Пользователь
0,0
рейтинг
10 февраля 2014 в 06:31

Гик-королева Yahoo: противоречивые результаты первых полутора лет перевод

В качестве одной из наиболее высокопоставленных сотрудниц Google, Марисса Майер стала суперзвездой Силиконовой Долины. Однако внутри поискового гиганта она порой не так ярко блистала, а все из-за коллег, восстающих против ее авторитарного стиля управления. Автор статьи, Bethany McLean, задается вопросом, станет ли Марисса спасителем Yahoo или же очередной проблемой. Спустя полтора года после назначения на позицию CEO результаты ее работы, пожалуй, противоречивы.



Марисса Майер на фоне L.E.D-инсталляции, построенной в ее пентхаусе в отеле Four Seasons, в Сан Франциско. По словам бывшего коллеги, она – настоящий гик.

Осенью 2011 года нью-йоркский финансисит Дэниел Лоеб, управляющий $14-миллиардным хедж-фондом Third Point Capital, возглавил кампанию по свержению текущего и подбору нового CEO для Yahoo, дела которой шли не очень хорошо. Его выбор пал на топ-менеджера Google, Мариссу Майер, которую тогда часто называли «лицом Google» или «Гламурным гиком Google». Прошлым летом, в тот же день когда Yahoo объявила о назначении Майер на позицию CEO, — ставшей самой молодой женщиной в свои 37 лет, возглавившей компанию из списка Fortune 500, — Майер объявила о своей беременности. Тем самым, она завершила свой путь от заучки из провинциального городка в Висконсине, инженера со степенью из Стэнфорда, до бизнес-суперзвезды и культурного идола.

К моменту прихода Майер в Yahoo, компания была широко узнаваемым брендом, и несмотря на массу управленческих ошибок и упущенных возможностей, порядка 700 миллионов пользователей все еще заходили минимум раз в месяц, чтобы проверить свою почту, прочесть новости, посмотреть котировки фондового рынка, сделать поисковый запрос и так далее. Однако компания не запускала новых востребованных продуктов уже многие годы, и стала подобием шутки в Силиконовой Долине. Стоимость акции упала со $118.75 в начале 2000х, и колебалась между $14 и $19 в месяцы предшествовавшие приходу Майер.

Большинство людей в Долине хотели бы видеть Yahoo успешной, хотя бы только из уважения к ее наследию. И они в целом верят, что если кто и может починить Yahoo, то это Майер. Она – инженер, а инженеров почитают в Долине. Она также «продукто-ориентированный человек», в том смысле, что на ее счету несколько созданных Интернет-продуктов, которыми люди хотят пользоваться. «Product people», такие как Марк Цукерберг в том числе, — правящие короли и королевы сегодняшней Долины, поскольку, — предполагается, — все прочие аспекты управления компанией могут быть делегированы, но способность к инновациям – нет. На первый взгляд, по итогам первого года управления компанией, Майер преследовал невероятный успех. Акции Yahoo выросли в цене почти в два раза, составив около $31 за штуку, и она возглавила список Fortune «40 до 40», став первой женщиной удостоенной этой чести.

Дабы отпраздновать ее годовщину, ее команда разослала сообщение сотрудникам, призывающее поблагодарить Майер «за все, что она сделала для Yahoo», нажав на ссылку с текстом «yo/thxmarissa». Сообщения (варьирующиеся от «Спасибо за олицетворение собой суперзвезды Yahoo» до «Marissa, you rock» и «Лучший CEO с которым я когда-либо работал») были собраны в книгу вместе с фотографиями Майер — в красной рубашке (оттеняющей фиолетовые рубашки инженеров, преимущественно мужчин); интервьюирущей Ину Гартен, гуру еды из Barefoot Contessa; и многие другие. «Yahoo! Благодарит тебя, Марисса!» начертано на задней стороне книги. После этого Майер также сделала и разослала копии книги.

Однако яркое первое впечатление зачастую отвлекает внимание от менее приглядной реальности, и это верно и в случае Майер с Yahoo. Никто не хочет звучать так, будто не поддерживает Yahoo или Майер, и поскольку Майер не согласилась сотрудничать для этой статьи, даже ее друзья зачастую не желали говорить о ней под запись. Ей довольно просто дать характеристику, которая может звучать как интересно, так и потенциально опасно Yahoo и его будущего. «Она приводит в замешательство, — говорит один из тех людей, кто тесно с ней работал, — было бы ошибкой описывать ее однозначно, ангелом или дьяволом». Другой топ-менеджер, работавший с ней, соглашается, что она сложный для понимания человек. «Некоторые части Мира Мариссы необъяснимо странны», — говорит он, — «и это не слишком помогает».

Есть две вещи касающиеся Мариссы Майер, в отношении которых все согласны. Одна – это то, что Марисса принадлежит к наиболее умным людям которых они когда-либо встречали. Вторая – что у нее суперспособность к работе. Майер говорит, что ей нужно только 4 часа в сутки для сна, и что она отработала 250 круглосуточных «смен» за свои первые 5 лет работы в Google. «Я не очень верю в выгорание», — сказала она в прошлом году во время своей речи, — «Многие люди работали действительно тяжело, на протяжении десятилетий, такие как Уинстон Черчилль и Эйнштейн».

Эта невероятная энергия, похоже, была ей присуща с ранних лет, еще в то время когда она жила в маленьком городке Wausau. Она сказала журналу Vogue, что у нее всегда был как минимум один кружок в день после школы: балет или фигурное катание, фортепиано, плавание или дебаты (ее команда победила на чемпионате штата), тренировка чирлидеров, президент Испанского клуба, и казначей «Клуба Ключа»; да, к старшей школе она занималсь балетом по 35 часов в неделю.

Во время речи в Стенфорде, когда Майер спросили о том, что сделало ее успешной, ее ответ был прост: «Я люблю работать». Она это повторила и на выступлении в Google, куда пришел ее отец. Люди обступили его и стали расспрашивать о Мариссе. Когда ему задали вопрос: «Вы когда-нибудь уже видели выступление Мариссы?», его ответ был прост: «Нет. Я отец Мариссы. Я люблю работать».

«Я жила в пузыре, — говорит Майер, — мне хорошо давалась химия, математика, биология, физика в старшей школе, и мои учителя меня активно поддерживали». Если Марисса и была неуверена в себе, она это не демонстрировала.
«В старшей школе Марисса была чертовски умна и она это знала (не снисходительна, а просто уверена в себе)», — так описывает Мариссу в своем блоге ее бывший одноклассник Лиф Ларсон. «Она всегда была на 100% деловой, все время. Она не была «популярной», но она всегда была активно вовлечена и прилежна. Что бы она ни делала, она старалась сделать это идеально».



Она подала заявки в 10 колледжей, включая Гарвард, Йель и Стенфорд. После того как ее приняли все, она сделала таблицу и проранжировала университеты по такому, например, критерию как медианный балл принятых абитуриентов (S.A.T.). Вперед вышел Стенфорд, где она изначально планировала получить степень по биологии или химии, чтобы в дальнейшем стать педиатром-нейрохирургом (в медшколу берут только после получения степени бакалавра). Однако когда она поняла, что ее программа обучения ничуть не отличается от программы и вполне средних ВУЗов, она решила получить диплом в той области, в которой Стенфорд был уникальным – и изменила профиль на «символьные системы», программу, включающая в себя философию, когнитивную психологию, лингвистику и программирование.

Сотрудник No. 20

Майер осталась в Стенфорде для получения магистерской степени в области Computer Science. К моменту выпуска у нее на руках было 14 офферов, но она выбрала Google, присоединившись к компании в 1999 году, двадцатым по счету сотрудником. Она также была первой женщиной-инженером в компании.
В то время работа в Google была очень разнообразной и интенсивной: «Марисса работала наравне со всеми, но не более других», — говорит один из ранних сотрудников. По мере роста компании, пресса начала все активнее стучаться в двери Google, но его основатели, Ларри Пейдж и Сергей Брин, не особенно были заинтересованы в общении с прессой и позиция Google была такова, что у компании не должно быть индивидуального лица, за нее должны говорить технологии. (Несмотря на то, что Майер и Пейдж какое-то время встречались, большинство людей уверяет, что их отношения никогда не влияли на работу).



Майер – истинный гик, по словам одного из бывших сотрудников Google: «Эта часть мифологии о ней – правда», и в качестве подтверждения приводит панель из светодиодов внутри теннисных шариков, установленную у нее дома. Но в отличие от большинства гиков она на удивление хорошо изъясняется. Репортеры, посещавшие Google в его ранний период и встречавшие Мариссу, были восхищены ее знанием технологий, прагматизмом, умением держаться. «Она объединяет качества программиста и гуманитария», — говорит репортер Дэвид Киркпатрик. Все еще можно найти речь Майер 2006 года в Стенфорде, где она обсуждала девять теорем инновации. Она говорила очень быстро, она и теперь известна своей быстрой речью, и на ней была синяя футболка с черными джинсами. Ее волосы еще не были идеально приглаженной прической блондинки, которой она стала ныне. У нее был нервный тик, она издавала «нннхх» звук во время пауз, что делало ее чуть ли не пародией на классического «нерда». Доставлял также и ее смех, который даже представлен в виде отдельной компиляции на YouTube.

