Редактор Geektimes
301,0
рейтинг
19 сентября 2015 в 00:25

Проект «Око» ч.13


Фото: A.V. Photography

Ссылки на предыдущие части и обращение к тем, кто видит публикации Ока впервые:
Око — мой личный литературный проект, работу над которым я начал в мае этого года. Из небольшой зарисовки он перерос в научно-фантастическое произведение, главы которого я выкладываю, по мере написания, на GT.

Предыдущие части:

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8
Часть 9
Часть 10
Часть 11
Часть 12


В части №10:

— Зачем ты прогнал ее? Ради сестры она готова была остаться. Но эти псевдо-расправы над охраной, пламенные речи человека, мечтающего о геноциде… Зачем?

Деймос сполоснул лицо, плеснул на ладонь лосьона и с силой втер его в идеально выбритый подбородок, после чего ответил:

— Я уверен, что она сыграет еще свою роль, там, на поверхности. Астрея идеалистка, — Деймос еще раз посмотрелся в зеркало и удовлетворенно кивнул сам себе, — на таких людях строились государства, Генри. Тем более, я не могу быть в нескольких местах одновременно, а в своем желании спасти сестру Астрея только поможет нам, хоть сама того не знает.

— Я бы сказал, что в таком случае, она поможет всем, — поправил его труп.

— Да, в чем-то ты прав, — согласился Деймос, — пытаясь убить меня, она поможет всем нам.




Деймос вошел в пустой зал столовой. За стойкой раздачи сновал обслуживающий персонал, где-то гремели посудой, пахло едой – приближалось время обеда. Взгляд одного работника, как раз в это время протирающего столы, которые, согласно распорядку, должны сиять чистотой, скользнул по мужчине в дверном проеме. На секунду в нем мелькнуло узнавание, но тут же потухло.

— Эй! – окликнул он Деймоса, — еще полчаса минимум, заходите позже!

Деймос только улыбнулся и торопливым шагом, выражая смущение всем своим видом, подошел к работнику столовой:

— Да ладно вам, — начал он, — тренировок нет, да и с подругой тут условились встретиться. Я тихо там посижу, — он кивнул на угловой стол, который уже был прибран.

Мужчина с подозрением посмотрел на оператора, но после прикинул, что вреда, как, собственно, и пользы, он никакого не принесет.

— Ладно, раз уж с подругой пообедать, — уже мягче ответил он Деймосу, — то тогда садитесь.

Еще на мгновение он задумался, стоит ли быть до конца дружелюбным и, приняв положительное решение, добавил:

— У нас там чай остался, будете? Я вас утром в зале не видел, небось завтрак пропустили, да?

Деймос опять улыбнулся мужчине.

— Да, — ответил он, — завтрак пропустил. Вы будете очень добры ко мне, если принесете чай. Неплохо бы желудок завести перед едой, а то знаете, — он поморщился и приложил ладонь к животу, — потом, бывает, мучаешься, что глаза вылазят.

Окончательно убедившись, что перед ним не какой-то очередной зарвавшийся книжный червь, а «нормальный мужик», уборщик кивнул и пообещал устроить все в лучшем виде.

— Может, еще чего сладкого вашей подруге раздобуду, раз уж такое дело, — уже разворачиваясь, чтобы пойти на кухню добавил он, — в этом склепе человеческое отношение редкость, а так беседа приятнее пойдет, да?

— Поэтому и пришли пораньше, — ответил Деймос.

— Садитесь, сейчас принесу.

Мужчина небрежно бросил тряпку, которую все это время держал в руках, на стол и направился в недра пищеблока. Деймос проводил его задумчивым взглядом, пока тот не скрылся в одной из дверей и двинул к столу, занять который он договорился.

Через несколько минут уборщик вернулся с металлическим подносом, на котором стояло два стакана, чайник литра на два, а в углу лежало с полдюжины кубиков сахара-рафинада.

— Вот, — кивнул он на принесенное, — чай, как и обещал. А это, — указывая взглядом на сахар, — вашей подруге.

— Спасибо, — поблагодарил Деймос.

— Вы тише только, — попросил уборщик, — а то мне от старшего влетит еще, не положено до обеда.

— Без проблем.

Мужчина вернулся к работе: взял оставленную на столе тряпку, банку с моющим средством, направил ее на поверхность перед собой и, нажав пару раз на рычаг пульверизатора, дождался, пока облачко жидкости осядет на поверхности казенной мебели, продолжил протирать столы.

