8 января 2015 в 00:36

Копирайт. Итоги 2014. Мировые и российские тренды

image

Сегодня, в 2015-ую годовщину рождения Иисуса из Назарета, хотелось бы вспомнить «чудо пяти хлебов и двух рыбок», описанное в Евагнелии от Иоанна. Согласно приданию, взяв хлеб и рыбу, воззрев на небо, Иисус вознес благодарность, затем преломил хлеб и дал пищу ученикам, а те дали ее людям. Так, по-сути, Иисус Христос нарушил исключительное право Создателя на объекты материального мира, накормив голодную толпу размноженной едой. Очевидно, в 21 веке, Интернет и p2p-технологии могут исполнить когда-то сотворенное Спасителем чудо, утолив информационный голод миллионов людей по всей планете, стремящихся к достижениям науки и культуры по средствам своих компьютеров и смартфонов. Вот только несмотря на ту потрясающую силу, которая есть в технологии глобальной сети, существует множество желающих вздернуть Интернет на Голгофе, ради спасения той монопольной власти над произведениями, когда-то дарованной Бернской конвенцией в виде исключительного права распоряжаться авторским контентом.

В начале 2014 года мы заявили, что настало время менять копирайт. Пожалуй, с этим согласен весь мир, пытающийся так или иначе изменить отстающее от общественных отношений законодательство об авторском праве. Тем не менее, к концу 2014 года законы регулирующие “копирайт”, остаются такими же несовершенным, как это было и в 2013 г. В течение всего года многие страны пытались залатать дыры своих копирайт-законов для того, чтобы хоть как-то решить собственные проблемы на заре расцвета цифровой эпохи, вызванные отставанием норм права от динамично развивающихся онлайн-сервисов и технологий файлообмена. У всех это получалось по разному. В настоящем обзоре представлены основные законы, законопроекты и судебные прецеденты из разных стран мира, которые позволяют нам понять, в каком направлении будут двигаться медиа-лоббисты, законодатели и суды при решении непростых вопросов, связанных с потреблением, распространением, переработкой авторских произведений в глобальной сети Интернет.

ЕВРОПА


В Великобритании, стране в которой впервые появились законы о правах авторов и издателей, понимая необходимость реформы копирайта, на протяжении последнего десятилетия всесторонне изучается проблематика, связанная с правоприменением законов об авторском праве в цифровой среде. Однако, несмотря на это, большое количество рекомендаций последнего исследования так и не были учтены. Тем не менее они были отражены в новых учебниках по авторскому праву в качестве правовой доктрины, а некоторые нормы Закона о копирайте Великобритании были все же изменены и вступили в силу с 01 июня 2014 г. К их числу относятся положения, облегчающие использование произведений, защищенных копирайтом, студентами, исследователями, учителями, библиотеками и инвалидами.

Тем временем, поправки в законодательство об авторском праве Испании (Ley De Propiedad Intelectual), которые должны вступить в силу с января 2015 г., оказались куда менее либеральней. Они устанавливают уголовную ответственность информационных посредников за отказ удалить ссылки на закопирайченный контент. Кроме того, закон серьезно ударил по новостным агрегаторам, которые с нового года обязаны платить авторские отчисления за использование информационных фрагментов произведений, права на которые принадлежат третьим лицам, наряду с ссылками на такой контент. Не помогли даже разумные аргументы экспертов, что правообладатели и издатели больше потеряют на трафике из-за своей алчного желания получить часть доходов Google. Напомню, что подобные положения уже содержались в скандальных законах SOPA и PIPA, которые в свое время провалились в США под давлением широкой.общественности. Предсказуемым результатом принятия необдуманного закона стало закрытие испанской версии Google News.

