Пользователь
0,0
рейтинг
21 июля 2014 в 20:42

Книга про Венеру из песочницы

(ДИСКЛЕЙМЕР: Данный пост не является агитацией на сбор средств. Цель поста — вдохновить читателей на создание собственных краудсорсинговых проектов)

Можно надеяться, что в этом благородном, исполинском деле будет все более расширяться международное сотрудничество
ученых, проникнутых желанием трудиться на благо всего человечества, во имя мира и прогресса. К. Сергеев (псевдоним Сергея Королева)

(Схема гондолы стратостата STRATOLAB с аппаратурой для спектроскопирования атмосфер других планет)

Прошлым летом мне пришла в голову идея запустить краудсорсинговый кубсат. Тогда я поговорил со многими людьми и возможно запустил если не спутник, то цепную реакцию. Что из этого выйдет, мы, возможно, в скором времени узнаем. Поэтому я с трепетом отношусь к краудсорсинговым проектам, особенно в сфере космоса. Какова была моя радость, когда я узнал, что в России запустили первый проект (издание книги про Венеру). Я нашел автора и взял у него интервью.

Лично я из беседы с Павлом (Shubinpavel) почерпнул море интересной информации о том, когда был первый в мире космический краудсорсинг, у кого была возможность додуматься до гелиоцентрической системы за 2000 лет до Коперника, сложно ли работать с российскими и американскими архивами и какая была обстановка в станции космической связи на момент посадки Венеры-4

Люди


— Вы встречались с некоторыми людьми, которые имели отношение к исследованию Венеры (например с научным руководителем «Венеры-15/16», Олегом Николаевичем Ржигой). Скажите, с кем бы из космонавтов/инженеров (ныне живущих и уже ушедших) вам бы хотелось побеседовать?
— Все зависит от того, что Вы вкладываете в слово «побеседовать». Просто поговорить, с интересным собеседником, всегда интересно. И здесь не важно с каким.

Поговорить для получения информации… Здесь есть две проблемы. Дело в том, что возраст это очень плохо. Но хуже всего, что с течением времени забываются детали, теряется точная привязка к датам. Например, сейчас разница между 1966 и 1963 годом выглядит незначительной. Всего три года, но для изучения истории космонавтики она может оказаться критичной.

Например, в воспоминаниях часто любили (и сейчас иногда любят) вспоминать, как Королеву надоели споры планетологов о структуре лунной поверхности и он просто написал на бумажке «Луна- твердая. Сергей Королев» И именно по этой бумажке начали проектировать аппарат в последствии превратившийся в Луну-9 что впервые в мире села на Луну и передала с нее панораму. История занятная, и не мудрено, что она так понравилась писателям журналистам что опрашивали ученых.

И все в этой легенде было хорошо, пока эту записку не нашли и не предоставили всем желающим (постфактум оказалось, что ее также в свое время смог добыть Марк Галлай для своей книги, но это прошло незамеченным). В общем, там написано: «Посадку следует рассчитывать на твердый грунт типа пемзы. Боковые скорости — ноль...» Дальше не помню. Но главное на ней дата. И по этой дате стало совершенно очевидно, что записку писали для пилотируемого лунного корабля. Также отсюда следует, что Е-6 (луна-9) была уникальной станцией с технической точки зрения. Так как ее разрабатывали и в расчете на то, что там будут моря пыли и она должна была в них успешно сесть. Опять же постфактум это стало очевидно из ее конструкции. Раздельная посадка, механизм неваляшки, лепестки.

В результате в мемуарах особо не лгали, но реальная картина была другой. Мемуары и воспоминания хороши, когда нужно понять общую атмосферу которая была в то время. Либо, если нужно понять какой-нибудь конкретный момент, следует походить к интервью серьезно детально описывая вопрос, причем желательно имея на руках что-либо для подтверждения слов и ограничения временных рамок.

По второму вопросу я бы очень еще хотел встретиться с Базилевским, Маровым. Среди космонавтов — Волыновым, Елисеевым.

image Что касается исторических личностей. То, если честно, я бы хотел поговорить с Аристархом Самосским. А еще лучше с Кононом Самосским. Есть у меня очень и очень серьезное подозрение (к сожалению, на основе только косвенных фактов) что он вполне мог доработать гелиоцентрическую теорию Аристарха Самоского и перевести в ней планеты на эллиптические орбиты. У него для этого было все. От фактов до математического аппарата. И если так, то он это сделал почти за две тысячи лет до Кеплера.

