Редактор Geektimes
312,3
рейтинг
12 июня 2015 в 21:59

Проект «Око» ч.4



Итак, господа, свершилось!

Сразу я бы хотел извиниться за отсутствие публикации на прошлых выходных — произошло глобальное переосмысливание основной сюжетной линии, да и не только, простите.

Также я немного изменил подход к написанию и теперь больше времени уделяю какому-то одному персонажу, но никто не забыт и ничто не забыто, само собой. Теперь повествование будет более децентрализированным и масштабным, я принял решение не класть все яйца в одну корзину по имени «Деймос» и раскрутить идею моего антиутопичного мира.

Текст писался, в основном, по аккомпанемент вокально-инструментального ансамбля «Узел висельной петли» или в народе просто «Slipknot».

Основные треки:
Slipknot – Spit It Out
Slipknot – Wait And Bleed
Slipknot – Fall
Slipknot – Left Behind
Slipknot – Liberate
Slipknot – People = Shit
Slipknot – Before I Forget

В VK музыка лежит вот тут.

Для тех, кто не понимает, что тут происходит и что это за публикация:

Часть 1
Часть 2
Часть 3


Сам текст, как всегда, под катом.



Оливер опять шел по ночным улицам Гетто. То, что рассказал ему Мелкий, не требовало долгого осмысления. Оливер торопился оказаться подальше от опасных улиц столичного пригорода. Пройдя с десяток кварталов, он вышел к своему району, где, с переменным успехом, жил последние пару лет. Добрался он до пункта назначения, только когда уже светало. Свернув в одну из подворотен, Оливер вошел в многоэтажное здание, поднялся на второй этаж и наконец-то оказался в квартире, которую называл своей.

Первое, что было необходимо сделать — извлечь запасы, оружие и вообще собрать нехитрый скарб. Из Гетто пора было валить, потому что появление Командира сулило только одно — ему придется вернуться в строй.

Оливер взял обломок трубы, который стоял у изголовья матраса, и несколькими короткими, но сильными ударами, выбил часть кирпичей из стены. В свое время он дорого заплатил старому каменщику за то, чтобы она выглядел так, будто бы еще со времен революции эту стену никто не трогал. Еще больше пришлось вывалить за его молчание, потому что по-тихому придушить старика было нельзя, слишком заметный человек с множеством клиентов. Рано или поздно его хозяева-бригадники сложили бы два и два и нашли незадачливого убийцу.

Сбросив остатки кирпича концом трубы на пол, Оливер извлек из схрона старый, но крепкий армейский рюкзак, берцы, походный набор одежды, плечевые кобуры и два допотопных, но аккуратно промасленных и завернутых в ветошь Глока. Как показала практика, девятимиллиметровые патроны все еще проще купить или выменять, чем высокотехнологичные магазины современных пистолетов-пулеметов, а полная броня или, хотя бы, каски, у оборванцев из числа свободных банд встречаются редко. Да и с простреленной ногой, а, тем паче, головой, сложно кого-то догнать и ограбить.

Оливер аккуратно положил свои пожитки на матрац, сбросил растоптанные и местами порванные ботинки на пол и сел наматывать чистые портянки, извлеченные из недр рюкзака. Когда он уже дошнуровывал берцы, дверь в комнату резко и со скрипом открылась. На пороге стоял Мелкий на пару с каким-то верзилой. Глаза барыги бегали и, как только дверь окончательно распахнулась, он поспешил юркнуть за спину здоровяку, держащему в руках обрез.

— Здарова, Олли! — Из-за спины мужика сразу же заговорил Мелкий. — Ты звиняй, но Томми платит больше пары стакашек.

— С бригадником приперся? — Оливер бросил взгляд на уже заряженные и аккуратно лежащие на ветоши глоки, еще пару минут назад готовые отправиться в кобуры. Слишком далеко. И даже если он успеет до них дотянуться, обрез в руках здоровяка не оставлял ему шансов, а умирать настолько глупо Оливеру не хотелось.

— Ты эт, не дергайся. — Мелкий провел параллель между взглядом и глоками и оценил сложившуюся ситуацию. — Эт парень хоть и молчаливый, но нервный слегонца, не усугубляй. И эт, слуш, Томми, того, перетереть хочет.

— Чего от меня Бригадиру надо то? — Оливер вполне удачно изобразил на лице изумление.

— Да ты и сам знаешь. — Мелкий потер нос и продолжил, — Олли, давай, вставай. Пожитки твои я заберу и потопаем потиху, без приключений. Мне, это, не надо приключений, ок? Перетрешь с Томми и там уж сами решайте, ок?

