Редактор Geektimes
310,1
рейтинг
19 июня 2015 в 20:21

Проект «Око» ч.5



Выходные уже близко и самое время для пятой части «Ока» и моей сотой, юбилейной публикации на GT.

Для тех, кто не понимает, что тут происходит:

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4


Текст, как всегда, под катом.



— Э, привет, принцесса! — Труп оскалился в жуткой ухмылке. — Поспать вздумал? Хрена! Будем веселиться, принцесса!

— Ну ты и мудак. — Ответил ему Деймос, сидя на поваленном, но не очень сильно обгоревшем стволе дерева.

Спустя несколько месяцев труп в его снах стал выглядеть лучше. У него появились глаза, обгоревшие, но все же губы, затянулась дыра в горле и даже, местами, появились волосы на голове. Изменения произошли и в одежде. Сейчас на нем была чистая рубашка цвета хаки с подвернутыми рукавами, такие же штаны и черные ботинки. Теперь он был больше похож на человека с обширными ожогами тела, но на человека, а не на живого мертвеца. Плод воображения Деймоса похорошел, но и стал теперь более активным и разговорчивым.

— Я и так не высыпаюсь, а ты тут концерты устраиваешь.

— Ну же, принцесса! — Труп, все так же ухмыляясь, пританцовывал, стоя на месте. — Мы будем вместе навсегда! Навсегда! Навсегда! Мы станем лучшими друзьями, моя принцесса!

— Заткнись.

— ПРИИНЦЕЕЕЕССААААААА!!! ПРИИИИНЦЕЕССАААААААА!!! — Как ни в чем не бывало, продолжил завывать труп. — МЫЫЫ БУДЕЕЕМ ВМЕСТЕ НАААААВСЕГДААА! ПРИНЦЕЕЕЕЕССАААА! МОЯ МИИИЛААААЯЯЯЯ ПРИНЦЕЕЕЕССАААА!!!

Деймос устало потер виски и с недоумением посмотрел на труп. И как это понимать? Единственное, что приходит на ум: со временем его начало плавить, ведь этот вой — его собственное сознание.

— Может, ты заткнешься?

— Неа.

— Уверен?

— Ага, уверен.

— И почему это я резко стал принцессой?

— Потому что ты тряпка, Деймос, — внезапно серьезно ответил труп и так же внезапно опять взвыл, — ПРИИИНЦЕЕЕСССААА, ПОРА ВСТАААААВААААТЬ!

В этот момент Деймос проснулся и резко сел на постели. Эти ночные встречи его изрядно выматывали. В последние недели, где бы он ни прикорнул, настырный покойник преследовал его. Ему редко удавалось поспать без сновидений, в основном, в те дни, когда у него был спарринг с одной из сестер.

— Доброе утро, Деймос.

— Доброе… — В этот момент он повернулся посмотреть на человека, обращавшегося к нему, чтобы поприветствовать по имени. От увиденного Деймос потерял дар речи.

— Что такое? — оскалился труп, — Ты не рад мне?

— Твою-то…

— Нет, твою. — Труп сидел на стуле у стены и лениво рассматривал обгоревшие пальцы на правой руке, будто бы у него там были ногти. — Знаешь, принцесса, мне стало скучно, вот я и подумал, что мы сможем отлично повеселиться тут, в реальности.

Деймос был в шоке. Одно дело, когда он сталкивается с собственным подсознанием во сне, но совершенно другое — когда подсознание материализуется в реальности. А реально ли вообще все это? Может, он до сих пор спит? Деймос влепил себе ощутимую пощечину и несколько раз ущипнул за руку. Ощущения, к сожалению, были вполне реальными, челюсть ныла, как и места щипков. Труп никуда не делся.

— Не старайся, мужик, не выйдет ничего. — Труп лениво зевнул. — Ты не спишь, я тут и никуда уходить не собираюсь. И не забывай: все, что ты думаешь, я знаю. Я же часть тебя, моя милая принцесса.

— Да, хреново быть мной. — Ответил Деймос.

— И не говори. А знаешь, что будет самым забавным? Самым забавным будет наблюдать, как ты будешь пытаться не спалиться, что у тебя окончательно поехала крыша. — Труп наклонил голову сначала в одну сторону, потом в другую, разглядывая Деймоса, будто собака. — Оптические галюны, старик! Да твоя кровля дала конкретную течь! Ох, а как огорчится этот старый пердун Ивор, если узнает! А что скажет милашка Анна? Ммм?

Покойник был прав. Если это не сон и у Деймоса начались галлюцинации, то он в полном дерьме. Если он «спалится», то будет, без сомнений, списан в «брак», тут даже на позицию оператора надеяться не стоит. А что последует за списанием и что именно это самое списание подразумевает, Деймос даже думать не хотел.

— Ой, ну ладно, озвучу за тебя, моя милая принцесса. — Весело продолжил труп, пока его «создатель» сидел в ступоре на кровати. — Тебя усыпят, как бешеную собаку. Или пристрелят. Или извлекут модуль «Ока» и выжгут мозги электрошоком. Но дешевле, все же, пристрелить. — В этот момент труп исчез и через секунду появился прямо перед Деймосом. На нем была одета форма охранника центра, а в руках он держал пистолет. Труп навел ствол на него, уперев ствол промеж глаз.

— БАМ! — Заорал труп, а в следующий момент в комнате прогремел выстрел.

