Микронации, краудфандинг и цифровое искусство

    Большинство интервью с авторами краудфандинговых проектов имеют два фатальных недостатка — в большинстве своем, проекты успешные (и иногда сверх того), да и сами авторы обычно не из самых последних знаменитостей. Но ведь и другие, не такие знаменитые и успешные, делают прекрасные вещи, и им тоже нужна поддержка в их начинаниях.

    Поэтому, хотя на Гиктаймс и нет особого хаба для цифрового искусства (что очень жаль, ведь искусство в отличие от гаджетов и соцсетей позволяет людям вырваться за пределы «цифрового пузыря»), я решила поговорить с одим из понравившихся в последнее время авторов. Так сказать по следам сумбурного поста, комментарии в котором с удовольствием читала.



    ⌛ Когда я впервые увидела работы из проекта «Непризнанные государства», я сразу вспомнила цитату из романа «80 дней вокруг света», который, как известно о влиянии прогресса на нашу жизнь. Вот эту цитату:


    «Паспорта для того и устроены, чтобы мешать честным людям и помогать мошенникам»



    ⌛ Расскажи, пожалуйста, как вообще появилась идея проекта. Почему в экспериментальном комиксе именно история о Фиуме?


    Всё началось случайно. Истории о странных непризнанных государствах собирались у меня на жестком диске довольно долго, и без определённой цели, просто потому, что они мне нравились. И в какой-то момент – это было осенью 2011 – я села и начала рисовать историю про Габриеле Д’Аннунцио и республику Фиуме. Это один из моих любимых исторических эпизодов: известный итальянский писатель стал диктатором в маленьком хорватском городе, где большинство населения составляли итальянцы, которые хотели присоединиться к Италии, и жизнь там сразу превратилась в карнавал с безумием, пиратством, творчеством, и даже запрещенными веществами. Вообще этот сюжет, по-моему, не может не нравиться нормальным гикам :). Ещё эта история удивительна и привлекательна редким в таких делах хэппи-эндом. Я много думала, что было бы, если бы что-то подобное произошло в наше время. Теперь, в 2014, мы знаем ответ.

    Возвращаясь к работе над первым комиксом в серии «Непризнанные государства». Я выразила этот сюжет так, как чувствовала, – хаосом из частей фотографий, линий, теней, штриховки. Я не ставила никаких рамок, это был спонтанный эксперимент, и я получала максимум удовольствия от процесса. Тогда я ещё не знала, что это начало большой серии, и что работа над ней растянется на три года.

    После первой истории я могла остановиться. Вмешался случай — я увидела репортаж о российском непризнанном «государстве» с языческо-националистически-мистическим уклоном, о Духовно-Родовой державе Русь. Я стала о нём читать, и, чем больше узнавала, тем сильнее это псевдогосударство меня поражало. А раз так, надо нарисовать о нём комикс. Каких-то прямых и однозначных параллелей с событиями в Фиуме тут нет, но оно логично продолжило тему первого комикса. Хотя создатели этого «государства», кстати, признанного впоследствии экстремистской организацией, и их убеждения вряд ли могут вызывать симпатию, я старалась не давать оценок героям, которые попали в мою серию. Интереснее рассказать о сути явления, найти параллели и взаимосвязи.

    Так одна история цепляла к себе следующую, как вагоны, и получилась серия из одиннадцати рисованных историй о сумасшедших непризнанных государствах. Никакого плана у меня не было. После двух выложенных в блоге комиксов мне стали писать знакомые и незнакомые люди, спрашивали, когда выйдет следующая история, о каком государстве она будет. Так постепенно нарисовалась серия.



    Эти одиннадцать историй, конечно, не могут (и не должны) полностью раскрыть тему современных микрогосударств, виртуальных и не очень. Сюжеты, ставшие основой для экспериментальных комиксов, собраны в одну серию довольно субъективно, по моей прихоти, а иногда по стечению обстоятельств. Истории в серии очень разные. Тема создания своего независимого государства объединила события и людей, между которыми очень мало общего. Тема одна, но мотивы и идеи участников совершенно разные. Поэтому нельзя сказать, что серия комиксов «Непризнанные государства. Одиннадцать историй о сепаратизме» только о поиске свободы, или о прогрессе, или о борьбе личности с системой, или о политике. Все эти темы там есть, а серия целиком скорее просто о людях.