Бывший сотрудник Google говорит, что Майер понимала всю важность работы с прессой, и такой блестящий студент как она, не могла не стать совершенной и в этом. «Это было стратегическое объединение ее интересов и потребностей компании», — говорит другой бывший гуглер. «Ларри и Сергей плевать хотели. И культура компании не приветствовала продвижение отдельных ее представителей. Но пресса требовала… Она (Марисса) желала этого, но не форсировала».
К слову, она так хорошо общалась с прессой, что к концу 2000х статьи были не столько о Google или его бизнесе, сколько о самой Майер. Ее американская и довольно привлекательная внешность, любовь к моде и декору, тщательно продуманные вечеринки, — явно попадали в сферу интересов журналов вроде Glamour и Vogue.

К этому моменту Марисса вошла в число топ-менеджеров Google. Ее должность называлась «Вице-президент по продуктам поиска и пользовательским интерфейсам» (“vice president of search products and user experience”). В одном из интервью Майер сообщила, что в ее задачи входило «координировать все, что касалось поиска Google: то, что пользователи видели на главной странице, и весь код спрятанный за ней». Glamour назвал ее «визионером», журнал «Сан Франциско» писал: «Практически все, что происходит в компании в Маунтин Вью… попадает под микроскоп Мариссы».

Подобные заявления находятся где-то в серой зоне между правдой и художественным преувеличением. Никто не отрицает, что Марисса играла ключевую роль в формировании того как пользователи взаимодействуют с Google. У нее, похоже, есть редкая способность, в частности для инженера, понимать что хотят пользователи. Но ее областью была сторона взаимодействующая с пользователями, где она давала «добро» продуктам, прежде чем они выходили на рынок. Майер не была в числе комнады из трех человек, создавшей Gmail. Она не имела никакого отношения к бизнес-стороне, создававшей продукты для рекламодателей (и откуда приходит значительная часть доходов Google). Она не руководила разработкой поиска как таковой, алгоритмов которые дают нам нужные результаты. На это работала отдельная команда.
Даже внешний вид Google – не единоличная заслуга Майер. Сергей Брин придумал минималистичный внешний вид Google и исходное лого; дизайнер Рут Кедар довела его до сегодняшнего стиля. (Хотя Майер и не придумала Google doodles, чередующиеся на главной странице – они впервые появились в 1999, когда Брин и Пейдж разместили фигурку из палочек на странице, cимволизирующую, что они уехали на Burning Man, — она их курировала).

Один из поклонников Майер говорит, что хоть та и не принимала всех решений о том, как будет выглядеть главная страница, «она приняла эту точку зрения, отстаивала и курировала ее». Она, похоже, занималась этим на совершенно неординарном уровне, известная в том числе и тем, что протестировала 41 оттенок синего цвета для создания согласованности между различными продуктами Google.

Преувеличение роли Майер необязательно ее вина – миф о суперженщине чрезвычайно привлекателен для журналистов, — но, тем не менее, он создавал неприязнь внутри Google, ощущение, что ей приписывают достижения, которые не совсем или не полностью ее. «В ранний период пресса была полностью посвящена Google, и это было здорово», — говорит бывший сотрудник. «Позднее это превратилось в «Мы создали монстра!» Другой бывший сотрудник говорит мне, что Майер можно описать очень по-разному. «Прекрасный ли она менеджер продукта и инженер? Безусловно. Чувствует ли она себя незащищенной и нуждающейся во внимании? Безусловно. Нарциссична ли она? Безусловно. Все эти описания имеют зерно истины».

В некоторых областях проблема была больше, чем неприязнь к растущей славе Майер. Среди тех, кто близко с ней работал, есть значительная доля скепсиса в отношении ее управленческих качеств. «Несмотря на то, что она сделала много хороших и полезных вещей, она отталкивала людей, потому что делала скоропалительные выводы о продуктах, и не всегда была права, однако она всегда считала, что права», — говорит топ-менеджер Google. Менеджер продукта, который работал с ней, чувствует, что она со временем стала скорее помехой, микро-менеджером, нежели помощником. «Все что она делала – меняла пиксели местами. В команде росло огромное недовольство. Она становилась все более и более авторитарной, и она могла просто сказать «нет», если у нее было плохое настроение или ей не понравился цвет. Я ненавидел работать на нее и вы не найдете ни одного из моих коллег, кто захотел бы работать с ней снова».
Когда я отвечаю, что это конечно же преувеличение, он говорит: «Назовите мне хотя бы одного пишущего код инженера из Google (который работал с ней), ушедшего за ней в Yahoo».

Проблемы у Майер были в основном с людьми ее уровня. «Она – диктатор, говорит другой сотрудник Google, — но для работы с людьми, которые чувствуют себя равными ей, это не подходит».
Однако младшие сотрудники часто любили Майер. Она основала программу Associate Product Manager, двухгодичный курс в Google, созданный для формирования будущих технологических лидеров, и его выпускники занимают нынче весомые должности по всей Долине. «Если ты в ее команде, она защищает и помогает тебе», — говорит поклонник Майер, — если нет, то она может быть не столь приятной».

Люди знающие Майер в личной жизни говорят, что она одновременно искренна и щедра. «У нее есть чувство ответственности и доля щедрости, не характерная для гиков среди которых она находится», — говорит журналист Киркпатрик. «У нее комплекс феи-крестной матери», — говорит бывший коллега, — ей искренне нравится приносить радость другим людям. Ее вечеринки именно об этом – потрясении чужих миров». (Майер устраивает ежегодную вечеринку в честь Хеллоуина, в рамках которой демонстрирует фантастические вещи, такие как, например, 100-килограммовая тыква с тщательно вырезанными на ней математическими формулами, дерево из шоколада, кинотеатр на заднем дворе и бар из печенья. «Очень в стиле Вилли Вонка», как описал один из гостей).

Однако ее рабочие манеры могут шокировать людей, которые привыкли видеть ее на сцене или читать о ней в официальных биографиях. Она не демонстрирует особого (если вообще) тепла (как минимум, к тем, кто не входит в ее внутренний круг) и часто избегает смотреть в глаза другим людям. В Долине, где наличие синдрома Аспергера стало практически знаком почета, — не все ли супер-умные люди слегка социально неловки? – это не должно бы иметь особого значения. Правила, впрочем, всегда слегка отличались для женщин, да и особенности Майер выходят за пределы обычной холодности. Она стала неприятно известна тем, что под ее дверью выстраивалась многочасовая очередь из сотрудников, ожидавших встречи с ней. «У нее нет абсолютно никакого уважения к чужому времени», — говорит топ-менеджер из индустрии, который хорошо знает как идут дела в Google. «Она вынуждала 30 или 40 человек ждать часами. Она требовала своего одобрения для каждого из принимаемых решений, и им приходилось ждать. Она вызывала огромное количество неприязни».

«Марисса настаивала на контроле от начала и до конца, чем вызывала раздражение у большого числа коллег», — говорит топ-менеджер Google и добавляет: «Такие люди обычно не очень хорошо сотрудничают». Бывший сотрудник Google отметил: «Она была очень эффективной в ранние годы, но со временем стала все более нарциссичной».
Можно, конечно, попытаться посмотреть на жалобы и с другой точки зрения. В задачи Майер входила ревизия продуктов прежде чем они выходили за двери компании, и это явно способствовало тому, чтобы сделать ее непопулярной. Она неистово защищала внешний вид Google от перегруженности. «Я – привратник, — сказала она в интервью Fast Company, — я говорю «нет» большому числу людей». Не обошлось и без чувства зависти, по словам других. Многие считают, что появление Майер в шоу вроде Today или подобных, где она говорила непосредственно о Google, всегда были на пользу компании. А между инженерами и продакт-менеджерами существует естественное трение, поскольку инженеры фокусируются на логике, в то время как продакт-менеджеры хотят наилучшего решения для пользователей. Я даже слышала выступление в защиту рабочего графика Майер от Джесс Ли, которая когда-то приняла участие в программе Associate Product Manager, а нынче – СЕО Polyvore. Она сказала, что считает очередь под кабинетом высшим проявлением демократии. «Не было никакого приоритетного порядка, была просто очередь».
К концу 2009 года внешне все выглядело так, будто Майер на вершине. Ее тщательно продуманная свадьба с предпринимателем, симпатичным выпускником Гарварда, с которым она познакомилась в 2007 году, была освещена Vogue, назвавшим ее «ослепительной гуглершей, которая делает мир «искомее» на радость нам».

Однако внутри Google ее карьера заглохла. В конце 2010 ее убрали из надзора за поиском и назначили руководить геолокационными сервисами Google – картами и рекомендациями ресторанов. Для внешнего мира это могло звучать хорошо, но внутри компании поиск был центром вселенной, а все остальное – отдаленными планетами. В апреле 2011 Ларри Пейдж снова стал СЕО, заменив Эрика Шмидта. Он распустил операционный комитет, в котором у Майер было место, и создал высокоуровневый комитет под названием «Команда L». Майер туда не пригласили. Ее коллеги, Сьюзан Войчички и Салар Камангар, стали вице-президентами. Майер – нет. Примерно в то же время другой топ-менеджер был назначен на должность руководителя геолокационными сервисами. Майер стала его подчиненной.