Деймос дернулся назад и чувствительно приложился затылком об стену. Он мог поклясться, что почувствовал острую боль в том месте, куда был прислонен пистолет, почувствовал запах пороховых газов и слышал выстрел. Рефлекторно схватившись за голову, он начал ощупывать место «ранения». С ужасом для себя, Деймос пальцами ощутил липкую, горячую кровь, струйками стекающую вниз и заливающую глаза. Труп хохотал.

— Да, детка! Да! Каково быть списанным в утиль, принцесса?! Как ощущения?! — Он продолжал истерично хохотать, размахивая пистолетом перед лицом Деймоса. — Клянусь всеми богами, это был бы для тебя лучший исход, мразь! Но я не могу тебя убить. — Теперь он говорил тихо и спокойно. — Но я поразвлекусь с тобой вволю, принцесса. Теперь ты моя сучка, понял?

Кровь внезапно пропала, как и боль. На месте аккуратного отверстия в черепе была гладкая кожа. Деймос закрыл глаза, глубоко вдохнул, выдохнул и ответил:

— Пошел в жопу. Ты лишь часть моего сознания.

Когда он открыл глаза, в комнате уже никого не было.

Это было очень плохо. Появление галлюцинаций, тем более таких агрессивных, не сулило ничего хорошего. Теперь Деймосу придется быть максимально внимательным к тому, что происходит вокруг. Если хоть кто-то узнает о его проблеме, ему крышка.

— Ты думал, что так легко от меня отделался? — Голова трупа появилась из под кровати, а на его лице была все та же мерзкая ухмылка. — Хрена тебе, принцесса! Теперь мы вместе навсегда.

Этот и все последующие дни обещали быть для Деймоса очень и очень долгими.

***

Настало утро. Гетто, которое никогда толком и не засыпало, оживилось. Караульные на КПП бригады сдавали свои посты сменщикам, ночные патрули возвращались на базу. Еще перед приездом Мэтта, после последнего рейда, Томми перевел Гетто на военное положение. Его бригада потеряла огромное количество бойцов, но все еще была способна контролировать столичный пригород. Старик ввел бригадира в курс дела и пообещал выслать подкрепление из нескольких городов, находящихся под контролем сопротивления. Пока же им придется справляться собственными силами.

Оливер встал рано. Многолетняя выучка не позволяла ему валяться в кровати после восхода солнца и он, с первыми лучами, уже был на тренировочной площадке, разминаясь перед маршем. Накануне они еще долго сидели с Мэттом, обсуждая детали перехода и, временами, предаваясь воспоминаниям. Все же, как не противился Оливер, сопротивление было частью его жизни. Так просто все не забыть.

От старика он узнал, что к ним, за время его отсутствия, перешла калифорния, целиком, и почти весь север. У нового правительства не хватало ресурсов для контроля всей территории страны, и даже если бы им и удалось выбить сопротивление в канадские леса, на освобожденных территориях все равно было бы некому жить. Гражданская война выкосила девять из десяти жителей континента. Он вздрогнул, вспомнив о революции и последующей затяжной войне. В то время государства мира одно за другим исчезали в горниле войн. Его отец, каждый раз смотря новости, только тяжело вздыхал и говорил: «Нам повезло, Олли, тут войны не было почти три сотни лет! Все тут будет спокойно». Отец ошибался и погиб, глупо, стоя в очереди за крупой. «Полкило в руки по рабочей карте!», Оливер как сейчас помнил эти выкрики солдат, держащих толпу на прицеле. Каждый раз отец возвращался, иногда ни с чем, но живой. Кроме последнего. Подобный случай на тот момент был уже далеко не первым. Кто-то ломанулся без очереди, началась давка, паника, солдаты открыли огонь на поражение. Будучи тогда еще ребенком, он и решил, что с подобной властью не хочет иметь ничего общего. Дальше было хуже. Он наблюдал, как люди гибли от болезней, выпущенных то ли случайно, то ли намеренно из закрытых лабораторий. Чума, штаммы гриппа, на фоне которых «испанка» казалась легкой простудой, эбола, малярия, адаптированная к умеренному климату и местным насекомым и еще черт знает что, сжигающее людей изнутри за считанные дни и часы. И люди гибли миллионами. Единственное, что спасло континент от превращения в безлюдную пустыню — утилизация ядерного вооружения, еще до войны, тогда уже морально устаревшего и слишком дорогостоящего в обслуживании. Хоть что-то вояки сумели сделать правильно. Но тогда Оливера это мало заботило. Вскоре после гибели отца от дизентерии умерла и его мать. Спустя лет шесть после начала войны его, уже взрослого по военным меркам, шестнадцатилетнего озлобленного бандита, завербовал Мэтт.

Вспоминая то, как он вообще попал в сопротивление, Оливер подошел к самодельному турнику и начал подтягиваться. Иногда ему казалось, что годы не властны над ним, потому что в свои почти сорок семь он мог дать фору любому двадцатипятилетнему. Да, он уже не был так быстр, как раньше, но постоянные тренировки помогли сохранить силу и здоровье. Еще он был благодарен предкам, среди которых не было ни лысых, ни рано седеющих. Конечно, шевелюра была уже не та, но выглядел и чувствовал себя Стальной Генерал как и десять-пятнадцать лет назад. Достаточно молодо для борьбы. Иногда, в пасмурную погоду, ныли старые раны и переломы, но в целом все было хорошо.