    ⌛ Вообще, тема зависимости (и независимости) человека от государства очень актуальна. Государства мира пытаются регулировать интернет, который одновременно может и заставить людей больше сидеть дома, и начать революцию, заставив тех же людей выйти на улицы. Простой человек теперь может распечатать пистолет на 3D принтере прямо дома, или намайнить дома же биткоины, которые не все государства мира и валютой-то признают.


    Да и ты сама не в первый раз разговариваешь со своих работ о свободе — проект «Рисуем суд» был тоже очень классным, у тебя, кажется, даже был большой пост о связи искусства и, условно, политики.


    Честно говоря, я уже не помню, что я писала о связи искусства и политики, но я их точно никогда не противопоставляла. Мне кажется, искусство трудно или даже невозможно полностью отделить от политики и поместить в особое стерильное место. Пытаться делать «чистое» «искусство вне политики» или «острополитическое искусство» ради самопиара мне кажется одинаково бессмысленно. Если художественный проект честный, то политическая актуальность часто получается сама собой, без натужных попыток сделать что-то «остренькое».

    «Граница между виртуальным и реальным становится всё прозрачнее и скоро совсем исчезнет. Что-то, казавшееся мощным и незыблемым, вдруг распадается на атомы, а безумный, бредовый, идиотский план, покрытый слоем пыли, может неожиданно материализоваться. Термин «виртуальный» можно смело отправлять в словарь устаревших слов. Какой еще вывод из всего этого? Надо быть чертовски осторожными в своих фантазиях и виртуальных проектах. Они могут внезапно прийти к вам в гости.»

    Я шла в суд делать графический репортаж о громком политическом «Процессе двенадцати», чтобы изучить происходящее. Рисование судебных иллюстраций оказалось прекрасным способом, чтобы погрузиться в атмосферу и рассказать о людях, о месте и о времени. Меньше всего я хотела превратить графический репортаж в агитацию и пропаганду национал-большевизма, хоть я его сторонник. Получилась подробная хроника полугодового процесса.

    ⌛ Что ты думаешь о прогрессе и его столкновении с реальностью?


    Надо сказать, при столкновении с российской судебной системой постоянно возникает ощущение, что попадаешь в прошлое, или проваливаешься в какое-то параллельное измерение, или просто в чемодан с нафталином. Устаешь от этого страшно. Прогресс, как мне кажется, всегда двигается рывками и идет очень неравномерно. Поэтому время от времени попадаешь вот в такие островки прошлого. Иногда это забавно, иногда жутковато.

    Я бы поспорила с утверждением, что интернет сегодня может заставить людей что-то сделать или не сделать. Интернет – только инструмент, благодаря которому люди больше влияют друг на друга, хотя со стороны кажется, что, наоборот, все расползлись по своим углам :). Поэтому про независимость людей друг от друга и от государства даже не знаю, что сказать. Сейчас все заплачут в подушку, но люди, скорее всего, биороботы и выполняют одну общую программу. Поэтому идея, что можно отделиться от плохих, несвободных и нетворческих людей в своем чудесном микрогосударстве, или на какой-нибудь платформе создать общество на новых принципах, мягко говоря, несостоятельна.

    «Люди, скорее всего, биороботы и выполняют одну общую программу»


    Когда я начинала комикс-проект о непризнанных государствах, я была уверена, что делаю серию небольших, относительно мирных историй. Нет-нет, у меня не будет большой политики, только увлекательные сюжеты, с минимумом насилия и без кровопролития. К концу работы над одиннадцатым комиксом, а это август 2014, внезапно выяснилось, что серия получилась именно о том, что происходит прямо сейчас.
    Надо сказать, к концу работы я по-другому посмотрела на события, которые нарисовала, заканчивала я серию совсем не с тем настроением, с которым начинала. Пример – «Вторая Россия». Комикс о ней я делала в феврале 2014, и многие мне писали, что первый раз об этой пыльной истории узнали из моего комикса. И что же? Прошло два месяца, и это внезапно стало реальностью. Специально так подгадать было невозможно, конечно. Просто так получилось.

    Это пример того, как то, что существовало в виде виртуального проекта, или еще в каком-то «ненастоящем» виде, легко и просто может в любой момент стать привычной реальностью. И действие сегодня очень легко переносится из виртуального мира в реальность и наоборот. Никакой границы между микро- и макро- на самом деле нет, и тем более нет никакой «виртуальной реальности» :). Это очень устаревшее представление об окружающем мире, что есть некая настоящая и ненастоящая реальность. Слово «виртуальный» можно смело отправлять в словарь устаревших слов.

    Вот такие вкратце выводы по окончании этого проекта.