По словам журналиста Николаса Карлсона, пишущего для Business Insider, инженеры взбунтовались, придя к Пейжду и по сути сказав: «Либо мы, либо она». Три человека из Google подтвердили мне, что именно так все и произошло. «По отзывам множества людей, она не была командным игроком, скорее мешала чем помогало, а главное что имело значение – как будет лучше для Мариссы Майер», — рассказал один из них. У нее также была репутация человека, делающего не слишком большой вклад в стратегические дискуссии. «Она просто шла напролом, лишь бы перехватить нить беседы, — делится один из тех, кто имел с ней дело, — ей обязательно было нужно быть самым умным человеком в комнате».

Впрочем, перестановки были проведены не просто из желания убрать Майер. По словам гуглеров, «Команда L» олицетворяла собой убеждение, что лучше чтобы один человек управлял сервисом, дабы снизить градус накала между продакт-менеджерами и инженерами. Были и другие люди, потерявшие прежнюю власть.
Друзья говорят, что Майер была уязвлена. Однако на публике она и глазом не моргнула. Она отвечала на вопросы, говоря, что ее новая роль предполагает управление бОльшим числом людей. Она выступает на конференциях. Она получает награды. Она повсюду. И кое-кто, кто ее знает, считает, что Майер «выросла» благодаря этому опыту. «Она была намного жестче и намного упрямее, когда работала в поиске, — рассказывает один из бывших сотрудников Google, — Люди меняются и взрослеют. Она сделала большой шаг вперед».

Другие также увидели вынесенный урок в данной ситуации. «Внутри компании реакция была примерно: «ОМГ, уау, у Мариссы больше нет власти! — делится другой бывший сотрудник Google, — Внешне же она была просто великолепна. Она перенесла это с невероятным достоинством. Она подрядила свою PR-команду и сказала: «Ох, теперь я управляю бОльшим числом людей». И это сработало: большинство заметок о Майер практически не коснулись темы ее понижения.
«Она прекрасно умеет позиционировать себя, и она непотопляема, — говорит топ-менеджер из Долины, — у нее было очень много врагов в Google. Они ее нейтрализовали, но не убили».
«Она была гением, — считает другой топ-менеджер, — Она вела политические игры лучше кого-либо. Она это проглотила, не уволилась, взялась за то что ей поручили, и не позволила избавиться от нее. А когда у нее появилась возможность осуществить переход, она это сделала».

Куда уходят умирать стартапы.

Если звезда Майер в Google клонилась к закату, то звезда Yahoo уже закатилась. Шокирующий итог для компании, которая наравне с Netscape, считается зародившей то, что позднее назвали феноменом Силиконовой Долины. Yahoo была основана в 1994, когда два студента Стенфорда, Джерри Янг и Дэвид Фило, создали «гид Джерри и Дейва по Всемирной Паутине», который по сути представлял из себя каталог веб-сайтов. В то время, до возникновения поисковых сервисов, Yahoo стала основным способом поиска в интернете, и все приходили к Yahoo. Поскольку классикой жанра для стартапов до конца бума 90х была покупка трафика, они все платили Yahoo за рекламу. На пике своей славы, в начале 2000, Yahoo стоила $128 миллиардов, в два раза больше чем компания Walt Disney. Это было аккурат перед тем как лопнул пузырь и банкротство многчисленных стартапов сказалось на доходах Yahoo. Уже к 2001 году она стоила примерно $4,7 миллиарда.

Совет директоров нанял Терри Семел, легендарного ветерана из Warner Bros., чтобы реформировать компанию, и он это сделал: к 2008 году стоимость акций Yahoo поднялась до $28 за штуку, а доходы компании выросли с $1 миллиарда в 2001, до практически $7 миллиардов в 2007. Однако Семел был не слишком технически подкованным, он и со своей-то электронной почтой едва справлялся, и компании не удалось проложить себе путь в будущее. В Долине Yahoo печально известна своими сделками, которые она не совершила. Одна из худших – Facebook. Летом 2006 года у Yahoo была возможность купить компанию за $1 миллиард. Семел решил поторговаться и предложил 850 миллионов долларов, и Марк Цукерберг, который не слишком жаждал продажи, — по словам бывшего топ-менеджера, — использовал это как предлог для выхода из сделки.

Yahoo потратила миллиарды на массу других сделок, многие из которых должны были дать компании ведущую роль во всем что важно сегодня: от социальных сетей до обмена фотографиями, но все было утеряно внутри того конгломерата, в который превратилась Yahoo. Компанию стали называть «местом, куда стартапы приходят умирать».

Пожалуй, что важнее всего, по словам бывшего топ-менеджера, технологии Yahoo никогда не были приспособлены для разработки приложений. «Если вы хотели сделать приложение, вам приходилось использовать технологии Yahoo, которыми бы никто в своем уме для разработки приложений применять не стал, — рассказываает собеседник, — Собственно, никто их и не использовал. Это было слишком сложно». В подтверждение этой мысли он приводит в пример последний интересный продукт, запущенный внутри компании – Fantasy Sports, который увидел свет в 1998 году.

Семел покинул компанию, и в 2007 в должность СЕО вступил Янг. Несмотря на то, что в Долине его любят, он не поклонник принятия сложные решений. К примеру, он известен тем, что отверг предложение Microsoft о покупке Yahoo по цене в $31 за акцию (наличными и акциями Microsoft). В конечном счете Yahoo заключила «поисковую» сделку с Microsoft, который к этому моменту уже раздумал покупать компанию. Поисковик Bing, который Yahoo арендовала в рамках заключенной сделки, был не слишком хорош. «Yahoo потеряла свою душу, отказавшись от собственного поискового движка», — прокомментировал сделку Дэнни Салливан, выпускающий редактор Search Engine Land.

К этому моменту Yahoo возглавляла Кэрол Бартц, бывший CEO Autodesk. В 2011 году совет директоров уволил ее по телефону. Yahoo была покалечена. «У нас было множество «выгоревших» людей», — рассказывает бывший топ-менеджер. Множество бывших и текущих сотрудников Yahoo говорили о внутреннем трении, отсутствии четких решений, бюрократии, канцелярщине, которая изматывает людей до той степени, когда они отказываются вовсе что-либо делать. В век смартфонов у сотрудников Yahoo все еще были BlackBerry.

И тут появляется Дэн Лоеб. На Уолл Стрит он известен своими резкими нападками на топ-менеджеров компании, и в тот момент когда Бартц была уволена, он купил 5% акций и потребовал, чтобы выбранные им собственноручно люди вошли в совет директоров.
Лоебу нужна была не столько Yahoo. Несмотря на ошибки Семела, его команда совершила как минимум две сделки, которые более чем компенсировали упущенные возможности. Одна из них – Yahoo Japan, в которой Yahoo владела 35%. Другая, намного более важная, в результате которой Yahoo получила 40% китайской компании Alibaba в 2005 году. Alibaba стала китайским аналогом eBay и Amazon вместе взятых, и к осени 2011 умным людям с Уолл стрит было ясно: когда бы Alibaba ни собралась продавать свои акции, они будут чрезвычайно ценны. Люди знакомые с Лоебом говорят, что он оценивать акции Yahoo всего в несколько долларов за штуку, и основной целью его покупки была Alibaba.
Совет директоров же вместо того, чтобы серьезно отнестись к Лоебу, не отвечал на его телефонные звонки и нанял нового СЕО, Скотта Томпсона, бывшего топ-менеджера eBay. Тот практически мгновенно объявил о планах сократить 2000 сотрудников (из 14000). Роберт Чапман, управляющий хедж-фондом, говорит что советовал Томпсону действовать иначе. «Я сказал ему: дай Лоебу места в совете директоров. Как только он окажется внутри, он не будет морочить тебе голову. Не дай своему эго встать у тебя на пути». Однако тот не прислушался к моему совету. А Дэн – из тех людей, которые будут мстить».

Именно это он и сделал. Другой бывший топ-менеджер Yahoo припоминает совещание в котором участвовало около 16 человек из числа высшего руководства, и которое вел Томпсон весной 2012го. Внезапно Томпсон поднялся и вышел, сопровождаемый своим пиарщиком и генеральным советником Yahoo. Его не было около получаса, а когда он вернулся, он не дал никаких комментариев на тему своего отсутствия. Один из присутствующих в комнате вскоре обнаружил горячую новость на AllThingsD: Лоеб отправил письмо совету директоров Yahoo с сообщением о том, что хотя Томпсон указывает в своей официальной биографии о наличии диплома инженера, на самом деле это неправда. «Мы все сказали: «Твою мать!»

Томпсона «ушли» спустя 130 дней после его назначения на пост СЕО и Лоеб получил места в совете, которые он так хотел – целых три. Он также настоял на том, чтобы директор, которого он привел, бывший топ-менеджер MTV Майкл Вольф, вошел в поисковый комитет нового СЕО. Тем времене Yahoo назначила Росса Левинсона, бывшего главу глобальных медиа, временно исполняющим обязанности СЕО. Вольф вскоре сообщил, согласно людям близко наблюдавшим происходившие события: «Думаю, мы можем заполучить Мариссу Майер. У нее были сложности, и, я полагаю, она в поисках».