Выхода не было. Если бы в дверях стоял только Мелкий, то Оливер попробовал бы взять его на реакцию и рвануть через матрас к глоку, а там уже посмотрели бы, кто точнее. Но в дверях стоял один из цепных псов бригады с обрезом в руках. На дистанции в пяток метров дробовик не оставлял Оливеру шансов: зона поражения была слишком велика и спрятаться от выстрела ему было банально негде.

— Окей, только обуться дай. — Оливер аккуратно дошнуровал берц и потянулся за курткой.

— Э, стоять. — Впервые подал голос здоровяк. — В угол отошел. Мелкий карманы проверит, потом оденешь.

Оливер, пятясь по дулом обреза, отошел в противоположный угол комнаты. Мелкий юркнул под стволом здоровяка и прохлопал куртку на наличие оружия, извлек из левого кармана самодельный свинцовый кастет и, не найдя больше ничего опасного, сказал:

— Норм все. Эй, Олли, я шмотки твои в сумку твою закину, потом вернут, ок? — Не дожидаясь ответа, он начал забрасывать пожитки Оливера в рюкзак.

— Здоровяк, — обратился к бригаднику Оливер, — да, ты. Слушай, смотри, чтобы этот, — он кивнул на Мелкого, — не умыкнул у меня чего. Я так понял, твой босс не мочить меня собирается.

— Рот закрой и лапы повыше подними. — Ответил Оливеру здоровяк.

— Тише-тише. Мое дело предупредить. Если упрет чего, я его сам завалю. — Оливера все это уже начало порядком бесить.

Мелкий достаточно быстро закончил сборы и вроде даже ничего не присвоил себе. Затянув горловину рюкзака, он с трудом закинул его себе на плечо и бросил Оливеру его куртку.

— После Вас, Сэээр. — протянул Мелкий, указывая рукой на дверь, а другой доставая, больше для уверенности, чем готовый стрелять, револьвер. — Не будем заставлять Томми ждать, Сэээр.

На протяжении всего пути в штаб бригады верзила держал его на мушке, что полностью исключало возможность побега. Когда они проходили мимо ближайшего КПП, к ним присоединилось еще двое конвоиров: один шел рядом со здоровяком, а второй перед Оливером. Дойдя до самого центра охраняемой территории, Оливер и компания вошли в невзрачное четырехэтажное здание и начали спускаться вниз — Томми предпочитал держать штаб под землей, что было, местами, глупо и самоуверенно: прорвись войска к бункеру и он, вместе со своими приближенными, превратился бы в загнанных в угол крыс. Загнанных и обреченных подвальных крыс.

Оливера провели узкими коридорами в одну из комнат, по всей видимости, в зал для совещаний или кабинет Бригадира. Там его уже ждал Томми и его права рука — Сиплый Джо.

Сиплый Джо разительно отличался от своего патрона. Природа не наделила его физической мощью, присущей Томми, но наградила острым умом. В тощем, костлявом теле уже немолодого бригадника скрывалась весьма опасная личность и талантливый стратег. Джо своим видом не внушал животного страха и, наверное, по этой причине предпочитал оставаться правой рукой своего бригадира и действовать от его лица — никто не хотел сердить Томми.

Оливера усадили на сколоченный кое-как табурет и весь конвой, кроме Мелкого, вышел за дверь.

Томми окинул взглядом своего «гостя». Поиграв огромными мышцами на руках, он встал со стула, подошел к Оливеру и резко замахнулся. Тот ожидал, что его будут бить, но только удивился, что так быстро и без разговоров. Томми в последний момент остановил удар и поправил ворот куртки Оливера, похлопав того по плечу своей ручищей.

— Смотри, с яйцами. Точно он. — Бригадир отвернулся от Оливера. — Мелкий, верни ему рюкзак.

— Э, босс, там это, стволы внутри… — начал было Мелкий.

— Я кому сказал верни! И вали давай, расчет у старшего смены получишь. — Рыкнул на Мелкого Томми.

Сиплый Джо пока не встревал и только наблюдал за происходящим из угла комнаты. Томми проконтролировал взглядом уход Мелкого, а потом повернулся к Оливеру и спросил в лоб:

— Пить будешь?

— Да. — Не растерялся Оливер.

— Виски, само собой?

— Если есть.

Томми хмыкнул себе под нос и подошел к шкафу у стены. Открыв его, он взял два стакана, извлек пыльную бутылку и, удовлетворившись надписью на этикетке, одним движением открутил пробку.