А в соседней Италии, несмотря на широко развернувшуюся общественную дискуссию, а также серьезную оппозицию научного юридического сообщества и гражданских активистов, итальянский аналог Роскомнадзора (AGCOM) утвердил свой регулирующий механизм для обеспечения защиты авторских прав в сети. Уходящий председатель уполномоченного органа за несколько дней до вступления в должность нового руководителя в спешке утвердил порядок регулирования авторского контента в сети. Новые правила, вступившие в силу с 31 марта 2014 г., позволяют AGCOM в административном порядке воздействовать на информационных посредников в связи с нарушением копирайта. Согласно принятой процедуре правообладатели имеют право подавать жалобы на нарушение авторских прав в сети через онлайн форму на сайте AGCOM. Указанный механизм не предусматривает привлечение к ответственности самих пользователей, потребляющих пиратский контент, и выполнение ими ряда определенных законом обязанностей. Он направлен на OSP (сервис-провайдеров), а также лиц, загрузивших спорные произведения в сеть и операторов веб-сайтов, на которых содержится такой контент. Соответствующие лица информируются, что административная процедура была возбуждена в отношении них. После этого они обязаны удалить, либо заблокировать доступ к контенту, размещенного с нарушением авторских прав. В случае, если лицо, получившее уведомление не согласно с требованием лица, заявившего о своих правах, оно обязано направить контруведомление в течение 5 дней с момента получения уведомления от AGCOM (иные сроки могут применяться, если в AGCOM посчитают дело особо сложным). Если же экспертная группа в AGCOM придет к выводу, что нарушение авторских прав имело место быть, а сторона, которой было направлено уведомление, проигнорировало требование об удалении или блокировки материала, при этом не направив контруведомления, AGCOM уполномочен принять следующие меры для дальнейшего предотвращения нарушения:
1. В случае, если веб-сайт, на котором совершенно нарушение, хостится на сервере в Италии, то хостинг-провайдеру будет предписано удалить контент, нарушающий авторские права, а в случае массового нарушения авторских прав на сайте, ему может быть предписано ограничить доступ ко всему сайту с контрафактными произведениями, вместо точечного удаления;
2. В случае, если веб-сайт, на котором совершенно нарушение, хостится на сервере за пределами Италии, то ISP будет предписано ограничить доступ к такому сайту;
3. При ограничении доступа к контенту или сайту, информационные посредники (в т.ч. хостинг провайдеры и ISP) обязаны перенаправить пользователя, обратившегося к заблокированной странице или сайту, на информационную страницу, указанную в соответствии с инструкциями AGCOM.

По-сути, представленный AGCOM административный порядок реагирования на нарушение авторских прав в цифровом пространстве является первым и единственным в своем роде в Европе. Это вызывает озабоченность многих правозащитников в Италии по нескольким причинам. Прежде всего, сомнение вызывает конституционность подобного подхода. Итальянские юристы неоднократно отмечали, что законодательный декрет 44/10 от 15.03.2010 не может возлагать на AGCOM такую степень правоприменительных полномочий, которые способны нарушить конституционные права пользователей. Согласно критике внутри Италии, AGCOM пытается применять правила, которые, по всей видимости, он применять не имеет право, и наделяет себя полномочиями, которые не могут быть делегированы исполнительному органу. Лишь только Парламент имеет право принимать новые нормативные акты, способные отразиться на основных правах граждан, регламентированных международными конвенциями и Конституцией страны.

Вместе с тем, AGCOM де-факто лишает пользователей права на судебное рассмотрение споров, связанных с нарушением авторских прав в сети. Несомненно, для правообладателей более предпочтительным способом защиты прав становится возбуждение административных процедур с использованием AGCOM, чем подача исков в суд для получения правовой защиты. Несмотря на то, что принятый порядок предусматривает, что все административные процедуры прекращаются в случае, если любая из вовлеченных сторон инициирует разбирательство в суде, не похоже, чтобы поставщики услуг и владельцы сайтов самостоятельно обращались в суд. В связи с этим пользователи лишены возможности соблюдения баланса “противопоставленных фундаментальных прав”, на что обращал внимание Европейский суд справедливости в деле по иску правообладателя к ISP о блокировке веб-сайта kino.to. Согласно указанного решения, меры по блокировке сайта должны быть соразмерны, а такие действия не должны нарушать норм Европейского права.

В настоящее время, Ассоциация потребителей и ряд иных организаций оспаривает утвержденный административный порядок работы AGCOM в административном трибунале и ставит вопрос перед Конституционным судом о законности подобного подхода.