Если взять кого поближе, то наверное с Келдышем. Просто, личности например Королева или Глушко мне достаточно понятны. Есть и воспоминания и статьи. А вот с Келдышом все сложнее. Та личность, какую я вижу за его научными статьями, работами и записками, заметно отличается от той, что любят изображать в популярных статьях. Точнее там вообще не личность отображают, а некий набор историй как он в лёгкую опережал в вычислениях машины и без особых усилий находил ошибки в сложнейших моделях. Намеки, что не человек, а СуперЭВМ. Есть даже сайт его учеников, которые воспоминают о разных случаях из жизни. Но, на мой взгляд, на всем сайте лучше всего говорит его же статья.
Науку сравнивает с музыкой. Вспоминает историю из жизни Грига. При этом статья, конечно, достаточно проходная. Даже не знаю где и для чего она была написана.
С другой стороны, даже если бы я перенёсся в прошлое, вряд ли смог с ним поговорить. Отвечать на вопросы незнакомого человека он бы не стал. А если бы я убедил его, что из будущего, думаю это он завалил меня вопросами

Книги и фильмы


— При подготовке к изданию своего труда, вы прочитали кучу книг:
image

Расскажите, а какие ваши любимые книги (художественные и документальные) и фильмы (художественные и документальные) про космос?

— Ну Вы и вопросы задаете. Их много. Впрочем, если нужно именно про космос.
Например: «Путь на Амальтею». Это одна из немногих книг, где не приносили законы физики в жертву законам сюжета. Более того, сюжет увязан с законами. Казалось, тогда было много подобных книг. Лем, Азимов, Кларк. Но у Стругацких, именно в этой повести, получилось лучше всего.
Но это только пример. Мне нравиться очень много других книг. Просто в них космос часто идет только фоном.
С документальными чуть проще. Шкловский «Вселенная, жизнь, разум». Карл Саган «Космос» Также, очень люблю книги воспоминания о реальных событиях (таких много), но желательно хорошо и интересно написанных (таких уже меньше).
Примеры по космосу: книги Чертока.
Другой пример: Пикар «Глубина 11000 метров». Таких книг, очень много.
Кстати, малоизвестный факт (лично его нашел). В книжке Огюста Пикара «Над облаками», напечатанной у нас в 1936 году, есть ссылка на книги Королева и Тихонравова.

Художественные фильмы — стандартный набор: «Укрощение огня», «Аполлон 13», «The Right Stuff». Чуть менее стандартный: «Октябрьское небо»
Документальные. Опять все просто. Любые документальные фильмы Клушанцева и Джеймса Кэмерона. Не важно, про космос или нет. Они маньяки в хорошем смысле этого слова.
Опять же Центрнаучфильм, в свое время, хорошие фильмы выпускал. Я имею ввиду фильмы вроде вот этого:

Просто, на мой взгляд, настоящие документальные фильмы должны быть не виде старых архивных кадров наложенных на заранее заготовленный текст (каких большинство). Они должны быть так сняты, чтобы на них можно было ссылаться и использовать их информацию для работы.
Такой подход сейчас, к сожалению, дорог. Ведь нужно делать съемку всего процесса в течении многих лет. И подобных фильмов очень мало.На мой взгляд — зря…

Краудсорсинг


— Какие краудсорсинговае проекты (прошедшие или текущие) вам симпатичны?
— Сбор денег на ISEE-3. Хотя первый сбор денег с населения на космическую программу был еще во время программы Викинг.
Если по российским проектам — то сбор денег на издание книги «Простая наука». Я понимаю, что они делают важное дело.
Проект «Акватилис». Задумка и предложение очень хороши, но что-то они тянут с этим. Потом был замечательный проект по запуску стратостата для детей. Глядя на эти проекты я решил, что популяризация науки важна и интересна людям.

