Пользователь
13,5
рейтинг
30 сентября 2014 в 05:44

Советская операция по спасению мертвой космической станции перевод


Источник: Spacefacts.de

Эта история произошла в 1985 году, но в последствии постепенно забылась. Шли годы — многие подробности были искажены, кое-что было выдумано. Даже те, кто первыми рассказал об этих событиях, допускали явные ошибки. Операция «Союза-13» по спасению орбитальной станции «Салют-7» была впечатляющей попыткой проведения ремонта в открытом космосе. Писатель Николай Белаковский собрал все факты воедино и готов впервые за все время предоставить нам полноценный рассказ о тех событиях.

Темнеет и Владимиру Джанибекову становится холодно. У него есть фонарь, но нет перчаток: работать с ними сложнее, а справиться надо быстро. Руки мерзнут, но это неважно. Запасы воды его команды ограничены и если они не починят станцию вовремя, чтобы она успела отогреть свои питьевые емкости, им придется покинуть ее и отправиться домой. Однако допустить этого они не могут: слишком много значит эта станция. Солнце садится. Работать с фонарем одному неудобно, поэтому Джанибеков возвращается на корабль, который доставил их сюда, чтобы отогреться и подождать пока они не пролетят ночную сторону Земли. [1]

Он пытается спасти «Салют-7», новейший из серии проблемных, но все более успешных советских космических станций. Его предшественник — «Салют-6» наконец-то вернул станциям советов титул самых длительных управляемых человеком космических программ, побив 84-дневный рекорд, установленный Американским Skylab в 1974 на 10 дней. Дальнейшие полеты продлили его до 185 дней. А после запуска «Салют-7» на орбиту в апреле 1982 года, первый полет на него обновил рекорд до 211 дней. Станция начала свое существование без каких-либо серьезных проблем. [4]

Ситуация изменилась быстро. 11 февраля 1985 года, в тот момент, когда «Салют 7» находился на орбите, управляемый автопилотом в ожидании своей следующей команды, Центр управления полетами обнаружил неполадки. Система телеметрии сообщила о перепаде тока в электрооборудовании, что привело к срабатыванию защиты от перегрузки и отключению электрических схем основного радиопередатчика. Резервные радиопередатчики включились автоматически, устранив возникшую угрозу потери станции. Уставшие под конец своей 24-часовой смены, Операторы ЦУП рекомендовали связаться со специалистами из конструкторского бюро, отвечавшими за создание электрических и радиосистем. Специалисты должны были проанализировать ситуацию, предоставить отчет и рекомендации, однако на тот момент станция была в порядке, и следующая смена была готова заступить на дежурство. [9]

Не дожидаясь, пока прибудут специалисты, а возможно, с самого начала не побеспокоившись им позвонить, операторы следующей смены решили перезапустить главный радиопередатчик. Они предположили, что защита от перегрузки сработала случайно, а если даже и нет, она все еще была активна и если проблема действительно есть — сработала бы опять. Операторы, действуя вопреки сложившимся традициям и процедурам своего ведомства, отдали команду на повторную активацию основного радиопередатчика. В тот же момент по станции пронеслась целая серия коротких замыканий, которая вывела из строя не только передатчики, но и приемники. 11 февраля 1985 года, в 13:20:51 по МСК «Салют-7» замолчал и перестал отвечать на команды Центра. [8][9]

Что делать?


Эта ситуация поставила операторов полета в неудобное положение. Одним из доступных вариантов было просто бросить «Салют-7» и дождаться, пока его преемник — станция Мир станет доступна для программ деятельности человека в космосе. Запуск Мира должен был состояться в течение года, однако ждать его означало не только задержать космическую программу на год. Это также привело бы к тому, что весь объем научной работы и инженерных испытаний, запланированный для «Салюта-7» остался бы невыполненным. Более того, признание поражения было бы позором для советской космической программы, особенно болезненным на фоне количества предыдущих неудач серии «Салют», а также очевидных успехов американцев с их программой Space Shuttle.

Оставался только один вариант: отправить на станцию ремонтную команду, чтобы починить ее изнутри, вручную. Однако затея эта легко могла закончиться еще одной неудачей. Стандартные процедуры стыковки с космической станцией были полностью автоматизированы и очень сильно полагались на информацию о точных орбитальных и пространственных координатах, которую отправляла сама станция. В тех редких случаях, когда автоматика не срабатывала и требовался заход на ручную стыковку, все основные сложности возникали в сотнях метров от станции. Возникал вопрос: «Как выполнить стыковку со спящей станцией?» [9]

Отсутствие коммуникаций создавало другую проблему: узнать состояние бортовых систем было невозможно. Станция была спроектирована для автономных полетов, и в текущей ситуации это было максимальное количество сбоев, с которыми она могла справится, после которого требовалось вмешательство человека. На момент прибытия ремонтной команды она могла быть в хорошем состоянии, требуя проведения ремонтных работ только по замене поврежденных передатчиков. Возможно на ней случился пожар или из-за столкновения с космическим мусором произошла разгерметизация. Случиться могло что угодно, но узнать наверняка было невозможно. [3]

Официально, широкой общественности ничего не известно о том, проводилось ли обсуждение и рассмотрение вариантов решения сложившейся ситуации на уровне высшего руководства. «Известно» однако, что советское руководство решило провести ремонтную операцию. Это означало, что нужно было разработать все процедуры стыковки с чистого листа, надеясь помимо этого и еще и на то, что за время отсутствия связи на борту станции не появилось никаких неисправностей, потому что в противном случае ремонтная команда могла бы не справиться с задачей. Это было смелое решение.

«Стыковка с некооперируемым объектом»


Первостепенной задачей ремонтной команды было определение того, как она могла попасть на станцию. В более благоприятных условиях «Союз» (3-х местный корабль, который использовался для доставки космонавтов на станцию и обратно), едва попав на орбиту, получил бы информацию о станции от ЦУП, задолго до того, как та попала бы в поле зрения экипажа. Сообщения содержали бы информацию об орбите космической станции, которая дала бы подлетающему судну возможность вычислить орбиту сближения. Как только расстояние между судном и станцией достигнет 20-25 км, они установили бы прямое сообщение и автоматическая система свела бы их друг с другом, завершив стыковку. [3]



На первой части изображена нормальная процедура сближения и стыковки «Союза», на второй — ее измененный вариант, который использовал «Союз Т-13». Обратите внимание, что на рисунках 2б и 2в корабль летит боком, для того, чтобы увидеть станцию через иллюминатор.

Пилоты «Союза» проходили обучение ручной стыковке, однако неисправности в работе автоматической системы происходили редко. Самый серьезный случай произошел в июне 1982-го, когда компьютерный сбой прервал процесс автоматического сближения «Союза Т-6» за 900 метров до станции. Владимир Джанибеков немедленно принял на себя управление и успешно пристыковал свой «Союз» к «Салюту-7» на целых 14 минут раньше запланированного времени. [4] Вполне естественно, что Джанибеков был основным кандидатом на роль пилота в любой возможной миссии по спасению «Салют-7».

Необходимо было разработать серию совершенно новых стыковочных техник, что и было сделано в рамках проекта, который получил название «Стыковка с некооперируемым объектом» [5] Орбиту станции предполагалось измерять при помощи наземного радара с передачей этой информации на «Союз», который будет на ее основании планировать курс сближения. Целью было подвести корабль на расстояние 5 км от станции, с которого ручная стыковка считалась теоретически возможной. [3] Инженеры ответственные за разработку новые процедур пришли к выводу, что шансы на успех операции, после внесения соответствующих модификаций на «Союз», составляли 70-80%. [2], [3] Советское правительство пошло на риск, считая станцию слишком ценной для того, чтобы просто позволить ей потерять орбиту в отсутствии управления.