Осознание необходимости реформирования копирайт-законов пришло в целом и в Евросоюз, который до 5 марта 2014 года собирал мнения пользователей и экспертов относительно изменений некоторых положений союзного законодательства об авторском праве, которые ограничивали права граждан в информационную эру. В результате длительных общественных консультаций был подготовлен основательный отчет по наиболее значимым социально-экономическим проблемам применения законодательства об авторском праве. Однако, несмотря на столь позитивное глубинное исследование проблемы, инициированное Европейской комиссией, в сеть были слиты некоторые официальные документы, из которых следует что принятые в ближайшее время в ЕС меры будут направлены не на либерализацию действующего законодательства о копирайте, а на более жесткое регулирование гражданско-правового оборота контента в сети. Согласно этим предложениям акцент делается на усиление ответственности информационных посредников, а также на распространение пользовательского контента (UGC) через лицензирование, вместо более подходящего способа, основанного на расширении законных оснований для ограничения охраны исключительных прав (добросовестное использование).

Казалось бы, все регулирование копирайта исходит от медиа лоббистов и законодателей, которые всеми силами хотят сохранить непоколебимое исключительное монопольное право автора или иного правообладателя на копирование, распространение и модификацию контента в глобальных и локальных сетях, как это было когда-то заложено Бернской конвенцией. Но, не только законодатели пытаются вносить изменения в действующее законодательство для баланса интересов разных сторон. Сами суды проявляют не меньшее рвение для казуального толкования норм об авторском праве, когда речь заходит об Интернете.

Среди наиболее важных судебных решений, связанных с авторским правом, в этом году стали решения Европейского Суда, в одном из которых суд вынес решение в пользу законности встроенных гиперссылок по иску к сервису медиа-аналитики Retriever, а в другом пояснил, что библиотеки имеют право на свободную оцифровку своих коллекций. Вместе с тем, Европейский суд справедливости сузил законные основания для авторских сборов, которые большинство европейцев платили за использование копировальной техники и средств массовой информации, якобы для того, чтобы компенсировать потери правообладателей за пиратство.

В июне 2014 года Верховный суд Великобритании рассмотрел довольно интересное дело по иску Ассоциации коснультантов по PR к Агентству лицензирования издателей (NLA), более известное в кругах юристов как “дело Meltwater”. Верховный суд Великобритании, решая спор по существу, обратился к Европейскому суду справедливости с вопросом, являются ли конечные пользователи, которые просматривают веб-страницы на своих компьютерах без последующего скачивания или печати, нарушителями исключительных авторских прав в отсутствие лицензии правообладателя.

В частности, Верховный суд Великобритании спросил у Европейского суда, являются ли такие копии (i) временными (ii) транзитными или случайными и (iii) неотъемлемой существенной частью технологического процесса по смыслу ст. 5(1) Директивы ЕС №2001/29/EC1, при условиях что:
(1) конечный пользователь имеет лишь доступ к онлайн просмотру страницы в Интернете, без возможности скачивания, печатии каких-либо иных способов копирования материалов;
(2) копии веб-страниц автоматически создаются на экране и сохраняются в кэше на жестком диске конечного пользователя;
(3) создание копий является обязательным условием технического процесса, связанного с правильным и эффективным веб-сёрфингом;
(4) экранная копия сохраняется на экране монитора до того момента как конечный пользователь не покинет релевантную веб-страницу, после чего страница исчезает с компьютера;
(5) кэшированный экземпляр остается в кэше до того момента, пока он не будет перезаписан другим материалом, который просматривает конечный пользователь в процессе дальнейшего веб-сёрфинга последующих веб-страниц;
(6) копии страниц сохраняются непродолжительное количество времени.

Другими словами, вопрос касался исключения указанного случая из общего права на воспроизведение, для которого необходимо получать лицензию.

Верховный суд отменил решения нижестоящих судов, а Европейский суд справедливости в итоге подытожил, что веб-сёрфинг, т.е. просмотр веб-страниц, в отсутствие лицензии, не влечет нарушение и является абсолютно законным.