    ⌛ Краудфандинг — тоже сравнительно новое веяние прогресса. Пока крупные издатели воюют за продление авторского права и против торрентов, некоторые писатели, музыканты и художники собирают деньги на свои произведения сами. У кого-то получается, у кого-то не очень.


    Ты же подошла к делу серьезно, даже зарегистрировала будущую книгу в Российской книжной палате, но при этом не пошла на тот же Бумстартер, а организовала предзаказ в своих ВК и блоге. Как пришла к такому решению?


    Перед тем, как начать сбор средств, я проанализировала результаты сборов на Бумстартере. Действительно, мало кто сумел собрать нужную сумму, особенно в сфере российских комиксов. Да, легко собирают крупные суммы уже известные писатели, музыканты, у которых есть своя большая аудитория. Я же совсем-совсем не знаменитость, это только вторая моя книга.

    Почему я не пошла на Бумстартер или другую краудфандинговую платформу? Я объективно оценивала свои силы, и пытаться собрать средства на Бумстартере мне показалось нецелесообразным. Принцип «всё или ничего» мне не подошёл. Обращаться к людям за помощью, тратить силы и время на рекламу, какую-никакую раскрутку, а в итоге не добрать хотя бы немного и получить ноль – такой вариант меня категорически не устраивал. С самого начала я не ставила цели собрать сто процентов денег на печать книги, как это положено на всех краудфандинговых платформах. Существенную часть суммы всё равно я вношу сама, хотя те, кто сделали предзаказ, всё равно облегчили мою тяжкую финансовую ношу.

    «Принцип „всё или ничего“ мне не подошёл»


    Еще одним вариантом издания книги была печать по требованию – print on demand. От этой идеи я тоже отказалась, потому что себестоимость книги получается огромной. Предзаказ сейчас организуют многие независимые авторы и небольшие издательства. Это вариант взаимовыгодного сотрудничества с читателями: они вносят деньги до издания и получают книгу дешевле, чем в магазинах, а издательству или автору гораздо легче расплатиться с типографией. Я решила попробовать действовать по такой же схеме.

    Как показывает практика, в любом деле действует правило пяти процентов. Т.е. от любого количества людей только 5% станут что-то делать, в чём-то участвовать. Остальные 95% – балласт. Ой, как-то уничижительно это прозвучало, я ни в коем случае не хотела кого-то уколоть. Это просто суровая статистика: всегда и везде есть 5% активных и 95% пассивных. Ой, «пассивных» звучит еще хуже :-). Как эти подсчеты связаны со сбором средств на мой проект? Очень просто. Зная количество своих друзей, подписчиков, читателей, можно довольно точно подсчитать, сколько денег удастся собрать. Поэтому я примерно понимала, на какую сумму могу рассчитывать. Сразу скажу, что я эту сумму собрала. Кстати, предзаказ книги еще продолжается.

    К тому же важно понимать специфику именно России. Многие с краудфандинговыми платформами вообще не знакомы, особенно люди среднего возраста. Вы даже не представляете, сколько людей мне пишут, что не пользуются Яндекс-кошельком. Для кого-то биткоины – привычная вещь, а у многих и банковской карты нет. По крайней мере треть собранных денег мне передали наличными.

    ⌛ Какие-то советы из книг используешь для маркетинга и самопрезентации?


    Маркетинг я осваиваю на личном опыте, методом тыка и методом набивания шишек. Какой-то хитрой стратегии самопродвижения у меня нет. Научилась я или нет, проверим на моей следующей книге, над которой я сейчас работаю. Я старалась регулярно писать о ходе своей работы над серией «Непризнанные государства», показывать эскизы, красивые фрагменты, кусочки вёрстки. Я пользуюсь многими советами художника и писателя Остина Клеона из книги «Покажи свою работу». Это книга о том, как художнику показывать свои работы в современном мире. Клеон говорит о том, что «творец» в башне из слоновой кости – миф, в действительности всегда, и в доцифровой период, и сейчас, были группы творческих людей, внутри которых создавались новые идеи, новые стили и направления. Т.е. творчество всегда было коллективным процессом, взаимным обменом. Наверное, это самый важный совет — не терять связи с миром, смотреть, что делают другие, и показывать, что делаешь ты, в том числе эскизы, процесс работы, даже неудачные варианты. И тогда тебя легко найдут тебе, кому это может быть интересно. А больше никаких хитростей.

    ⌛ Зачем вообще книге быть «официальной» и иметь УДК, ББК, авторский знак, ISBN и штрих-код?