Деймос понаблюдал немного за работой уборщика, думая о чем-то своем, после взял в руки стакан, поставил ее перед собой и налил чая до половины. Он, было, подумал взять пару кубиков себе, но решил сначала попробовать чай так, чистым. Чай был паршивым и безо всяких сомнений Деймос отправил один из кубиков сахара в стакан и долил горячего напитка до краев – слишком сладкое тоже ни к чему, хотя, казалось, после всего произошедшего накануне его мозг уже должен был развернуть целый транспарант с требованием глюкозы. Ничего, бывали времена и сложнее.

Чай приятно согревал, теплой волной опускаясь в желудок, который, в свою очередь, от такой скудной подачки лишний раз решил напомнить о себе через угрозу, простую, физиологическую угрозу – урчанием. Надо было поесть.

Спустя минут пять и полстакана чая, в дверях столовой появилась Адикия. Одета она была как обычно — в футболку и камуфляжные брюки. Девушка была не лишена определенной грации. Что-то в ней было настолько хорошо, настолько притягательно, что Деймос не в первый раз поймал себя на этой мысли. Заметила она его сразу: угол, в котором расположился мужчина, был слева по диагонали относительно нее. Размашистым мужским шагом Адикия подошла, чуть более шумно, чем это было необходимо, отодвинула металлический стул и уселась напротив.

Уборщик оглянулся, но ничего не сказал. Деймос же в свою очередь поднял ладонь, показывая, что все в порядке и шуметь они не будут, для убедительности подкрепив свой жест улыбкой.

— Спасибо что пришла, Адикия, — обратился он к сидевшей напротив девушке и улыбнулся теперь ей. Сегодня он много улыбался, — ты быстро.

— Сложно мешкать, когда в голове звучит чей-то голос, — огрызнулась девушка. Она окинула взглядом стол, уделив в процессе второму стакану чуть больше времени, чем всему остальному. На сахар внимания девушка не обратила вовсе или сделала вид, что не обратила, — злоупотребляешь властью над умами? – спросила она.

— Нет, что ты, — усмехнулся Деймос, — чтобы получить стакан чая, достаточно вежливо попросить.

— С твоими навыками логичнее было бы приказывать.

— А ты бы приказывала?

— Естественно.

— А вот я считаю, — возразил ей Деймос, — что иногда проще попросить, чем приказывать.

Он взял стакан и аккуратно сделал несколько небольших глотков. Жидкость уже начала остывать, но была все еще пригодной для питья. Поставив стакан на место, Деймос поднял взгляд на Адикию, стараясь что-то в ней разглядеть. Девушка понимала, что ее собеседник в любой момент может ворваться в ее разум, смять ее, уничтожить. Возможно, даже неосознанно.

Окончательное осознание ситуации угнетало Адикию, она серьезно нервничала с плавным переходом этого состояния в фазу паники. Каждая частичка ее существа кричала о том, что она должна бежать от этого монстра с внешностью мужчины средних лет, военной выправкой и ленивыми, но точными движениями. Она должна была бежать, бежать и молиться, что успеет выйти из зоны действия его модуля раньше, чем он обратит свой ментальный взор на нее – Адикию.

Уборщик за ее спиной шумно отодвинул стул и начал протирать очередной стол.

— Иногда стоит просто вежливо попросить, — продолжил Деймос, — ты не представляешь, сколько дверей может открыться перед человеком при простом проявлении толики уважения к собеседнику, — он откинулся на жесткую спинку стула и взял в руки свой стакан, — налей себе чаю, да и вон сахар для тебя лежит, специально принесли.

Девушка с недоверием посмотрела на чайник, стоящий на подносе и на сахар, который лежал там же, рядом.

