и сооснователь Google Сергей Брин давно думаете над проблемами такого рода. В интервью которое я проводил с вами обоими в 2002, вы образно описали мне спецификацию Google Glass.
Larry Page: Вы спросите почему мы тогда уже не делали их? Нам бы понадобилось огромное кол-во времени чтобы завершить такой проект! Это как с автономными автомобилями. Я хотел делать их еще когда я был в Стэнфорде. Это было более 14-ти лет назад. Единственное что изменилось с тех пор так это то что теперь мы стали способны добиваться успеха в таких сложных проектах.
Tim: Давайте пока оставим в стороне Google X «moon-shot» проекты, скажите на что тратится ваше время в Google?
Larry Page: Большая часть моих усилий тратится на то, чтобы быть уверенным в том, что наши ключевые продукты максимально удобны пользователям. Будь то Chrome или Search или Gmail — это все просто Google, с одним неизменным стилем. Все наши продукты интегрированы между собой.
Tim: Сейчас Google производит впечатление мощной и возможно даже пугающе мощной компании, стало ли вам теперь тяжелее внедрять существенные изменения?
Larry Page: Да это стало сложнее, но также есть и множество преимуществ. Миллиард пользователей использует наши продукты.
Tim: Но достаточно ли хорошо вы изъясняете ваши намерения? К примеру Book Search. Предоставляя возможность простого поиска среди книг всего мира, все выглядело очень хорошо. Но в итоге вы столкнулись с критикой и увязли в хронических судебных тяжбах (английский).
Larry Page: Конечно же это не приятно. Но покажите мне компанию которая бы потерпела крах из-за судебных процессов. Я просто не знаю таких. Компании терпят крах потому что они делают неправильные вещи или потому что они не амбициозны, но не из-за судебных тяжб или конкуренции.
Tim: Стив Джобс ощущал конкуренцию достаточно сильно чтобы заявлять что он готов «идти термоядерной войной» на Андроид (английский).
Larry Page: На сколько хорошо это работало?
Tim: На ваш взгляд та огромная доля рынка которую занял Андроид является убедительной?
Larry Page: Андроид стал очень успешным, и мы очень довольны этим.
Tim: Могли ли вы тогда предположить такой успех в то время когда купили маленькую компанию Энди Рубина в 2005 году?
Larry Page: Мы хорошо могли предвидеть что возможно сделать с этим, и нам не препятствовало существующее положение вещей. На то время, когда мы приобретали Андроид, было очевидно что существующие мобильные операционные системы были ужасны. Вы не могли разрабатывать ПО для них. Сравните то что было с тем что мы имеем сейчас. Поэтому я не думаю что ставка на Андроид в своё время была рискованной. Просто нужно быть убежденным когда делаешь долгосрочные инвестиции и верить в то что существующее может быть на много лучше.
Tim: Люди говорят что Google мотивируется конкуренцией в области социальных сетей, где последние два года вы много работали в одном пространстве с одним доминирующим соперником — Facebook. Вы согласны с этим?
Larry Page: У меня другие мысли на этот счет. У нас были реальные проблемы с тем как пользователи делятся информацией, как они самовыражаются и так далее. И, да, они — компания которая очень сильна в этой области. Но они также делают действительно не хорошие вещи со своими продуктами. Необходимо ли нам для успеха, чтобы какая-то другая компания потерпела неудачу? Нет. Мы на самом деле делаем что-то сильно отличающееся. Я думаю это возмутительно говорить, что в этой сфере есть место только для одной компании. Когда мы начинали с поисковика, все говорили: «У вас ребята ничего не получится, уже есть пять поисковых компаний.» Мы отвечали: «Да мы еще одна поисковая компания, но делаем что-то отличительное, что-то другое». Вот как я все это вижу.
Tim: Какова ваша оценка Google+?
Larry Page: Я очень счастлив как все прошло. Мы работаем над огромным количеством действительно крутых вещей. И множество из них уже скопированы у нас нашими конкурентами, поэтому я думаю мы делаем хорошую работу.
Tim: Андроид всегда гордился тем что он более открытая платформа, в сравнении с закрытым подходом Apple. Ярким контрастом этому было то как Apple убрала Google Maps из iOS6 и запустило своё собственное приложение карт.
Larry Page: Я не хочу комментировать партнёрские отношения. Но мы очень долго работали над своим сервисом карт, и это здорово видеть что люди понимают что мы вложили много усилий и инвестиций в них. Очевидно что они сейчас ценятся больше.