Несколько сложнее оказался вопрос, касающийся сервисов агрегации по делу №C-466/12 Нилса Свенссона, в котором Европейский суд справедливости просили дать ответ на следующий вопрос: является ли предоставление гиперссылки на защищенное авторским правом произведение частным случаем доведения произведения до всеобщего сведения, которое является одним из способов распоряжения исключительным правом. До настоящего времени решения Европейского суда по указанному делу не вынесено.

Особую активность в деле борьбы с онлайн-пиратством в 2014 г. проявляют не только суды, но и Английское подразделение полиции по преступлениям в сфере интеллектуальной собственности (PIPCU). Полицейские конфискуют доменные имена и предпринимают попытки для давления на рекламодателей сайтов, подозреваемых в массовом нарушении авторских прав, а также отсечения источников финансирования таких порталов. Конечно, прежде всего, под удар попали ресурсы, основанные на p2p технологии. Похоже на то, что операция “Креатив”, запущенная силовым ведомством при участии ряда крупных британских ассоциаций правообладателей и рекламщиков теперь нацелена на глобальный масштаб.

В 2015 году довольно интересно будет понаблюдать за развитием инициативы ЕС по реформе авторского права в цифровую эпоху, упомянутую выше.

Проект Fix Copyright заявляет, что нормы авторского права в Евросюзе десинхронизированы с реальностью и оставляют слишком много возможностей для вольных интерпретаций, что может быть использовано для судебного троллинга пользователей Интернета и информационных посредников.

В то время как не существует никаких границ в киберпространстве, Евросоюзу до настоящего времени не удалось создать единый цифровой рынок, где действуют одинаковые правила для всех стран. Это делает европейский цифровой рынок непривлекательным для компаний, направленных на предоставление широкого перечня различных сервисов, лишает граждан в некоторых государствах-членах доступа к сервисам, которые доступны в другом месте в ЕС, и затрудняет международное сотрудничество. Все это ставит Европу в невыгодное конкурентное положение по сравнению с другими экономиками.

США


После полного провала в 2012 г. SOPA и PIPA под давлением широкой общественности, правозащитников, интернет-компаний и пользователей американского сегмента интернета, новых попыток публично обсудить и принять законы о защиты авторских прав в цифровую эпоху в США не предпринималось. Однако, после совершения хакерской атаки на Sony, выяснилось, что MPAA (Американская ассоциация кинопродюсеров) не оставляет своих планов протащить закон, вводящий цензуру в Интернете, позволяющий заблокировать любой сайт, ограничивающий свободу слова и возможности развития Интернета. Как стало известно из слитых в сеть документов шесть крупнейших американских кинокомпаний использовали коррумпированные схемы для лоббирования собственных интересов и готовили крупную кампанию против Google под условным названием “Голиаф”. И это несмотря на то, что Google за прошлый год по требованию правообладателей удалил более 345 миллионов ссылок, нарушающих авторские права. Кроме того, США продолжают переговоры с различными странами по поводу заключения секретного соглашения по Транс-тихоокеанскому партнёрству (TPP), экономическому блоку для противостояния растущему влиянию Китая и России. Проект соглашения содержит положения, позволяющие осуществлять онлайн-слежку за потреблением пользователями различного контента, личный досмотр индивидуальных устройств (включая смартфоны и ноутбуки) на предмет наличия контрафактного контента при пересечении границы, а также иные не менее одиозные предложения по усилению государственного регулирования гражданско-правового оборота цифрового контента.

АВСТРАЛИЯ


Широкомасштабное исследование законодательства об авторском праве началось и в Австралии в 2012 г. Заключение по результатам исследования было представлено в Парламент в феврале 2014 г. для дальнейшего обсуждения и принятия окончательного решения. Ключевая рекомендация экспертного заключения сводилась к тому, что Австралия должна принять ряд изменений в национальное законодательство об авторском праве, регламентирующих исключения охраны в целях добросовестного использования произведений. Однако, время показало, что приоритеты Правительства под давлением определенных медиа лоббистов существенно отличаются от приоритетов экспертов и IT сообщества. Вместо того, чтобы способствовать скорейшему принятию предложенных норм, Генеральный прокурор Австралии всячески оттягивал публикацию доклада, а в итоге заявил о том, что более приоритетным для реформирования копирайт-законов является имплементация в австралийское гражданское законодательство положений о “3-х предупреждениях” (схожих с американской системой CAS, предусматривающей “6 предупреждений”), а также принятие норм, усиливающих защиту правообладателей и позволяющих заблокировать сайты-нарушителя.