— Выпей чаю, Адикия, не будь идиоткой, — поддел ее собеседник, — говорят, сахар нужен для работы мозга, а работы будет много, — он отхлебнул еще из своего стакана, — так о чем это я? А, об уважении. Многие двери открываются при уважительном отношении к человеку, Адикия, очень многие. И чем реже это самое уважение человеку оказывается, тем большую отдачу ты получишь на каждое свое слово. Банальный пример, — он окинул жестом стол, — этот чай. И сахар, специально для тебя, причем, заметь, не по моей просьбе. Человек, который его принес, сейчас за твоей спиной протирает столы. Если рассматривать наш исследовательский центр как модель современного общества, то вот этот уборщик находится на дне «социальной пищевой цепи», если выражаться образно. Во всяком случае, по отношению к операторам. Но мы с тобой, Адикия, выбиваемся и из этой когорты локального класса операторов-аристократов. Ты не замечаешь этого социального неравенства. Но для вон того человека, чья работа, чей смысл присутствия в этих стенах заключается в том, чтобы ты села за чистый стол во время завтрака, обеда и ужина, чья работа сводится к тому, чтобы ты не скребла ногтем пятно от вчерашней похлебки, а ела в чистоте, для него эти социальные различия между нами видны невооруженным глазом.

Девушка молчала.

— Отличительной особенностью социального неравенства является ненависть или презрение между социальными группами различного статуса. И чем больше разрыв, тем ярче огонь этой самой ненависти. Но есть и обратная сторона медали, посмотри, — мужчина опять указал на чай перед собой, — все во мне выдает оператора. Конечно, даже если он и знал меня в лицо как Деймоса, чудо-творение Ивора, слухи ходили, я уверен, то сейчас он меня не вспомнит. Не вспомнит как личность, но вот об операторах уборщик в курсе. Так вот, мне было достаточно повести себя с ним как с равным, даже больше, признать его власть на его территории и вуаля – чай в неположенное время. Пусть его власть в этом помещении и условна, а учитывая обстоятельства и мои способности – она условна еще и при принятии и соблюдении мной этой самой условности. Каюсь, желание подтолкнуть ход его мыслей в сторону того, чтобы мне принесли обед, были, но я принял правила игры и не стал мухлевать. И после принятия этих правил, этой условной власти этого маленького человека, который незаметно для всех остальных протирает столы перед обедом и, возможно, моет посуду, он распорядился своей властью мне во благо. Понимаешь о чем я?

Адикия была дезориентирована и на последний вопрос Деймоса, который откровенно застал ее врасплох, утвердительно ответить могла с очень большой натяжкой.

— Возможно.

— Хорошо, тогда я продолжу, — ответил Деймос, — так вот. Что я хочу до тебя донести, если упрощать: не будь мудаком, и люди помогут тебе по собственной воле, без всякого принуждения.

Он поддался вперед, сел ровно на стуле, положил руки на стол ладонями вниз и посмотрел на девушку перед собой.

— У меня есть к тебе один простой вопрос и от ответа на него зависит, продолжится ли наше с тобой знакомство или нет.

Сердце Адикии пропустило удар, а после застучало с удвоенной силой и скоростью. Девушка почувствовала, как вмиг похолодели руки, а ноги задрожали от прилива энергии и всплеска адреналина. Весь организм Адикии отреагировал на слова ее собеседника единственным доступным и правильным, по его мнению, способом – приготовился к бегству.

— Какой вопрос? – голос девушки дрогнул.

Деймос посмотрел на собеседницу, взял чайник за ручку, налил во второй стакан уже не слишком горячего чая и подвинул его к ней.

— Выпей и успокойся, — сказал Деймос как можно более дружелюбно, — и возьми, наконец, этот треклятый сахар, — с улыбкой добавил он.

Девушка подчинилась, взяла кубик, опустила его краешек в жидкость, чтобы размягчить, отгрызла примерно треть и запила. Деймос наблюдал за тем, как подрагивали ее руки в процессе, но сбрасывать напряжение не спешил.

— Умница, а то мне совесть не позволяла обмануть человека, который принес его для тебя, и съесть самому. Ладно, вернемся к вопросу, ты готова?

— Да, — ответила Адикия.

Деймос окинул взглядом помещение столовой, посмотрел в потолок, будто вспоминая что-то и продолжил:

— Адикия, я хочу попросить тебя о помощи. Ты мне поможешь?

Уборщик шумно отодвинул еще один стул.

— О помощи? – переспросила девушка.

— Да, о помощи, — повторил Деймос, — мне нужна твоя помощь, потому что один я не справлюсь.

— Ты всегда можешь приказать, — заметила Адикия, — так почему же ты просишь?

— Потому что я считаю, что участвовать в подобном ты должна по доброй воле, девочка, — ответил Деймос, — ты – самый сильный телепат в радиусе, — он на секунду замер, прислушиваясь к своему модулю, — в радиусе пяти километров так точно, дальше я чувствую плохо. Возможно, мешает толща земли над головой.