— А чуть подробнее про краудсорсинг на Викинг?
— Видел я эту информацию, например, здесь.
Граждане США уже оказывали подобную поддержку проекту «Викинг», предназначавшемуся для исследований Марса: в 1980 г. более 10 тыс. американцев передали НАСА из собственных карманов в среднем по 10 долларов.
Но там так сформулировано, что не ясно на что собрали 100 тыс долларов. На продолжение работы Викинга, или на зонд к комете Галлея.
Подозреваю, на Викинг. Я видел упоминание о сборе денег и в зарубежных источниках, но детально не разбирался. Постараюсь разобраться, когда начну дорабатывать «Марс».

Архивы


— Вы много работали с архивными материалами, как там с ними обстоят дела?
Я выложил недавно подобный фильм про Луну-1. К сожалению в плохом качестве.

Кроме фильмов Центрнаучфильма также выпускались закрытые фильмы по проекту. И там рассказывали все. От конструкции до научных задач. В архиве РГАНТД, согласно базе, есть эти фильмы но только на пленке. С пленками они работать не разрешают, на сканирование по их словам нет денег и единственный вариант отсканировать их полностью за свой счет. По их прайсу 80 руб — секунда. Итого сканирование 45 минутного фильма обойдётся в 216 тыс рублей.


Схема станции для фотографировании Венеры

На все фотографии НАСА открытая лицензия. К сожалению, это распространяется далеко не на все необходимые фотографии. Осмелюсь процитировать фрагмент ответа из архива Калифорнийского технологического института:
We release materials for a specified use, and further distribution of any material is strictly controlled.
Our standard fee for the use of one of our photos in the interior of a printed publication is $95.00 per photo. There is an additional reproduction charge of $10.00 for scanning setup, and $10.00 per digital scan created.
We do not supply photos free of charge.
Для своей книги планирую заказать несколько фотографий и схем из РГАНТД. Там берут приблизительно 350 рублей за снимок.

Отрывок из книги. Воспоминания о посадке на Венеру


Венера-4. Первый в истории работоспособный аппарат в атмосфере другой планеты

image Это произошло 18 октября 1967 года в 7 часов 39 минут 10 секунд. Станция вошла в атмосферу со скоростью порядка 10км/с. На тот момент ни один спускаемый аппарат не входил в атмосферу с такой большой скоростью, даже в земную! По команде с температурного датчика произошло разделение отсеков, далее следовали баллистическая пауза и выход тормозного парашюта, затем – основного. Развернулся радиовысотомер, пошли сигналы с датчиков температуры и давления, боёк разбил крышку, и в ампулы газоанализатора устремился венерианский «воздух». Работа началась!

Существуют несколько воспоминаний очевидцев, находившихся в эти минуты в Евпатории на станции дальней космической связи в 116-й комнате. Мне бы хотелось привести отрывок из дневника, известного космического журналиста Ярослава Голованова (время местное, Евпатория). В скобках комментарии автора.

«Евпатория. Центр дальней космической связи. Бортовое время АМС — 128-е сутки полёта. На Земле — ночь. Ночь, когда «Венера-4» сядет на Венеру. Напряжение жуткое.

В 5ч 41 мин команда: следить за появлением сигнала!

И точно: в 5ч 44 мин 27 с — сигнал! Превышение сигнала над шумами земными и небесными в 30 раз! Отлично!

В 6.15 «Венера-4» сама начала «искать Землю» своей параболической антенной и через 12 минут нашла, при этом превышение сигнала над шумами сразу подскочило с 30 до тысячи.

6.48 — до планеты осталось около 30 тысяч км.

7.15 — осталось около 13 тысяч…

7.35 — 400 км до Венеры… Начинается ещё очень слабенькая, жиденькая атмосфера, так что пора отстреливать СА. При отстреле СА параболическая антенна, которая так хорошо сейчас работает, Землю потеряет. Действительно, сигнал резко изменился, но, как здесь говорят, «парабола не хочет умирать».
Наконец в 7.39 сигнал с параболической антенны совсем пропал. Но уже через 50 секунд включился передатчик СА. Он в 5 раз слабее, но что делать…

7.48. До Венеры — 28,8 км. Давление (Р) — 960 мм ртутного столба, температура (Т)-78 градусов по Цельсию…

image(Сразу же после выхода парашюта был произведен первый анализ состава атмосферы Венеры. Пороговые датчики просто зашкалило! По ним можно было только сказать, что углекислого газа атмосфера Венеры содержит более 1%. Часть манометрических, к удивлению всех, тоже. Но они все равно, смогли дать достаточно понятный результат. СО2- 90%+-10. Содержание азота по одному датчику выходило менее 7%, по второму – меньше или равно 2.5%.)