АЗИЯ


А пока в Евросоюзе неспешно анализировали результаты широкомасштабного общественного опроса, в Гонконге уже начали действовать, предлагая решения того, как привести законодательство о копирайте в ногу с технологиями, которые предлагает сегодня пользователям Интернет. В июне 2014 года Правительство Гонконга представило поправки к закону об авторском праве. Одним из ключевых предложений в соответствии с предлагаемым законопроектом являлось создание “безопасных гаваней” для сервис-провайдеров (OSP). Согласно ст.50 указанного драфта, ответственность сервис-провайдера за нарушение исключительных авторских прав на предлагаемом онлайн-сервисе может быть ограничена, если OSP выполнил ряд условий, в т.ч. предпринял необходимые действия по ограничению доступа к спорному контенту или прекращению нарушения авторских прав после того, как он был об этом уведомлен. Как заявил пресс-секретарь Правительства Гонконга, законодательное предложение направлено на защиту авторских прав в цифровом пространстве, а также упрощение борьбы с большим количеством случаев цифрового пиратства, с учетом тонкого баланса интересов между владельцами авторских прав и пользователями. Однако, несмотря на то, что поправки призваны установить справедливое равновесие, благоприятствующее культуре ремиксов, по словам профессора Университета Дрейка Питера Ю, пересмотренный законопроект о копирайте, все также плох для большинства пользователей, которые считают, что законопроект не способен решить их текущие потребности. И все потому, что в подготовленной версии поправок учитывается очень ограниченный объем исключений для “добросовестного использования” (“fair use”) произведений в некоммерческих целях, несмотря на то, что ранее по результатам проведенной консультаций с общественностью таких случаев было оговорено значительно больше.

Тем временем, в Тайване был предложен к принятию законопроект, аналогичный скандальному американскому закону SOPA. Автором законопроекта стал уполномоченный федеральный орган по регулированию оборота интеллектуальной собственности (TIPO). В соответствие с проектом TIPO предлагает самого себя наделить полномочиями по ограничению доступа к иностранным сайтам, которые по единоличному решению TIPO являются “ресурсами, предназначенным для массового нарушения авторских прав третьих лиц”. Законопроект был отозван в связи с серьезным противодействием интернет-сообщества и значительного освещения в СМИ.
Другой законопроект, так называемый “закон телекоммуникаций”, по которому телекоммуникационные компании обязаны удалить контент если административный орган (не суд!) сочтет, что размещенный контент нарушает закон (в т.ч. авторское право и закон о диффамации), а его устранение является технически возможным, был временно заморожен, но скорее всего в ближайшем будущем снова поступит в Конгресс.

В Сингапуре с 7 по 21 апреля 2014 года также были проведены общественные консультации по поводу реформы законодательства об авторском праве. В итоге, в деле борьбы с пиратством сингапурские законодатели ушли еще дальше, приняв закон о внесении изменений в национальное законодательство об авторском праве. Согласно указанному акту, национальные власти имеют право блокировать доступ к таким ресурсам как The Pirate Bay или KickAssTorrent, которые грубо нарушают авторское законодательство. Закон вступил в силу с августа 2014 года и позволил правообладателям подавать заявления в Верховный суд в целях дальнейшего направления предписания в адрес ISP об ограничении доступа к злобным сайтам-нарушителям, как это следует из ст. 193А Закона о копирайте. Так, в соответствии с новым законом, Верховный суд Сингапура имеет право определять, используется ли тот или иной сайт в сети Интернет для постоянного грубого нарушения авторских прав третьих лиц. Суд делает выводы о деятельности сайта исходя из нескольких факторов: (1) является ли основной целью сайта нарушение авторских прав; (2) содержатся ли на сайте директории, индексы или категории произведений, нарушающих авторские права; (3) демонстрирует ли владелец или оператор сайта пренебрежение к охране исключительных авторских прав; (4) был ли ограничен доступ к сайту в соответствие с решениями судов других иностранных юрисдикций за нарушение исключительных авторских прав; (5) содержит ли сайт какие-либо инструкции и описание инструментов для восстановления доступа к сайту; (6) объем трафика на сайт. Указанный список не является исчерпывающим, и суд может рассмотреть и другие условия для принятия мер по блокировке Интернет-ресурса. В случае если Верховный суд даст зеленый свет, правообладатели имеют возможность снимать спорный контент или блокировать хостинг сайта в течение восьми недель.