«Союз» начали модифицировать. Систему автоматической стыковки следовало убрать, установив лазерный дальномер в кабину пилотов для того, чтобы помочь команде определить расстояние и скорость приближения. Команду также следовало обеспечить приборами ночного видения на тот случай, если им придется стыковаться на ночной стороне. Посадочное место 3-его члена экипажа было снято, а дополнительные припасы, такие как еда, и, что в последствии окажется жизненно важным, вода были доставлены на борт. Вес, сэкономленный за счет удаления автоматической системы и 3-его места был использован для заполнения топливных баков до максимально возможного уровня. [1], [3], [11]

Кто полетит на операцию?


Когда дело дошло до выбора команды для полета, нужно было учитывать два важных момента. Прежде всего, пилот должен был обладать опытом по выполнению ручной стыковки на орбите, а не только на симуляторах. Во-вторых, бортовой инженер должен был знать системы «Салюта-7» очень хорошо. Только трое космонавтов ранее выполняли ручную стыковку на орбите: Леонид Кизим, Юрий Малышев и Владимир Джанибеков. Кизим только недавно вернулся с длительной миссий на «Салюте-7» и все еще проходил реабилитацию после этого полета, что исключало его из списка возможных кандидатов. У Малышева было мало опыта полетов. Он также не проходил тренировок по выходу в открытый космос, что потребовалось бы позже в ходе операции для того, чтобы установить на станцию дополнительные солнечные панели, в случае, если ее восстановление прошло бы успешно. [1]

Оставался только Джанибеков, который провел в космосе 4 полета длительностью от одной до двух недель, при этом тренированный для длительных операций и выходов в открытый космос. Однако медики запретили ему участвовать в длительных полетах. Джанибекова, который был первым в списке основных кандидатов на роль командира корабля, быстро передали в руки врачей, которые через несколько недель наблюдения и проверок, допустили его до полета, длительность которого не должна была превышать 100 дней. [1]

Список на роль бортинженера был еще короче и состоял всего лишь из одного человека. Виктор Савиных до этого выполнил один вылет на «Салют-6» длительностью 74 дня. В ходе той операции, он обеспечивал работу Джанибекова и первого космонавта Монголии, которые посетили станцию на «Союзе-39». Помимо прочего, он уже проходил подготовку к следующей длительной операции на «Салюте-7», запуск которой был намечен на 15 мая, 1985 года. [1]

К середине марта состав экипажа был утвержден. Владимир Джанибеков и Виктор Савиных были выбраны для попытки провести самую смелую и сложнейшую на тот момент ремонтную деятельность в открытом космосе. [1]

Поехали!


6 июня 1985 года, почти 4 месяца после потери контакта со станцией, «Союз Т-13» стартовал с командиром Владимиром Джанибековым и бортинженером Виктором Савиных на борту. [1], [6] После двух дней полета станция появилась в поле зрения.
Во время приближения к станции с корабля велась прямая видеосъемка, которая транслировалось в Центр управления. Вот одно из изображений, полученных тогда:

Салют-7
«Салют», каким его увидел экипаж приближающегося «Союза Т-13».

Обратите внимание на то, что солнечные панели наклонены под разными углами.

Источник: Wikimedia



Операторы ЦУП заметили неладное: солнечные панели станции не были параллельны. Это говорило о серьезном сбое в системе, которая ориентирует солнечные панели на Солнце и вызывало беспокойства о состоянии всей электрической системы станции. [1]

Экипаж продолжил приближение.

В. Джанибеков: «Расстояние 200 метров, включаем двигатели на разгон. Сближение идет с небольшой скоростью, в пределах 1,5 м/сек. Скорость вращения станции в пределах нормы, она практически застабилизировалась. Вот мы зависаем над ней, разворачиваемся… Ну вот, сейчас мы будем немножко мучиться, потому что по солнышку у нас не все хорошо… Вот изображение улучшилось. Кресты совмещены. Рассогласование корабля и станции в допуске… Нормально идет управление, гашу скорость… ждем касания...»

Медленно и тихо экипаж «Союза» летел навстречу переднему стыковочному узлу станции.

В. Савиных: «Есть касание. Есть мехзахват».

Успешная стыковка со станцией была крупной победой и впервые в истории показала, что сблизиться и состыковаться можно практически с любым космическим объектом. Однако праздновать ее было рано: команда не получила от станции какого-либо физического или электронного подтверждения о стыковке. Одно из главных опасений о том, что во время отсутствия связи на станции возникли серьезные проблемы быстро становилось реальностью.

Отсутствие информации на экранах корабля о давлении внутри станции вызвало опасения, что она разгерметизировалась, однако команда осторожно продолжила работу. Первым делом следовало попытаться выровнять давление на корабле и на станции, насколько это было возможно. [1][3]

Как в старом, заброшенном доме


Все советские и российские космические станции, начиная с «Салюта-6» имели по крайней мере 2 стыковочных узла: передний, который соединялся с переходным отсеком и задний, который соединялся с основным отсеком станции. Задний узел также имел сообщение с топливным бакам станции, что давало возможность пополнять их при помощи грузового корабля «Прогресс», который совершал рейсы по доставке грузов на станцию. Команда пристыковалась к переднему узлу и начала выравнивать давление. «Салют-7» был спроектирован на основе «Салюта-6» и имел схожую с ним конструкцию, схема которой дана ниже:


Источник: spacecollection.info
Схема показывает стыковку «Союза» (слева) с «Салютом-4». Корабль соединен с переходным отсеком (G), люки которого ведут в секцию H на «Союзе» и секцию C на станции. Начиная с 6 поколения «Салютов», секция D была модернизирована: в ней находилось не только механическое отделение, но и стыковочный узел. Корабли «Союз» способны стыковаться с обоими узлами, тогда как корабли «Прогресс» могут стыковаться только с задним.

Чтобы попасть в главное отделение станции, которое называется «рабочим отсеком», экипажу нужно было преодолеть, в общей сложности, 3 люка. Сначала, им нужно было открыть люк корабля и, через небольшое отверстие в люке станции, выровнять давление между кораблем и переходным отсеком станции. Сделав это и проверив переходный отсек, они смогли бы начать работу с люком, разделяющим переходный и рабочий отсеки станции.

Земля: «Открывайте люк корабля».
В. Савиных: «Люк отодрали».
Земля: «Тяжело было? Какую температуру имеет люк [станции]?»
В. Джанибеков: «Люк потный [от конденсата]. Другого ничего тут не видим».
Земля: «Принято. Аккуратно отворачивайте пробку на 1–2 оборота и быстро уходите в бытовой отсек. Приготовьте все к закрытию люка корабля. Володя (Джанибекову), ты на один оборот открой и послушай, шипит или не шипит».
В. Джанибеков: «Стронул я. Немножко шипит. Но не так бурно».
Земля: «Ну, чуть-чуть еще отверни».
В. Джанибеков: «Ну, отвернул. Зашипело. Выравнивается деление».
Земля: «Закрывайте люк [корабля]».
В. Савиных: «Люк закрыт».
Земля: «Давайте мы еще минуты три посмотрим, а потом будем двигаться дальше».
В. Джанибеков: «Давление без изменений… начинает выравниваться. Очень уж медленно».
Земля: «Что делать! Нам еще летать и летать. Поэтому спешить некуда».
В. Джанибеков: «Давление 700 мм. Перепад образовался в 20–25 мм. Сейчас открываем люк [корабля]. Открыли».
Земля: «Пошевелите пробку».
В. Джанибеков: «Сейчас».
Земля: «Шипит пробка? Пробку пошевелите. Может быть она еще будет травить, и выравнивайте тем самым».
В. Джанибеков: «Побыстрее, да?»
Земля: «Конечно».
В. Джанибеков: «Этот вопрос мы решим быстро. Этот знакомый родной запах… Так, открываю я немножко дырку. Вот, теперь повеселее дело пошло».
Земля: «Шипит?»
В. Джанибеков: «Да. Давление 714 мм».
Земля: «Идет перетечка?»
В. Джанибеков: «Идет».
Земля: «Если вы готовы к открытию люка станции, можно приступать».
В. Джанибеков: «Готовы. Открываю люк. Оп-а, открыл».
Земля: «Что ты видишь?»
В. Джанибеков: «Нет. Я имею в виду — замок открыл. Сейчаc пытаюсь открыть люк. Заходим».
Земля: «Первое ощущение? Температура какая?»
В. Джанибеков: «Колотун, братцы!»