Остальной комитет не проникся мгновенным энтузиазмом в отношении кандидатуры Майер. Один из директоров, Фред Аморосо, отметил, что хотел бы видеть Левинсона в качестве СЕО. Были и другие кандидаты: Джейсон Килар, уважаемый СЕО Hulu, и Брайан МакЭндрюс, который создал aQuantive и продал его Microsoft. Другой бывший член совета директоров рассказал, что Том МакИнерни, бывший топ-менеджер Barry Diller’s InterActive Corp, поначалу больше всех противился кандидатуре Майер, поскольку ее опыт был слишком узкоспециальным. С точки зрения совета, она никогда не руководила самой сутью компании, к примеру, не управляла учетом прибылей и убытков и не проводила сокращений персонала.

А еще она работала только в Google, где тебе никогда не приходилось волноваться о том, сколько денег ты потратил, и любят ли тебя рекламодатели. Несмотря на то, что члены совета не вели активных бесед с людьми из Google, опасаясь утечек информации, они тем не менее обсуждали известные недостатки Майер – ее потребность во внимании, и необходимость научиться признавать вклад других людей в общее дело. «Она была головоломкой. У нее были отличные сильные стороны, но вопрос был в том, сможет ли она преодолеть свои недостатки».

Затем Килар отпал. Совет провел собеседования с оставшимися тремя кандидатами 10 и 11 июля 2012 года. Левинсон, который полагал, что получил позицию, представил свой план, в рамках которого Yahoo уходила из технологического сектора в область контента, с намного меньшим числом сотрудников.
А затем была Майер, которая представила невероятно детальный, построенный на тщательном анализе, план, затрагивающий все области бизнеса компании. «Присутствующие были приятно ошарашены, — рассказывает один из бывших членов совета директоров, — Я нанял многих СЕО, и это было одно из лучших интервью, которое я когда-либо видел». Майер также прошла тест, проводимый хедхантер-компанией Спенсера Стюарта, и направленный на измерение управленческих качеств и способности к лидерству. Ее результаты были выше всяких похвал. Она сказала именно то, что хотел услышать совет директоров, в ответ на имевшиеся опасения в отношении ее слабых сторон. Например то, что она планирует окружить себя сильными людьми и рассчитывает на помощь совета в этой задаче. (Майер впервые сообщила совету о том, что беременна, в конце июня, и никто не счел это проблемой).

Когда 16 июля была обнародована новость о том, что Майер станет пятым СЕО Yahoo за последние 5 лет, реакция была восторженной. «Все ахнули от изумления: Yahoo смог сманить ее из Google?» Внутри компании кто-то разместил постеры с портретом Майер и заголовком: «Hope», как на известных предвыборных плакатах Обамы.

Майер организовала встречу с Левинсоном по настоянию совета, поскольку тот надеялся, что несмотря на сложившуюся ситуацию Левинсона удастся удержать в компании. Согласно одному сотруднику, знакомому с ситуацией, Левинсон пришел в назначенное время к офису Майер. Он ждал, ждал и ждал. Затем он сказал ее ассистенту: «Я планирую продолжить ожидание в своем офисе», — который был в двух шагах от офиса Майер. Ассистент ответила: «Нет-нет, вам нужно сидеть и ждать именно здесь». Левинсон пулей вылетел из приемной, и покинул Yahoo в скором времени после этого эпизода.

Переговоры Майер о ее компенсационном пакете были также несколько странными. Совет директоров предложил ей солидный оффер: годовую зарплату в миллион долларов, бонус в два миллиона, плюс $56 миллионов в акциях и опционах. Майер не хотела увеличивать долю акций Yahoo за счет зарплаты и бонуса, хотя это весьма положительно сказалось бы на ее имидже (и потенциально снижает подоходный налог). Один из комментаторов говорит, что ее волновала не столько сумма компенсации, сколько цифры, которые появятся в прессе – они должны были демонстрировать, что она стала зарабатывать больше, чем в Google. «Некоторым СЕО важны деньги, другим – статистические показатели, кому-то важны игрушки. А ей важно было что подумает публика».

Вписавшаяся Леди*

*Намек на книгу Шерил Сандберг «Lean In».

В свой первый год Майер превратила некоторых скептиков в последователей. Она ворвалась в Yahoo ураганом. Либо можно сказать, что она «гуглизировала» Yahoo. Она избавилась от Блэкберри, заменив их Айфонами и Андроидами. Она начала бесплатно кормить сотрудников, как любая уважающая себя компания Долины. Она внедрила процесс, позволяющий сотрудникам жаловаться на бюрократию внутри компании. Она начала вести встречи по пятницам под названием F.Y.I.’s, где сотрудники могли задать любые вопросы ей и другим представителям топ-менеджмента. Она убрала котировки акций с внутреннего портала Yahoo, заявив, что не хочет, чтобы сотрудники фокусировались на краткосрочных результатах. Ее первым нанятым сотрудником стал ее же пиарщик из Google, — и отзывы прессы были преимущественно благожелательными. «Она практически единолично трансформировала культуру компании и вновь заставила людей гордиться тем, что они тут работают, — поделился Эрик Джексон. «Я не всегда восхищался ею в Google, — рассказал бывший гуглер, — Я не думаю, что она была эффективна. Но то, что она сделала в Yahoo – феноменально».

Другой СЕО из Долины говорит мне, что Майер регулярно появляется на ежемесячном ужине для СЕО основных компаний Долины, и несмотря на свою репутацию в Google, она вдумчима, внимательна и заинтересована в опыте других людей. В интервью TechCrunch Майкл Арлингтон спросил Майер, в чем ее суперсила, в чем она действительно хороша, на ее взгляд. «Я думаю, я обладаю эмпатией, — ответила она, — Последний год для Yahoo выдался напряженным, в том числе из-за моего прихода и многочисленных перемен… Если у меня и есть суперсила, это, вероятно, эмпатия».



Доказательством того, что Майер способна воспринимать точку зрения других людей, стало приобретение Tumblr, популярной социальной сети и платформы микроблогов, весной 2013 года. В Долине считают, что предложить $1.1 миллиард компании, у которой практически нет доходов и, тем более, прибыли, и уговорить их снизойти до принятия твоего оффера – и правда достижение. Майер лично пообещала Дэвиду Карпу, 27-летнему основателю Tubmlr, что его компания будет и далее управляться независимо. «Я считаю, что они установили хорошее взаимопонимание, — комментирует один из венчурных инвесторов, котрый принимал участие в процессе сделки, — Она продемонстрировала, что понимает Tumblr и Дэвид ей доверяет… Если бы не эта взаимосвязь, совершенно неясно, смогла бы ли состояться эта сделка».

Прошлой осенью по настоянию Лоеба Майер продала часть доли Yahoo в Alibaba обратно китайской компании за $7.1 миллиарда (Yahoo по-прежнему владеет 24% доли Alibaba); на сегодняшний день она потратила $4 миллиарда из них на выкуп акций Yahoo, шаг, который обычно нравится инвесторам. Она закрыла многие из приобретенных компаний, поскольку это был так называемый «приобре-найм», который нынче необходим, поскольку талантливых инженеров найти настолько тяжело, что иногда проще купить их компанию. Несмотря на то, что покупка компаний, не приносящих дохода, за бешеные деньги, напоминает «старый» Yahoo, в Долине считают, что она заключила разумные сделки.

С приходом Майер новое самоопределение Yahoo – «глобальная технологическая компания, чьей задачей является привнесение доли вдохновения и развлечения в ежедневные задачи человечества». Она обновила существующие продукты Yahoo, включая домашнюю страницу, портал новостей и Flickr (хотя обновление дизайна последнего уже вовсю шло еще до ее прихода). Прошлой весной Yahoo запустила приложение прогноза погоды, которое «выстрелило» так хорошо, что Джони Айв, дизайн-гуру Apple, отправил Майер поздравительную записку; приложение вошло в топ-10 продуктов в App Store. Обновление приложения Fantasy Football вызвало восторженные отзывы. Также она помогает Yahoo стать более «мобильным». В данный момент, по словам Майер, 800 миллионов пользователей посещают Yahoo каждый месяц, что на 20% больше чем на момент ее прихода в компанию, и 390 миллионов из них заходят через мобильные девайсы. (Не все, впрочем, считают эти цифры убедительными. Аналитик Бен Шахтер, освещающий деятельность Yahoo для Macquarie Securities, отмечает, что Yahoo не предоставляет достаточно информации аналитикам, чтобы быть уверенными, что это значимые, качественные просмотры страниц).

Майер заключала и контентные сделки, начиная с покупки прав на старые выпуски Saturday Night Live, чтобы создать архив видеоконтента, до переговоров о создании интервью-шоу с Кати Курик, и найма звездного колумниста New York Times Дэвида Пога, с тем, чтобы он писал для Yahoo. Майер также совершенно не боялась делать смелые и спорные шаги. В частности, в начале 2013 она отправила сотрудникам уведомление о запрете на удаленную работу из дома.

