Пользователь
0,0
рейтинг
21 ноября 2014 в 01:19

Речевая агрессия в интернете или Как послать, чтобы не вернулся?



Каждый пользователь в своей виртуальной жизни сталкивался с негативными комментариями, оскорблениями или высказываниями в свой адрес, а многие и являлись источниками подобных «посылов». В реальной жизни подобные негативные ситуации случаются гораздо реже. Вопрос о причинах такого поведения важен, но остается открытым более важный вопрос — как остановить бурлящий поток брани, которая иногда выливается в ответ на пост или высказанное мнение.

В этой «много букв»-статье мы попробуем немного разобраться в причинах агрессивного поведения пользователей сети и приведем несколько примеров из жизни нашего стартапа не стартапа, банды не банды.

В первую очередь стоит обратиться к понятию «речевая агрессия». "Речевая агрессия — эксплицитно выраженная оппозиционность по отношению к собеседнику, цель речевой агрессии заключается в том, чтобы нанести оскорбление или преднамеренный вред человеку, группе людей, организации или обществу в целом. Такое поведение характеризуется сознательностью, намеренностью и контролируемостью". Таким образом, жители виртуальных миров выражают свою оппозиционность, в чем, по большому счету, нет ничего предосудительного — имеем же мы право не соглашаться с мнением других — но при этом сознательно и намеренно оскорбляя окружающих.

Особенности проявления речевой агрессии в сети




Речевая агрессия в сети и обычной жизни проявляется по-разному. Во многом это объясняется отсутствием одних факторов и наличием других. В сети нет возможности устанавливать зрительный контакт, выражать свое мнение жестикуляцией или повышением громкости голоса. Однако жестикуляцию, например, стали заменять «смайлы» или картинки, дополняющие многие высказывания. Находчивые пользователи испокон веков используют заглавные буквы для создания эффекта крика или повышения голоса.

Со зрительным контактом дела обстоят хуже, а ведь это один из ключевых факторов в восприятии значения слов собеседника в реальной жизни. Зрительный контакт является психологическим дозиметром, который позволяет определить состояние собеседника, часто спрогнозировать его реакцию или определить, какую информацию он сейчас способен воспринять, а какую нет. При том, часто именно зрительный/визуальный контакт является стоп-фактором, который заставляет человека не занимать агрессивную позицию по отношению к оппоненту. Это происходит из-за того, что человек, не видя собеседника, действует по психологическому шаблону, выработанному на основе предыдущего опыта. Другими словами, если молодой человек увидел в Интернете комментарий от незнакомого человека без фотографии, то с вероятностью 95% он спроецирует образ из предыдущих сражений.

Так, если ему чаще всего приходится иметь дело со сверстниками, то он будет отвечать, используя язык, манеру речи и образы, свойственные спорам с ними и представлять себе именно такой образ. Данный шаблон, как правило, транслируется на возраст, пол, социальную группу и даже географическое местоположение (анонимные спорщики из больших городов в 8 случаях из 10 склонны считать, что их собеседники находятся в их городе — это происходит неосознанно).

Пример: наш PR-менеджер (девушка по имени Саша, которая так и подписывается) после публикации анонса одного из наших проектов, общалась в комментариях с пользователями. С несколькими разговор не клеился. После некоторого времени в её адрес полетели ожидаемые мужские «дебил», «васёк», «сударь», «батенька». Стало понятно, что стоит представиться. Хватило лишь пары глаголов прошлого времени в форме женского рода, чтобы оппоненты стали вести себя намного сдержаннее. Добавление фотографии в профиль и вовсе сделало их дружелюбными и спокойными комментаторами, которые внезапно оказались способны на конструктивные ответы по существу, а не только желчь и агрессию.