В это момент космонавты начали осознавать всю серьезность ситуации. Электрическая система станции лишилась питания, в результате чего система температурного регулирования отключилась. Кроме заморозки жизненно важных запасов, таких, как вода, это означало также, что все системы станции были подвережены воздействию температур, работать в которых они изначально не были приспособлены. Экипаж даже не был уверен в том, что находиться на борту станции было безопасно.

Земля: «Холодно сильно?»
В. Джанибеков: «Да».
Земля: «Вы тогда люк в бытовой отсек прикройте».
В. Джанибеков: «Запахов никаких, но холодно».
Земля: «Вы сейчас с иллюминаторов снимите заглушки»
В. Джанибеков: «Иллюминаторы открываем сходу».
Земля: «На люке, который вы только что открыли, надо завернуть пробку».
В. Джанибеков: «Сделаем немедленно».
Земля: «Володя, по ощущению, это все же минус или плюс?»
В. Джанибеков: «Плюс, такой небольшой, плюс пять может быть есть».
Земля: «Попробуйте свет включить».
В. Савиных: «Сейчас попробуем свет. Выдали команду. Никакой реакции, хотя бы один светодиодик, что-нибудь загорелось бы...»
Земля: «Если холодно, оденьтесь… осмотритесь и не спеша начинайте работать. И всем надо перекусить. С переходом, вас!»
В. Джанибеков: «Ну, спасибо».

Вскоре после этого, они пропали из зоны действия наземных станции и потеряли связь с Центром управления. Сегодня спутники-ретрансляторы на высокой орбите обеспечивают постоянное сообщение с МКС, однако в то время потеря связи была нормальной ситуацией. Позже в тот же день, экипаж восстановил связь с Центром управления, готовясь к анализу атмосферы рабочего отсека, который планировалось прокачать через индикаторные трубки. Они показали бы присутствие аммиака, углекислого газа, угарного газа и других компонентов, наличие которых в атмосфере могло бы свидетельствовать о том, что на борту произошел пожар или возгорание.

Земля: «Как температура?»
В. Савиных: «Градусов три-четыре тепла. Прохладненько».
Земля: «Как давление в отсеке?»
В. Савиных: «Давление 693 мм. Приступаем к газовому анализу».
Земля: «Просьба: при проведении анализа индикаторные трубки держите в руках для повышения их температуры. Это даст повышение точности замеров… Вы работаете с фонариком?»
В. Савиных: «Нет, мы открыли все иллюминаторы, здесь светло. А в ночи с фонариком работаем».
Земля: «На следующем витке планируем открытие люка. И, наверное, на сегодня на этом закончим. Вы уже достаточно устали. Завтра с утра будем продолжать».
В. Савиных: «Понятно».

Индикаторные трубки показали, что атмосфера на станции была в норме, поэтому команда измерила давление между отсеками, подобно тому, как они делали это через внешний люк станции, разделявший корабль и переходный отсек. На всякий случай, Центр управления рекомендовал им одеть противогазы и открыть люк.

В зимних куртках и фонарями в руках, они вплыли в темноту и холод рабочего отсека, стены которого были покрыты ледяным налетом. Савиных попытался включить свет, но как он и ожидал — безрезультатно. Они сняли противогазы, так как те еще больше ухудшали видимость в темноте. Запахов пожара не было. Савиных нырнул к полу и открыл шторку иллюминатора. Слой яркого света лег на потолок, слегка осветив станцию. На столе они нашли сухари и соль, гостеприимно оставленные предыдущим экипажем — русская традиция, которая до сих пор практикуется на МКС. Бортовая документация была аккуратно закреплена на полках. Вентиляторы и другие обычно издававшие шум устройства были выключены. Савиных вспоминает в своем космическом дневнике: «В этот момент у меня было ощущение, что я оказался в старом заброшенном доме. Жуткая тишина давила на уши.» [1]

Теперь, когда команда и Центр управления оценили ситуацию, им нужно было что-то предпринять. На следующее утро экипаж проснулся и получил распоряжения с Земли: в первую очередь исследовать «Родник», систему хранения питьевой воды и проверить не замерзла ли в ней вода. Центр строго ограничил космонавтов на предмет техники безопасности. Из-за отсутствия вентиляции на замерзшей станции, продукты дыхательной деятельности космонавтов скапливались вокруг них, что могло легко повлечь за собой отравление углекислым газом. Поэтому Центр управления разрешил только одному из членов экипажа работать внутри, в то время как второй, должен был следить за состоянием своего товарища с корабля. Джанибеков отправился первым.

Земля: «Володя, а вот если плюнуть, замерзнет или нет?»
В. Джанибеков: «Немедленно делаю. Плюнул. И замерзло. В течение трех секунд».
Земля: «Это ты прямо на иллюминатор или куда?»
В. Джанибеков: «Нет, на термоплату. Вот тут резина замерзла. Она стала, как камень, твердая».
Земля: «Это нас не воодушевляет».
В. Джанибеков: «А нас тем более...»

Савиных занял его место и попытался прогнать воздух через воздушные подушки «Родника».

В. Савиных: «Схему «Родника» собрали. Насос подстыковали. А клапаны не открываются. Там, где «воздух», из клапана торчит сосулька».
Земля: «Понятно, с «Родником» временно работу прекращаем. Бежим в другую сторону. Нам надо понять, сколько «живых» блоков аккумуляторов, которые можно реанимировать… Мы готовим предложение, как от солнечной батареи станции выйти напрямую на эти блоки. В свободное время посмотрите, пожалуйста, как батареи станции ориентированы на Солнце».

Проблема с «Родником» была серьезной. Запасов воды экипажа хватало на 8 дней — достаточно, чтобы остаться на станции до 14 июня. Шел уже третий день полета. Они могли свести использование воды к минимуму и воспользоваться экстренным запасом воды «Союза». Если бы при этом им удалось разогреть пару пакетов воды со станции, они смогли бы растянуть свои запасы до 21 июня, выиграв еще 12 дней для ремонта станции. [1]


Савиных на холоде во время ремонта «Салюта-7»

Фотография epizodsspace.airbase.ru


В нормальных условиях, подзарядка аккумуляторов контролировалась автоматической системой, работа которой также требовала электроэнергию. Экипажу нужно было найти способ подать электричество на батареи. Самым простым способом перезарядить их было подать питание от батарей «Союза», однако состояние электросистемы станции было изучено не до конца. Если в проводке все еще было замыкание, оно могло также вывести из строя электросистему «Союза», и тогда космонавты оказались бы отрезаны от внешнего мира. [1]

Вместо этого, руководство придумало сложную последовательность действий, которые команда должна была выполнить. Сначала, им нужно было проверить аккумуляторы на возможность принять заряд. К их большой радости, 6 из 8 батарей, судя по всему, были пригодны к восстановлению. Далее, команда подготовила кабели для подключения батарей напрямую к солнечным панелям. В общем, им нужно было соединить 16 проводов, скручивая их жилы голыми руками, на холоде. Соединив провода, команда должна была перелезть в «Союз» и использовать двигатели ориентации корабля для изменения пространственного положения таким образом, чтобы солнечные панели были обращены к Солнцу.