— Односолодовый, еще довоенный. Предпоследняя, если что. — Томми плеснул по полстакана и вернулся к Оливеру и протянул ему виски. — Сиплый не пьет, трезвенник. А ты на, держи, воды сам дольешь, вон посуда. — Томми кивнул головой в сторону стола на котором стоял пошарпаный походный котелок.

Оливер, осознавая, что отказываться и брыкаться смысла уже нет, решил насладиться напитком. Он понюхал содержимое стакана и понял, что, даже если это и последний его день, то он далеко не самый худший в его жизни. Пригубив и посмаковав виски, он залпом выпил полстакана и почувствовал, как мягкий горячий шар опускается в желудок. В другой ситуации можно было бы и сказать, что вот теперь, де, можно и умереть, но сейчас это выглядело бы слишком буквально. Подождав, пока первая порция уляжется, он поднялся с табурета, подошел со стаканом к столу и плеснул немного воды. В это время Томми с долей одобрения во взгляде наблюдал за его действиями.

— И правда стальные яйца. Как у себя дома. — Томми громко засмеялся. — Как вискарь?

— Хорош.

— Ну что же, Оливер Стил, поговорим?

— Легко.

Ему было уже все равно. Оливер понял, что давно был под колпаком Томми, возможно, с того самого дня, как его, «Стального Генерала» нога ступила на землю Гетто. Он ненавидел это прозвище, оно казалось ему глупым и неуместным, но ничего с этим поделать не мог.

— Тебя же за выдержку Стальным прозвали, да? — спросил бригадир.

— За фамилию.

— Хорошая шутка.

— А может и не шутка. — С усмешкой ответил Оливер. — Но лучше зови меня по имени. Я в отставке.

— Которую ты сам себе и устроил.

— Именно.

— Из сопротивления не уходят по собственному желанию. А такие как ты — только ногами вперед. — Ответил Томми.

— Как видишь, уходят и на своих двоих.

— Командир искал тебя, Оливер. По всей стране клич бросил.

— Я знаю.

— И он в городе.

Оливер молча отхлебнул из стакана. Букет виски был настолько изумителен, что даже этот разговор не мог его испортить.

— Так Мелкий не врал?

— Мелкий та еще шкура, но барыжит честно, что пылью, что шлюхами, что инфой. — Томми поудобнее устроился на стуле. — Иначе не прожил бы так долго.

— Так чего вам от меня нужно, парни?

В этот момент Сиплый Джо зашевелился в своем углу и впервые заговорил:

— Все просто. Мы тут ситуацию тебе пояснить хотим, Стальной. — Оливер поморщился от упоминания своего тупого прозвища, а Джо встал со своего стула и начал медленно вышагивать по комнате. — Смотри. Ты у нас два года под носом сидел, а раздуплились мы только в последние месяцы. Просекли бы раньше — были бы в почете у Командира, а так — за нами косяк. Конечно, за тобой, пришлым, присматривали, но что к нам сам Оливер Стил нагрянул даже и не думали. Вот кто будет прятаться на виду?

— Тот, кто не хочет, чтобы его нашли. — Ответил Оливер.

— Ну вот, я так тоже подумал. И отправил тебе весточку с Мелким. Реакция была поразительная, как подарок прям. Вкусная была записка? — Джо остановился у одной из стен и резко повернулся к Оливеру. — За нами косяк, Оливер, но и ты в говне по самые уши. Поэтому будь добр, сделай, что от тебя хочет Командир и мы все останемся целы. Ты сам должен понимать, что пути у тебя только два. Один из них ведет в могилу.

— Когда я с ним увижусь?

— Ты не будешь брыкаться? Если будешь, то нам проще снести тебе голову из обреза прямо сейчас, сказать что обознались и авось пронесет. Но мы надеемся, что у тебя есть мозги. — Джо внимательно смотрел на Оливера. — Это я уговорил Томми не мочить тебя сразу, а поговорить сперва. Ты не последний человек в сопротивлении, во всяком случае, был не последним. Идиоты так высоко не забираются. И тут пахнет жареным, для всех.

— И на том спасибо, что без рукоприкладства. — Оливер потянулся на табурете и хлебнул еще немного виски. — Я жить хочу, так что ты правильно рассудил.

— Хорошо. Допивай и пойдем.

— Можно хоть не торопиться?

— С довоенным виски Томми и торопиться? Он нам головы открутит. — Усмехнулся Джо и посмотрел на своего патрона. — Да, Томми?

— Само собой. — Ответил Бригадир. — Посидим немного и пойдем. Заодно подумай, что Главному скажешь.