И, опять же, невероятный рост стоимости акций Yahoo. Ее рыночная стоимость выросла на $14 миллиардов с момента прихода Майер в компанию, а стоимость акции даже слегка превысила предложение Microsoft от 2008 года. Майер, которая пообещала исполнить йодль, когда это случится, извинилась перед сотрудникам за то, что у нее не было достаточно времени, чтобы взять уроки пения.

Однако это не значит, что инвесторы наконец поверили в Yahoo. Этот рост обеспечен в небольшой части ростом стоимость Yahoo Japan, и в значительной части огромным интересом к Alibaba, которая объявила о планах по выходу на IPO. По слухам, ее капитализация оценивается между $70 и $200 миллиардами. «Медиа интересна Yahoo в целом, — говорит Шахтер, — Но основной части инвесторов с Уолл Стрит Yahoo как таковая безразлична». Майер это понимает. Когда ее спросил TechCrunch о росте стоимости акций, она сказала: «Я думаю, у нас были очень разумные инвестиции, за которые я обязана своим предшественникам».

Наибольший вопрос состоит в том, обеспечивает ли начальный успех Майер ее дальнейшее блестящее будущее. Некоторые сомневаются. «Она бесстрашна в принятии решений не потому, что она бесстрашна, а потому, что она не допускает мысли, что может ошибаться», — считает бывший топ-менеджер Yahoo. «Я говорю об этом в позитивном ключе. Одной из ошибок Yahoo было то, что компания не принимала решений годами, потому что у нее не было никаких убеждений. Марисса принимает решение за решением, и в отличие от ее публичного имиджа, без данных и без особых знаний. Однако это повлияло на ее начальный успех».
Есть также и полярное мнение в отношении истории о великом изменении Мариссы Майер, предполагающее, что она на самом деле ни капли не изменилась: «К моменту, когда кто-либо становится СЕО большой компании, у них уже сформированы привычки и система работы, и они не меняются», – высказывает свое мнение топ-менеджер из индустрии, — Опаснее всего – предполагать, что они могут измениться».

Действительно, некоторые из историй о происходящем в Yahoo поразительно напоминают происходившее в Google. Она по-прежнему может быть холодна с подотчетными ей топ-менеджерами. Один из бывших топ-менеджеров припоминает как предупреждал членов своей команды преед встречей с Мариссой, чтобы они не рассчитывали получить то, на что надеются. «Несмотря на предупреждение, люди, очень опытные люди с десятками лет опыта, вышли и сказали: «Это была худшая встреча за всю мою карьеру». Она может принести на встречу коробочку черники и просто смотреть на тебя, отправляя в рот ягоды. Люди чувствуют себя настолько игнорируемыми!»

Майер по-прежнему вынуждает людей ждать. Она никогда не опаздывает на пятничную F.Y.I. встречу со всеми сотрудниками Yahoo, однако она регулярно опаздывает на встречи с другими топ-менеджерами. «Это уже было раз десять, наверное, — рассказывает бывший топ-менеджер, — Ты собираешь команду, вы ждете [Мариссу] 10 минут, 20, 30, два часа… и она так и не появляется».

Прошлой зимой Майер запланировала встречу с топ-менеджерами компании на целый день для обсуждения бюджета на 2013 год. Встреча должна была начаться утром. «Минуты шли, Мариссы не было, — говорит один из тех, кто там присутствовал. – Время идет и идет, ее по-прежнему нет, и тут мы узнаем, что она интервьюирует Ину Гартен. К этому моменту прошло уже два или три часа. Наконец, появляется ее ассистент и говорит: «Сегодня обсуждения не будет». Как говорит этот человек: «Немного уважения никогда не повредит». Другой бывший топ-менеджер соглашается с жалобой, но отмечает, что однажды столкнулся в дверях с Майер и та дала хорошую оценку работе его команды.

В минувшем декабре Майер объявила в корпоративном блоге о планах полностью изменить Yahoo Mail. «Почта – это едва ли не основная ежедневная привычка», — написала она. Это так, впрочем, Yahoo Mail имеет большое значение и по другой причине. Согласно примерным оценкам, хотя никто и не знает точных цифр, почтой пользуются около 275 миллионов пользователей, составляющих более половины трафика Yahoo. Другими словами, если Yahoo потеряет этих людей, может быть эффект домино.
Команда, занимающаяся ре-дизайном, работала сутками, чтобы успеть к поджимающему сроку запуска, согласно изданию Business Insider. За день до запуска Майер созвала встречу команды и настояла на изменении цветовой схемы с синего и серого на желтый и фиолетовый. Как минимум четверо людей из тех, что были вовлечены в проект, уволились. «Они не против тяжелой работы, — говорит один из тех, кто работал с этой комнандой, — Но они против занесенного меча над их головами: Либо вы делаете так, либо никак. Это был наиболее неприятный опыт в жизни каждого».

Лишь недавно Yahoo выпустила очередное обновление своей почты (основной цвет – фиолетовый), и последовали десятки тысяч жалоб. Один из людей, вовлеченных в первый перезапуск, говорит, что объяснение довольно простое: в первую попытку Майер потеряла людей, которых она не могла позволить себе потерять.

Выход Лоеба.

И с самого же начала пошли трения с Дэниелом Лоебом. Согласно многочисленным источникам, Майер указала в своем бизнес-плане, что 14-тысячный персонал Yahoo должен быть сокращен до уровня 7-9 тысяч. Однако осенью она передумала проводить сокращения, аргументируя тем, что культура компании и так достаточно хрупка, чтобы пережить увольнения. Что беспокоило некоторых членов совета директоров, включая Лоеба, это то, что она отказалась делать какой-либо анализ. «Это же был ее исходный план! – говорит один из людей знакомый с данными событиями, — было бы совершенно нормальным в ее случае просто сказать: «Я ошибалась, вот результаты анализа». Но она не предложила никаких данных. Многие люди говорят, что по их мнению проблема в том, что Майер хочет выглядеть спасителем и, как выразился один из них: «Спасители не сокращают». (Майер, впрочем, ввела новую и довольно спорную систему ранжирования персонала, и, похоже, планирует избавляться от людей таким образом. Система вызывает чрезвычайное недовольство у сотрудников, которые изливают свои жалобы, в том числе, в Интернет).

Основной бизнес Yahoo ведет тяжелую борьбу: увеличение трафика пока не оказывает влияния на финансовые результаты. Майер уверяла еще со времен Google, что «деньги следуют за пользователями… Если вам удастся привлечь значительное число пользователей, и они будут использовать ваш продукт каждый день, деньги последуют за ними». Это было правдой для Google, и это общеизвестная истина в Долине.

Однако есть небольшая загвоздка: не всякий трафик котируется. Доходы Yahoo от баннерной рекламы продолжали падать каждый из трех последних кварталов, когда Майер была у руля. Доля Yahoo на глобальном рынке цифровой рекламы продолжает сокращаться, в то время как доли Google и Facebook – расти. И дело не только в цифрах идущих вниз. За последние три квартала бизнес-результаты Yahoo разочаровали аналитиков; компания не достигает результатов даже согласно собственным прогнозам, которые она предоставляла Уолл стрит. Goldman Sachs как раз снизил свои прогнозы по росту доходов и прибылей Yahoo.

Плохие результаты по доходам от рекламы создали определенные трения и в совете директоров. Майер, согласно одному из участников событий, уверяет, что это лишь краткосрочная заминка, но отказалась копать глубже. «Она мыслит как участник дебатов, но не как аналитик», — говорит этот человек. «Она делает скоропалительные выводы, и затем начинает отстаивать свою позицию, даже если есть противоречащие факты».



Но Лоеб продал основную часть своей доли не поэтому. Его план, согласно нескольким людям, заключался в том, что если все сработает, акции поднимутся до $25-$30 за штуку, и прошлой весной они достигли $29. Поэтому он отправился к Майер и объявил о своем желании продать 20 миллионов акций, треть своего пакета. В пятницу, 19 июля, Майер вернулась со встречным предложением. Она сказала, что Yahoo сама желала бы выкупить эти акции, а значит, гарантировать Лоебу цену, которую он вероятно не смог бы получить на свободном рынке, однако только при условии продажи 40 миллионов акций. Это уменьшало долю Лоеба до 2%, что означало, что он и его люди теряли места в совете директоров. Лоеб был шокирован тем, что она хочет избавиться от него и его команды, согласно двум лицам, но это была слишком хорошая сделка, чтобы ее упускать. 22 июля Yahoo объявила о выкупе 40 миллионов акций у Лоеба, вся история с Yahoo принесла его хедж-фонду порядка 1 миллиарда долларов.

На эту ситуацию можно посмотреть с двух разных сторон, и каждая в определенной степени будет правдивой. Одна – это то, что Майер не хотела иметь оппозицию, а Лоеб из тех инвесторов, который постоянно оппонирует. Другая – это то, что она принадлежит к малому числу людей, которым удалось переиграть Лоеба. «Она уклонилась от пули, — говорит топ-менеджер из индустрии, — Я думал, что они с Дэном разойдутся. Что он добьется ее увольнения. Они оба очень сильные личности. Дэн в какой-то момент сделал бы свой шаг. Она сделала его первой и добилась его ухода».