— Что, сила привычки покоя не дает? — К турнику в одних штанах и ботинках подошел Мэтт. — Оно, наверное, и правильно. А то у меня в штабе половина народу жиром на усиленных пайках заплыла.

— Да и ты брюшко нагулял. — Ответил Оливер, не прекращая подтягиваться и стараясь не сбить дыхание. — Стареешь, Мэтт.

— Ну мне то уже за шестьдесят, парень.

— Парнем я был лет двадцать назад.

— Для меня ты им всегда и останешься, хорошо сохранился.

Оливер через силу подтянулся в последний, пятидесятый раз и спрыгнул на землю.

— Лапы подержишь? — Спросил он Мэтта.

— Давай, попробую.

Еще двадцать минут прошли в молчании. Оливер закрутил руки бинтами и колотил по старым, в нескольких местам порванным лапам, а Мэтт старался сдержать его удары, иногда проседая под их напором. Особенно тяжело приходилось старику, когда Оливер вкладывал в них не только мышечную силу, но и свой вес.

— Бьешь как любитель. — Сказал старик. — Если от такого удара увернутся, то тебе крышка.

— А если попаду, то больше не встанут. — Огрызнулся Оливер и еще раз ушел всем весом в удар левой рукой.

— Ты хоть молодняк такому не учи, ты-то в рубашке родился.

— Ага, особенно когда мне чуть руку не ампутировали. — Оливер продолжал колотить лапы на руках своего наставника.

— Это давно было.

— Давай меняться.

Мэтт стянул лапы и бросил их Оливеру.

— Поделись бинтом.

Его удары были не такими мощными и быстрыми, как у Оливера, но более точными. Было заметно, что Командир знает, как закончить драку максимально быстро, но на долгое противостояние его уже не хватит. Через десять минут Мэтт опустил руки и предложил сделать перерыв. Оливер подхватил лежащую на земле флягу, и они оба пошли присесть на обломки стены одного из зданий.

— Знаешь, Оливер, — начал Мэтт, — все не так уж и гладко в сопротивлении.

— Оно никогда и не было гладко.

— Нет, я про последние пару лет.

— Серьезно? — Усмехнулся Оливер. — Все стало еще хуже?

— Дисциплина всегда хромала. Участилось мародерство. — Мэтт наклонился вперед и положил локти на колени. — Мы уподобляемся тем, с кем воюем.

— На войне не бывает правых.

— Знаешь, Оливер, — повторил Мэтт, — если бы не это донесение про новое оружие правительства, я бы, наверное, последовал твоему примеру. Я то уже на самом деле стар. Нашел бы тебя, рванули бы в Канаду, в самую глушь.

— Два мужика в лесу. Как-то гомосятиной отдает, не находишь?

— Ну, нашли бы себе по женщине, проблема.

Оливер посмотрел на своего наставника, не веря в то, что слышит.

— Ты меня пугаешь, старый лис.

— Я сам себя иногда пугаю. – Все так же меланхолично ответил Мэтт.

Они еще немного посидели, перевели дух и обсудили, когда будут выдвигаться к озеру Верхнее. Мэтт предложил не тянуть и выйти из Гетто с заходом солнца, обогнуть новую столицу с запада, там на семидесятое шоссе и двинуть в сторону Мидл Тауна. Сначала пешком, пока не пройдут Фредерик, а дальше на машине.

— Топливо найти непросто. — Заметил Оливер.

— Солнце светит всегда, друг мой. — Улыбнулся старик ему в ответ. — Мы перевели почти всю инфраструктуру и автопарк на солнечную энергетику, благо, пара беглых инженеров смогла добраться до нас живыми. Ну а дальше дело техники.

Оливер присвистнул.

— Да неужели, свершилось! А сколько людей ты привел с собой в Гетто?

— Двое, но мои парни ждут меня возле машины в точке сбора. Одинокий старик привлекает меньше внимание, чем вооруженная троица. — Сказал Мэтт.

— А ты рисковый.

— А то.

— Не боялся, что Томми тебя по-тихому пристрелит?

— Томми может и бык, но не дурак, во всяком случае, не настолько. Слишком много припасов, оружия и людей приходит к нему с севера. Тут передовая, Оливер, а Томми — хороший солдат, а не интриган.

— У него есть Сиплый Джо.

— Этот бы тем более не пошел бы на такое. Форменное самоубийство. Без поддержки штаба Гетто сомнут за год. А с новыми разработками — за два рейда. — Мэтт нехотя встал. — Ладно, пошли, поедим и в арсенал. На днях как раз пришли поставки новых игрушек для Гетто, думаю, Томми разрешит нам прихватить парочку.

— Опять беглые инженеры? – Многозначительно спросил Оливер.

— Именно мой друг, именно.

Сборы были не слишком долгими. После завтрака мужчины зашли к Томми, чтобы Мэтт мог дать ему последние указания. Все сводилось к минимизации потерь и уклонению от прямых столкновений. Если будет необходимо, Мэтт разрешил Томми покинуть позиции в Гетто и отступить с бригадой на запад, в район Аппервилла.

— Будьте осторожны, — сказал Мэтт Томми, — они могут перебросить часть столичного гарнизона по шестьдесят шестому шоссе и зайти с западной стороны, через Парис, поэтому надолго там задерживаться не стоит.

— Понял, шеф. — Ответил Томми.

— Окей, вечером мы со Стилом уходим.