Покончив с алкоголем спустя минут десять, Оливер встал, взял лежащий на земле рюкзак и протянул его подошедшему Джо:

— Можешь присмотреть? Не думаю, что вы пустите меня к Командиру с оружием, пусть и в сумке.

— Правильно думаешь. Ладно, цела будет твоя котомка, пошли. — Ответил Джо.

Втроем они вышли из комнаты, сначала Томми, следом за ним Оливер и замыкал процессию Джо. Последний, как и обещал, сам нес в руках пожитки беглеца, не доверяя груз кому-то еще.

«Смотрите, какие обходительные. Значит, мы все реально в дерьме». — Подумал Оливер. Немного поплутав по коридорам подвала, они вышли к еще одной двери. Томми сам открыл ее и жестом предложил Оливеру войти.

— А, Томми. Привели голубчика? — Голос принадлежал Командиру, крупному, уже полностью седому старику, сидящему за небольшим письменным столом в полутемной канцелярской комнатушке. Возможно, когда-то он и был красив, но время и тяготы партизанской жизни наложили на него свой отпечаток. Обветренную, морщинистую кожу лица рассекали на левой щеке пара шрамов. Острый, длинный, но когда-то сломанный и неправильно сросшийся нос, тусклые, глубоко посаженные серые глаза. — Здравствуй, Оливер. Томми, иди, дальше я сам.

Оливер остановился сразу за дверью, которую закрыл за его спиной Бригадир Гетто. Он смотрел на старика в кресле и пытался понять, что тот задумал. Командир сопротивления, лидер партизан, вождь революционных сил (как только его не называли!) тоже молчал. Спустя очень долгие для Оливера двадцать-тридцать секунд он вновь заговорил:

— Присаживайся, друг мой, присаживайся. Нам много о чем есть поговорить. — Командир не сводил глаз с Оливера. — А ты выглядишь еще моложе, чем раньше, даже тридцать пять не дашь. Спокойная жизнь пошла на пользу, да?

— Жизнь в столичном Гетто сложно назвать спокойной.

— Все же проще, чем на передовой?

— Само собой. Сравнил.

— Почему, Оливер? Женщина? Жажда свободы? Почему?

Старик выглядел расстроенным. Оливер ожидал от него любой реакции. Гнева, презрения, ненависти, но не огорчения.

— Я устал, Мэтт. — Ответил он старику.

— Устал? Что значит устал? Я бы мог понять женщину и семью, Оливер, желание умереть от передоза пылью или спиться, но усталость? — Командир оживился и говорил с каждым словом все громче. — Устал, Оливер? Скольких парней ты вел за собой, скольких отправил на самоубийственные задания? Оливер! Как смеешь ты говорить об усталости? — Он сделал короткую паузу и продолжил:

— Мы посвятили свою жизнь борьбе и, если ты забыл, ты мне должен.

— А мне кажется, что со всеми долгами тебе я уже расплатился. Годами своей жизни расплатился. — Парировал Оливер.

Старик, услышав его слова, сжал зубы и полушипя сказал:

— Я создал тебя, Оливер. Уже в двадцать пять ты стал членом штаба, самым молодым. Многие в твоем возрасте тогда гнили с оружием в руках на передовой, а ты трахал девок и изредка выезжал в рейды.

— Ты прекрасно знаешь, насколько сложно отправлять людей на смерть! — Оливер не сдержался и сорвался на крик. — Знаешь сколько умерло по моей вине? Из-за моих ошибок и решений? Я перестал считать на третьей тысяче, Мэтт! И если ты можешь спать по ночам, отправляя молодых мальчишек с древними карабинами в руках на смерть, то я не могу! Больше не могу! У нас нет ничего против солдат в полной амуниции! Их даже не всегда крупнокалиберные пулеметы берут, а после восстановления производства боевых дронов мы оказались в полной жопе! Нет, Мэтт, спасибо!

— То есть, ты, когда прижало, решил сбежать, да, Оливер? Бросить этих неопытных мальчишек, бросить боевых товарищей, отказаться от всего, во что верил и закончить свою жизнь с пером в боку в этом Гетто? Да? — Командир тоже начал кричать в ответ. — ДА?

— Я не хочу быть больше убийцей, Мэтт.

— Убийцей?! Ты маньяк! Оливер, ты гребанный маньяк! Напомнить, что ты сделал с обозом, идущим под конвоем в новую Столицу лет двадцать назад? Когда только был принят в штаб? Сколько там было женщин и детей, Оливер?! — Орал командир.