Уборщик закончил протирать столы, задвинул последний стул на свое место и двинулся в подсобку за шваброй, протянуть пятно на полу, которое он заприметил еще десять минут назад, но решил вытереть позже.

Адикия не знала, что ответить Деймосу. Пытаясь успокоить сердцебиение, она несколько раз глубоко втянула носом воздух, оглянулась, как бы ища у кого-то совета, а потом опять посмотрела на своего собеседника.

— У меня есть выбор?

— Выбор есть всегда, — ответил Деймос, — к сожалению, я не могу выпустить тебя из центра, потому что тогда вся мотивация Астреи к действию сойдет на нет. Но я могу предложить тебе помочь мне, а не сидеть запертой в карцере. Если быть откровенным, ты мне окажешь очень серьезную услугу, если согласишься.

— И в чем суть? – спросила девушка.

— Ты должна дать свое согласие.

— У меня есть время на раздумье?

— Да, — ответил Деймос с улыбкой, — минуты две, может три.

Он слегка поддался вперед и коснулся руки девушки, от чего та вздрогнула.

— Пойми, Адикия, тут нужна смелость, я бы даже сказал, нужна отвага. Способность броситься вперед, к намеченной цели, но в тоже время понимать, что делаешь. Именно поэтому сейчас передо мной сидишь ты, а не твоя сестра. Вы обе смелые девушки, в этом нет сомнений. Но Астрея лишена некоторых качеств, присущих тебе. Например, она больше подвержена стрессу, менее стабильна, хотя и более безрассудна. При всей своей браваде, прямолинейности и мощи помочь сможешь мне именно ты. У твоей сестры есть понятия морали, чести, долга. Ты же можешь ими поступиться. Ведь так, Адикия?

С каждым словом Деймоса девушка все больше и больше понимала, что мужчина напротив видит ее насквозь. Из них двоих именно она, а не Астрея, обладала врожденной изворотливостью, граничащей с жестокостью и замешанной на холодном расчете.

— Предположим.

— Тебе не интересно, о чем же я хочу тебя попросить?

— Интересно.

Тут Адикия не врала. Она ожидала чего угодно: пыток, жестокой расправы, бойни, мгновенной и тихой смерти, потери себя как личности. Она боялась выйти из своей комнаты после того, как перестала чувствовать сестру. Ее модуль был сейчас неактивен и единственное, что было сейчас в ее распоряжении против Деймоса – ее собственный интеллект, хотя на границе сознания и копошился предательский червячок сомнений на тему того, осталась ли у нее еще свобода выбора или все происходящее – тонкая игра мужчины с ее разумом.

— Ты согласна мне помочь?

Уборщик прошел мимо их стола с ведром и шваброй в руках и направился на кухню. Ему было нужно вытереть еще пару пятен возле плит.

— Да, согласна.

— Хорошо, — Деймос облегченно вздохнул и опять откинулся на спинку стула, — Адикия, я хочу, чтобы ты помогла мне украсть кое-что. Возможно, в процессе кто-то умрет. Например, члены Совета или армейское командование.

Деймос прервался. Пока он говорил, его взгляд был направлен на вход в столовую, мимо Адикии, где уже стали появляться сотрудники центра, как ни в чем не бывало пришедшие на обед.

— А потом, — он перевел взгляд на девушку, — ты должна будешь убить меня.



— Первый, как слышно, прием.

— Второй, это Первый. Слышу вас хорошо, прием.

— Первый, требую подтверждения старта работ по погрузке.

— Второй, старт работ разрешаю, как поняли меня, прием.

— Понял вас, Первый. Начинаем работы.

— Конец связи.

— Так точно, конец связи.




Майк Ивор устало поднимался по лестнице к своей квартире. В этом доме он прожил более десяти лет, но он так и не стал для него родным. Сейчас, уже приближаясь к глубокой старости, он очень жалел, что квартиру ему выдали не на втором или третьем, а на десятом этаже.
Он старался не оступиться и смотрел себе под ноги, аккуратно и тяжело ступая на каждую следующую ступеньку.

Шаг. Шаг. Шаг.

Пролет.

Поворот.

Шаг…

Следующая площадка совсем близко, пара ступенек. Там он остановится и передохнет. Сказывался долгий поход в центр, но по-другому попасть на беседу к Харрису он не мог.