Сразу же после ухода Лоеба, Vogue выпустил лестную статью о Майер под заголовком: «Славься Шеф», с фотографией Майер полулежащей в кресле и держащей свое же фото открытым на iPad. В этой статье Майер сообщила Vogue, что «не планировала возглавлять технологические компании», продолжив: «Я просто гик, и стеснительна, и я люблю кодить». Она также сообщила, что Эрик Шмидт, тогдашний СЕО Google, заметил ей, что «когда ты хочешь оказывать большее влияние, чем ты можешь добиться сама, ты переходишь на позицию менеджера… И я такая: «Ой, правда, было бы здорово иметь возможность оказывать большее влияние, чем я бы могла сделать единолично». Не то, чтобы у меня был грандиозный план, в рамках которого я взвесила все «за» и «против» по поводу того чем я бы хотела заниматься – это просто случилось».

Наиболее интересная реакция на это завявление наблюдается у тех людей из Долины, кто считает, что ее история – как раз не о том как награда сама преследует талантливого героя, а о том, как амбициозный человек настойчиво и с умом идет вслед за своей целью. Что не так уж плохо, просто не нужно этого отрицать. Единственная разумная причина, по которой Майер это делает, — полагает женщина топ-менеджер, — это потому что она боится критики, которую часто встречают женщины, открыто признающие свою силу. Другой топ-менеджер смотрит на ситуацию под немного другим углом. Этот человек считает, что Майер довольно рано поняла, что быть женщиной-инженером – редкость в культуре, прославляющей инженеров, — дало ей то преимущество, которого не имели другие женщины, без этой строчки в резюме. В конце-концов, ее недостатки, такие как привычка опаздывать, можно легко исправить, если бы она захотела это сделать. «Идея о том, что она стеснительна и вообще скромный инженер – это полная ерунда!, — говорит этот топ-менеджер, — Она просто хорошо знает о том, что это создает ей «тефлоновое покрытие».

Что ж, по крайней мере, в даный момент у Мариссы есть тефлоновое покрытие, благодаря ее статусу знаменитости и доли Yahoo в Alibaba. В Долине существует убеждение, что способность создавать инновационные продукты компенсирует прочие недостатки. И если дело обстоит именно так, если суперсила Майер не в эмпатии, а в способности создавать продукты, которые нужны пользователям, если она действительно обладает этой редкой магией, тогда она останется на вершине.
Перевод: BETHANY MCLEAN
Юлия @Julles
карма
139,0
рейтинг 0,0
Реклама помогает поддерживать и развивать наши сервисы

Подробнее
Реклама

Самое читаемое

Комментарии (85)

  • +16
    Vogue выпустил лестную статью о Майер под заголовком: «Славься Шеф», с фотографией Майер полулежащей в кресле и держащей свое же фото на открытым iPad.
    Это не iPad.
    • +2
      Переводческую опечатку поправлю, а вот насчет iPad — претензии автору.
    • –5
      Скорее всего, за рубежом iPad стало нарицательным планшетов, т.к. яблочный планшет собственно и был первым.
      • +4
        Первым массовым планшетом — возможно.
        Но не первым. (http://ru.wikipedia.org/wiki/Планшетный_компьютер)
  • +22
    Отличная статья и перевод!

    Уже давно наблюдаю за Мариссой и для меня очевидно, что пресса её перехваливает.
    Подностью согдасен с тем, что Марисса выезжает на двух лошадках — Alibaba и поиск от Microsoft (этот поиск приносит 31% дохода компании). Марисса хочет разорвать сделку с Microsoft и создать свой поиск (есть слухи, что в команду поисковика переведены сотни человек). Сможет она это сделать не раньше 2015 года, когда по контракту с Microsoft каждая из компаний получит возможность выйти из соглашения

    Вот этот момент и покажет, что из себя представляет Марисса. А пока что квартальный доход не меняется уже почти год. и хвалить её, по сути, не за что
    • +5
      Любопытные слухи, интересно!
      • +7
        Из опыта работы с Яху: как 5 лет назад было болото в котором никто ни за что толком не отвечает и вести с кем-то переговоры невозможно, потому что вся структура меняется и исчезает департамент с которым ты общался, так и сейчас тоже самое. Единственное что проскакивает относительно быстро — сделки типа media.net. Потому что бабки живые сразу. А то, что это фактическое воровство у клиентов и весьма нехорошо в дальней перспективе — никого не волнует.
        • +6
          А можно поподробнее про воровство? В каком смысле?
          • +3
            Идем на форбс.ком (возможно надо воткнуть штатовскую проксю), на любую статью, мотаем вниз, там видим что-то вроде такой картинки image Доверчиво думаем что это контент, кликаем, попадаем на что-то такое image, кликаем и опа, Яху берет бабки с рекламодателя как за поисковый клик.
            Но и это не вся тайна золотого ключика. Журнал получает денег. Сами понимаете, раз там стоят эти линки, а не гугль адвордс, то эти линки приносят больше. А теперь внимание, вопрос: как через лишний клик, при средней цене клика в Яхе меньше чем в гугле, при необходимости делить прибыль с медиа.нет, эта реклама более прибыльна? Фокус весьма прозаичен. Дело в том, что с журнала уходит кликов в медиа.нет ощутимо меньше, чем потом приходит с медианет в яху. Умные рекламодатели заметили изменение конверсии и помаленьку начинают урезать бюджеты на Яху. Но глупых и медленых пока много.
    • +4
      Вспомнил, кого она мне напоминает :)

      image
      • 0
        Это скорее Ladyada.
  • +14
    ": противоречивые результаты первых полутора лет" (которые я и хотел прочитать, увидев заголовок) было явно лишним дополнением. Слишком много биографии.
    • +3
      Журналисты Vanity Fair пишут хорошо, но уж слишком длинно. Цель статьи была именно в том, чтобы осветить успехи Мариссы Майер на ее текущей позиции, однако они посчитали, что нужно добавить контекста, и потому биографическая часть вышла довольно длинной. Поскольку неофициальная биогоафия Мариссы уже мелькала на хабре, я посчитала нужным вынести фразу из лида в заголовок, чтобы было понятно, в чем отличие етой статьи.
  • +10
    Ctrl+F «Кремниев»
    Хм. Маловато комментариев ещё, судя по всему.
    • –13
      Я знаю, что холивар неизбежен, но останусь на стороне силикатов и силиконов, ввиду устоявшегося названия Долины среди ее русскоязычных жителей.
      • +26
        Марисса Майер стала суперзвездой Силиконовой Долины

        Silicone Valley (рус. Силиконовая долина) — прозвище долины Сан-Фернандо, также известной как «порнодолина». © Вики.
        • +6
          Ну сколько можно. Смиритесь уже с тем, что это устоявшийся вариант, хоть и некорректный, даже Википедия считает его основным.
          • +1
            Википедия считает название «Силиконовая долина» основным, потому что вы считаете его основным. Было большое обсуждение-спор, результат которого был «Википедия не устанавливает нормы, а идёт за ними, в большинстве русскоязычных источников долина силиконовая, когда это поменяется, тогда и название статьи поменяем». Такой вот порочный круг. )
            • +5
              потому что вы считаете его основным.

              Потому что большинство считает его основным. В свое время были варианты «броузер» и «браузер», но в итоге в языке закрепился последний вариант.

              Я о том и говорю, что «Силиконовая долина» является устоявшимся термином, и не важно, является ли он этимологически корректным или нет. Точно также можно упорно требовать вместо «пост» использовать «блогозапись», как это делает всем известный персонаж, но смысла в этом мало.

              Упоминание об этимологии термина в комментариях к каждой статье не сделает его более популярным, чем неправильный устоявшийся. Поэтому проще смириться и не связывать устоявшееся русское название с неправильным переводом. Все же понимают, о чем идет речь.
              • +1
                Упоминание об этимологии термина в комментариях к каждой статье не сделает его более популярным
                Почему нет? Может и сделает. Со временем.
                Я написал про Википедию, для уточнения — Википедия во многих ненаучных статьях показывает «не как правильно», а «как принято в данный момент считать», что совершенно разные вещи. Лично я в том споре ратовал за вариант «Кремниевая», источников и на это описание оказалось немало, но увы меньше, чем на вариант «Силиконовая».
              • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
                • +3
                  Кстати, а вам известно правильное ударение в слове «маркетинг»? Я помню холивары на эту тему лет 10 назад где одна сторона ратовала за чистоту русского языка (маркЕтинг), а вторая — за право называться грамотным маркетологом, предполагавшее знание ударения принятого в индустрии (мАркетинг). Кто же победил в результате?
                  • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
                    • +1
                      «Силиконовая Долина» была в ходу еще в 90-е, поскольку первая массовая волна эмиграции программистов и математиков пошла где-то в конце 80-х / начале 90-х. И все преспокойно говорили «Силиконовая» долгие годы, включая ИТ-журналистов, пока в Долину не приехал Дмитрий Анатольевич, и в России не стали строить «Сколково». Тогда Долина привлекла большое внимание государственной прессы и в тот период и пошло переключение на «Кремниевую», вероятно, чтобы не так двусмысленно звучала идея Сколково для обывателя. Не исключено, что через 20 лет устоится именно «Кремниевая», но пока что временнОе преимущество у «Силиконовой».
                      Вот тут мнение Льва Валкина на этот счет в P.S. Учитывая, что он в Долине живет более 10 лет и знает многих ее старожилов, не вижу оснований ему не верить.
                      Имеют ли эмигранты право указывать что именно правильно в русском языке? Вряд ли. Но имеют ли жители Долины право предпочитать и использовать свое собственное название? Почему бы и нет.
                      • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
        • +1
          Введите в яндексе словосочетание «силиконовая долина» и посмотрите какой по счету будет отсылка на сан фернандо. На ссылку из Вики можно ответить ссылкой из dic.academic.ru/dic.nsf/enc_geo/4478/%D0%A1%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%8F

