Каспаров против Deep Blue. Часть IV: Нью-Йоркские тайны


    После более чем годовой подготовки начался эпохальный матч, который стал важной вехой в истории шахмат.

    Ни до, ни после 1997 года поединки между компьютером и человеком не привлекали к себе такого общественного внимания.

    Ошеломительный результат воспринялся широкой общественностью как начало эры новых чемпионов.

    На фото — первые ходы в первой партии нового матча.

    1-я партия. Каспаров – Deep Blue. 1:0


    В первой партии Каспарову достался белый цвет – это означало, что последнюю придётся играть чёрными. Это был невыгодно для Гарри, так как в случае ничейного или проигрышного счёта перед заключительной партией пришлось бы играть на победу чёрным цветом. Однако жребий есть жребий.


    Каспаров удивляет уже со старта — играет экстравагантный дебют Рети, да ещё и диковинную систему с двойным фианкетто (см. диаграмму). Такого, кажется, ещё не встречалось в его практике… Тем самым Гарри показал, что действительно собирается играть в «антикомпьютерные шахматы». Эта стратегия предполагает немедленный уход с популярных и хорошо проанализированных дебютных магистралей, нестандартное маневрирование на своей половине поля, вязкую игру с долгим накоплением неочевидных позиционных преимуществ, которые понятны игрокам экстра-класса, но вряд ли осознаваемы машиной, оценивающей позицию с заданной шаблонностью.

    Партию Каспаров разыграл в лучших традициях гипермодернизма. Особенность данной партии было в том, что ни одна из фигур Каспарова так и не побывала на «чужой» половине поля (две пешки продвинулись весьма далеко, но они фигурами не являются). И тем не менее, именно нетипичное лавирование в пределах собственного лагеря и принесло заслуженную победу.


    Хотя партия была начисто выиграна, в её конце случилось нечто, что повлияло на исход матча не в пользу Каспарова. Посмотрите на диаграмму. Дела чёрных плохи – белые пешки бодро маршируют к полям превращения и совсем скоро станут ферзями. Нужно предпринимать срочные меры и самым упорным продолжением было бы напрашивающееся 44. … Лd5-f5+ (обозначено синей стрелкой). В этом случае чёрные всё равно не спасались, но это был самый упорный метод сопротивления и можно было ещё огрызаться ходов эдак 15. Вместо этого компьютер сыграл моментально проигрывающий ход 44. … Лd5-d1 (красная стрелка). Белая пешка пошла вперёд: 45. g6-g7. В команде Deep Blue решили дальше не позориться и сдаться.

    У Каспарова и его секундантов возник резонный вопрос: почему машина сыграла настолько слабо и не выбрала более сильный способ проиграть? Неужели суперкомпьютер не умеет считать? Был сделан неверный вывод, что машина выбрала столь слабый ход, так как считает уж чересчур дальновидно и в случае с 44. … Лd5-f5+ компьютер, наверное, обнаружил вариант, где получает мат через 20 и более ходов. Так как ничего страшнее мата нет, то «тёмно-синий» и предпочёл сыграть гораздо слабее, но с более отдалёнными матовыми угрозами. Как мы увидим далее, этот ложный вывод в некоторой степени повлиял на результат следующей партии, а заодно и на итог всего матча.

    А между тем причина ошибки компьютера была в другом. Ещё при подготовке к матчу был замечен занятный казус – машина не делает разницы между очень плохой и очень-очень плохой позицией. Если компьютер оценивает своё положение как однозначно проигрышное и видит, что уже никак не спастись, то он выбирает не самое упорное продолжение, а просто кидает монетку и играет уж хоть что-нибудь. Deep Blue создан не шахматистами, а программистами и они такую логику нашли вполне естественной. Сразу после этой партии всё-таки пофиксили баг. Теперь, даже в случае самого безнадёжного развития событий, компьютер на основании своих оценок и расчётов шёл по наиболее неприятному для соперника пути. Но Каспаров всего этого не знал.

    2-я партия. Deep Blue – Каспаров. 1:0


    Испанская партия! Каспаров один из крупнейших в мире знатоков дебюта и отлично его играет обоими цветами. С тем же Карповым они сыграли не один десяток партий этим началом… Компьютер белыми играл в строгой академической манере, а вот Каспаров, допустил помарку, движением пешки «c» ослабив свой ферзевой фланг. Машина филигранно воспользовалась ошибкой, вскрыв и захватив крайнюю вертикаль. При этом вторжение по левому краю доски компьютер сочетал с нестандартными тонкими манёврами на королевском фланге и центре.