Доктор? – спросил кто-то, стоявший выше на лестнице.

«Что за черт, тут вроде не знали, кто я такой».

Майк поднял голову, чтобы посмотреть, кто обращается к нему.

— Да? – ответил он незнакомцу невысокого роста в потертой кожаной куртке.

В этот момент он даже не услышал, а скорее почувствовал движение воздуха у себя за спиной, а после легкий укол в шею. Уже теряя сознание, он подумал:

«Вот и все».

Их раскрыли.



Еда казалась невероятно вкусной, хотя Деймос считал, что виной этому голод, а не мастерство поваров. Вряд ли из армейских пайков и сублимированных продуктов можно было изобразить что-нибудь по-настоящему вкусное. Но сейчас его желудок был рад и этому.

Адикия все также сидела напротив, лениво ковыряясь ложкой в своей каше. Они молчали. Деймос понимал, что девушке надо осознать и принять то, на что она подписалась, дав свое согласие помочь ему.

Расправившись с кашей, в которой кое-где попадались кусочки размоченного и после протушенного вяленого мяса, Деймос запил все стаканом чая. Он ел слишком быстро, и чувство насыщения еще не успело прийти, но скоро оно наступит вместе с приливом сил.

— Адикия?

— Да? – ответила девушка.

— Я понимаю, что то, что я сказал тебе, немного сбило тебя с толку, но тут нет никакого подвоха. Мне на самом деле нужна твоя помощь, — Деймос встал из-за стола и взял в руки свой поднос с грязной посудой, чтобы занести ее на мойку. Это было не обязательно, можно было оставить ее и на столе, но он считал, что пять секунд погоды не сделают. У них еще было время, хотя не так и много.

Время.

— Что, старик, призадумался о будущем? – труп материализовался за спиной Адикии.

«Да, призадумался», — мысленно ответил ему Деймос.

— Зайди в кабинет Ивора через часок, — обратился он уже к девушке, — я почитал вчера кое-какую документацию по проекту, ты должна это увидеть, чтобы понимать, в каком мы положении. Там я тебе все более подробно и объясню. Хорошо?

— Через час?

— Да.

— Хорошо, я буду.

— Отлично.

Деймос занес посуду на мойку, где ее сортировал уже знакомый ему уборщик. Остатки еды он сбрасывал в бак под ногами, раскладывал приборы по одной посудомоечной машине, а тарелки и подносы – в две другие.

— Еще раз спасибо за чай, — сказал ему Деймос.

— Не за что, — ответил мужчина, — заходите перед ужином, вечером испекут свежий хлеб.

— Обязательно, — ответил Деймос.

— Удачи.

Ничего больше не говоря, Деймос развернулся и вышел из столовой. Опустившись на лифте на жилой этаж, он зашел к себе умыться, так как после еды его стало клонить в сон. Постояв немного у двери в ванную комнату, он принял решение быстро сходить в душ.

«Что пять минут, что пять секунд — погоды не сделают», — подумал он.

— А мне кажется, сделают, — труп стоял у двери, упираясь плечом в стену, — у нас не так много времени, чтобы нежиться в душе.

— Тогда холодный, — уже в слух ответил ему Деймос.

— Тогда холодный, — согласилась проекция сознания.

Тугие струи ударили по спине. Холодная вода приятно освежала, хотя в первую секунду Деймос пожалел о своем решении. Как только он почувствовал, что от былой сонливости не осталось и следа, на что потребовалось около двух минут, он сразу же вышел и обтерся тонким, жестким полотенцем.

— Что ты ей скажешь?

— Не знаю, — ответил трупу Деймос, — наверное, правду.

— Ты понимаешь, что подписал ее расхлебывать собственные ошибки?

— Если с этим не разобраться, то уже мало что будет иметь значение.

— Она в системе, ее это не коснется, — труп наседал. Его логика была железной, как логика самого Деймоса, частью сознания которого он являлся.

— А вот ее сестра в опасности, сам же знаешь.

— И кого из них ты хотел замотивировать больше ее уходом?

— Пока не знаю.

Труп отошел в сторону, пропуская Деймоса в комнату. Конечно, можно было пройти и сквозь него, но они оба избегали подобных моментов. Деймос считал, что ему будет проще держать свое расколотое сознание относительно цельным, только если на его собеседника будут действовать законы физики. Он хорошо помнил их первую встречу в реальности, когда получил воображаемую пулю в лоб.