— Командир, — это заговорил Сиплый Джо, — мы тут подумали, что вас с Генералом было бы неплохо проводить. Я пойду с вами и возьму своего помощника.

— Томми? – Мэтт удивленно поднял бровь, выражая свое недовольство.

— Пожалуйста, Командир Мэтью, времена сейчас неспокойные, говорят, в пригороде Дамаскуса банда появилась новая, мародеров. — Прогудел Томми. — Джо отличный следопыт и стрелок, а не какая-то штабная крыса… — Томми осекся, так как понял, что сболтнул лишнего. – Ну, это, я хотел сказать, что боец и командир он хороший, а это, посылать шушеру какую… Ну это, обычных бойцов. — С каждой фразой гигант-Томми становился все краснее, а Мэтт все так же с иронией смотрел на одного из своих главных бригадиров. — Ну это, Командир Мэтью, мы это… Кароч, важный вы человек, да и Стальной Генерал тоже. Проводит вас Джо куда надо, ок?

— Хорошо, Томми, ты это, успокойся, вон красный какой, — Засмеялся Мэтт. В какой-то момент ему стало казаться, что Бригадир вовсе перестал дышать. — Я, в первую очередь человек и уже не молодой, всякое слышал, — продолжил он, — если ты думаешь, что Джо будет нам полезен, то пусть проводит, это твоя территория.

На лице Томми появилось облегчение. В какой-то момент ему показалось, что Командир примет фразу про штабных крыс на свой счет и прикажет вздернуть его на ближайшем столбе, но старик только посмеялся и принял его предложение. Они, уже вчетвером: Оливер, Мэтт, Джо и Томми, обсудили их новый маршрут и проложили его на карте. Джо и вправду хорошо знал местность и предложил в нескольких местах срезать по бездорожью, сверился со своими записями о пригородных патрулях и в целом довел маршрут почти до идеального состояния, насколько это было возможно.

После уже втроем они отправились в арсенал, а Томми остался на созванное им же совещание — оповестить старших смен о приказе Мэтта. Арсенал представлял из себя обширное подвальное помещение, бывшее когда-то, по всей видимости, подземной парковкой. Вдоль стен стояли ящики с оружием, патронами и амуницией. В старых законсервированных бочках, наполненных оружейным маслом, хранились карабины, еще не бывшие в употреблении. Команда оружейников периодически вскрывала их для проверки, часть отправляла в бригаду, а остальное разбирала, чистила и опять консервировала в бочках, до лучших времен. Джо направился к дежурному, а Мэтт и Оливер остались у входа, ожидая его.

— И что за игрушки ты отправил Томми? — Спросил Оливер.

— Хех. Сейчас увидишь, друг мой, сейчас увидишь. — Загадочно ответил Мэтт.

Через пару минут Джо вернулся в сопровождении немолодого дежурного по арсеналу и все четверо двинули вглубь помещения. Дойдя до ничем не отличающихся от прочих ящиков, оружейник что-то сказал Джо и удалился на свой пост.

— Какой-то неразговорчивый. — Заметил Оливер.

— Работа у него такая. — Ответил Джо. — Бойцы постоянно норовят «потерять» лишний магазин, а то и пистолет, а потом выясняется, что они неплохо бухнули и порезвились со шлюхами. Стараемся пресекать.

— Что тут у нас?

Джо перехватил фомку, которую ему выдал дежурный, и вскрыл один из ящиков. В тусклом свете потолочной лампы, предательски мерцающей и готовой вот-вот перегореть, Оливер увидел несколько темно-серых комбинезонов, аккуратно уложенных один на один.

— Да ты шутишь. — Только и смог он сказать, глядя на Мэтта. — Это твои гостинцы Томми?

— Ага.

— И как вы заставили их работать?

— Беглые инженеры, Оливер, беглые инженеры.

— Ты гонишь.

— Неа.

— К вам что, весь инженерный состав государственного ВПК свалил? — Не унимался Оливер.

— Нет. — Коротко ответил Мэтт. — Хватило трех.

— Матерь божья.

Джо молчал. Все трое слишком хорошо знали то, что лежало в ящиках. Армейский боевой костюм для специальных операций. Черный — для обычных солдат, серый — для офицеров и спецназа. В нем можно было без опаски засыпать на снегу, выйти под очередь автомата, а про пистолеты даже речи не шло. Вскрыть эти консервные банки можно было, только если высадить весь магазин в упор и переломать носителю половину костей, уже после выковыривая его из брони чем-нибудь острым. Или при помощи крупнокалиберного пулемета, в крайнем случае — забросать гранатами, но не меньше трех.

— Сколько их тут?

— Дюжина. И они полностью функциональны. С режимами усиления и интеллектуальной защиты.

— Беглые инженеры… — гнусаво протянул Оливер.

— Ага.

— Но все равно не густо, дюжиной бойцов армию не победить.

— Гетто не единственные, кому они нужны, Оливер, фронт растянут по всей стране. — В голосе Мэтта слышались нотки раздражительности.

Джо достал три костюма и аккуратно закрыл ящик. Оливер помог опустить его на пол и добраться, по указанию Мэтта, до третьего в стопке, с пометкой, «G». Внутри их ждали четыре универсальных армейских карабина — этому Оливер уже не удивлялся — три из которых так же были извлечены наружу. Также мужчины взяли с собой несколько запасных магазинов, композитные ножи и по паре гранат. Когда выбор амуниции был окончен, Мэтт предложил разойтись по своим комнатам, собрать вещи и передохнуть.