Земля: «Будем делать закрутку вокруг оси Y с помощью системы управления корабля «Союз Т-13»: чтобы четвертая батарея была освещена. До следующего сеанса связи нужно, чтобы вы подключили на всех хороших блоках плюсовые разъемы, кроме четвертого, с ним мы больше работать не будем. Потом сделаем закрутку и начнем питать первый блок».
В. Джанибеков: «Мы это вручную делаем?»
Земля: «Да, вручную… Ручку в нейтральное положение и гасить закрутку».
В. Савиных: «Хорошо».
В. Джанибеков: «Я готов к работе».
Земля: «Разворачиваемся по тангажу до попадания Солнца в визире. И как только оно пришло, начинаем тормозить».
В. Джанибеков: «Хорошо. Ручку вниз. Работаю по тангажу».
Земля: «Уже начали тормозить?»
В. Джанибеков: «Нет еще».
Земля: «Еще нас волнует воздух. Надо в рабочем отсеке организовать воздуховод».
В. Джанибеков: «Понятно. Но у нас работает один регенератор: поэтому не так все быстро выходит на должный уровень».
Земля: «Мы подумаем: может поставим второй регенератор».
В. Джанибеков: «Проводов у нас хватит… Солнце в центральном поле зрения… Пошел на разворот по часовой стрелке».
В. Савиных: «Как в хорошую зимнюю погоду. На иллюминаторах снег, светит солнце!»
Земля: «Будем считать, что заряд начался».
В. Джанибеков: «Ну, с Богом!»
Земля: «Не поняли, не слышим».
В. Савиных, В. Джанибеков (вместе): «С Богом!»
Земля: «Исторический момент».

В своем космическом дневнике Савиных пишет: «Именно этот день стал первой радостью, искоркой надежды в той массе проблем, неизвестностей, трудностей, которые нам с Володей предстояло разрешить».

Все это время космонавты не знали наверняка, смогут ли они остаться на станции или запасы воды закончатся раньше. Они старались не обсуждать ситуацию, сосредоточившись вместо этого на работе. После изменения пространственного положения и одного дня ожидания, пять батарей были заряжены.

Экипаж отсоединил их от своей суррогатной зарядной системы и подсоединил к электросети станции. Они включили свет… и к своему большому облегчению увидели, что он загорелся.

В течении следующих нескольких дней, они работали над перезапуском различных бортовых систем станции. Они включили вентиляцию и воздушные регенераторы, что дало им возможность работать на станции вдвоем. Работы было так много, что они провели на станции целый день, чтобы после вернуться на «Союз» и с радостью заснуть. [1]

12 июня, на 6 день полета экипаж приступил к замене сгоревшей системы коммуникации и проверке воды из медленно отогревающегося «Родника» на предмет загрязнения.

13 июня, на 7 день полета, экипаж продолжил работать над системой коммуникации и к полудню по московскому времени Центр управления восстановил связь со станцией. Они также проверили автоматическую систему стыковки, понимая, что если она не пройдет испытание, им придется отправиться домой. Станция нуждалась в провизии, доставить которую в больших количествах могли только грузовые корабли, управлять которыми вручную, как «Союзом», было невозможно. К счастью, проверка прошла успешно и космонавты продолжили свою миссию.

И наконец, 16 июня, на 10 день, когда запасы уже 2 дня как должны были закончиться, работоспособность «Родника» была полностью восстановлена. Наступил момент, когда на станции было достаточно работающих систем и припасов для продолжения операции. [1]


Джанибеков и Савиных докладывают из недавно восстановленного «Салюта-7»

Фотография epizodsspace.airbase.ru


Остальная часть истории


Причиной, по которой станция погрузилась в холодную тьму, оказалась неисправность одного-единственного датчика, следившего за состоянием заряда 4-ой батареи. Он был запрограммирован на отключение от системы подзарядки, как только батарея, с которой он работал, становилась полностью заряжена, предотвращая ее чрезмерную зарядку. Каждая из семи основных и одной резервной батарей имели такие датчики и любой из них, не зависимо от того основной он или резервный, имел право отключить систему подзарядки. [3]

В какой-то момент после потери связи со станцией датчик 4-ой батареи начал сбоить. Он посылал сигналы о том, что батарея заряжена даже в тех случаях, когда это было не так. Один раз в день, когда бортовой компьютер посылал команду на зарядку батарей, датчик 4-ой батареи немедленно прекращал этот процесс. В конце концов бортовые системы забрали из аккумуляторов всю имевшуюся в них энергию и станция начала медленно замерзать. Если бы связь с ней не прерывалась, операторы могли бы вмешаться и заблокировать неисправный датчик. Однако в отсутствие связи сказать, когда он отказал, было невозможно. [3],[12]

Джанибеков пробыл на станции в течении 110 дней. Он вернулся домой на «Союзе Т-13» с Георгием Гречко, который прилетел на станцию с Владимиром Васютиным и Александром Волковым на «Союзе Т-14» в сентябре 1985 года. Васютин, Волков и Савиных остались на борту для проведения длительной операции, которая, впрочем, была досрочно прервана в ноябре, когда Васютин заболел и это заставило их немедленно вернуться на Землю.

19 февраля 1986 года был запущен базовый модуль преемницы «Салюта-7» — станции «Мир». Несмотря на то, что замена «Салюту-7» была уже на орбите, его роль в советской космической программе еще не подошла к концу. Первый экипаж, отправившийся на «Мир» сделал нечто беспрецедентное. После прибытия на «Мир» и выполнения предварительных операций по запуску станции, они поднялись на борт «Союза» и отправились на «Салют-7». Это был первый и единственный в истории перелет экипажа с одной станции на другую. Там они завершили работу, которую оставил невыполненной экипаж «Союза Т-14», после чего вернулись на «Мир», чтобы в дальнейшем вернуться на Землю.

Советский Союз надеялся продолжать использовать «Салют-7» даже после того, как его покинул «Союз Т-15», поэтому, с целью сохранения станции, она была помещена на высокую орбиту. Однако с развалом советской, а затем, и российской экономики планы по финансированию будущих полетов на «Салют-7», при помощи кораблей «Союз» или находящихся тогда в разработке шаттлов «Буран», так и не воплотились в жизнь. Станция медленно теряла орбиту пока контроль над ней не был потерян и она не вошла в атмосферу над Южной Америкой в 1991 году. [7]

Несмотря на то, что станции, как таковой больше нет, ее наследие в виде торжества над превратностями судьбы остается с нами. Из всей серии «Салютов», седьмой номер прошел, вероятно, через самые серьезные испытания за всю их историю. Однако, в то время, как другие станции были потеряны, мастерство и решительность конструкторов, инженеров, операторов управления и космонавтов «Салюта-7» удержало его в полете. Этот дух живет и по сей день на Международной Космической Станции, которая находится на орбите вот уже более 15 лет. Она также испытывала системные сбои, утечки охлаждающего вещества и другие проблемы, однако также, как и их предшественники, которые работали над «Салютом-7», современные конструкторы, инженеры, операторы полета, космонавты и астронавты с той же решительностью продолжают ее полет.

Автор оригинала — NickolaiB теперь на Хабре!