Существуют и другие особенности проявления речевой-агрессии в интернет-коммуникации:

1. Ты-номинация («ты – эникейщик»);
2. Негативная номинация адресатов («чмошник»);
3. Активное использование негативно окрашенной просторечной лексики («я твой Drupal в дуршлаг друпал»);
4. Использование определенных речевых жанров (оценочные высказывания, модальные высказывания, риторические вопросы, маскирующие угрозу, прямые призывы к активным действиям);
5. Генерализация и вынос себя за скобки («вы все говно и нубьё, я тут самый ковалер»).

Пример 5-го пункта: Помимо прочего мы занимаемся переводами роликов околотехнической тематики на русский язык. Закончив один такой перевод, мы вежливо поинтересовались у известного сайта о популярной марке мобильных телефонов, не заинтересованы ли они в том, чтобы разместить ролик у себя, т.к. он был свежим и интересным для многих пользователей. В замен мы не просили ничего абсолютно, для нас это было бы просто хорошее продвижение. В ответ мы внезапно получили отказ в следующей форме «перевести – много ума не надо», публиковать ничего не станем. После того как мы поинтересовались, что же не так, был дан ответ: "Удачи в плагиате и копировании других". После этого хватило лишь указания на то, что данный сайт на 80% состоит из переводов материалов других сайтов и никакого вразумительного аргумента уже не последовало.

Причины проявления речевой агрессии


С особенностями проявления агрессии в виртуальной среде ситуация понятна, с некоторыми причинами все также достаточно предсказуемо. Существует несколько причин распространения агрессивного речевого поведения в Интернете. Одной из них является анонимность, т.е. невозможность быть узнанным другими. Виды анонимности в данном случае следующие:

1. Социальная (отсутствие вербальной коммуникации, визуальной идентификации внешности, возможности услышать голос при общении);
2. Техническая (скрытое имя, адрес, IP адрес, телефонный номер и т.д.).

С одной стороны, анонимность нельзя считать негативным фактором, поскольку это неотъемлемая часть обеспечения безопасности и приватности пользователей в сети. С другой стороны, анонимность дает неограниченную свободу самовыражения, что часто не во благо, и возможность прекратить общение в любой момент, чего нельзя сделать в “живой” беседе. Ведь даже при мимолетной перепалке с кем-то на улице нет возможности испариться с места конфликта, а потребуется время, дабы уйти от него. Таким образом, можно заключить, что у агрессии в реальном мире есть своя «стоимость», которая выражается в большем количестве необходимого времени/усилий на конфликт, что может вызвать больший стресс, а иногда потребует физического вовлечения в конфронтацию. Речевая агрессия в сети имеет меньшую «стоимость» при сопоставимой эффективности. Таким образом, анонимность пользователей в сети подталкивает их к проявлению агрессии.

Другая причина проявления агрессии менее очевидна, но научно доказана, и объясняется существованием, так называемого, социального моделирования. Социальное моделирование – это своего рода повторение модели уже существующей в какой-либо среде. Например, пользователь, который видит несколько негативных комментариев к статье, с большей вероятностью повторит данную модель поведения в своем комментарии, чем в случае, когда комментарии нейтральные или положительные. Проще говоря, если под роликом на Youtube или статьей на сайте первые ~10 комментариев имеют негативный характер, то 11-й пользователь с высокой долей вероятности также оставит негативный отзыв.

Связано это с тем, что ни один человек уже на подсознательном уровне не хочет быть белой вороной и накликать на себя критику инакомыслящих. Потому люди, имеющие отличную от мнения большинства комментаторов точку зрения, реже выскажут её публично, дабы не стать объектом агрессии для остальных. Тут вспоминается цитата из самого запрещаемого романа 60-80 гг. «Над пропастью во ржи»: «В этом-то все несчастье. Нельзя найти спокойного, тихого места – нет его на свете. Иногда подумаешь – а может, есть, но пока туда доберешься, кто-нибудь прокрадется перед тобой и напишет похабщину прямо перед твоим носом».