    Безукоризненно переиграв чемпиона мира, в самом конце Дип Блю допускает две грубые ошибки. Сначала в ответ на шах отступает королём в сторону центра (а надо было спрятаться в углу). Но выигрыш ещё пока не упущен. А уже следующим ходом машина даёт Каспарову шанс уйти на ничью. Вместо того чтобы разменять ферзей и перейти в выигрышный эндшпиль, компьютер опрометчиво напал ладьёй на ферзя (см. диаграмму).

    Вот оно – спасение! Теперь неожиданный прыжок ферзём в лагерь белых 45. … Фb6-e3 (зелёная стрелка) позволял Гарику ускользнуть невредимым от бездушного шахматного убийцы. Белому королю никак не скрыться от последующих шахов. Анализ позиции показывает, что белые могли попытаться создать некое подобие бункера, продвинув пешку с h3 на h4, затем короля перевести на поле h3, и прикрыть его пешкой g2-g3 и слоном Ce4-g2. Но чёрные пешечным ходом h6-h5 обеспечивали возможность давать шахи ферзём также с поля g4 и покой белому королю будет только сниться.

    И тут случилось невероятное: Каспаров протянул руку оператору Deep Blue и поздравил с победой! Как позже пояснил Гарри Кимович, он прекрасно видел ферзевое вторжение. Однако посчитал, что компьютер такого шанса не заметить не может, а значит, никакого вечного шаха там нет, белый король всё-таки надёжно спрячется. На подобный вывод повлиял финал предыдущей партии, вследствие которой у Каспарова укрепилась ложная уверенность, что компьютер просчитывает варианты очень далеко.

    Когда сразу после партии выяснилось, что там была лёгкая ничья, Каспаров заподозрил IBM в нечестности. Впоследствии он неоднократно обвинял команду Deep Blue, в первую очередь основываясь на неудачном ладейном ходе в этой партии. Суперкомпьютер не мог не увидеть такой очевидный вариант, упускающий победу. И тем не менее всё-таки допустил это развитие событий, что, по мнению Гарри, свидетельствует о том, что не все ходы шахматный автомат делал самостоятельно.

    Возможно, иногда решение о выборе очередного хода принимает не компьютер, а один из гроссмейстеров-консультантов? Компьютер бы ни за что не допустил бы вечный шах, а вот, например, Джоэль Бенджамин мог и не заметить спасения за чёрных, так же как не заметил измотанный к концу партии Каспаров.

    Фен Сю в своей книге подробно поясняет два последних ошибочных хода компьютера в этой партии.

    Неудачный уход королём от шаха 44. Крg1-f1 (вместо правильного 44. Крg1-h1) был связан с тем, что позицию на доске Дип Блю интерпретировал как находящуюся в стадии близкого перехода в эндшпиль. В этом случае королю действительно лучше держаться ближе к центру доски – ведь при массовых разменах проход оставшихся пешек во ферзи в основном поддерживает чаще всего именно король. Но эндшпиля всё-таки ещё нет и короля следовало увести в угол доски, после чего у чёрных не было бы возможности бесконечной контратаки.

    Что касается хода 45. Лa8-a6, окончательно выпускающего выигрыш, то здесь другая история. Увидеть «простой» вечный шах не так уж и просто для компьютера. Чёрный ферзь может шаховать с достаточно большого количества полей, а белый король может в самые разные стороны уходить от нападения. Чередовать эти нападения-уходы можно по-разному. Человеку с одного взгляда на доску понятно, что к чему, а вот честно перебирающий все ходы компьютер неожиданно столкнётся с огромным деревом вариантов, в котором ферзь с королём по одним и тем же полям (но в разной последовательности!) играют в нескончаемые «кошки-мышки». И чтобы узреть пресловутую «вечность», машине пришлось бы заглянуть вглубь где-то на 30 полуходов. В общем-то, Deep Blue был на это способен, но на перебор всех возникающих ответвлений у него ушло бы более часа. Однако программисты запрограммировали «тёмно-синего» на более рациональное обращение со временем и вплоть до вечного преследования компьютер не досчитал.

    Как бы то ни было, это был переломный момент. По признанию Гарри, общий результат был предопределён именно в этой встрече.

    «Это выше моего понимания. После второй партии матч был практически окончен.»

    3 партия. Каспаров – Deep Blue. ½:½


    Каспаров белыми играл сильно, но осторожно.