Закон после его принятия национальным Парламентом получил одобрение всех правообладателей по всему миру, однако некоторые ISP задались немаловажными практическими аспектами правоприменения закона. Так, не до конца ясно, как суды будут описывать способы ограничения доступа (по доменному имени или IP). Вместе тем, эксперты подчеркивают, что затраты на подобную деятельность могут существенно различаться для интернет-провайдеров в зависимости от механизма блокировки, выбранного судами. Вполне возможно, что указанный закон сместит финансовое бремя защиты исключительных авторских прав с правообладателей на Интернет-провайдеров.

РОССИЯ


Последний квартал года показал российским пользователям и всему миру, что Россия не собирается идти по пути либерализации некоторых положений законов об авторском праве для соответствия действующих законов духу цифрового времени. В администрации Президента, Правительстве и в Государственной думе предпринимается все больше попыток для дальнейшего ужесточения режима охраны исключительных прав, поддержки непрозрачных схем сбора и распределения авторского вознаграждения ОКУПами и привлечения к ответственности нарушителей и информационных посредников.

С момента заключения 21 декабря 2012 года соглашения между США и РФ “о борьбе с нарушением прав на интеллектуальную собственность в Интернете и согласованию плана действий сторон по улучшению защиты прав”, многое изменилось в отношениях бывших партнеров. Наступившая внезапная “холодная торговая и информационная война” двух стран, казалось бы должна была полностью похоронить амбициозные планы США внедрить антипиратское законодательство (SOPA и PIPA, с треском провалившиеся на родине), на экспериментальном полигоне российского интернета. Однако, несмотря на противоречие предлагаемых поправок стратегическим интересам России, а также агрессивные нападки из-за рубежа, при немалой поддержке Министерства культуры, медиа-лоббистов и ряда влиятельных депутатов 14 ноября 2014 года закон был принят Госдумой, а 25 ноября подписан Президентом.

Федеральный закон №364 вступит в силу с 01 мая 2015 года и позволит в качестве обеспечительных мер заблокировать доступ не только к сайтам с нелицензионным видео контентом, но и с «пиратскими» копиями книг, музыки и программ. Исключение составят только фотографии. При этом, нарушением будет считаться не только размещение на сайте самого объекта авторского права, но и любое размещение гиперссылок либо иной “информации, с помощью которой можно получить доступ” к неавторизованным копиям произведений. При этом, закон предусматривает вечную блокировку сайта при повторном нарушении авторских прав третьих лиц.

Несомненно, закон несет большие угрозы для стабильной работы российского Интернета. На фоне последних событий закон прошел для российских граждан почти не заметно. Не было ни забастовок, ни волны протестов, ни заявлений крупных технологичных компаний, как это было при принятии первой версии антипиратского закона (№187-ФЗ). Тем не менее, под петицией об отмене указанного законодательного акта в настоящее время собираются подписи для дальнейшей ее передачи Президенту РФ.