Пример: опубликовав один из наших проектов на популярном развлекательно-познавательном сайте рунета мы столкнулись с тем, что первые 10 комментариев были резко негативными. После этого было понятно, что ситуация уже не изменится (см. выше) и мы замерили 2 параметра – количество плюсов/лайков и количество негативных комментариев. Статистика лишь подтверждает теорию – более ста плюсов, масса позитивных отзывов в личных сообщениях при более 40-ка негативных комментариях, высказанных публично.

Итого, анонимность, помноженная на агрессивную социальную модель, дает нам изобилие талантливых комментаторов, отличающихся изощренностью в хулении чего бы то ни было (“не смотрел, но осуждаю”), а также неудержимым рвением во что бы то ни стало доказать свою правоту абсолютно незнакомым людям, мнение которых чаще всего не играет никакой роли в жизни комментирующего.

Троллинг и его разновидности




Однако в виртуальных сообществах общаются миллиарды анонимных пользователей, которые наблюдают, как нейтральные, так и агрессивные речевые модели, но далеко не все проявляют речевую агрессию в своих высказываниях. Данный факт объясняется тем, что существуют внутренние предпосылки, особенности личности “тролля”, которые проявляются в подобном поведении.

Одной из предпосылок является потребность в негативной реакции на провокацию, что приносит «троллю» своеобразное садистское удовольствие и ощущение причастности к выработке эмоций у оппонента. Подобные ощущения часто испытывает музыкант, наблюдая, как его песни вызывают позитивные эмоции у слушателей, ощущение гордости от того, что действия становятся значимыми для окружающих. Также немаловажную роль в удовлетворении потребностей «тролля» играет неполнота самореализации в реальном межличностном взаимодействии, т.е. троллю просто недостаточно общения в реальной жизни, любо он не чувствует свою важность в нем. Кроме того, “тролли” могут выбирать агрессивные провокационные высказывания как форму для выражения собственного непонимания или незаинтересованности в теме обсуждения.

Иногда «тролли» испытывают потребность преследовать жертву за рамками одного обсуждения, переводя спор в другие сообщества или на личную страницу пользователя в социальных сетях. Как правило, подобное случается, когда жертва агрессии втягивается в своеобразное перетаскивание каната и демонстрирует свою эмоциональную реакцию на действия «троллей». Продолжительный троллинг направленный в адрес пользователей может вызывать различные реакции с их стороны вплоть до кибер-самоубийства – добровольное удаление своего аккаунта, выход из дискуссии с целью прекратить поток агрессии в свой адрес; а иногда и до реального самоубийства, как это неоднократно случалось.

Существует несколько разновидностей «троллей»: тролль-комментатор чувствует острую потребность участвовать во всевозможных дискуссиях вне зависимости от собственной причастности к теме обсуждения. Доказывая и продвигая свою точку зрения, тролль-комментатор использует псевдонаучные факты, оскорбления других точек зрения, собственную эрудицию и прочие сомнительные средства. Одним из самых проверенных средств доказательства считается доказательство от противного, зачастую маркированное фразой “Ну и чё?”.

Тролль-провокатор видит своей целью создание негативной атмосферы в сообществе, для чего прибегает к открытому выражению агрессии в отношении чего бы то ни было.

Тролль герой-любовник, как правило мужчина, считает себя самым остроумным и неотразимым кавалером, своими сексистскими комментариями сводит беседу к темам “ябывдул”, “покажисисули”, “какаядэвушка” и другим оскорбительным высказываниям в адрес противоположного пола. В реальности не соответствует создаваемому образу, зачастую являясь полной его противоположностью.

Тролль-советчик стремится «нанести пользу» всем и каждому своими бесполезными и очевидными комментариями. Жертва троллинга на том или ином этапе начинает это понимать и проявляет агрессию в ответ, тем самым помогая троллю достичь поставленную цель.

При взаимодействии с любыми видами «троллей» важно помнить, что любое проявление агрессии в их адрес будет воспринято «троллем», как желаемый результат взаимодействия, поскольку это и является его конечной целью. Единственной правильной реакцией на подобное поведение является полное его игнорирование и отказ от какого-либо взаимодействия с провокатором. Агрессия порождает агрессию, и наоборот, соблюдение правил речевого общения и уважение по отношению к его участникам позволяют обеспечить успешную коммуникацию.