    Книга «Непризнанные государства. Одиннадцать историй о сепаратизме» получила ISBN, УДК, ББК, штрих-код. Это, конечно, формальность, получить их очень просто, и это может сделать любой человек, даже если он сумасшедший графоман. Штрих-код нужен книге только для того, чтобы она могла продаваться в «официальных» магазинах, с чеками и кассовым аппаратом. У предыдущей моей книги, «Процесса двенадцати», тираж был очень маленький, всего сто экземпляров, для «своих» и узкого круга заинтересованных лиц. Тираж «Непризнанных государств» будет значительно больше, поэтому без участия «нормальных» книжных магазинов тут не обойтись.

    ⌛ Вообще, в свете того, что у многих проектов даже на Кикстартере и тому подобных проектах, очень плохие сборы при больших тратах на рекламу и маркетинг, может, есть что рассказать о том, как идут сборы? Достигла ли намеченной цели, или разочаровалась в предзаказе?


    Решением собирать деньги самостоятельно я довольна, предзаказов оказалось даже несколько больше, чем я ожидала, книгу заказывают люди из разных городов, большинство заказавших – мне незнакомые.

    Я бы с удовольствием построила график предзаказов, но никакой внятной статистики у меня нет, предзаказы приходят хаотично, то густо, то пусто, и четкую связь с публикациями на каких-то сторонних ресурсах выявить сложно. Что действительно очень важно – регулярно писать посты в своем блоге или паблике, вот после каждой записи сразу становится больше предзаказов. Видимо, чтобы человек, который хочет книгу, пошел и внес деньги, напоминание об этом должно энное количество раз промелькнуть у него перед глазами, только тогда он не забудет.

    ⌛ Довольна ли решением собрать деньги только с тех, кто захочет книгу в бумажном формате? Ведь все изображения доступны в ЖЖ.


    Если бы не публикация проекта в сети, эти люди могли бы никогда не узнать о нём. В течение всех трех лет, пока я работала над этой серией, я публиковала каждую новую историю в своём блоге. И многие спрашивали, и до сих пор спрашивают, не боюсь ли я воров или что все всё прочтут в сети, и книгу никто не купит. На самом деле поводов для страха нет. «Непризнанные государства» — это, прежде всего, художественный проект, и в сюжете нет какой-то замысловатой интриги, которую надо скрывать от читателя до последних страниц, чего-то в духе «убийца — садовник». Зато там много деталей, которые можно долго рассматривать. Желательно, в кроватке :). Просто есть большая разница между, например, веб-комиксами, короткими и остроумными, но часто с довольно простой графикой, и тем, что создается для печати на бумаге. На бумаге это читать и нужно, в виде книги, красиво сверстанной, качественно напечатанной, в которой все истории расположены в нужном порядке. Ряд выложенных в интернете страниц может дать только общее, быстрое и поверхностное, представление о проекте. По-настоящему увидят проект «Непризнанные государства. Одиннадцать историй о сепаратизме» только те, кто прочтет книгу.

    «Если бы не публикация проекта в сети, эти люди могли бы никогда не узнать о нём.»


    ⌛ Так можно ли прожить на рисование комиксов?


    Это больной вопрос. В Европе и Америке на это живут, в России это пока единичные случаи. Сфера российских авторских комиксов держится на любителях и фанатиках.

    ⌛ А теперь ближе к искусству — почему именно коллаж? Это намеренный художественный бунт, бунт или просто любимая техника?


    Коллаж имеет давнюю историю, достаточно упомянуть сюрреалистическую серию Макса Эрнста «Неделя доброты», а также коллажи Ричарда Гамильтона, Джеймса Розенквиста или Яна ван Тоорна. Если в начале прошлого века полуабстрактный коллаж мог считаться вызовом реалистическим академическим традициям, то сегодня он сам стал традицией. Бунтарства в применении коллажа не больше, чем в рисовании кисточкой на холсте. Как-то я даже не могу придумать, какая форма изобразительного искусства может сегодня называться бунтарской. Кажется, никакая уже не может.

    Что касается моей серии, использование коллажа связано в первую очередь с сюжетом историй и с тем, как эти истории я рассказываю. Коллаж очень естественно, как будто сам собой, возник при работе над первой историей, а дальше я повторяла ряд приемов в остальных десяти историях, чтобы удержать всю серию в жестких рамках. Я пыталась найти адекватную визуальную форму, чтобы показать, как один пласт информации наслаивается на другой, как они соединяются в абсурдные, а иногда безумные события. Как в грустные и даже трагические события неизбежно вклинивается абсурд и ирония.