Вы можете иметь лучшие карты в мире, но это не будет иметь никакого значения если ими никто не пользуется. Наша философия в том чтобы донести наши продукты до как можно большего кол-ва людей. К сожалению это не всегда легко в данное время и в том веке в котором мы живём. Интернет был великолепен; мы имели возможность донести наши продукты до каждого, быстро и с высоким качеством. Сейчас мы движемся назад с этим огромным количеством платформ которые есть. Компании пытаются оградить всё, и я думаю это замедляет темп инноваций.
Tim: Google была оспорена на патентном фронте, вопрос был о покупке портфолио компании Motorola.
Larry Page: Мы также купили и саму компанию.
Tim: Верно. Но с тех пор компания выпускает только те продукты которые были ранее в производственной линейке. Мы не знаем какие у вас планы. Следует ли нам ожидать что Google будет таким же разрушительным и инновационным с Motorola каким он был в других областях?
Larry Page: Как мы и говорили когда приобрели Motorola, мы даём ей самостоятельность, и Деннис Вудсайд является ответственным. Но есть многое что мы хотим делать с Motorola и что хочет делать Деннис. Существует множество возможностей для инноваций в аппаратных средствах. Телефоны которыми мы пользуемся сейчас имеют стекло, которое каждый боится разбить если уронить свой телефон. Через 5 или 10 лет все будет по другому. Грядут большие перемены.
Tim: Как мы говорили, любой кто заходит на главную страничку поисковика Google видит ссылку на информацию о противостоянии предложению Международного Телекоммуникационного Союза, которое может ограничить открытый интернет. В прошлом году вы делали что-то похожее для спорного законопроекта SOPA. Но мы не видели тогда такого лоббирования на главной странице Google.com. Почему вы делаете это сейчас? (прим. автора: похоже это интервью слегка устарело)
Larry Page: Учитывая нашу собственную историю. Когда мы запускали Google, не было очевидно что то что мы делали не будет регулироваться. Помните, в то время, люди спорили о том что делая копию файла в памяти компьютера вы нарушаете авторское право. Мы положили весь интернет на наши сервера, так что если бы это было действительно так, то прощайте поисковые движки. Интернет был довольно хорош для общества, и я думаю что лет через 10 или 20 от настоящего момента, мы будем оглядываться назад и говорить что мы были в миллиметре от регулирования до его исчезновения.
Tim: Я догадываюсь что общение с «регуляторами» не ваше любимое занятие.
Larry Page: Мне нравится разговаривать со всеми. Это тот путь которого я придерживаюсь. Но я думаю что интернет сейчас находится в большей опасности чем это было в прошлом. Правительства сейчас боятся интернета из-за Ближнего Востока, то что я вижу это коммерческие интересы, они просто зарабатывают деньги на том что ограничивают свободы людей. Но они также увидели мощную реакцию пользователей, как это было в случае с SOPA.
Tim: Как вы поддерживаете культуру компании — включая полномочия мыслить масштабно — внутри такой огромной компании?
Larry Page: Мы среднего размера компания если учитывать кол-во сотрудников. У нас несколько десятков тысяч сотрудников. Есть организации насчитывающие более миллиона служащих. Это приблизительно в сотню раз больше нашей. Представьте что мы были бы способны делать будь у нас служащих в сто раз больше.
Tim: Вы проводите еженедельные совещания (TGIF meeting), на которых любой работник может задать вам вопрос или другому руководителю высшего звена, либо лично либо по электронной почте. Как вы сможете сохранить такой тип тесных связей если компания вырастит еще?
Larry Page: Все масштабируемо. Мы должны быть более осведомлены о разницах во времени, потому что у нас много людей находится в различных местах. Подумываем о том чтобы построить гигантское космическое зеркало, которое бы позволило осветить весь земной шар в одно и тоже время, но мы мало что можем сделать для этого сейчас. Так мы сместили наши совещания на четверг, теперь люди из Азии могут принять участие в них на протяжении их рабочей недели. Этот процесс довольно хорошо работает сейчас при наших масштабах, и я уверен это будет работать так же хорошо и для миллиона человек.
Tim: Постойте, вы уже дважды упоминаете о том что потенциально Google — компания с одним миллионом сотрудников?
Larry Page: А разве Walmart не имеет более миллиона служащих? Хорошо, возможно это не на столько важно для нас иметь миллион сотрудников, но мне нравится думать что мы смогли построить компанию, которая действительно масштабируема до таких размеров. Мы могли бы добавлять людей и продолжать быть по прежнему истинно инновационными. Это было бы великолепно для нас. Мы одна из крупнейших компаний мира, и я бы хотел видеть что мы делаем больше, не то что кто-то другой уже сделал, а что-то действительно новое.