В том, что касается высказывания в комментариях собственного негативного мнения (пусть и вполне оправданного), следует помнить об одном – если вы готовы сказать о работе человека все то же самое ему в лицо, то пишите и критикуйте, если нет, то задумайтесь о ценности своей критики, высказанной в анонимных комментариях, но обычно анонимные комментаторы склонные переоценивать свою смелость.

Анастасия Смольская, Макс Мирончик; 2014

Литература:
Внебрачных, Р.А. Троллинг как форма социальной агрессии в виртуальных сообществах / Р.А. Внебрачных // Философия. Социология. Психология. Педагогика. Вестник Удмуртского университета. – Ижевск, 2012. – Вып. 1. – 4 c.
Стексова, Т.И. Речевая агрессия в интернет комментариях как проявление социальной напряженности / Т.И. Стексова // Политическая лингвистика 3. – Екатеринбург, 2013 г. – Вып. 45. – 5 c.
Konnikova M., The Psychology of Online Comments / M. Konnikova // The New Yorker. –October 23, 2013.
Zimmerman, Adam G. Online Aggression: The influence of anonymity and social modeling / Adam G. Zimmerman. – University of North Florida. College of Arts and Sciences. – 2012. – 51 p.

P.S. Один из примеров, вызвавший бурную реакцию троллей
Max @MennyCalavera
карма
103,0
рейтинг 0,0
Реклама помогает поддерживать и развивать наши сервисы

Подробнее
Реклама

Самое читаемое

Комментарии (9)

  • +4
    P.S. Один из примеров, вызвавший бурную реакцию троллей

    А в чем собственно может быть бурность реакции? Нормальный ролик, агитирующий за чистоту окружающей среды. Проблема с переработкой есть и если есть альтернативный сжиганию способ, то это же замечательно.
    • +3
      На то они и тролли, что бы из ничего затроллить.
  • +6
    Про «тролля героя-любовника» я всегда думал, что этим тупые школьники пубертатного возраста занимаются.
    А вообще нужно следовать принципу: в сети все анонимны и общение ведется через виртуальный образ, если кого то оскорбляет меня в сети, то оскорбляют не меня, а мой виртуальный образ. Не кормите троллей.
  • +2
    Также немаловажную роль в удовлетворении потребностей «тролля» играет неполнота самореализации в реальном межличностном взаимодействии, т.е. троллю просто недостаточно общения в реальной жизни, любо он не чувствует свою важность в нем

    Требую ссылку на научное исследование по теме. Или хотя бы объяснения категоричности таких формулировок.
    • +5
      Более глобально это затронуто у Judith S. Donath в работе «Identity and Deception in the Virtual Community» (2010, London) и по-русски у Чванова О.А. в «Психология вампиризма.» (2008).

      Выжимка по одному из таких исследований (работе «Buckels, Erin E., Paul D. Trapnell, and Delroy L. Paulhus. „Trolls just want to have fun.“ Personality and Individual Differences67 (2014)) доступна здесь — www.academia.edu/6016545/Trolls_just_want_to_have_fun
      • 0
        Спасибо за конструктивный ответ!
        Почитаю рецензию хотя бы перед сном.
  • +1
    Всего два слова: «эксперимент Аша».
  • +1
    Возникает ощущение, что и в интернетах работает «эффект толпы». Причём даже более явно, чем в реальной жизни. Например, люди послушно лайкают все, что их просят лайкнуть, не думая, что за этим стоит. Будь то реклама или очередной дурацкий интернет-конкурс.
    Я однажды отказался поддержать одного конкурсанта по просьбе знакомой тян. Объяснил ей, что не буду этого делать, не разобравшись в ситуации. Она со мной после этого поссорилась.
    • +1
      А это в тему того, что большинство не готовы спокойно принять нет в ответ на свою просьбу.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.