Повисла тишина.

— Три сотни человек плюс две дюжины бойцов сопровождения. — Тихо ответил тот.

— Да, именно. И ты, именно ты, не я, приказал экономить патроны после того, как сопровождение было перебито. Ты и твой отряд зарезали и забили прикладами три сотни человек! Половина твоего отряда тронулась умом после этого, а тебе хоть бы что! А теперь ты говоришь, что устал?!

— Ты не прав, Мэтт.

— В чем же?!

— Не хоть бы что.

Командир вскочил со своего кресла и подошел к Оливеру, со злобой глядя на него:

— Ах, совесть мучает? Так вот, мой Стальной Генерал, то, что происходит сейчас, по сравнению с тем обозом — детский лепет.

Оливер не знал, что ответить старику. Он сложил руки в замок и уставился на свои пальцы.

— Что ты имеешь ввиду? — не поднимая головы спросил он Мэтта.

Командир мгновенно растерял все свою воинственность и устало провел ладонью по лицу.

— Грядет война, Оливер, полномасштабная война. Именно поэтому я искал тебя последний год, но не для того, чтобы казнить как дезертира. Хотя и стоило бы подвесить тебя на столбе за яйца и вспороть брюхо. Столица получила тотальное преимущество. Оружие. Оружие, Оливер, с которым мы не можем справиться стандартными методами.

Мэтт вернулся в свое кресло продолжил:

— У меня только один вопрос: ты готов спасти в десятки раз больше людей, чем убил?

Оливер был в растерянности. Уходя из сопротивления, он досконально знал, что происходит на континенте. Патовая ситуация. Никто не мог взять верх и был объявлен негласный мир, хотя сопротивление изо всех сил подогревало недовольство простых людей.

— Я не понимаю… — начал было он.

— Просто скажи, — перебил его Мэтт, — ты готов спасти больше, чем убил?

Он не знал что ответить своему старому другу и командиру. Внутри Оливера велась борьба. Почти три десятка лет войны, насилия, убийств надломили что-то внутри. Ему предлагают искупление? Как? Как можно искупить то, что он делал своими руками или на что отдавал приказы? Как?

— Хорошо. Рассказывай.

— Ты уверен, Оливер?

— Как минимум, я хочу жить. А без согласия я тебе не нужен. — Ответил Оливер.

— Поверь мне, друг мой, когда ты узнаешь, в чем дело, ты сам захочешь вернуться.

— Хорошо. — Повторил Оливер.

Мэтт внимательно посмотрел на своего друга и ученика, а после нырнул куда-то под стол. Спустя несколько секунд в его руках оказалась походная сумка, из которой он извлек несколько пухлых папок и правительственный планшет.

— Держи. — Сказал Мэтт протягивая стопку Оливеру.

— Что тут? — Спросил он.

— Трофейная документация. Наши перехватили одного из посыльных в Столице и добыли это. Настолько важное, что даже цифровых копий, по всей видимости, нет, или их не отправляют по сети.

— И что в той документации?

Мэтт ничего не ответил. Он смотрел то на Оливера, то на папки с планшетом в его руках и, будто, не решался ответить на его вопрос.

— Это материалы по секретным разработкам одного из исследовательских центров на восточной окраине столицы. Если кратко — эксперименты над людьми и создание карательного отряда.

— Карательный отряд? Мэтт, никто не сунется в леса и горы Канады даже с целой армией. У нас там тотальное преимущество. — Говоря «мы» Оливер показывал, что смирился с тем, что вернулся в сопротивление. — Это самоубийство.

— Именно. Вот только от этого отряда не спрятаться. — Мэтт говорил отрывисто, делая паузы между словами. — Ты не сможешь спрятаться от тех, кто залез тебе в башку.

Оливер рассмеялся.

— Ты сейчас серьезно? Вот эта кипа макулатуры, — он потряс папками, — история о том, как власти создали зондеркоманду из суперсолдат убивающих взглядом? — Он бросил документы на стол перед собой. — Это все дерьмо собачье, ты головой тронулся уже со своим сопротивлением, Мэтт.

Командир поерзал в кресле и только вздохнул в ответ на тираду Оливера, будто был готов к подобной реакции.

— Оливер, когда мне принесли эти файлы, я сказал тоже самое. Как и все члены штаба. — Мэтт говорил спокойно и уверенно. — А потом, друг мой, мы взломали защиту планшета и, в довесок, нам пришло донесение об одном из последних рейдов на это Гетто. Ты же о нем слышал, да?