          Да, это этимологически неверный перевод, вот только с устоявшимися названиями такое часто бывает. И отсылок на «силиконовую» за долгие годы очень много. Я же говорю, холиварная тема, зачем ее вовсе поднимать в очередной раз? Все аргументы сторонам давно известны, а термин между тем даже не является официальным топонимом.
          Но я согласна, в случае приведенной цитаты, каламбур вышел прекрасный. Возможно, именно за это я лично это название долины и люблю — интригующую двусмысленность.
          • +3
            А почему бы не использовать этимологический верный перевод?) На Хабре, думаю, нет людей, которые не знакомы с верным вариантом.
            • +3
              Дело в том, что я вообще не считаю, что переводить географические названия — правильно. Не в том смысле, что я категорически против, а лишь то, что это не всегда нужно или уместно. Согласна, это вкусовщина, но Кремниевая мне кажется чуждой как попытки назвать Mountain View — «Горновидово», а Los Altos — «Кошкино». В данном случае можно было бы сказать Долина Силикон, но почему-то не прижилось.
              • +1
                В данном случае можно было бы сказать Долина Силикон, но почему-то не прижилось.

                По аналогии с Маунтин Вью логичнее было бы использовать название «Силикон Вэлли», и в этом случае не было бы претензий к переводу. Но сложилось так, как сложилось, и вариант «силиконовый» вариант более распространен, чем «кремниевый». Проблема только в том, что слово «силикон» уже имеется в русском языке, и носит смысл silicone. Ведь retina-дисплеи никто не требует называть «сетчатка-дисплеями», потому что в русском языке нет слова «ретина» с другим значением.
                • +2
                  «Силикон Вэлли» — это аналог не «Маунтин Вью», а скорее «Маунтин Вью Сити». Так уж точно ничего не говорит. Говорят (и часто говорят) «город Маунтин Вью» (полная аналогия с «Силиконовой долиной» или «долиной Силикон»).
              • +2
                Los Altos — это «высоты», не gatos же.

                Некоторые географические названия принято переводить (например, Берег Слоновой Кости вместо Кот-д’Ивуар) — вопрос лишь традиции.
                Никакими логическими доводами не объяснить, почему по-русски говорят «Нью-Йорк» и «Новый Орлеан», а не «Новый Йорк» и «Нью-Орлинз».
                • +2
                  И то, Кот-д'Ивуар теперь официально не переводят (с 1995) по требованию правительства этой страны.

                  Ещё вспоминается озеро Lake Tahoe (озеро озеро озеро, если дословно).
                • 0
                  Я имела в виду Los Gatos, конечно же. Спасибо.
          • +1
            Силиконовые сиськи. А долина — кремниевая.
  • +32
    Хотели получить диктатора — они его получили.

    Момент с черникой — типичный жест, который совершают женщины, когда хотят покачать права и показать свою значимость.
    • –34
      Шовинистом быть ничуть не лучше.
      • +14
        Ну отчего же шовинистом? Мужик бы, например, в такой ситуации слушал посетителей, ковыряя в носу или закинув ноги на стол. Никто же не говорит, что только женщины могут давить на собеседника.
        • –15
          Меня просто неприятно резанул обобщающий комментарий. Разумеется. грести всех мужчин под одну гребенку тоже плохо. Но в комментарии выше проехались по женщинам, а учитывая, что я себя тоже к ним отношу, мне было неприятно лично.
          • +9
            В комменте выше проехались не «по всем женщинам» а лишь по тем ТП для кого «момент с черникой — типичный жест». Множество первых сильно больше чем множество вторых. И нормальные адекватные женщины ничего обидного в этом комменте не должны увидеть. Так что ваша реакция мягко говоря «удивительна»
            • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
              • +7
                Читайте предложение целиком
                «Момент с черникой — типичный жест, который совершают женщины» это не тоже самое что
                «Момент с черникой — типичный жест, который совершают женщины, когда хотят покачать права и показать свою значимость.»

                Совершенно не тоже самое.
                Не все женщины хотят показать свою значимость, и не все женщины которые хотят показать свою значимость прибегают к жестам пренебрежения.
                П.С. Насчет выкинуть слово согласен. Такие «жесты» присуще всем независимо от пола
    • –3
      Я вот не могу припомнить ни одного человека, который бы сделал революцию (в компании, в обществе, в науке или еще где-либо) и не был при этом профессиональным диктатором.
      • +2
        Руководитель-диктатор это не так плохо, но настолько не уважать людей это… это даже слов нет
      • +8
        Энштейн не был дикатором. Тесла не был диктатором. Адам Смит не был диктатором. Вообще, среди ученых диктаторов довольно мало.
        Просто если для вас революция — это только Джобс, то дело другое.
      • +3
        Можно быть очень даже «профессиональным диктатором» и при этом не демонстрировать своё пренебрежение твоей личностью при личном общении.
    • –3
      Женщины-начальницы — всегда в большей степени диктаторы, чем мужчины — это однозначно. Мужчины — уже привыкли к власти, а женщинам — она в новинку, поэтому они часто перегибают палку.
    • +1
      Иногда черника — это просто черника. Может она пообедать не успела в тот день и взяла перекусить на встречу.
  • +9
    Мне кажется, что хотя авторитарный стиль правления и способствует краткосрочным успехам, но в долгосрочной перспективе — это не лучший вариант.
    • –2
      Джобс не согласен.
      • 0
        Бывают исключения, крайне редко.
  • –7
    Спасибо, почитал.
    • –5
      Тем, кто наплевал в карму, плавающий баг вам в код.
  • +13
    Ужасный перевод. Читать очень сложно — чувствуется за русскими словами английский текст.

    «Никто не хочет звучать так, будто не поддерживает Yahoo или Майер», «Сообщения… были собраны в книгу вместе с фотографиями Майер — в красной рубашке; интервьюирущей Ину Гартен, гуру еды из Barefoot Contessa; и многие другие». и так далее.

    Очень много очень плохо написанного текста.
    • +20
      Похоже, вы хорошо знаете язык, и в таком случае можете насладиться первоисточником. Я потратила четвре вечера на перевод, потому что хотелось поделиться, на мой взгляд, очень интересной информацией. Два часа специально уделила в отдельный день дополнительной вычитке и редактуре, и уже после публикации продолжаю иногда возвращаться и поправлять косяки. Ввиду большого объема текста взгляд замыливается. Увы, больше времени я потратить на перевод не могу, поскольку есть рабочие обязанности и семейные дела. Статья находилась на сайте издания уже месяц, и никто другой на хабре не взялся за перевод.
      • +9
        Спасибо, очень занимательная статья.
      • 0
        Не обращайте внимания на критиков.
        Интересная статья.
        Хороший перевод.
        Спасибо за проделанную работу!
      • +6
        Спасибо за работу, статья очень интересная. Но перевод и в самом деле не очень хорош. Попробуйте не переводить предложения, а читать, понимать текст и «пересказывать». Так легче избежать следования английской граматике и стилю построения предложений.
      • +1
        Не переживайте. Это одна из немногих длинных не технических статей на Хабре, которую я с удовольствием прочёл от начала и до конца, не проскакивая абзаци, как в остальных случаях.
      • +7
        Затраченное время не имеет никакого значения. Важно лишь качество результата.
        Можно долго объяснять, сколько дней (недель, месяцев, лет) велась кропотливая работа, но это не изменит результата. Хабр и так завален низкосортными текстами с англицизмами, нерусскими предложениями с нелепыми конструкциями, неестественными оборотами типа «многие люди работали действительно тяжело».

        Я ничего не говорю — труд переводчика всегда недооценен, на работу с текстом уходит уйма времени. Но это не повод вываливать трудночитаемый некачественный текст. Просто после очередной энной подобной статьи начинаешь воспринимать Хабр как дайджест низкопробных халтур.

        Хотя ладно, прошу прощения, что прицепился и занимаюсь тут унылым морализаторством. :)
        Любой труд заслуживает уважения, тем более такая объемная работа на благо сообщества.
        Умолкаю.
        • +7
          В целом я с вами согласна. Именно поэтому, когда я начала переводить другую интереснейшую и длинную статью — о том как на самом деле происходила покупка Инстаграма Фейсбуком, я ее так и не опубликовала — не хватило времени для доведения до желаемого состояния.
          Думаю, баланс между перфекционизмом и способностью сделать положительный вклад все же должен быть.
          Я этим переводом не горжусь, но мне за него и не стыдно. Да, есть англицизмы, но нет откровенной неточности (на мой взгляд) или ошибок.
      • +1
        Спасибо за перевод! Читается — на одном дыхании.
      • 0
        Нормальный перевод.
        Есть «характерные обороты переводного англотекста», но ими болеют большинство тех, кто не специализируется на переводе литературного текста.
      • +1
        Большой, интересный материал! Спасибо, что перевели и опубликовали на Хабре. Люди всегда найдут, к чему придраться.