    Компьютер получил стеснённую позицию, делал внешне аляповатые ходы, на самом деле являющиеся безукоризненными в плане обороны. Помаявшись и не найдя выигрыша (которого и не было), чемпион мира согласился на ничью.

    4 партия. Deep Blue – Каспаров. ½:½



    Каспаров снова удивляет выбором дебюта за чёрных – защита Пирца-Уфимцева, которую, вроде бы, чёрным цветом, он никогда не играл. В целом, Гарри удалось переиграть машину, но компьютер упорно цеплялся за каждую возможность и находил всё новые ресурсы для удержания позиции.

    В какой-то момент Каспаров сыграл неточно и киборгу удалось вывернуться из цепких лап гомо-сапиенса. Если бы чёрные вместо размена ферзей сдвоили ладьи на полуоткрытой вертикали «f», белым пришлось бы худо: их фигуры были уж совсем дезорганизованными. На диаграмме выигрышная позиция для чёрных, которая могла возникнуть, если бы чемпион мира пошёл по правильному пути. У белых на пешку больше, но их фигуры стоя́т одна хуже другой. В то время, как чёрные войска заняли идеальные позиции. Но к счастью для Deep Blue и к сожалению для Каспарова этот вариант не состоялся в реальности.

    5 партия. Каспаров – Deep Blue. ½:½


    Каспарову надо срочно побеждать – счёт до сих пор равный, а у него последний раз белый цвет. Снова неординарный «антипозиционный» дебют Рети. Компьютер удивил уже на 4-м ходу, разменяв слона на коня. Дело в том, что тогдашние электронные шахматисты отдавали несомненное предпочтение дальнобойным слонам, меняя их на малопредсказумых коней только в случае крайней необходимости. Это усилило подозрения Каспарова, что с ним играют нечестно. «Я кое-что понимаю в шахматах и в компьютерах. Это не компьютерная игра!» — заявил он после партии. Хотя в данной партии такой ранний размен был уместен, так как позволил чёрным быстро развить другие фигуры.


    В остром окончании белые стали хозяевами правой стороны доски и проходной пешке «g» дали зелёный свет. Казалось, что Каспаров, сейчас наконец-то выиграет и поведёт в счёте. Чёрные свои малочисленные, но хорошо скоординированные силы бросили в последнюю атаку, которую лично возглавил чёрный король. Заключительная позиция (на диаграмме) весьма эффектна – белые могут хоть сейчас поставить ферзя, но это им не поможет. Небольшой, но дружный чёрный отряд объявляет белому самодержцу вечный шах.

    Чудесное спасение компьютера в этой партии окончательно деморализовало Каспарова. Немудрено, что последняя игра обернулась катастрофой для него.

    6-я партия. Deep Blue – Каспаров. 1:0


    Каспаров опять избирает совершенно нетипичный для себя дебют за чёрных. На этот раз он применил защиту Таракан Каро-Канн. Белыми Каспаров всегда с удовольствием громил «кароканщиков» (Карпова в том числе), а вот за чёрных этот дебют отнюдь не входит в его репертуар.

    Это начало позволяет чёрным выстроить крепкую, но пассивную позицию. Белым отдаётся пространство, им предоставляется немало возможностей для тактических ударов, ловушек и жертв (если чёрные будут играть неаккуратно, то уже на первых ходах могут даже схлопотать мат). Вот на одну из таких жертв Каспаров и решил спровоцировать своего электронного визави.


    Гарри только что походил пешкой 7. … h7-h6 (на диаграмме), отгоняя резвую лошадку. Теория рекомендует белым пожертвовать лихого скакуна, получив взамен очень опасную атаку. После этого чёрным позицию удержать крайне сложно, но, в принципе, можно. Если таки удастся отбить шквальный натиск, тогда есть возможность остаться с лишней фигурой и в итоге победить. По всей видимости, с таким хитроумным планом Каспаров надеялся всё-таки закончить матч в свою пользу.

    Компьютер принимает вызов и отдаёт коня на заклание – 8. Кg5:e6. И уже следующим ходом Гарри допускает решающую ошибку. Вместо того чтобы сразу забрать коня пешкой, он делает промежуточный ход ферзём 8. … Фd8-e7, после которого уже не спастись (см. следующую диаграмму).