— Встретимся в семь, возле столовой. Возьмем припасы и двинемся в путь, а пока стоит поспать.

Его спутники не возражали, и после того, как все трое вышли из арсенала, каждый пошел в свою комнату.

Оливеру не спалось, сказалась утренняя тренировка. Он аккуратно пересобрал свой рюкзак, чтобы освободить максимум места для припасов, с тяжелым сердцем выложил кобуры, теперь уже неактуальные Глоки, смену одежды. За час до времени сбора, он начал одевать броню, на голое тело, как рассказывали бывшие солдаты. Костюм казался слишком большим, но после того, как Оливер полностью влез в него и коснулся панели активации на плече, разрез на спине, идущий вдоль позвоночного столба, стал стягиваться наподобие молнии. Два небольших горба аккумуляторов на лопатках слегка сковывали движения, но, по мнению Оливера, это была не слишком высокая плата за использование подобной игрушки.

Он слышал много рассказов о полной армейской броне от перебежчиков, но никогда не пользовался ею сам. Все костюмы закреплялись за бойцом, и даже если удавалось взять солдата живым, броня на другом человеке работать отказывалась.

— Беглые инженеры… — Процедил сквозь зубы Оливер. — Где же вы были десять лет назад, когда эти игрушки только появились?

В пустой комнате ответить на этот вопрос было некому. Слегка поерзав в стремительно сжимающемся костюме, Оливер бросил взгляд на панель на левом плече. Надо бы размерчик подогнать, а то хозяйство жмет. Он перевел броню в предлагаемый режим калибровки и начал, согласно появившемуся на экранчике сообщению, вышагивать по комнате, размахивая при этом руками, прыгать, приседать и даже отжиматься. Со стороны все это выглядело более чем забавно, но он понимал, что чем лучше костюм сядет, тем меньше будет вероятность того, что он что-то натрет себе по дороге. Только до Мидл Тауна, согласно их маршруту, было почти шестьдесят миль — по пересеченной местности не меньше четырех дней пути.

Окончив калибровку, Оливер перевел костюм в режим энергосбережения с пассивной поддержкой. Пока он не на марше, не стоило высаживать аккумуляторы, а там костюм будет сам заряжаться в дороге.

В военном плане технологии ушли далеко. Когда он впервые увидел карабин нового поколения, то удивлению его не было предела. Интеллектуальный коллиматорный прицел с тепловизором и дальномером, технология свой-чужой, защита от использования посторонними, универсальные переключаемые магазины повышенной емкости. Последние модели можно было разобрать до состояния легкого пистолета-пулемета, помещающегося в кармане, когда в полном сборе они весили не меньше шести-семи кило. Потом появились вот такие костюмы, а теперь, как он узнал от Мэтта, было восстановлено производство военных дронов под управлением ИИ. Многие же в сопротивлении до сих пор воевали со столетними автоматами в руках, что, с учетом распространения боевой брони в правительственной армии, было больше похоже на конную атаку на танки. Шашки наши остры, но броне сделать хоть что-то они не могут. Единственное уязвимое место нового оружия — наличие большого количества электроники, но этот недостаток с лихвой компенсировался возможностями продукции государственного ВПК на фоне вооружения, доступного сопротивлению.

Дождавшись шести часов сорока минут, Оливер начал одеваться. Не стоило светить полной броней на все Гетто. Он натянул штаны, обувь, набросил и застегнул куртку. Надеясь, что аккумуляторы не слишком сильно выпирают из под нее, Оливер закинул на плечо похудевший рюкзак, вышел из комнаты и направился в сторону здания пищеблока в расположении бригады. У входа его уже ждали что-то обсуждающие между собой Джо и Мэтт, а чуть поодаль стоял паренек лет восемнадцати. Мужчины, как и он сам, натянули поверх брони обычную одежду, чтобы не привлекать лишнего внимания. Единственное, что выдавало всех троих — горловина брони, выглядывающая их под курток и плотно облегающая шею до самого основания черепа

— Твой помощник? — Спросил Оливер Джо, подойдя поближе и указав головой на паренька.

— Да. — С улыбкой ответил Сиплый Джо. — Сначала был бегунком у меня, вот, теперь повысил. Его Джон зовут, тезка. — Продолжал улыбаться Сиплый Джо. — Славный малый, смышленый.

— Почему он без оружия?

— У него есть пистолет и нож, а больше и не надо. — Ответил за Джо Мэтт. — Он будет нашими глазами, пойдет впереди, околицей. Так что его долю пайка придется нести нам. — Смеясь, добавил старик.

Оливер посмотрел на юношу. На голову ниже Оливера, тощее телосложение, короткая прическа. Видимо, время от времени бреет голову наголо. Оно и правильно. Чем короче в драке волосы, тем дольше проживешь.

— Я так понял, провизию вы получили без меня?

— Да, сходи только наполни флягу, в следующий раз набрать воды сможем, только когда до Гошен Бранч дойдем. — Предупредил Сиплый Джо.

— Окей, я мигом. — Ответил Оливер.