    Фотографии для коллажа взяты из моего семейного архива. Этот субъективный ассоциативный ряд — попытка найти баланс между личным и общим, между большим и маленьким, одно я хотела показать через другое. Ну, и в какой-то момент пришлось включить в серию государство, которое создали мы с братом в детстве на даче. Без него проект был бы неполным.

    ⌛ Как и чем (если есть цифровая обработка — какими программами) рисуешь эти истории? (был, по-моему, пост в блоге, конечно)


    Правильнее сказать, что у меня «цифровой коллаж» — вырезание и наложение частей фотографий делается в Фотошопе, оригиналы фотографий остаются нетронутыми, они же старые и очень ценные. Я соединила части отсканированных старых фотографий, рукописный шрифт, графику, нарисованную пером или кисточкой, с жесткими, откровенно «компьютерными» элементами. Я дизайнер по образованию и использовала много приемов из графического дизайна.

    ⌛ Ну и ты прекрасно пишешь о красоте, в том числе, в искусстве. Часто заходит разговор о том, является настоящим искусством искусство цифровое, фоторетушь это или просто использование компьютера как инструмента. Что думаешь ты? Например, Хэл Ласко, рисующий в паинте? А дизайнеры, рисующие макеты для приложений на мобильные телефоны — простые ремесленники?


    Конечно, компьютер – это только инструмент, который может попасть в разные руки, а к рукам еще прилагаются разные головы. Результат всё равно зависит от человека. Вряд ли можно разделить инструменты на «благородные», «настоящие» и «компьютерные», «искусственные». То, что картина маслом «живая» и «дышит», а цифровая живопись обязательно «мертвая» — это такое скучное утверждение, что с ним даже лень всерьез спорить. Многие до сих пор считают, что всё, что существует только на мониторе, ненастоящее. «Ну, его же на самом деле нет». Это представления позапрошлого века, и, к сожалению, многие там до сих пор живут.

    «То, что картина маслом «живая» и «дышит», а цифровая живопись обязательно «мертвая» — это такое скучное утверждение, что с ним даже лень всерьез спорить.»


    С другой стороны, можно понять, почему часто вызывают отторжение цифровые работы. У любого материала и инструмента есть своя специфика, которую нужно понимать и чувствовать, и учиться с ней взаимодействовать, а не прятать ее, как будто это что-то плохое. Если пытаться замаскировать цифровую живопись под масло, рисунок под фотографию, фотографию под рисунок – вот тогда получается омерзительный «фейк». Работы, вызывающие внутренний протест и неприязнь своей поддельностью, даже если они в техническом плане исполнены мастерски.

    Красивые вещи, в том числе мобильные приложения, интерфейсы могут называться искусством по форме. А вот по содержанию… Всё же красота – не главная цель искусства. Есть принципиальная разница между просто созданием красоты вокруг и искусством как способом изучения мира. Искусство не обязано нести никакой практической пользы, оно выражает ощущения и задает вопросы. Во всяком случае, должно их задавать и искать ответ.



    ⌛ Может, посоветуешь айтишникам и гикам рисованную историю или комикс, или художника?


    Документальный графический роман «Фотограф» Эмманюэля Гибера, Дидье Лефевра и Фредерика Лемерсье. Если вы ничего не знаете о комиксах, смело начинайте с «Фотографа». Или измените своё мнение о комиксах, прочитав «Фотографа».

    «Искусство не обязано нести никакой практической пользы, оно выражает ощущения и задает вопросы.»


    А вообще, что уж скромничать, я работаю над новой длинной рисованной историей, опять на основе реальных событий. Следите за ее созданием, будет невесело, но интересно.

    Спасибо за ответы.
    Поделиться публикацией
    Никаких подозрительных скриптов, только релевантные баннеры. Не релевантные? Пиши на: adv@tmtm.ru с темой «Полундра»

    Зачем оно вам?
    Реклама
    Комментарии 3
    • +1
      простите, image
      • +1
        Очень талантливо. Только немного тяжело читается с такой версткой. Ощущение, что это для журнального формата делалось. Особенно с цитатами рекурсивными и особенностями передачи прямой речи.
        • 0
          Просто текст достаточно объемный получился — Ольга очень подробно отвечала на вопросы, поэтому я решила прибегнуть к такому формату.

          Даже жаль, что Гиктаймсу интервью оказалось неинтересно.

        Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.