В конце 2014 года не мало шума навел законопроект подготовленный РСП о “глобальной лицензии”, предусматривающий всеобщий сбор на контент, который предлагается собирать с пользователей по средствам ISP за использование произведений в личных целях с помощью сети Интернет. Пожалуй, ни одно предложение последних лет в области реформы копирайта не вызывало столь обильного потока критики со всех сторон. В подавляющем большинстве представители и интернет-отрасли и государственных ведомств и министерств высказались резко негативно в отношении данного предложения. Эксперты и пользователи единодушно высказались против принятия закона на портале размещения информации о проектах готовящихся документов, а также на площадке Общественной палаты. На портале «РОИ» по-прежнему продолжается сбор подписей за инициативу «отменить реализацию концепции Российского союза правообладателей о введении антипиратского сбора в интернете». Однако, даже несмотря на всеобщее недовольство предлагаемого подхода, который по задумке авторов не заменяет нынешний “антипиратский подход”, связанный с блокировкой интернет-ресурсов, а дополняет его, Министерство культуры пошло еще дальше. Для реализации этой идеи Минкульт предлагает обязать операторов связи установить специальную дорогостоящую технику для анализа трафика — Deep Packet Insprection (DPI), и блокировать в режиме реального времени пиратские сайты и нелицензионный авторский контент.

А пока российские чиновники, эксперты в области копирайта и заинтересованные стороны пытаются разобраться, что делать дальше с “антипиратским законом ver.2.0” и “глобальными лицензиями”, российская дочка американских кинокомпаний “РАПО” продолжает свое шествие по регионам страны, привлекая пользователей к уголовной ответственности за незаконный файлообмен в p2p, запугивая тем самым потребителей бесплатного контента в торрент-сетях. Самым громким делом уходящего года стал уголовный процесс в отношении жителя Татарстана Алексея Семенова за выложенные в локальную сеть 10 торрент-файлов, стоимость прав на которые была оценена в 11 миллионов рублей. Также как это было и в деле Лопуховых, стоимость нарушенных прав была заявлена самими правообладателем, и в дальнейшем не проверялась ни следствием, ни прокуратурой, ни судом. Инициатором возбуждения указанного дела стала все та же РАПО. Сотрудники этой организации фигурировали в деле и в качестве экспертов, и в качестве оценщиков, и в качестве представителей потерпевших американских кинокомпаний.

Несмотря на то, что по версии следствия Семенов участвовал в p2p обмене фильмами в личных целях, без какой-либо коммерческой выгоды, а также множества процессуальных нарушений, допущенных в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства, Алексей Семенов был признан судом виновным в «нарушении авторских прав, то есть незаконном использовании объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение контрафактных произведений в целях сбыта, совершенном в особо крупной размере” и приговорен к штрафу в размере 40 тысяч рублей в пользу государства. В настоящее время приговор обжалуется.

Однако, даже в череде негативных законов и законопроектов 2014 года были и позитивные явления. Прежде всего, речь идет о “легализации свободных лицензий”, которые появились в 4-ой части ГК после принятие Федерального закона №35-ФЗ от 12 марта 2014 г. Так, с 01 октября 2014 в России начинает действовать ст. 1286.1 ГК РФ, предусматривающая возможность выдачи открытых лицензий на создаваемые произведения широкому кругу пользователей.

Несомненно, поправки в ГК создают юридическую возможность ввести в цивилизованный гражданский оборот огромный массив так называемого пользовательского контента (UGC — Users generated content) и обеспечить легальную возможность для всех авторов предоставлять широкому кругу лиц права на распространение/копирование/переработку созданных произведений по собственному усмотрению (в т.ч. и бесплатно, и по лицензиям Creative Commons)
Еще одной довольно важной и полезной для российского общества законодательной инициативой в 2014 году стал законопроект КПРФ и ППР “о переходе советского культурного наследия в общественное достояние”. Несмотря на понятную многим пользователям и экспертам аргументацию того, что законопроект направлен на установление социальной справедливости и юридическое закрепление того факта, что произведения науки, литературы и искусства, созданные в советский период по заказу государства за бюджетные средства являются, по существу, общенародным, то есть общественным достоянием, дальнейшая судьба законопроекта в настоящее время не определена.

Как видно, проблема реформирования законов о копирайте стоит сегодня не только для российских пользователей Интернета, но и для всего мира. Попытки крупнейших правообладателей и государственной власти контролировать частные коммуникации граждан, возложив при этом все бремя ответственности на информационных посредников, предпринимаются во многих странах. Лишь консолидированная позиция и совместные действия пользователей, юристов-практиков, гражданских активистов и глобальных мировых онлайн сервисов может изменить складывающейся подход, нацеленный на расширение форм и степени ответственности самих пользователей и информационных посредников за нарушение авторских прав. Применение подобного подхода способно лишь усугубить противостояния между интернет-сообществом и медиа-бизнесом, но не решает проблему по существу.