    Выглядит неплохо на поверхностный взгляд, так как позволяет чёрному королю укрыться на ферзевом фланге. Однако окажется, что там его атаковать гораздо проще. Если бы чёрный король искал спасение в противоположной стороне, то добраться до него было бы сложнее. Кроме того, чёрный ферзь нарушает координацию собственных фигур, в частности, не даёт оперативно вывести слона с поля f8, который в свою очередь запирает ладью на h8. А также и на самого визиря можно устроить успешное покушение, что и случилось в этой партии.

    Дип Блю выиграл с особой жестокостью. На 18-м ходу пал чёрный ферзь, на 19-м человек признал поражение. Хотя на доске у Каспарова ещё хватает материала, сдаваться уже в самый раз. Многочисленные чёрные войска полностью дезориентированы и мешают друг другу. Белые спокойно чередуют матовую атаку с планомерным пожиранием неприятельских пешек и фигур.


    Финальная позиция партии и матча. Ход чёрных, но им сложно дать хороший совет.

    «Эта машина пока ничего никому не доказала!»


    На итоговой пресс-конференции Каспаров метал громы и молнии, намекая на то, что играл не против компьютера, а против связки «компьютер + гроссмейстеры», что не оставило ему ни малейших шансов.

    Что заставило в первой и второй партиях машину сделать откровенно слабые ходы, если, очевидно, были намного более сильные альтернативы?
    Почему в партиях, закончившихся в ничью, машина сначала играла слабо, а потом дьявольски изобретательно?
    Куда удалялся оператор компьютера перед тем как сделать некоторые ходы в 4-й партии?
    Из каких соображений в 5-й партии компьютер так мгновенно расстался со своим любимым слоном уже на 4-м ходу?
    В связи с чем после 5-й партии распечатка технического протокола была сделана с таким опозданием?
    Как так в 6-й партии компьютер, не задумываясь, пошёл на жертву коня, ведь это (согласно теории) не гарантирует победы?
    Чем объяснить, что в критический момент в одной из партий, оператор начал что-то очень быстро печатать на клавиатуре?
    Отчего ошибок Deep Blue не допускала очень сильная коммерческая шахматная программа Fritz, когда ей давали на анализ партии этого матча?


    Последняя партия. Сделано всего с десяток ходов, но проигрыш чёрных уже неизбежен.

    Спустя некоторое время, когда несколько остыли эмоции, Каспаров уже воздерживался от обвинений, а предлагал устроить ещё один матч. Чемпион пожаловался, что у него не было достаточно времени на подготовку к соревнованию. Также посетовал на слишком интенсивный график игр, который не имеет значения для суперкомпьютера, но тяжёл для человека. Да и 6 туров – чересчур короткая дистанция и Гарри предложил организовать новый матч, но уже с бóльшим количеством партий (8 или 10). При этом был согласен относительно призовых на формулу «всё или ничего», то есть в случае проигрыша не стал бы претендовать на какие-либо деньги за участие. И даже изъявил готовность в состязании с суперкомпьютером поставить на кон самое дорогое — свой чемпионский титул.

    Доводы Гарри многим показались убедительными и шахматное сообщество полагало, что IBM задолжало человечеству ещё один, на этот раз решающий матч. Но третий раунд не состоялся, прежде всего из-за финансовых соображений. Победа над Каспаровым принесла компании огромные имиджевые дивиденды, акции корпорации выросли в цене. Но если компьютер победит и в следующем противостоянии, то такого мощного общественного резонанса уже не будет. Повторная победа компьютера вряд ли воспримется публикой как экстраординарное событие. А вот возможное поражение сведёт на нет все маркетинговые завоевания от победы во втором матче. Проведение ещё раз дорогостоящего мероприятия уже не обещало больших выгод, более того – несло риски потерь. Поэтому было принято решение что пусть Deep Blue гарантированно так и останется победителем Каспарова.

    Каспаров весьма болезненно воспринял обидное поражение и отказ IBM играть ещё один матч, тем паче на фоне собственных подозрений в заговоре против него. В следующий раз Гарри согласится на поединок с роботом спустя много лет. Об этом – следующая история.

    (Продолжение следует...)

    Дополнительно


    Таблица матча

    1 2 3 4 5 6 Результат Очки
    Deep Blue 0 1 ½ ½ ½ 1 +2, –1, =3 3,5
    Гарри Каспаров 1 0 ½ ½ ½ 0 +1, –2, =3 2,5

    Статистика дебютов


    Дебют Рети – 1, 5
    Испанская партия – 2
    Английское начало – 3
    Защита Пирца-Уфимцева – 4
    Защита Каро-Канн – 6

    Подвигать фигурки в партиях можно здесь.
    Хорошая статья в Википедии про Deep Blue.