— Ты мне дерьмо то в уши не лей, старик! — Оливер начал злиться. — Вы там совсем поплавились со своей борьбой за свободу. Какие, в жопу, телепаты, старый ты маразматик? Бригада Томми — сборище трусов и наркоманов. — Он протянул руку и отодвинул документы еще дальше от себя. — Мелкий, местный барыга, затирал мне эту чушь в кабаке буквально вчера, мол, ему один из бойцов рассказал. Эти ублюдки за стакан бурбона что угодно тебе наплетут. А Томми такой отчет прислал, потому что зассал признавать, что его серьезно потрепали бойцы регулярки, потому что вместо тренировок они тут барыжат наркотой и пялят малолетних шлюх из столицы. Вот тебе и все телепаты, Мэтт!

— Включи планшет и посмотри видео. — Спокойно ответил ему Командир. — А потом уже кричи.

Оливер недоверчиво посмотрел на Мэтта, но планшет в руки взял. Включив его, он нашел папку с видео — там лежал один единственный файл. Коснувшись иконки, он запустил воспроизведение с начала и приступил к просмотру.

— Не думаю, что это что-то поменяет. — Сказал он Мэтту.

— Посмотрим.

На экране планшета появилась картинка. На ней была комната, посреди которой стоял мужчина, по всей видимости, житель Гетто, если судить по исхудавшей фигуре, длинным волосам и бороде. «Скорее всего бездомный. Бригадники выглядят более откормленными» — подумал Оливер. Мужчина стоял и смотрел в камеру, но тут за кадром начали говорить:

— Г-хм. Запись включена. И так. Это демонстрационное видео. В нем мы покажем, чего достигли за последние годы исследований и чего добились за счет полученного финансирования. — послышался какой-то шум и возня. — Так. Перед нами подопытный, г-хм, преступник, захваченный нашими военными в ходе одного из рейдов в Гетто. С его помощью мы продемонстрируем, чего добились в рамках работы над проектом «Око». В демонстрации участвует оператор — рядовой участник программы. — Голос за кадром прокашлялся. — При помощи процедур, описанных в приложенной к видео документации, ну, мы приложим документацию к видео, мы разработали оружие нового поколения. Но лучше посмотрите. — В этот момент голос стал чуть более приглушенным. — Оператор восемнадцать, приступайте. Инструмент на ваш выбор.

Взгляд пленника оторвался от камеры и сместился куда-то в сторону, за кадр. Если до этого пленник переминался с ноги на ногу, чего-то ожидая, то теперь замер и, казалось, даже не дышал. В этот момент закадровый голос вернулся.

— Один из основных инстинктов любого живого существа — избежать вреда для своего организма и, соответственно, боли. Главная цель, определенная для нас эволюцией — выживание. Но мы продвинулись настолько далеко, что теперь можем подавлять даже эти инстинкты и заставлять людей делать противоестественные для них вещи. Оператор?

В этот момент пленник резко повернулся и вышел из кадра. Менее, чем через минуту он вернулся с ножом в руках.

— Еще один из базовых инстинктов — это размножение. — Продолжил голос. — Как видите, у подопытного в руках нож. Сейчас он самостоятельно нанесет себе увечье. Начинаем!

Как голос замолк, секунд десять ничего не происходило. Потом пленник дернулся и начал спускать штаны. После он схватил себя за пенис и, внезапно, несколькими резкими движениями отрезал его ножом, который держал в руках. Хлынула кровь, быстро заливая ноги бедняги, пропитывая спущенные штаны и собираясь в лужу перед ним. Он не двигался, так и стоял: в одной руке нож, в другой отрезанный им же член.

— Продолжайте, пока не сказалась потеря крови. — Сказал голос.

Пленник вновь дернулся, и разжал руку, в которой держал отрезанный пенис. Тот ошметком упал на пол, а сам подопытный, тем временем, уже отрезал себе мошонку. Через несколько минут у его ног уже собралась большая лужа крови, беднягу стало шатать и он рухнул на пол, так и не разжав выпустив из окровавленных пальцев то, что делало его мужчиной.

— Подопытный потерял сознание из-за значительной кровопотери. Как видите, все приказы, данные ему участником нашей программы, он выполнял беспрекословно. — продолжал тем временем человек за кадром.