— Да, извини, но так было надо, — одна голова на двоих позволяла не говорить, а просто думать.

Удобно.

— Да ничего, — ответил Деймос, — я понимаю. Ты старался вывести меня из состояния равновесия, чтобы я вспомнил, кто я такой.

— Именно.

Он натянул свежую одежду. Грязную оставил на кровати, решив, что занесет ее в прачечную позже. Или уборщица заберет, не важно.

— В том, что вы нашли ее, не было твоей вины. Ты был солдатом, у тебя был приказ, — сказал труп уже в коридоре на пути к лифтам.

— Но сейчас я не просто солдат. Скорее, вообще не солдат, — возразил Деймос, — а приказ тот мне никогда не нравился.

— Да, не лучшая была затея.



Двумя годами ранее...

Наушники, подключенные к металлоискателю, уже две минуты упорно издавали отвратительный оглушающий писк.

— Капитан! Тут что-то есть!

Капитан Генри Джонсон бодро перемахнул через кусок осыпавшегося бетонного забора и направился на зов.

— Вольно. Что у вас, капрал?

Боец, вытянувшийся было по струнке, стал в более свободную позу.

— Металл, сэр! – зычно ответил он.

— Шахта?

— Точно не знаю, сэр, но объект большой, метров десять в диаметре.

— Хорошо, — Генри задумался, — начинайте пока копать лопатами и поживее. Если это она, то мне надо будет затемно вызвать из Центра технику и спецов. Приступайте.

— Сэр, есть, сэр!

Он развернулся, двинулся к своей машине, в которой стояла рация.



Адикия пришла на пять минут раньше.

— Возьми себе стул и садись рядом, — сказал Деймос. Сам он расположился в кресле отсутствующего сейчас в центре Ивора, — я хочу тебе кое-что показать.

Девушка молча взяла стул и поставила рядом с офисным креслом, в котором сидел мужчина. От девушки пахло мылом.

«Как и я, сходила в душ. Умница», — подумал Деймос.

— Смотри, — начал он, — это документация по проекту «Око», которую вел Ивор и его команда во время работы тут, в центре. А вот тут, — он коснулся экрана планшета и выбрал один из каталогов, — переведенные копии документов из России. Дневники человека изобретшего препарат, который нам кололи, хотя, как я понял, Ивор смог его улучшить и если не избавиться, то нивелировать ряд побочных эффектов, — Адикия внимательно слушала все, что говорил ей Деймос.

— В одном из документов я нашел служебную инструкцию, — продолжил Деймос, — в первые недели нам кололи этот препарат, EP-22, чтобы стимулировать нервную систему и запустить процессы в головном мозге, которые сделали нас телепатами. Но тут написано, что чистый EP-22 не слишком эффективен, поэтому его использовали вместе с наркотическими препаратами, типа обезболивающих. В этом я не шибко силен, но суть уловил. Понимаешь?

— Да. Нам делали парные уколы, — сказала девушка, — ну, перед операцией. Сначала, видимо, этот EP-22, а потом что-то, от чего мы засыпали. Мы думали, что это снотворное.

— В какой-то степени да, — согласился Деймос, — но вот тут, дальше, в примечании к дозировкам идет самое интересное. Курс инъекций длился пять суток, всего двадцать пять уколов. Чем ближе к концу, тем меньше наркотиков должно использоваться. Последние сутки их вообще не колют. Потом, через несколько дней, когда тесты на усвоение препарата положительные, устанавливается ретранслятор, — Деймос коснулся шеи девушки, — подключают к нервной системе и зашивают в шее вместе с медицинским модулем, который впрыскивает по часам препарат, предотвращающий отторжение «Ока» организмом.

— Хорошо, так что со всем этим не так?

-Помнишь, на одном из инструктажей нам всем запретили использовать обезболивающее на заданиях, даже если получишь ранение? – вопросом на вопрос ответил Деймос.

— Да, помню. Доктор Прайс говорила, оно нас убьет, — ответила Адикия.

— Это только половина правды. Смотри, вот тут, — Деймос указал пальцем на экран, — тут написано, что при нарушении дозировки или если подопытный получит лишнюю инъекцию, препарат уйдет в неконтролируемую реакцию, так как он не выводится из организма.

— И что тут не так? – девушка не понимала, куда Деймос клонит.