Будут ли предприняты в 2015 году какие-либо конструктивные попытки разумной переработки национальных законодательных актов, а также совершен шаг в сторону принятия новой международной конвенции об авторском праве, или все же приоритет будет отдан старой доброй идеалистической войне против пиратства, которая уже порядком извела весь мир? Хочется надеяться, что разум наконец-таки возобладает над алчностью некоторых устаревших в своих моделях ведения бизнеса деятелей культурной сферы.

Обзор сделан в рамках ежегодного исследования проекта “Время менять копирайт” по состоянию законодательства о копирайте в мире и России. “Время менять копирайт” — некоммерческий проект АПИ и ППР, поддерживаемый за счет пожертвований пользователей Рунета. Если Вам нравится то, что мы делаем, присоединяйтесь к нашей кампании и помогите нам защитить свободу слова, приватность и инновации.

Обзор подготовлен для проекта «Время менять копирайт». 2015. СС0. Скачать его можно здесь. В обзоре использованы материалы EFF, C4C, FFTF, CDT, CIS.
Sarkis Darbinyan @sardarbinyan
карма
88,0
рейтинг 0,0
Пользователь
Похожие публикации
Самое читаемое

Комментарии (11)

  • 0
    утолив информационный голод

    Вот только в отличие от обычного, информационный голод не утолишь, поэтому лучше правильно распределять свой информационный рацион, чем пытаться съесть все что вкусно выглядит.
  • 0
    Раз уж вспомнили Иисуса, то напомните, чем вся история с ним закончилась?
    • +2
      Кстати говоря, Иисус ведь сам копировал материальные объекты, а не передал эту технологию всем желающим. Имела место своего рода «промо-акция». Бывает, что какой-нибудь правообладатель (напр. Netflix или Steam) организует кратковременную бесплатную раздачу «информационной пищи». Но совсем контроль над ней не отдает.
      • 0
        Да вроде как раз передал, только технология оказалась настолько сложной в освоении, что бОльшая часть осваивающих отвалилась с воплем «ниасилил», и лишь чуть больше десятка человек сумело ей овладеть.
        Собственно хлебов они не копировали, но делали много всякого другого, в том числе куда более сложного. Например, воскрешали умерших. Андрей Первозванный так и вовсе сперва заставил море выкинуть на берег весь экипаж утонувшего корабля, а потом оживил их всех разом. Это уж явно посложнее копирования хлебов.
    • 0
      — Владимир Владимирович, а что произошло с подлодкой?
      — Она утонула.

      )
  • 0
    С одной стороны с завидным упорством нагинают простых граждан, чтоб музычку не слушали, а с другой с тем же упорством кладут на изобретателей. А, ну да, изобретатели-то не зносят, небось.
    • +2
      Это разное законодательство. Авторское право и патентное законодательство. Последнее не без недостатков, но все обосновывается, а первое вообще мрак. О первом и идет речь в статье.
      • 0
        О чем идет речь в статье — я понял. Просто, вроде как, и тут понятие «автор», и там поняние «автор». Релевантное дело пришло на ум, просто. Получается, что за одних лестницы жгут, а других просто игнорируют. В моем воображаемом мире это плохо, а в реальности я живу.
  • 0
    Скоро цитировать материалы, ссылаться на авторов и вообще сообщать о чём-то реальном, будет нельзя. Особенно если вы не успели это сделать первым. И не дай Бог, если вы дадите послушать композицию другу через свои же наушники, пусть сначала оплатит, а потом слушает.

    Будем выдумывать уникальные новости и события. Сеньор Помидор, научил нас, как на воздухе деньги зарабатывать.
    • +2
      Предвижу налог на децибелы — чем мощнее аудиосистема, тем больше людей могут ее услышать — тем выше налог.
      С наушниками проще — встроить анализатор формы ушной раковины и автоматически списывать деньги при прослушивании.
      • 0
        Я вот пошутил, а вы, боюсь, кое-кому хороших идей покидали.

Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.