        Если захотите еще что-нибудь подобное перевести, то можете написать мне, и я помогу с редакцией и коррекцией. Почта yabryzgalov@gmail.com
        • 0
          Спасибо за дельное предложение!)
    • +2
      На самом деле, текст читается как хороший и близкий к идеалу. Где-то есть многословия по стилю, но это, очевидно, исходный текст такой. Где-то есть недопереводы, как процитированные участки, но чтобы говорить «ужасно» — это перебор.
  • 0
    К сожалению часто бывает что крутой гик-плохой управленец
  • +12
    В попытке превратить Flickr в еще один клон Instagram они получили отзывы типа таких, хотя буря уже поутихла. Но все это проходило на фоне бодро идиотичных заявлений Мариссы, что такое фотография и что не бывает уже никакой про фотографии и тп. Огромное число людей в тот момент утекло в 500px — это личная заслуга Мариссы на мой взгляд.
    image
    • 0
      Спасибо, эту шикарную цитату я пропустила.
      Она, конечно, очень спорный персонаж, именно поэтому и интересна.
    • 0
      Клон инстаграма, ага. Только пользователи из Беларуси до сих пор не могут поставить себе их мобильное приложение на андроид.
      А когда я последний раз зашел в веб-интерфейс, у меня вытекли глаза.

      Может идея по миграции в инстаграм с точки зрения бизнеса и правильная, но реализация отвратительная.
      • +1
        Основная сила Flickr всегда была именно в сообществе — в группах, чего нет больше ни в одном фото шэринге, и мне кажется очень сомнительной идея делать из этой среды Instagram, абсолютно наплевав на мнение этого самого сообщества. Без которого Flickr будет будет не пойми что, учитывая что есть аккуратный 500px для профи и продвинутых энтузиастов, ну и собственно Instagram для снапшотов и прочей еды.
        Приложенька у Flickr конечно жалкая, а поначалу это вообще был ужас-ужас, который вылетал у всех почти — я не понимаю, зачем надо было.это выкатывать. Т.е. старое сообщество обидели и частично распугали, а новое с такой моб версий не собрать.
        • 0
          Flickr был одним из пионеров, внедривших определенное количество социальных функций еще тогда, когда Facebook был сетью только для студентов. Это был разумный набор социальных функций, которые позволили создать эффективно работающие тематические группы, позволил людям строить вокруг фотографического контента вполне реальные сообщества. На Flickr благодаря группам, тэгам и «машинным» тэгам, а также его API и поддержке разных лицензий на контент, «поселились» многие сообщества научного и научно-популярного направления.
          Потом была выдвинута концепция «историй, рассказываемых фотографиями» — это сумма из самого фото, заголовка, описания, тэгов, географической привязки, пометок на самом изображении (включая людей, которые там изображены).
          А с приходом нового менеджмента переделки интерфейса (которые еще продолжаются) сделали все это практически невозможным:
          — способ отображения фото с заголовком и описанием частично отключен, частично зарыт
          — были попытки заменить все тэги на хэш-теги в стиле Твиттера (что делает сложные тэги с пробелами вроде научных названий нечитаемыми)
          — в интерфейсе появились тучи багов, которые никто не горит желанием исправлять
          — весь не-фотографический контент (включая комментарии) «ужали» в прямом смысле — никаких многострочных заголовков, форма комментариев не дает написать удобно более двух предложений и т.п.
          Итог — сервис по функционалу деградирует, приближается медленно, но верно к чему-то вроде альбомов Google+ или Facebook, с легким налетом Твиттера (чем меньше и бессмысленней текст — тем лучше) и Инстаграма (те самые фильтры...)
          Новых пользователей попробовали приманить бесплатным терабайтом, наверное, многие даже попробовали, кто-то отчитался перед инвесторами о росте базы пользователей, но сложно представить, чтобы это были лояльные пользователи.
          Потом изменили механизм внедрения фото в другие сервисы — теперь основным стал iframe, который вставляет тяжеловесное слайд-шоу с предвыборкой и так далее. Некоторые сторонние сайты от этого стали чудовищно тормозить.
          • 0
            Все это печально и главное — необъяснимо ничем, кроме корпоративного безумия. Кол-во юзеров у них сравнимо с Instagram, примерно 77М против 100М, причем часть из них платит деньги, в то время как ig еще непонятно как будет монетизироваться и не разбегутся ли юзеры от рекламы.
            • 0
              Это объяснимо только одним: в Yahoo (уж не знаю, лично ли Марисса) кто-то решил, что раз «новое поколение выбирает Facebook/Instagram», значит надо дать им нечто, что представляет из себя гибрид того и другого.

              Очень напоминает серию мультика King of The Hill, где жена главного героя проанализировала все самые популярные телеигры и изобрела игру, где есть только два ключевых момента, объединяющих эти игры — игроку нужно крутить и выбирать. Больше ничего ему делать не нужно, ни на что другое время не тратится.

              Вот так и тут, похоже, никто особо не подумал, что Facebok и Instagram уже существуют, и чтобы переманить пользователей в их подобие, нужно, чтобы они куда-то исчезли, а не просто новый сервис, который напоминает их обоих по функционалу.

              Я уж не говорю о том, на сколько низким оказался уровень исполнения всего этого, и какие опасные в смысле влияния на производительность приемы (вроде условно-бесконечного скролла и интенсивного preload) там применяются.
        • +1
          Самое смешное, что сейчас разные пользователи видят совершенно разный интерфейс.
          Что мешало сделать разное представление для разных пользователей по выбору — непонятно, тем более что раньше это в какой-то степени было, каждый мог до определенной степени настроить внешний вид. Сделали бы отдельно интерфейс для «мобильных пользователей» — в духе Инстаграма, и отдельно — для аудитории прежнего типа. А там было бы видно, что более востребовано. Что касается затрат на поддержку — у них и так код UI похож на лоскутное одеяло с заплатками, он ужасно разношерстный и написан разными людьми в разном стиле, так что если это все написать заново современными средствами и унифицированным образом — получилась бы даже экономия.

          Плюс, еще один смешной шаг, это yahoo bar на Flickr. Очень небольшое число пользователей вообще имели представление о чем-то, кроме Flickr из сервисов Yahoo, а потому когда этот (сюрприз!) ядовито-фиолетовый тулбар появился, это вызвало волну негативной реакции. На счастье, Flickr имеет свое community сторонних разработчиков custom css и скриптов для greasemonkey, которые удаляют ненужное и меняют интерфейс к лучшему.
  • –1
    > Майер не согласилась сотрудничать для этой статьи

    Получилось, что Марисса точно расставила точки над i: статья не была ей нужна, и автор и/или издание не показались ей достойными траты времени.

    А за фразу

    > предложить $1.1 миллиард компании, у которой практически нет доходов и, тем более, прибыли, и уговорить их снизойти до принятия твоего оффера – и правда достижение

    автора нужно номинировать на премию худшей формулировки. Мало что он этой фразой контекст не передал вообще никак, так еще и героиню умудрился подставить: редкий человек не уговорит компанию, не имеющую дохода, продаться за $1.1 млрд. Все дело, конечно, в контексте, я об этом.
    • +4
      Автор иронизировала вообще-то. Дело в том, что те, кто не работает в Долине, посмеются над этой формулировкой. Но в Долине все обстоит именно так: Фейсбук (который не имел особых доходов и прибыли) отказался продаваться за 850 000. Инстаграм купили за миллиард. Tumblr уже знал как обстоят дела на рынке, и что можно торговаться. Поэтому мог позволить себе и выбирать. Это все та же мантра о том, что дескать «неважно, что у вас нет денег, если у вас есть пользователи, вы придумаете как монетизироваться».
    • 0
      Фраза гениальна в каждом своем слове. Именно так все и обстоит )
  • +1
    > «Я не очень верю в выгорание»

    Слыша ее голос — очень даже веришь, бббррр.
  • +1
    Замечательная статья. И хороший перевод.
    Я многого не знал, но исходя из статьи мне Майер близка и симпатична, как человек и управленец.
    Другое дело, что в жизни и в мире не всегда возможно и зачастую противоречит бизнес интересам разросшихся компаний из стартапов.
  • +1
    Стартаперам на стенку:
    i.imgur.com/Nvg08BJ.jpg
  • +7
    Не хотел бы я себе такую маму.
  • 0
    Майер — это Набиуллина Кремниевой Долины. Наша все закрывает, их — все скупает. И там и здесь — без царя в голове.
  • 0
    Гик королева это походе работа ее же пиар менеджера, уже наличие такой должности настораживает тк хорошему менеджеру такие помощники не нужны, за него лучше скажут результаты его работы и коллеги, а тут типичная стервочка, которая рвется к власти, деньгам, популярности. Она выжмет из вас все соки ради увеличения прибыли очередной корпорации добра или съест вас вместе с кроссовками если вы встанете у нее на пути. А такое милое создание на фото… в очередной раз убеждаюсь что внешность обманчива.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.