Использованная литература
  1. Савиных В. П. Записки с мертвой станции. — М.: ИД «Системы Алиса», 1999. <militera.lib.ru/explo/savinyh_vp/index.html>
  2. В.Е.Гудилин, Л.И.Слабкий. РАКЕТНО-КОСМИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ. (История. Развитие. Перспективы). Москва 1996. <www.buran.ru/htm/gudilin2.htm>
  3. Благов В. «Резервы техники, мастерство и мужество людей.» «Наука и жизнь» 1985, №11, стр. 33-40, 4 с. вкл. <epizodsspace.no-ip.org/bibl/n_i_j/1985/11/letopis.html>
  4. Portree, David S. F… Mir hardware heritage. Washington, DC: National Aeronautics and Space Administration, 1995. Print. Web. <ston.jsc.nasa.gov/collections/TRS/_techrep/RP1357.pdf>
  5. Глазков Ю. Н., Эвих А. Ф. «Ремонт на орбите». Наука в СССР, 1986, том 4. <epizodsspace.no-ip.org/bibl/nauka-v-ussr/1986/remont.html>
  6. «Soyuz T-13.» Wikipedia. Wikimedia Foundation, 21 Apr. 2014. Web. <en.wikipedia.org/wiki/Soyuz_T-13>
  7. Mcquiston, John. «Salyut 7, Soviet Station in Space, Falls to Earth After 9-Year Orbit.» The New York Times. The New York Times, 6 Feb. 1991. Web. <www.nytimes.com/1991/02/07/world/salyut-7-soviet-station-in-space-falls-to-earth-after-9-year-orbit.html>
  8. Костин А.Н. Эргономическая история спасения орбитальной станции «Салют-7» Эргономист, Февраль 2013, том 27: страницы 18-22. [ссылка по состоянию на 26 мая 2014] <www.ergo-org.ru/newsletters.html>.
  9. Черток Б.Е. Ракеты и люди (в 4-х тт.) — М.: Машиностроение, 1999. <militera.lib.ru/explo/chertok_be/index.html>
  10. Нестерова В., Леонова О., Борисенко О. «На связи — Земля». Вокрут света, октябрь 1987, выпуск №10(2565).<www.vokrugsveta.ru/vs/article/3714>.
  11. Canby, Thomas Y. «Are the Soviets Ahead in Space?» National Geographic 170.4 (1986): 420-59. Print.
  12. Савиных В. П. «Вятка — Байконур — Космос.» — М.: ИД МИИГАиК, 2002. <epizodsspace.airbase.ru/bibl/savinyh/v-b-k/obl.html>

Перевод: Nickolai Belakovski
Таир Юнусов @blaarb
карма
88,7
рейтинг 13,5
Пользователь
Реклама помогает поддерживать и развивать наши сервисы

Подробнее
Реклама

Самое читаемое

Комментарии (116)

  • +36
    Прочитал на одном дыхании! Слов нет!
  • +16
    Автору огромное спасибо за статью!
  • +14
    Прочитал на одном дыхании. Как добротный фантастический рассказ. Срасибо.
  • +21
    По этому рассказу можно и фильм хороший снять!
    • +17
      Зато есть книга Виктора Савиных «Записки с мертвой станции»
    • 0
      Ну конечно не очень хороший, но всетаки фильм: www.youtube.com/watch?v=uRhKQNfd0UY
      • –1
        Очень много антиамериканской пропаганды и придуманных фактов типа «В Америке планировали бла бла бла. Америка была уверена в неудаче» и т.п. Откуда это известно вообще?
        В конце фильма — якобы в фильме Армагеддон история имела свое продолжение. В чем продолжение?
        Насколько я помню тот русский космонавт говорил что «тут всё китайское». И причем тут СССР? В СССР что китайское ставили на советские космические аппараты?
  • +2
    Огромное спасибо, прочитал как триллер посмотрел. Спасибо!
  • +7
    Смахнул скупую мужскую слезу.

    Такой яркий пример воли к жизни, воли к победе.

  • +32
    Выходит, мы единственные кто на практике, а не в фильме осуществил перелет с одной станции на другую?
    • +15
      выходит, что да :)
    • +13
      «мы».
    • +4
      причём без огнетушителя
    • +2
      А потом это стало вообще никому не нужно :(
  • 0
    Причиной по которой станция погрузилась в холодную тьму оказалась неисправность одного-единственного датчика, следившего за состоянием заряда 4-ой батареи.
    А разве при отладке на земле, не отрабатывали случай сбоя датчика?
    • 0
      Выходит, что нет.
    • +1
      тут дело в том, что связи со станцией не было. Если бы была — могли бы отправить команду на блокировку. Во всяком случае в статье этот момент оговаривается:

      Если бы связь с ней не прерывалась, операторы могли бы вмешаться и заблокировать неисправный датчик. Однако в отсутствие связи сказать, когда он отказал, было невозможно.
    • +1
      Меня больше удивляет, что датчик одной батареи отключал от зарядки все. В чём был смысл этого решения? Почему нельзя было отключать только заряженную батарею?
      • 0
        Это нам сейчас хорошо, контроллеров на любой вкус полно. А элементная база того времени могла и не давать толком сделать умную зарядку. Или же могла, но ценой еще более грустной надежности…
        • 0
          Элементная база позволяла сделать по датчику на каждую батарею, но не позволяла отрубать их по отдельности? Бред. А надёжность как раз снизилась, поскольку сбой в одном датчике вывел из строя все батареи, хотя мог бы вывести только одну.
          • +1
            /пожимая плечами/
            Под громким словом «датчик», подозреваю, скрывается что-то достаточно простенькое, что несложно впихнуть на каждую.
            А реализацию умной зарядки в то время, если мне не изменяет склероз, придется скорее всего делать на основе кучки реле, со всеми вытекающими последствиями в виде (шанс на залипание)*количество реле и прочими геморроями.
        • +1
          Датчики можно было с земли блокировать. Все там с контроллерами было в порядке.
  • +2
    Рассказ очень интересный, но…
    «Известно» однако, что советы решили провести ремонтную операцию.

    Как будто читаю перевод американской книжки.
    • +11
      Это и есть перевод американской… статьи :)
    • +8
      оригинал автора ориентирован на тех, кто называл Советский Союз именно так.

      Мне тоже не понравилось такое обращение. Я думал над тем, надо ли менять, адаптируя под наших читателей, решил что нет. Теперь мне еще больше не нравится, поэтому поменяю.
      • 0
        Меня смутило «писатель Николай Белаковский» :-)
        Если нет цели акцентировать внимание на этом американизме, а только передать смысл — то однозначно нужно переводить вроде «руководство Советского Союза», или «руководство Страны».
      • +1
        Стилистически подходит, только надо с заглавной.
    • +2
      <занудство>
      В подобном контексте, если писать не «Советы» с заглавной буквы как «жаргонное» западное обозначение СССР, то надо бы писать слово «советские» — как западное обозначение «национальности». По-английски и то и другое будет «Soviets», что затрудняет перевод.
      </занудство>
  • +4
    Очень хорошая работа. Реально очень.

    По блохам — лс.
  • +8
    Не помню в каком году, где-то в начале 90-х, но в «Науке и Жизни» была хорошая документальная статья на эту тему, с большими художественными изысками, но и с техническими подробностями и фото. Фраза «Колотун, братцы!» запомнилась именно оттуда.
    • 0
      В списке литературы есть эта статья. Картинки про стыковку тоже оттуда.
      • 0
        mea maxima culpa, сразу не углядел. Именно эта статья.
  • 0
    Я ещё слышал что когда они включили отопление у них вся станция разморозилась и была реальная опасность КЗ из за конденсата на платах, но вроде обошлось…
  • 0
    Это реальная расшифровка переговоров?
    • +1
      Все диалоги в статье взяты из книги Савиных:

      Савиных В. П. Записки с мертвой станции. — М.: ИД «Системы Алиса», 1999. <militera.lib.ru/explo/savinyh_vp/index.html>

      Я оставил все как есть, вплоть до пунктуации и даже опечаток.
  • 0
    А чем Васютин заболел в космосе? о_О
    • 0
      Википедия говорит вот что:

      Однако вечером 4 октября Васютин в беседе с Савиных «завел разговор о некоторых проблемах своего самочувствия»[2], жаловался на простатит и проблемы с мочеиспусканием. Только 28 октября было решено доложить о болезни на Землю в ЦУП. Приблизительно с этого момента Васютин перестал осуществлять какие-либо работы на станции.
      • 0
        А, вот оно как. Я наивно подумал почему-то, что он простудился/заболел гриппом.
        • 0
          Я тоже вначале так подумал, а потом даже удивился, ибо это серьезный недуг, и каким-то же образом он прошел медицинское освидетельствование.
          • +3
            Он тщательно скрывал, втихаря принимал антибиотики и… в общем, проскочил.
        • 0
          Простуда и грипп — это вирусные заболевания ими невозможно заразиться без контакта с другими людьми, а период инкубации довольно низкий. То есть если перефразировать — на станции, в условиях закрытой атмосферы, простыть невозможно.
          • +2
            То есть если перефразировать — на станции, в условиях закрытой атмосферы, простыть невозможно
            В наших организмах полно бактерий, которые могут начать размножаться при ослаблении иммунитета. При переохлаждении например.
          • 0
            Грипп — вирусное, простуда — бактериальное. Так что при охлаждении — вполне себе простудишься.
  • +31
    Какая ирония: читать перевод о спасении советской станции.
    • +3
      Абсолютно согласен. только с комментов обратил внимание что это перевод, и оригинал внезапно американский.
      Но перевод определённо получился на отлично!
      Автор, спасибо тебе большое!
  • 0
    Огромное спасибо за статью. Прочитал взахлеб!
    Не знал что кто-то вообще осуществлял перелет со станции на станции в реальной жизни, а не в фильмах.
    PS В предпоследнем абзаце «Советский «Союз» надеялся...» кавычки лишние.
    • 0
      Пожалуйста! Да ковычки определенно лишние :)
  • +1
    Есть еще фильм про межорбитальный перелет между станциями.
  • +1
    Спасибо! Очень увлекательно! Чуть не заплакал…
  • +64
    А я участвовал в обеспечении этой стыковки. Станция «Аргунь», 38-я площадка, 10-й ГИП ПРО и ПКО, г. Приозёрск, Казахстан. Волнительный был денёк.
    • +10
      Вот еще бы из этого сделать отдельную историю, не обязательно захватывающую, можно чисто техническую :)
      • +2
        Да-да, нужна история. А то в связи с нововведениями на Хабре даже карму не поднять человеку за этот факт :-(
      • +1
        Ну, если бы я имел прямое отношение непосредственно к цели события, то можно было бы и растечься мыслею по древу :) Но я-то имел отношение к ЭВМ, которые функционирование «Аргуни» обеспечивали, что не совсем то, о чём в теме повествуется. Хотя во время операции прямая голосвая связь с Джанибековым была прямо с центрального пульта наших ЭВМ.

        Могу, конечно, рассказать немного о самом комплексе, о задачах, которые на нём решались, хотя для того, чтобы стало понятно, почему для обеспечения этой стыковки была выбрана именно «Аргунь», достаточно даже не то, что абзаца, а вообще слов «две поляризации» :) Впрочем, этого достаточно только для узкого круга специалистов в теме радиолокации, для широких масс интересующихся надо чуть больше текста и доходчивых объяснений типа «на пальцах показать» :)
        • 0
          На самом деле уже тянет на рассказ) Вы просто начните, откройте редактор, наберите пару вводных предложения, после этого мысли сами начнут возникать в голове, пишите все, что приходит в голову относительно тех событий и не заметите как выйдет пара страниц. Так что, дерзайте :)
  • +2
    Захватывающе и впечатляюще! Спасибо автору и поклон космонавтам.
  • +21
    Современный кинематограф и игры карикатурно упрощают ремонт любой сложной техники до уровня замены картриджа в принтере. Даже вся из себя «научная» кинофантастика показывает ремонт упавшего корабля как «засуну пару коробочек со светодиодами и залеплю жвачкой» или «потыкаю в экранчик и перекачаю энергию в разбитый двигатель», или «сделаю из подножного хлама термоядерный реактор в сарае». Понятно, что продюссерам нужно бабло а не воспитание юных инженеров, но именно эта фальшивая киношная простота и лёгкость достижения результата в мире электроники и техники многим даёт неверное представление. И погубила многие начинания и еще погубит. Я уверен.
    • +4
      Вот не согласен. Имхо для воспитания смены, как раз и нужно в некоторой степени романтизировать любую профессию, т.к. рутина часто убивает интерес. А подробности уже в ВУЗе расскажут и на производстве покажут.
      В фантастике же вообще, как правило, не стоит цели задача технической достоверности.
      • +5
        Романтизация образа хорошее и правильное дело, но упрощение какое мы видим в кино уже, на мой взгляд, профанация. Вспомните документальные фильмы прошлых лет про космонавтов, исследователей, полярников, подводников, там больше было смысла и они по крайней мере технически грамотны, а показывать заведомо бутафорские вещи (именно по этому не люблю еще и современные игры) это обманывать людей, закладывая в них намеренное враньё.
        • +3
          Разве сейчас нет документальных фильмов, а раньше не было «профанских» (не знаю какое слово лучше бы подошло)?
          А современные игры, это между прочим, и та же самая Kerbal Space Program.
          Не все так плохо короче.
          • 0
            И это очень обнадёживает.
    • 0
      Вынужден возразить. В старых, да и в современных сложных вычислительных комплексах уже на уровне ТЗ стараются прописывать модульную архитектуру, которая как раз и позволяет в случае неисправности использовать ЗИП, состав которого также определяется этим ТЗ. Такой подход позволяет быстро оживить комплекс в случае неисправности отдельного модуля, обычно время восстановления за счёт ЗИП в ТЗ прописывается от 5 до 20 минут.
    • +1
      Это не карикатурное упрощение, это unix-way, и так оно, по-хорошему, и должно быть.
    • 0
      Современный кинематограф и игры карикатурно упрощают ремонт любой сложной техники до уровня замены картриджа в принтере
      А что, когда-то было иначе?
  • 0
    > «Союз» (3-х местный корабль, который использовался для доставки космонавтов на станцию и обратно)

    Дико такое описание в скобках читать :). По-моему, любой, кто в России хоть чуть-чуть в курсе космической тематики, знает, что такое «Союз». Так же, как американцы знали/знают, что такое Space Shuttle (а продвинутые — еще и про Апполон и Джемени).

    А написано хорошо, тем более если подумать, сколько в американской статье опущено важных, но неприметных мелочей работы в космосе. Те же провода на скрутках голыми пальцами или проверка давления путем открывания люков: читатель может подумать, что у Советов все было неважно с инструментом или цельными кусками кабеля, но в реальности, уверен, по другому никак и нельзя было.
  • 0
    А может кто-нибудь прояснить чисто технический момент — как быстро замёрзла станция? Это огромная махина по массе, с гигантской тепловой инертностью. Неужели так быстро она могла охладиться только излучением? Или-таки имело место испарение воды в открытое пространство? Или на той высоте хоть немного, но атмосфера тоже вносит свою долю в охлаждение?
    • +1
      Времени достаточно много прошло. А излучение вполне быстро охлаждает — так же, как и нагревает. Удивительно, что там вообще плюс, видимо солнце подогревало.
  • –5
    Пишут такие замечательные статьи, но снимают такое г… «Гравитацию».
    Спасибо за перевод!
    • 0
      Из фантастики по этой теме есть Марсианин. В книге очень много внимания уделяется именно технических деталям происходящих событий.
      • +1
        Простите за оффтопик!
        Спасибо большое за наводку на книгу. Прочитал за 1 день на одном дыхании! Давно не читал такой отличной фантастики!
    • +2
      А какие претензии к «гравитации»? На фоне стандартных современных фильмов в духе «пнул оно и завелось» она нерлохо передаёт напряжённость и риски работы людей в экстремальных условиях. Тот же «Кон-Тики» мне показался заметно слабее в этом плане.
      • 0
        Ваша ошибка в том, что вы сравниваете «это» с аналогами, которые доступны сейчас, а нужно сравнивать с «лучшим» что было в этой сфере.
        • 0
          А какие лучшие, на ваш взгляд? И вы точно не сравниваете документальные и художественные фильмы?
          • 0
            Посмотрим, что там Нолан в «Interstellar» нам приготовил. У меня много надежд на этот фильм.
      • +4
        Много претензий, на самом деле…
        Спойлеры
        Начиная от персонажей, большинство из которых умрут сразу же после начала фильма, поэтому никак не раскрываются и остаются массовкой. Из тех, что остаются: одни весельчак, который, развлекаясь, прожигает дорогущее топливо реактивного кресла, летая вокруг шаттла, а вторая — дама с неуравновешенной психикой, основная мотивация которой — яжмать! Ну серьезно, как в космос могли взять человека с психологической травмой и паническими атаками в стрессовых ситуациях?
        Ну и заканчивая сюжетом. Да там его и нет, как такового… Весь сюжет — это аттракцион «убей главного героя». Количество неприятностей на пятую точку нашей героини в единицу времени просто зашкаливают.
        У нас есть какие-то обломки, летающие со скоростью пули вокруг земли (причем только в одну сторону), которые появились после уничтожения спутника. Русского спутника. Сбитого русской ракетой. Разве это нормально?
        Кстати, о русских… Почему стоит только американцу появится на нашей станции и она сразу взрывается? Почему русские скафандры и оборудование как будто из прошлого века? Почему в русском посадочном модуле в первую очередь надо искать водку? Проявили бы хоть каплю уважения, все ж таки не мало сделали в освоении космоса.
        Да, возможно я просто придираюсь, но никак язык не поворачивается назвать его хорошим представителем жанра.
        • –1
          Кажется, это претензии от человека, который смотрел фильм одним глазом, болтая с подружкой.
        • +1
          Претензии конечно обоснованные, но лично мне фильм очень понравился. Даже не так — впечатлил. Может благодаря IMAX 3D, но в какой-то момент меня немного замутило от всего этого вращения. И знаете, такое кино про космос должно быть. Чтобы немного разбавить реальностью всякие Стартреки и Риддики.