— Я не закончил, — ответил тот, — вот тут, строка «… цепная реакция вызовет необратимые изменения в работе головного мозга и психике подопытного». То есть, подопытный рано или поздно сойдет с ума, плюс все это будет сопровождаться постоянным усилением его ментальных способностей. Это подтверждают и записки того ученого из России, Никитинского. В свое время это для него закончилось печально.

Паззл в голове Адикии начал складывать в единое целое.

— Ты хочешь сказать… — начала девушка.

— Да. Я получил лишнюю инъекцию, уже после операции, — подтвердил ее догадки Деймос, — Возможно, по ошибке. Я тогда учился заново ходить, мышцы были атрофированы, и очень неудачно упал, — он усмехнулся, вспоминая, каким беспомощным был тогда, — сиделка поставила укол, как она подумала, снотворного, которое почему-то осталось в тумбе после цикла инъекций до операции.

Девушка молча смотрела на него, Деймос тоже ничего не говорил.

— Я ходячий мертвец, Адикия. Препарат Ивора хорош, меньше побочных эффектов, судя по документам. Поэтому свихнусь я не так быстро, как тот парень из России. Но у меня мало времени до того, как я начну убивать все, до чего смогу дотянуться силой мысли. Один из побочных эффектов – повышенная агрессия, отсюда и наши ежедневные тренировки по рукопашному бою. Нас косвенно стабилизировали таким образом. Клин клином.

— Поэтому ты хочешь, чтобы я тебя убила? Потому что станешь опасен? В смысле, опаснее, чем сейчас?

— Да.

Они помолчали.

— Сколько? – тихо спросила Адикия.

— Шесть недель, — Деймос прекрасно понял ее вопрос, — может девять, если буду редко пользоваться модулем.

— А что потом?

— Потом, учитывая то, что модуль Ока пассивно работает всегда, а мой уровень синхронизации с ним близок к сотне, со мной вряд ли смогут справиться. Только если артиллерией, которой у армии нет.

Адикия серьезно посмотрела на Деймоса, пытаясь понять, не манипулирует ли он сейчас ею.

— Так может, — начала она, — решим все прямо сейчас? Ты и сам можешь, арсенал для тебя открыт…

Деймос засмеялся.

— Я слишком труслив для того, чтобы покончить с собой, Адикия. Слишком хочу жить. Я раньше был капитаном, до ранения, из-за которого попал сюда. И сижу я тут только потому, что я всегда очень хотел жить, — он встал из-за стола и подошел к одному из шкафов, — я уверен, что старик прячет где-нибудь здесь нормальный чай или кофе.

Он покопался на полках, но так ничего и не нашел. Адикия молчала.

— Ладно, черт с ним, — он прекратил свои попытки что-либо найти, — мне пока нельзя умирать, Адикия. Есть кое-что, что я должен исправить, а ты мне в этом поможешь. Ты будешь моими глазами, ушами, моим проводником и помощником, чтобы я смог минимизировать использование модуля в будущем. Это позволит мне выиграть время и остаться в здравом уме как можно дольше, чтобы успеть.

— Успеть что? – спросила Адикия.

Деймос вернулся в кресло Ивора, покрутился на нем из стороны в сторону, что-то вспоминая.

— Два года назад у меня был один приказ…


Для того, чтобы держать читателей в курсе темпов работы, да и просто пообщаться без боязни получить удар банхаммером на GT, либо же, если у вас нет активного аккаунта, на просторах VK я создал Уютный уголок проекта «Око». Нас уже больше тысячи человек!

Добро пожаловать.

Критика, оценки, обсуждения и отзывы в комментариях крайне приветствуются.



Часть 14
Александр @ragequit
карма
48,0
рейтинг 301,0
Редактор Geektimes
Реклама помогает поддерживать и развивать наши сервисы

Подробнее
Реклама

Самое читаемое

Комментарии (7)

  • +5
    На самом интересном месте…
    С нетерпением жду следующую часть.
    • +1
      И все ж таки, а следующая часть когда?
  • +1
    да, да ждем с нетерпением! отличная будет книжка
  • 0
    Не слишком ли резко поменялся характер у Деймоса? Раньше он мне не казался таким разумным/логичным/мягким
    • 0
      он стабилизировался после возвращения памяти, допускаю.
  • 0
    тут не хватает ссылки на 14ю часть

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.