Автор оригинала интервью: Steven Levy
Интервьюер: Tim O'Reilly
@hellobody
карма
11,0
рейтинг 0,0
Реклама помогает поддерживать и развивать наши сервисы

Подробнее
Реклама

Самое читаемое

Комментарии (16)

  • 0
    насчет полетов на луну — en.wiktionary.org/wiki/shoot_the_moon :)
    • +3
      Есть ещё такой вариант: shoot the moon — съехать с квартиры ночью, не заплатив за неё.
      Но не думаю, что Ларри Пейдж имел в виду именно это. Скорее всего, это занятие проектами, менее безумными, чем изобретение вечного двигателя.
    • +6
      Да, правильное значение — to take a risk for great rewards, т. е. вложение времени и денег, которое может не помочь компании повысить свою конкурентоспособность
      • –2
        Вы хоть бы статью полностью читали.
        Launches the Solve for X event, where 46 entrepreneurs, innovators, and scientists gather to discuss “technology moon shots,” a concept repeatedly touted at Google.

        Ну и гугление по moon shots google приводит сюда: news.cnet.com/8301-13506_3-57372627-17/google-vies-for-tech-moonshots-with-solve-for-x-initiative/.
        • 0
          не вижу противоречия.
        • +3
          Ага, я прочитал. Я проф. переводчик, если что, обращайтесь.
      • +1
        ну да, это название тактики в карточных играх(например, hearts), которая наиболее рискованна, но если удается-дает максимальный профит. смысл тот же.
    • +1
      Наверное, можно сформулировать в виде чего-то вроде «грандиозных проектов».
      • 0
        скорее «бессмысленных» — с обывательской точки зрения.
  • +1
    Интересно, насколько сходы мысли и Ларри Пейжда, Питера Тилья и Элона Маска. Удивительно. Ключевые слова те же. Даже примеры одни и те же…
  • +1
    Все здорово, только вы забыли перевести продолжение. Интервью там разбито на 3 страницы :)
    UPDATE: туплю, надо больше спать, извините
  • +1
    Автор-переводчик вообще не парился о хабракате? Будь на то возможность и всю статью на главную отправил бы
    • 0
      Он ещё и на запятых неплохо сэкономил. Хотя за перевод автору всё равно спасибо.
  • 0
    А ведь Motorola не только телефоны делает, но и рации и разное другое оборудование. В свете последних новостей о собственной сотовой сети в главном кампусе гугла, о маршрутизаторах собственной конструкции, становится понятно, что Motorola не только ради Android покупалась. Google собрал на своих серверах большую часть информации в мире, теперь он хочет максимально контролировать процесс передачи информации. Google Glass понадобится и wifi и 3G модуль и не самсунгу же отдавать производство этих очков до процесса упаковки в коробку.

    + когда вы владеете такой компанией как Motorola проще влиять на решение правительства (связь в армии, например) и международных организаций по всяким неоднозначным законопроектам.
    • 0
      Нет, не путайте. Моторола была разделена на две компании: Motorola Mobility, которая занималась телефонами (и может быть планшетами) и Motorola Solutions, которая занималась всем остальным. Причём первая была успешнее второй, её-то Гугл и купил. Так что ко всей остальной продукции Моторолы Motorola Mobility отношения не имеет.
    • 0
      > и не Самсунгу же отдавать производство этих очков

      1. А в чем проблема отдать самсунгу? Даже Эпплу собирают все в коробку.
      2. Вы правда думаете, что моторолы собирают негры в детройте на большом заводе? Все равно собирают все узкоглазые друзья.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.