Оливер быстро пролистал остаток видео и увидел еще несколько извращенных казней. В одной мужчина отрезал себе пилой руку, в другой — вогнал спицу в глаз. Пленники калечили сами себя, выбивали зубы молотком, вскрывали сами себе животы. Все это сопровождалось хладнокровными комментариями закадрового голоса. Но одно во всем этом было неизменно — полная отрешенность несчастных и никаких колебаний. Дойдя почти до конца, он опять услышал уже знакомый голос:

— При всех преимуществах проекта «Око», у него есть один недостаток: рядовые участники программы, операторы, способны взять под полный контроль человека только при прямом визуальном контакте, либо, если таковой отсутствует, но местоположение объекта примерно известно — группой в 5-7 человек на расстоянии не более сотни метров. Однако, у нас есть два экземпляра, полевые испытания которых намечены на ближайшее время — в составе армейских рейдов в Гетто. Надеемся, с ними мы выйдем на качественно новый уровень.

Видео закончилось. В комнате воцарилась тишина. Мэтт наблюдал за реакцией Оливера и не встревал, позволяя ему осмыслить происходящее.

— Сколько у нас времени? — Наконец-то спросил Оливер Мэтта.

— Они уже провели испытания своих «экземпляров», о них тебе рассказал Мелкий в баре. — Сказал Мэтт. — Насколько нам известно — это две девушки в сопровождении конвоя в полной амуниции. Ближе чем на 200 метров к местам столкновений они не подходили, но и этого хватило, чтобы по Гетто прокатилась волна убийств и самоубийств. Оливер, парни просто поднимали стволы и сносили себе головы или стреляли в спины товарищей. Потери бригады Томми чудовищны. А их было всего две.

Оливер замолк. Обдумывая что-то, он смотрел на папки с документами, а после спросил у Мэтта:

— А там что?

— О, друг мой, там есть форменные записки старины Менгеле.

— Кого? — не понял Оливер.

Мэтт тяжело вздохнул и ответил:

— Йозеф Менгеле… Ай, не важно. Твое поколение уже этого не знает, да и мои ровесники мало что помнят. Был врач один, лет сто назад, точно не помню. Не важно. Возьми, почитай, вторая папка.

Он немного подумал, взял предложенную Мэттом самую пухлую папку из стопки и открыл на первой странице.

— Начало можешь пролистать, сейчас важнее, чтобы ты вникнул в суть. — Сказал Мэтт. — Начни где-то с восьмой страницы, ближе к тысячному дню, там конец перевода записей.

Оливер пролистал до указанного места — оно оказалось чуть дальше, на одиннадцатой странице, и начал читать.

День 975
Сегодня покончил с собой еще один сотрудник НИИ, из тех, кто рискнул остаться. Еще одно тело отправилось в крематорий. Я не смею их винить, тех, кто сбежал, бросив коллег бороться с тем, что мы все вместе создали, они все сделали правильно. Лейтенант Щукин, как я упоминал ранее, застрелился из табельного пистолета еще два месяца назад. Его бойцы в раздрае, большая часть дезертировала. Из Министерства пришла весточка, что скоро прибудет замена с внутренней проверкой, но спустя неделю ожидания ничего не изменилось.

Мне самому постоянно снятся кошмары, но я стараюсь держать себя в руках. Надо было позволить лейтенанту пристрелить подопытного сорок семь, когда он об этом просил. Я планирую с несколькими сотрудниками забаррикадировать дверь в подвал, на всякий случай. Сил сорок седьмого недостаточно, чтобы сломать стену или вынести дверь, но он может попробовать вскрыть замок изнутри — отмычки ему не нужны.

День 984
Еще один суицид, дело уже привычное. Тело мы оставили в морге — ни у кого нет сил вывезти его в крематорий. Тяжелый сон сменяется еще более тяжелыми периодами бодрствования. Я дезориентирован. Постоянно мерещится какая-то чушь. Мне кажется, он с нами играет и чем дольше он проводит времени взаперти, там, в подвале, тем безумнее и сильнее становится.

День 990
Замены бойцам и проверки все нет и нет. По всей видимости, на большой земле что-то началось, иначе нас бы не бросили вот так вот на произвол судьбы.

Любое перемещение превратилось в ночной кошмар. Я уже несколько дней не видел никого из коллег, так как с трудом выхожу из своего кабинета — преследуют галлюцинации, все является не тем, чем кажется. Иногда до меня доносятся крики, но я не уверен, кричат это реальные люди или это очередная атака сорок седьмого на наши разумы. Мы в западне.

День 1000 0100 1001
Дверь селдит за мной но я нее подаю вида. Проклетая дверь непускает мена ружу но ничего яее обману Даобману. Онзоветменя и мне надо ити но дверь непускает меня Непускает МЕЕНЯ дверь. ННОО Онзовет меня.