8.08. Р — более 4 атмосфер, Т=135°С. Академик Имшенецкий, авторитет в микробиологии, говорил, что как раз при такой температуре происходит стерилизация. Надежд на то, что на Венере существует подобие земной белковой жизни, практически не осталось… СА может выдержать давление до 15 атмосфер, потом его раздавит…
За моей спиной в застеклённой кабинке сидит солдатик очень интеллигентного вида, в очках, из тех, кто не прошёл в университет по конкурсу. Он всё время повторяет кому-то в телефонную трубку параметры атмосферы Венеры, которые операторы докладывают каждые 30 секунд. Доложив, что давление в атмосфере Венеры превысило 5 атмосфер, солдатик вдруг замолчал, очевидно, выслушивая вопрос, а затем доверительно сообщил:
— Товарищ маршал, на Земле — одна атмосфера… Много бы отдал, чтобы узнать, что же за пень сидит на другом конце провода. Но это наверняка военная тайна!

8.54. Датчик давления зашкалило: он был рассчитан только на 9 атмосфер. Т=250°С. Т внутри аппарата — 37°С. «Жизнь там собачья», — задумчиво говорит Георгий Николаевич( Бабакин).

На самом деле датчик «зашкалило» еще в 8:31. Последнее показание было о достижении 7 атм.

9.14. Наружная температура — более 280 градусов, внутренняя — 54 градуса. Оператор докладывает, что объект качается. Почему?

9.16. Сигнал пропал

(Последний зафиксированный сигнал с Венеры-4 был передан в 9 часов 13 минут 31 секунду. Значение температуры дошло до 535 К (262 °С).

Вечером «обмывали» в «Украине» победу Бабакина. Для науки это грандиозная победа: буквально за три часа земляне узнали о своей небесной соседке больше, чем за всю предыдущую историю человечества! Выпили прилично, все шумели, кричали, смеялись, а Глеб (Максимов Глеб Юрьевич — ведущий разработчик автоматической техники космоса сначала в ОКБ С.П.Королёва, затем у Г.Н. Бабакина.) вдруг заплакал. Да так искренне, горько. Мы к нему бросились, а он в ответ:
— Идиоты! Чему вы радуетесь?! Неужели вы не понимаете, что сегодня мы осиротели в Солнечной системе?! Я так надеялся на Венеру… И вот… Мы одни в Солнечной системе, мы совсем одни!.. — И опять заплакал.»

П.С.

@novokad
карма
14,0
рейтинг 0,0
Реклама помогает поддерживать и развивать наши сервисы

Подробнее
Реклама

Самое читаемое

Комментарии (8)

  • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
  • +2
    Мне бы хотелось привести отрывок из дневника известного космического журналиста Ярослава Голованова

    Мне кажется, у Б.Е. Чертока написано чуть эмоциональнее и лучше передает атмосферу, царившую в тот момент:

    Скрытый текст
    После завтрака, в 5.30, мы уже были в главном зале. Припланетный сеанс связи через бортовую всенаправленную антенну начали в 5.36. Были выданы команды построения ориентации бортовой параболической антенны на Землю. Богуславский сиял:
    – Отношение сигнал-шум 1000! До Венеры 40 тысяч километров!
    Скорость по мере приближения к планете увеличивалась, это мы воспринимали на слух – по учащающимся щелчкам в динамике, к которому подвели звуковой сигнал от космического «спидометра».
    Для торжественности наладили и четкий речевой репортаж.
    – 7 часов 50 минут Москвы, до Венеры 20 тысяч километров! Прием устойчивый, соотношение 1400. Напряжение на борту 14,5 вольт.
    Было оглашено расчетное время разделения орбитального и спускаемого аппаратов – 7 часов 38 минут. По разделению сигнал должен пропасть – параболическая антенна отвернется от Земли. Богуславский, сверявший прогноз баллистиков с изменением частоты Доплера, объявил:
    – Опоздание прибытия на Венеру относительно прогноза баллистиков составляет 10 минут. Мы внесли поправку.
    – 10 минут за 128 суток можно и простить, – говорит Афанасьев.
    В 7 часов 38 минут доклад:
    – Команда на разделение!
    – Сигнал пропал!
    – Есть разделение!
    Теперь орбитальный отсек будет разрушаться и сгорит в атмосфере Венеры, а мы с нарастающим волнением ждем появления слабого сигнала от маленького шарика СА, покрытого слоем надежной теплозащиты. Со скоростью свыше 11 километров в секунду он войдет в облачный покров Венеры. По расчетам, СА затормозится до скорости 300 метров в секунду. Если шарик сохранится, то решающим будет отстрел люка, который потянет за собой парашют. Если парашют хоть немного выдержит и не сгорит в этой адской атмосфере, мы получим бесценную информацию.
    Бабакин призывает к тишине и терпению. Он предупреждает, что температура, давление и высота будут докладываться практически в реальном времени хорошо натренированной группой телеметристов.
    В 7 часов 44 минуты раздаются восторженные вопли:
    – Есть сигнал!
    – Есть прием СА!
    – Есть телеметрия!
    Один за другим следуют доклады:
    – 7 часов 46 минут, по высотомеру 28 километров, давление 960 миллиметров, температура 78 градусов. Давление быстро растет!
    – 8 часов, давление 1400 миллиметров, температура 114 градусов.
    – 8 часов 12 минут, давление 4,7 атмосферы, температура 146 градусов.
    – Температура внутри СА – 14 градусов.
    – Радиовысотомер перестал давать метки.
    Кто-то по громкой связи подает реплику:
    – Высотомеру сейчас верить трудно. Он сбивается.
    – Тихо! Потом разберемся!
    Громкий репортаж, интерпретирующий в реальном времени информацию, посылаемую из атмосферы Венеры, вызывал у всех, кто его слышал, здесь, в рабочих помещениях НИП-16, редкое чувство причастности к великому открытию.
    Про себя я мысленно поблагодарил Мишина за то, что он меня сюда отправил. Завтра, нет, даже сегодня весь мир узнает об открытии тайны! Но мы, мы, сделавшие это открытие, для мира останемся засекреченной государственной тайной!
    – 8 часов 18 минут, температура 167 градусов, давление 5,6 атмосферы!
    – 8 часов 32 минуты, давление 8 атмосфер, температура 201 градус. Температура в СА быстро возрастает, уже более 20 градусов.
    – 8 часов 53 минуты, один датчик давления зашкалил на показаниях 9,3 атмосферы, температура 250 градусов.
    Келдыш удивленно сказал:
    – А наши планетологи вовсе не ожидали, что давление может быть таким высоким. Теперь мы не узнаем истинной величины у поверхности. Надо было бы иметь и другой датчик на больший диапазон.
    «И зачем Келдыш ворчит?» – подумалось мне.
    Я чувствовал, что не только меня, но и всех нас охватывает непередаваемое восхищение открытием как таковым!
    Еще бы! Каждый из нас наслаждается свежим морским воздухом, ничто никому не грозит, в то время как спускаемый аппарат погружается в поистине кипящее адское месиво и вот-вот погибнет.
    – 9 часов 14 минут 09 секунд – сигнал пропал! На это время температура свыше 280 градусов!
    В напряженной тишине ожидания Бабакин все же не вытерпел и, нарушая установившийся порядок, торжественно заявил:
    – Теперь ясно, не зря летели! Экспедиции планировать на Венеру никто не станет!
    В 9 часов 30 минут снова крик:
    – Есть сигнал! Чистый, без телеметрии, без шумов!.. Пропал сигнал!
    На этом первая в истории передача с Венеры прекратилась. Каково истинное значение атмосферного давления у поверхности, мы тогда так и не узнали. СА, по расчетам, должен был быть раздавлен внешним давлением, тем, значение которого он успел сообщить. Кто-то из ученых прибежал от телеметристов и, задыхаясь от восторга, сообщил:
    – Основной компонент атмосферы СO2! Кислорода – один процент. Следов воды нет! Азота нет!
  • +2
    Зря вы не поставили ссылку на проект по сбору средств на книгу Павла про Венеру. Там пока всё несколько печально — осталось 8 дней, а собрана только половина суммы. Очень хочется, чтобы книга в итоге была таки напечатана!

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.