          Фильм позиционируется как фантастика, но в общем-то не фантастичнее любого традиционного триллера.
          • 0
            Да, наверное в этом все и дело. В кинотеатр я на него не попал, хотя хотел сходить. Был наслышан о небывалой реалистичности космоса, поэтому ожидал такой же реалистичности и в остальном.
        • +3
          На тему «появились и все накрылось».
          когда я учился на физтехе регулярно сталкивался с термином «прирожденный теоретик». Эти люди имеют чуть ли не ауру имеют в которой всё что сложнее чайника(неэлектрического) или отказывает или ломается. В особых случаях товарищи с невинным видом грубо нарушают ТБ и регламент работы с оборудованием… Типа до завершения откачки форваком включают диффузионник. Или шарятся где попало и у них магнетроном ключи из кармана вырывает :)
          Админы с такими товарищами среди юзеров регулярно встречаются, но в IT еще никому голову не отрывало и на шпиндель не наматывало. Редких невезучих током трусит по мелочи, но слаботочка — ет несмертельно. С уходом от ЭЛТ мониторов шанс криворукого пользователя помереть за компом начинает стремиться к нулю.
          Так что полная цепочка отказов после появления человека на станции вполне реальна. Другое дело что они бы до полета не дожили бы. Еще в бассейне (отработка действий в невесомости на тренировках в водном бассейне) бы утопли от разгерметизации скафандра или заклинивания клапана какого.
          Искать водку в русском посадочном модуле — вполне нормально, вроде бы входит в посадочном НЗ в качестве антишока, согревающего и «За посадку!». От американцев другого ждать и не стоит. Тем более что ее там можно найти, в отличии от ручного медведя и балалайки.Русские скафандры и оборудование, как и американские — действительно из прошлого века, даже не века, а тысячеления. Все работает — нужды в радикальной переделке нету, модернизация проходит штатно.
          Про обломки — редкая ересь, ну да ладно (у лукаса метеоритный поток еще круче был).
          Про подбор экипажа — бред навеянный «Гаттакой» и ЗВ.
          Про компоновку станции, спускача и кораблей — я не спец, но со схемами в инете близко совпадает, но имхо отмасштабировано.
          Про поведение на орбите — есть элементы реализма. Именно элементы.
          • +2
            Там еще интересная ситуация была, когда герои спокойно висят в космосе, держась за руки. Но стоит им отпустить руки, и их неведомой силой начинает относить друг от друга.
            Ладно… Видимо у меня действительно случился синдром завышенных ожиданий. :)
            • –2
              Тут есть более или менее объяснение кстати. Если вы посмотрите на свою ладонь в профиль при сжатии/разжатии пальцев, то заметите что при разжатии — ладонь совершает небольшое толкающее движение. Другое дело что этого хватает на то чтобы зажатый в руке мячик или другой объект в условиях невеломости начинал улетать (тут еще и упругость мячика помогает и упругость слегка сжатых тканей ладони). Если мячик не обхватывать всей ладонью, а просто держать именно пальцами, то отскок от ладони не происходит. Так сказать правила хорошего тона за столом в невесомости.
              • +1
                Это очень маленький импульс, его бы и не сразу заметили.
                • 0
                  Так я и писал про мячик (бутылку с водой и т.д.) Человеку тоже бы пошел импульс, но всвязи с массой эффект должен быть в десятки раз меньший и гасился бы он упругостью руки. Предыдущий пост именно о том что при отпускании объекта в невесомости у него есть большие шарсы словить импульс обусловленный особенностями человеческой моторики и человеческих тканей. А что я думаю о физике в фильме гравитация — я еще выше написал.
                  а на тему людей в открытом космосе еще один фокус кстати врубается. если люди (система из двух целовек) имеют ненулевое вращение в плоскости их тел, по после разделения они также будут разлетаться. Но косяк. Специально пересмотрел момент. Вроде вращения относительно космоса у них нет. А могли бы и добавить для правдоподобности. Тогда было бы все ок. Да и сандра баллок могла бы эффектно стабилизироваться грамотным взмахом руки, ну или для полной мощи момента — броском гаечного ключа :)
                  (правильно заминусовали. В кино они разлетаются в скафандрах, там такие мелочи как микромоторика ладошки не решают. А я просто про момент на станции подумал.)
                  • 0
                    Толкающее движение ладони, как я понимаю, направлено ортогонально ладони, то есть совсем в другую сторону разлета. А можно поподробнее о вращении?
                    • 0
                      Упростим задачу. Палочка вращается в невесомости вокруг оси перпендикулятной оси палочки. В какойто момент палочка разделяется посередине. Части палочки начнут удаляться от центра тяжести системы (тоесть друг от друга) продолжая вращаться вокруг общего центра тяжести согласно законам сохранения энергии и импульса (ну и момента инерции до кучи тоже).
                      Или совсем упрощеннй вариант. Два шарика свяязаны ниточкой, крутятся также как и палочка, ниточку пережгли, шарики разлетелись.
                      • 0
                        Понял. Я почему-то подумал о вращении вдоль оси.
            • 0
              Эпизод с улётом Клуни — самый существенный косяк фильма. Его можно объяснить только голливудской драматизацией. Я предпочитаю здесь закрывать глаза и видеть этот эпизод так: они оба не смогли зацепиться, он толкает её на станцию, сам улетает в обратном направлении.

              Все остальные ваши претензии никуда не годятся. Это просто невнимательность при просмотре.

              1) Весельчак, который, развлекаясь, прожигает дорогущее топливо реактивного кресла, летая вокруг шаттла
              Если слушать, о чем командир переговаривается с Землёй, то становится понятно, что он изучает и тестирует работу нового двигателя, а вовсе не летает просто так туда-сюда.

              2) Дама с психикой — какой-то мощный сложный учёный, изучающий нечто очень важное. То, что она находится в космосе — это действительно немного удивительно, и командир тоже об этом говорит. Подчеркивается, что это исключительный случай.