Уже через час все четверо вышли за пределы Гетто. Они бы управились и быстрее, но Джо вел их переулками, чтобы как можно меньше попадаться на глаза местным обитателям. Выйдя за пределы городской черты, они двинулись на северо-запад, огибая новую столицу, как и планировали ранее. В пути говорили мало. Мэтт что-то рассеяно насвистывал себе под нос, Джо сосредоточенно молчал, высматривая сигналы от своего юного разведчика, время от времени появлявшегося перед ними на дистанции в метров двести-триста, а иногда и пятьсот, и дающего знать, что впереди все чисто. Оливер погрузился в размышления о том, во что его втянул старик.

«Солдаты-телепаты, способные брать под контроль сознание противника. Твою-то, Олли, твою-то! Во что ты ввязался на этот раз?» — Говорил ему его внутренний голос. «Они не справятся без меня», — парировал Оливер самому себе, — «я нужен сопротивлению как никогда». — «И что? Других кандидатов не нашлось на роль самоубийцы? Ты вряд ли выйдешь целым из этой мясорубки, старик», — продолжал наседать голос.

После того, как совсем стемнело, а луну затянуло облаками, все четверо расположились на ночлег в небольшой лесополосе. Джо достал из своего рюкзака термоодеяло для парня, а мужчины просто легли на землю. Броня отлично держала тепло или поглощала его излишки, заряжая аккумуляторы. Все трое, по совету Мэтта, перевели бронекостюмы в режим пассивного жизнеобеспечения.

— Я первый подежурю. — Вызвался Мэтт. – Все равно не спится. Потом Джо, а ты, Оливер, последний. Пацану дадим поспать нормально, он двойной путь нарезает.

Не услышав возражений, Мэтт поднялся и отправился к опушке, пока остальные устраивались поудобнее.

— Эй, малыш Джон. — Обратился к пареньку Оливер. — Возьми рюкзак старика, будет что под голову положить.

Он еще с минуту понаблюдал за парнем, пока тот укладывался спать. Оливеру показалось, что юноша отключился еще до того, как его голова коснулась рюкзака Мэтта. Когда-то и он, Оливер, засыпал так же. Крепко и без сновидений.

— Убегался пацан. — Сказал очевидное Сиплый Джо. — Но ничего, дам ему отгулов как вернемся, да денег. Пусть девок сходит потискает.

— Смотри, еще нос отвалится у твоего бегунка. — Сказал Оливер, причем, вполне серьезно.

— Да не, я же его не к шлюхам отправлю. Есть у нас на пищеблоке да в медпункте девушки нормальные. — Ответил Джо. — Кто дочери бойцов, работают на бригаду да живут на довольствие отцов, кто так прибились сами по себе, но собой торговать не приходится. Купит им пацан безделушку какую, или вина домашнего у поварих, а дальше уже как-нибудь сам. — Правая рука Томми лег, положил голову на свой рюкзак и устало вытянул ноги. — Вроде даже любовь там с кем-то крутит, но я в это особо не лезу.

Оливер ничего ему не ответил.

— Сам знаю, что неправильно это. — Продолжил Джо. — Жизнь в Гетто, все эти рейды да облавы, но что ты ему объяснишь, молодой еще.

— Да ты как отец говоришь прям. — Усмехнулся Оливер.

— А что? Я его совсем мелким подобрал, лет десять было. Грязный весь, злой, как тот черт, ей богу! — Ответил Джо. — Но ловкий и юркий был до жути. Он всегда такой щуплый был, может это и спасало его, ноги его быстрые. Я его отмыл, покормил, предложил бегунком у меня быть. Ну а ему-то что, в десять-то лет? Главное, чтобы кормили. Вот, живой остался, вырос. Да и с головой дружит.

Оливер внимательно смотрел на обычно молчаливого и сухого Джо, который внезапно так разоткровенничался. Мужчина и вправду считал своего мелкого тезку сыном, только никому в этом не признавался, даже, возможно, самому себе.

— Что, планы на пацана есть? — Спросил он Джо.

— А чего же и нет? Бычьей силы как у Томми ему не видать, поэтому башка с малых лет и варит нормально. Если выживет в ближайшие лет пять-шесть, буду у Томми за него просить в наш штаб взять, хоть помощником каким, а там и до руководящего поста недалеко. — Джо поерзал на земле, устраиваясь поудобнее. — А пока в разведку ходит иногда, да на КПП сидит время от времени.

— Ясно. — Ответил Оливер.

Он тоже улегся, положив рюкзак под голову, и уже через десять минут крепко спал.

Сиплый Джо растолкал его засветло. Просыпаться было тяжело, но Оливер принял караул и двинулся к опушке, сторожить покой своих товарищей. Ближе к рассвету он достал четыре пайка, растолкал спутников и, не дожидаясь, пока они поднимутся, принялся за еду. Затолкав в рот остаток плитки черного шоколада и запив его водой, Оливер направился в кусты по самому важному из возможных дел и, возможно, самому сложному в нынешнем походе — справить нужду.

Отключив броню, он стащил эластичный костюм до колен и присел под кустом. За неполные сутки Оливер настолько привык к броне, что сейчас ему казалось, что с него сняли кожу. Хотя он и потел, изнутри броня была абсолютно сухая, но неприятный запашок оставался. Как только они дойдут до Гошен Бранч, всем троим надо будет ополоснуться в реке, не хватало подхватить еще какую инфекцию.