онидетонидетонидетОНидетонИдЕтОНИдетИдетзамной

ОнидетИдсюдаасюдаидетонсюдаетидетидетидетидетидетидеитдеиесюддтедииедтдиедтедидсюдатедидтдедтидсююдетидетидетдеидт едидтедитедитедеидтедитеддетддитедитдетдидтеидттеидтдеидтедидтедитдтедтидИДЕТИДЕИДТЕТИДЕТИДЕТИДТЕИДЕТИДЕТИЕДТИДЕТИТЕДИТЕДИТЕ
Д
ОН ИДЕТСЮДА.


Оливер закрыл папку. Он понял, что хотел донести до него Командир и почему его не пристрелили как бешеную собаку, еще там, в квартире.

— И что ты предлагаешь, Мэтт?

План старого командира был прост. Пока Оливер отсутствовал, они смогли развернуть хорошо оснащенный тренировочный лагерь к северо-востоку от Миннеаполиса, вблизи озера Верхнее. Вместе с минимальным сопровождением они перемещаются туда и Оливер займется тем, что делал лучше всего — подготовкой бойцов, готовых умереть, которых сам и возглавит.

— Это обязательно? — спросил Оливер Мэтта, когда тот закончил.

— Да, обязательно. Отряду придется засунуть голову в самую глубокую задницу из возможных, и ты пойдешь с ними. — Ответил старик. — И не потому, что я хочу, чтобы ты кровью искупил дезертирство, а потому что без тебя им крышка. Вам придется подойти, по всей видимости, к самой охраняемой лаборатории, напичканной убийцами-телепатами и сделать так, чтобы они больше никогда не смогли подняться на поверхность. Как два пальца же. — Усмехнулся Мэтт. — Или ты считаешь, что это невозможно?

— Возможно все. — Спокойно ответил Оливер. — Вопрос только в том, скольким людям придется ради этого погибнуть.


Еще хотелось бы сделать маленькое объявление. Для сообщения о задержках, общении с людьми, не имеющими аккаунта на GT и просто более свободном выражении своих мыслей без угрозы слива кармы, на просторах VK я создал для читателей Уютный уголок проекта «Око». Добро пожаловать.

Как обычно, критика, комментарии, оценки и отзывы крайне приветствуются.


Часть 5.
Александр @ragequit
карма
47,0
рейтинг 312,3
Редактор Geektimes
Реклама помогает поддерживать и развивать наши сервисы

Подробнее
Реклама

Самое читаемое

Комментарии (9)

  • 0
    >Для сообщения о задержках, общении с людьми, не имеющими аккаунта на GT
    >на просторах VK
    Как будто у всех есть аккаунты ВК. Особенно после введения привязки к мобильному. GitHub этого хотя-бы не требует.

    А по произведению — неплохо. Непонятно только, почему операторы и трое не возьмут под контроль своих начальников, не отключат killswitch в имплантате и не убьют/сотрут память всех, кто о нём знает и кто знает, как его активировать.
    • 0
      ВК есть у, на мой взгляд, на порядок большего числа людей, активных тушек чем на GT.

      Вести обсуждение книги на GitHub? Ээээ. Ноуп :)
  • 0
    Очень интересно…
    Пока непонятно, эти записки с русскими фамилиями действующих лиц — это какая-то параллельная разработка «геополитических конкурентов», которая как-то попала в руки тех, кто создал проект «Око»… или нет… в общем сюжет хорошо закрученный:)
  • 0
    Мне рассказ понравился, но есть одно НО, то что я не очень хорошо перевариваю, когда есть несколько главных героев ( как я понял это Деймос, Оливер ну и сестры), ну и не очень понятно кто есть кто, точнее вообще вдруг один единственный герой, или те «подопытные» перейдут на сторону повстанцев?
    • 0
      Если читатели заинтригованы — значит, такова задумка автора. Путаницы нет, есть недостаток информации. Это, кстати, тоже хорошо — в случае, ели захочется перечитать, будете больше уделять внимания деталям и пропущенные при первом прочтении элементы паззла будут становиться на свои места.
      Ждём продолжения :)
      • +1
        Именно. Не люблю вещи, где тебе все разжевывают и кладут в рот в строгом порядке. Поэтому и есть недосказанности, рывки между сценами и временными точками.
        • 0
          Надеюсь в конце рассказа будет уже разжевано? А то бывает иногда, что остается недосказанность и гадай чем же закончилось в конце концов.
  • 0
    пишите…
  • 0
    Книга окончена. Уже началась кампания по сбору средств на печать бумажного экземпляра.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.