              3) В сюжете русский спутник сбит русской ракетой в рамках какой-то военной программы. Вроде как спутник вышел из строя и то ли представляет опасность, то ли на нём находится что-то, что мы не хотим никому показывать. Что касается мусорного коллапса — то я где-то читал, что это нормальная рабочая теория, что подобное вполне может произойти на самом деле.

              4) Станция взрывается из-за повреждений, которые нанесли обломки. Китайская станция по тем же причинам брошена и теряет скорость. Дело не в появлении американца.

              5) Русские скафандры и оборудование, говорят, настоящие, такие и есть. Хотя здесь наверняка не скажу. Режиссёр фильма в интервью вообще говорил о том, что он лютый фанат русской космонавтики, и как раз показывал в фильме, какая она эффективная. (Главная героиня как раз и спаслась сначала на одном союзе, потом на другом, в советском скафандре).

              6) Искать водку на нашем корабле — это шутка командира. На самом деле никто там водку не искал. Пока он был жив — это была шутка. Потом это была галлюцинация.

              В фильме огромное внимание уделено физической достоверности. Правильный огонь, очень достоверные движения и тому подобное. Самый большой и единственный существенный косяк — это тот, с улётом Клуни. В остальном, не более чем небольшие приключенческие упрощения, которые допустимы, потому что это, в конце концов, художественное игровое кино про борьбу человека с природой, а не документалка про космос.
  • +5
    Прочитал и задумался над тем, что у меня на работе в текущем проекте используется более 30 датчиков… Надо бы добавить функционал — команды игнорирования этих датчиков по отдельности, чтобы можно было оперативно отключать ложные неисправности системы. Либо поставить датчики, которые будут слидить за датчиками ;)
    • 0
      В важных системах датчики всегда резервируются, учитывая в коде механизм проверки сигналов на достоверность.
  • 0
    Ну вот почему у нас фильмы не снимают документальные?
    Точнее говоря — можно же с красивой графикой все сделать на основе данной информации, будет и красиво и патриотично!
  • 0
    А зачем изначально было давать возможность ОДНОЙ БАТАРЕЕ отключать зараядку ВСЕХ БАТАРЕЙ?
    логичнее же было только саму себя отключать…

    Есть ли тут какие-то технические причины/ограничения для такого решения?
    • 0
      Много реле — больше веса.
    • +2
      Датчик и отключал только одну. Насколько я понял, это привело к тому, что суммарный заряд всех исправных батарей потихоньку падал, стал ниже критического, и оборудование отключилось. А резервная батарея не была подключена потому, что автоматика до самого конца считала 4-ю батарею исправной.
  • 0
    Интересно, почему на станции было так холодно?
    На американской Скайлэб при отключении электричества температура поднялась до 38 градусов. Да и вообще, в космосе не холодно.
    • 0
      Теневая сторона?
  • 0
    Шапку ушанку надо было брать на станцию. И водку чтобы греться…
    • +5
      Мою отсылку на Армагеддон почему-то не оценили. Я всегда думал что там вообще махровая клюква и только в этой статье глядя на шерстяные/лыжные шапочки на фотах понял что вполне себе может быть случай когда ушанка в космосе не будет лишней.
  • 0
    Спасибо за статью!
    • 0
      Пожалуйста :)
      И вам спасибо за внимание!
  • +4
    Операторы, действуя вопреки сложившимся традициям и процедурам своего ведомства, отдали команду на повторную активацию основного радиопередатчика.

    Героизм одних — это преступление других.
  • +3
    какие абсолютно не героические но такие человечные вязаные шапочки!
    • 0
      Кстати да, интересно: это часть стандартной экипировки, или теплые вещи специально везли с собой в расчете именно на такой случай?
      • 0
        Наверное, стандартная. Капсула же может приземлиться в довольно холодных местах.
      • +1
        Цитаты из из [1]:
        Работаем в теплых комбинезонах, в пуховых шапках, которые на всякий случай прихватили из дома.

        Выглядели мы необычно: в шапках, которые перед полетом связали мама и Лиля, теплых комбинезонах и варежках.
  • 0
    Спасибо за статью, очень интересно!
    Не знаете, есть ли в свободном доступе аудиозаписи этих переговоров экипажа с Землей? Понимаю, что вряд ли, но вдруг…
    • 0
      не могу сказать наверняка… все, что могу посоветовать это спросить у гугла, но там вы, я думаю, уже проверяли…
      • +1
        Я поискал, и на гугле и на яндексе и еще где, но нашел только переговоров с МКС…
        • 0
          В те годы радиолюбительство не было развито до такой степени, чтобы записывать переговоры космонавтов на магнитофоны.
  • –1
    Спасибо огромное за статью! Гордость за мою страну и людей!
    • +1
      Ни страны (полностью), ни людей (в основном), к сожалению, уже нет. «К сожалению» относится только ко второй части перечисления. По поводу первой части могу сказать только, что, к счастью, уже нет существовавшего тогда государственного строя.
      • 0
        Да. И теперь о садике голова болит еще ДО зачатия ребёнка. Ок. Как раз к вопросу о государственном строе.
        • 0
          Я успел застать Советский Союз, хотя и первалил едва за первый десяток, когда его не стало, так что не понаслышке могу рассуждать. Нет, я рад, что не стало коммунистического строя.
          И недавно задал вопрос своей маме: рада ли она, что СССР больше нет. Так она мне ответила, что очень рада.

          А что до садика… в чём проблема отдать ребёнка в частный садик?
          • 0
            Вы знаете, сколько стоит частный садик? Для многих семей отдать ребенка в частный садик — неподъемная ноша для бюджета семьи.
            • +1
              Знаю, сколько стоит. Они есть на разный бюджет.

              А вообще: это чья проблема — что семья не может заработать достаточно денег? Кто не приложил достаточно усилий? Кто не получил образования? Или, скажем, не пошёл на завод, если учиться не хочется? Вы знаете, сколько сейчас получают бульдозеристы, сварщики, нормальные слесари?

              Я лично пошел работать в 16 лет. Мама не могла меня содержать — она была военной, а военным в 90е было очень непросто — и я это прекрасно понимал и понимаю. С 10 лет я занимался компьютерами — мне это было интересно. Причём моя первая работа требовала — пусть и минимальной, но квалификации (в 95 году я работал в БТИ оператором — оцифровкой жилого фонда занимался). В 18 я уже админил (один) районный узел связи, обеспечивавший школы района города интернетом. В 19 сменил направление деятельности — менеджером начал работать в оптово-розничной компьютерной конторе — это приносило больше денег. В 21 уже был руководителем магазина, в 22 — руководителем отдела продаж всей компании. В 24 я начал свой первый бизнес. Потом я чуть переосмыслил приоритеты — на первый план вышла свобода, а не деньги, поэтому сейчас миллионы я не зарабатываю. Но я понимаю, что мне никто ничем не обязан. Это моя обязанность — при наличии желания — обеспечить себе и семье соответствующий уровень комфорта. И я — подчеркну это — не какой-то там супер-пупер человек, я совершенно обычный. Разве что — без ложной скромности — достаточно неглупый, но ничего выдающегося. Просто у меня был интерес и желание что-то делать. А если сидеть до 25 на шее родителей, не зная, чем хочешь заняться, и, самое главное, не пытаясь даже что-то предпринять, чтобы это выяснить — да, конечно, и любой поход в магазин будет неподъемной ношей.
  • 0
    Пожалуйста, пишите ещё!!!
  • 0
    Неимоверно интересно. Вчера был в музее космонавтики, что на ВДНХ, там выставлен костюм Джанибекова, в котором он осуществлял ремонт станции Салют-7. Всячески рекомендую к посещению.

    p.s. Сегодня вход бесплатный, ибо Ночь в музее, да и до 12 ночи работает
    www.museumnight.org/program/3-nauka-i-tehnika/places/211-memorialnyy-muzey-kosmonavtiki

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.