Подтерев зад парой листьев лопуха, он обратно натянул и включил костюм. С облегчением почувствовав, как броня по последней калибровке уже привычно облегает тело, Оливер двинулся к месту стоянки. Там его ждал только Джон-младший, как про себя окрестил парня Оливер после вечернего разговора с Джо. Мужчины же после еды тоже удалились в лес, видимо, с теми же намерениями, что и Оливер. В это время парень аккуратно ножом выкапывал небольшую ямку, чтобы похоронить в ней упаковки из под сухого пайка, дабы скрыть следы их пребывания. «И вправду голова варит» — подумал Оливер.

Спустя минут десять ожидания, мужчины вернулись и все четверо продолжили свой путь: Джон впереди всех, на удалении в метров пятьсот-семьсот, изредка появляясь в прямой видимости и давая знать, что все чисто, а за ним следом, гуськом, Джо, Мэтт и замыкающий их маленькую колонну Оливер.

Ближе к полудню Мэтт решил устроить привал. Они остановились за небольшой насыпью возле просеки, скрывающей их от любопытных глаз. Джо отправил парня осмотреться, но не слишком далеко, и быстро назад. На отдых было выделено около часа.

— Как броня? — Спросил старик.

— Неплохо.

— Можешь увеличить уровень поддержки, сейчас жарко, костюму хватает энергии без высадки аккумуляторов, а рюкзак и ствол вообще чувствовать перестанешь.

— Ок.

Оливер положил карабин себе на колени и сел под деревом. Можно и прикорнуть минут двадцать, по старой бойцовской привычке. Ведь солдат спит всегда, когда может. Из полудремы его вырвал шепот Джо:

— Эй. У нас проблемы.

— Что такое? – тихо спросил Оливер.

— Джонни не вернулся.

Дрему как рукой сняло. Оливер быстро встал на ноги и подошел к Мэтту, высматривающего в это время что-то за насыпью. По просеке шло двое бойцов в такой же, как у них, серой броне.

— Твою мать! — Просипел подошедший к ним Джо. — Откуда!?

— Откуда не важно, важно то, что они идут сюда и я уверен, что насыпь они проверят. — Ответил Мэтт.

— Что будем делать?

— Они в броне. — Заметил Оливер.

— Сам вижу. — Огрызнулся Джо.

— Так, — по голосу Мэтта было слышно, что он полностью принял командование на себя, — у кого что есть, о чем я не в курсе?

— У меня в рюкзаке лежит Глок и, может, глушитель. — Ответил Джо.

— Мужик, ты куда вообще шел?! — Спросил Оливер.

— Разные дела делаются в Гетто, Стальной, разные. — Нехотя ответил на вопрос Джо. – Поэтому этот малыш всегда со мной.

— Ладно. — Мэтт о чем-то усиленно думал глядя на Оливера.

— Еще кусок пластида… — Продолжил Джо.

Оливеру на это сказать было уже совсем нечего.

— Предлагаешь подорвать их? — Спросил Оливер. — Я не вижу другого варианта вскрыть их броню. Тем более, они в шлемах, в отличие от нас… А может, гранаты?

— Не пойдет. — Перебил его Мэтт. – Много шума.

— А что тогда? — Спросил Оливер.

— Джо, доставай и пистолет и взрывчатку, — сказал Мэтт, — А ты, Оливер, слушай сюда.

Двое бойцов столичного гарнизона двигались к насыпи у края просеки. Не дойдя до нее десяти метров, они услышали в кустах слева от себя какой-то шум, но тут из-за насыпи появился мужчина. Он держал руки над головой, крепко сжимая кулаки и сказал:

— Эй, парни, спокойнее, свои.

На нем и вправду была активированная армейская броня и бойцы слегка опустили уже поднятые было стволы карабинов.

— Э, ты кто такой? Из какого подразделения? — Спросил старший в паре.

— Да я свой, мужики, вы это, не стреляйте только. — Пришелец спускался по насыпи и направлялся к ним, дистанция сократилась до метров семи.

Двое переглянулись и молча направили оружие на Оливера.

— Стоять там, сами разберемся.

— Мужики, ну вы че, отошел посрать, отбился от своих. — Продолжал заговаривать зубы солдатам Оливер, медленно подходя все ближе и при этом не опуская руки. — Меня от этих сухпайков аж на изнанку выворачивает, думал кишки высру, ей богу.

Пять метров.

Сделав последний шаг, Оливер разжал левый кулак, снимая пальцы с рычага задержки. На солнце блеснул цилиндр ЭМИ-гранаты. Спустя мгновение мониторы всех трех костюмов замерцали и потухли. Оливер почувствовал, как броня, еще секунду назад плотно облегавшая все его тело, начала сползать с плеч. Не теряя ни секунды, он забросил правую руку за спину и ухватился за рукоять пистолета, приклеенного на аккумуляторный блок пластидом. Оливер от чего-то боялся, что из-за действия ЭМИ-гранаты взрывчатка может и рвануть, но, по всей видимости, ему было не суждено умереть настолько тупой смертью.

Рванув пистолет он, почти не целясь, всадил две пули в грудь ближайшего солдата. Тот захрипел и начал оседать на землю. Пока его напарник пытался понять, что происходит, и поднимал свой карабин, Оливер перевел пистолет на него. Солдат успел нажать на курок первым. Ничего не произошло. Импульс гранаты перегрузил всю электронику в радиусе шести метров, в том числе и блок управления винтовкой.

Оливер недобро улыбнулся и тоже нажал на курок, ожидая услышать третий тихий хлопок, который разрешит эту ситуацию, но вместо пули в грудь солдата, древний Глок сумел выдать только щелчок.