    Огромнейшая благодарность Роману Жукову (@Rom77) за перевод книги Фен Сю «Следуя за Deep Blue» («Behind Deep Blue»). Без этого источника многие нюансы, проливающие свет на то, что происходило за кулисами шахматного театра, были бы совершенно неясны.

    Здесь можно скачать эту книгу в русском переводе.

    P.S. А также спасибо Роману за то, что он снова в наших писательских рядах.

    P.S.2. Год спустя Борис Щипков на просторах GeekTimes высказал альтернативную точку зрения по поводу этого матча.

    Метки:
    Поделиться публикацией
    Реклама помогает поддерживать и развивать наши сервисы

    Подробнее
    Реклама
    Комментарии 15
    • +11
      Каждый день заходил на geektimes только посмотреть: не вышла ли очередная часть вашей статьи!
      Спасибо, за труд!
      • +3
        Ого, каждый день… А я-то, неделями и даже месяцами не вспоминаю, что у меня незаконченная серия статей и не мешало бы её уже завершить, что ли…
      • +6
        Из повествования следует, что Каспаров был ближе к победе в матче, чем компьютер. Однако проиграл… мне и самому за него обидно
        • +2
          Все равно бы проиграл рано или поздно, сейчас у шахматных программ рейтинг Эло выше 3300, у Каспарова на пике формы был 2800.
          При разнице в рейтинге в 500 очков шансы выиграть исчезающе малы.

          В итоге проблема шахматного читерства с использованием программ встала в полный рост.
          yandex.ru/yandsearch?lr=213&text=%D1%88%D0%B0%D1%85%D0%BC%D0%B0%D1%82%D0%BD%D0%BE%D0%B5+%D1%87%D0%B8%D1%82%D0%B5%D1%80%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE
          • +2
            Правда рейтинг программ был составлен на основе матчей между машинами, но смысл не меняется.
            These ratings, although calculated by using the Elo system (or similar rating methods), have no direct relation to FIDE Elo ratings or to other chess federation ratings of human players. Except for some man versus machine games which the SSDF had organized many years ago (which were far from today's level), there is no calibration between any of these rating lists and player pools. Hence, the results which matter are the ranks and the differences between the ratings, not the absolute level of the numbers. Also, each list calibrates their Elo via a different method. Therefore no Elo comparisons can be made between the lists. Nevertheless, in view of recent man versus machine matches, it is generally undisputed that top computer chess engines should be rated at least in the range of top human performances, and probably significantly higher.
        • +2
          я только сейчас увидел эту часть и, забыв про все рабочие дела, на одном дыхании прочитал все части с первой. очень интересно! спасибо за такую работу! надеемся, что окончание нас ждет скоро :)
          • +1
            При прочтении таких статей посещают чувства, как от телетрансляций чемпионских игр в покер.
            Там ты видишь карты и тебе начинает казаться, что ты что-то понимаешь. А они там сидят и отчего-то тупят, хотя правильный ход очевиден же!
            • +1
              Если компьютер оценивает своё положение как однозначно проигрышное и видит, что уже никак не спастись, то он выбирает не самое упорное продолжение, а просто кидает монетку и играет уж хоть что-нибудь. Deep Blue создан не шахматистами, а программистами и они такую логику нашли вполне естественной.

              Я не шахматист, но действительно — какой был смысл выбирать более «упорное» продолжение в том матче?
              • +2
                Ну, например, соперник случайно совершит ошибку, или просто морально вымотать больше перед следующей партией… (Я тоже не шахматист, потому все IMHO)
            • +1
              Хм. Мне казалось, что компьютер разгромил Каспарова с гораздо меньшими усилиями, а тут почти ничья.
              • 0
                У компьютера было преимущество в двух встречах (во 2-й и 6-й), в остальных четырёх поединках доминировал Каспаров. Но из четырёх хорошо разыгранных партий ему удалось выжать только одну победу.
              • +2
                В начальной школе, играя в шахматы, хотелось иметь мозги как у Каспарова, а не айфон.
                • 0
                  Кто-нибудь подскажет где можно скачать фильм «Игра окончена: Каспаров против машины»? Не могу найти
                  • 0
                    Сложновато сказать. На языке оригинала можно посмотреть прямо на YouTube. На русский переводили ли этот фильм в принципе?

                  Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.