Осечка.

Дистанция между ними была угрожающе мала и, приняв одинаковое решение, оба схватились за ножи. Не давая противнику времени, боец выхватил свой клинок первым, пока Оливер отбрасывал ставшим бесполезным пистолет, и бросился вперед. В отличие от солдата, Оливер прекрасно понимал, что именно произошло. Быстро двигаться в отключенной броне еще то приключение. Вопреки ожиданиям Стального Генерала, боец не запнулся и в один прыжок добрался до него, чуть не насадив на шестидюймовое лезвие. В ответ Оливер пнул его ногой в живот и вложил весь свой вес в удар левой рукой.

И на этот раз удача улыбнулась ему. Удар пришелся в незащищенную шлемом челюсть, солдат потерял равновесие и упал на землю. Выхватив из закрепленных на бедре ножен клинок, Оливер навалился на солдата, стараясь как можно быстрее закончить бой. По словам Мэтта, у него не более десяти-пятнадцати секунд до включения брони и за это время он должен успеть расправиться с противником, иначе у них будут серьезные проблемы.

Отпустив свой нож, солдат схватился за руки наседающего на него Оливера, стараясь удержать клинок подальше. Видимо, он тоже понял, что произошло, и старался выиграть время, дотянуть до перезагрузки контроллера брони. Уперев локоть правой руки, в которой Оливер держал нож, в противника, и, переведя на нее весь свой вес, он замахнулся кулаком левой и с силой ударил, но не по голове солдата, а по навершию рукояти ножа. Лезвие вошло в грудь по самую пяту. Выдернув клинок, Оливер ударил своего противника еще несколько раз. После того, как все было кончено, броня Оливера и солдата перезагрузились. Пробитые лезвием места костюма, где клинок вошел в грудь, затянулись, но это уже было не важно. Оливер успел покончить с противником.

Вытерев кровь солдата какой-то тряпкой, которую бросил ему Сиплый Джо, Оливер двинулся следом за товарищами, туда, откуда пришли военные. Дойдя до небольшого поворота, все трое увидели лежащее в траве тело. Первым к нему бросился Джо, бросив на землю винтовку и рюкзак.

— Джонни! Джонни! — Его голос дрожал. — Парень! Как ты?!

Для Мэтта и Оливера все было ясно, но Джо не терял надежды. Только подбежав к телу вплотную, он тоже понял, что все кончено. Парень лежал в луже крови, медленно вытекающей из перерезанного горла. По всей видимости, юноша расслабился, и нос к носу столкнулся за поворотом с солдатами, за что и поплатился жизнью.

— Мальчик мой…

Оливер видел, как, казалось, в мгновение постарел Джо, который молча упал рядом с телом на колени.

— Надо было его на КПП оставить… — Прошептал Джо и затих.

Спустя минуту молчание нарушил Мэтт:

— Джо. — Старик сделал паузу, подбирая слова. — Это война, Джо. Но благодаря Джонни мы сможем жить дальше.

— Это неправильно, командир Мэтью, он совсем пацан.

— Я знаю. — Ответил ему старик. – Но давай уберем его с дороги. Вставай, Джо. — Мэтт подошел к убитому горем мужчине и поднял его на ноги, придерживая за руку. — Нам надо идти. Мы не можем задерживаться, теперь они знают, что мы где-то здесь.


Для того, чтобы держать читателей в курсе темпов работы, да и просто пообщаться без боязни получить удар банхаммером на GT, либо же, если у вас нет активного аккаунта, на просторах VK я создал для читателей Уютный уголок проекта «Око». Добро пожаловать.

Как обычно, критика, комментарии, оценки и отзывы крайне приветствуются.

Часть 6.
Александр @ragequit
карма
47,0
рейтинг 310,1
Редактор Geektimes
Реклама помогает поддерживать и развивать наши сервисы

Подробнее
Реклама

Самое читаемое

Комментарии (10)

  • +2
    Часть про Деймоса для меня оказалась более интригующей, имело бы смысл на ней и закончить (начав рассказ с повстанцев), разве только убрав последнюю фразу «Этот и все последующие дни обещали быть для Деймоса очень и очень долгими.»
    Ждём продолжения! :)
  • +2
    он начал одевать броню, на голое тело, как рассказывали бывшие солдаты… Надо бы размерчик подогнать, а то хозяйство жмет

    гикпорно :)
  • 0
    Подумалось, если Деймос разговаривает с галлюцинацией, то наверняка это должна заметить служба безопасности, которая опять-таки наверняка наблюдает за ним через скрытые камеры…
    • 0
      там же вроде все покончали жизнь самоубийством или поувольнялись судя по дневникам
      • 0
        Ээээм…
      • 0
        Это было за сто лет до этого в другой лаборатории
  • 0
    А у вас еще книги есть? С удовольствием почитал бы.
    • 0
      Книга окончена. Уже началась кампания по сбору средств на печать бумажного экземпляра.
      • 0
        Зашел по ссылке и успел испугаться ценам… Может, предупредите заранее, о каких рублях речь идет?
        • 0
          Я активно предупреждал в группе в ВК :) К сожалению, бел. площадка — оптимальный вариант, чтобы не переплачивать барыгам, т.к. я не гражданин РФ. (В описании ревардов есть приблизительная расшифровка на русские рубли по курсу).

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.