10 октября 2016 в 15:05

Нобелевскую премию по экономике 2016 присудили за теорию контрактов


Иллюстрация к работе Бенгта Хольмстрёма о выплате вознаграждений менеджерам в зависимости от результата работы компании. Иллюстрация: Шведская королевская академия наук

Шведский национальный банк по экономическим наукам памяти Альфреда Нобеля сегодня объявил лауреатов премии 2016 года, которая учреждена в 1969 году и неофициально считается Нобелевской премией по экономике.

Лауреатами стали британский экономист Оливер Харт, профессор Гарвардского университета (США), и финский экономист Бенгт Хольмстрём, профессор Массачусетского технологического института (США), за проработку теории контрактов в неоклассической экономике. Неоклассическое направление предполагает рациональность экономических агентов, широко использует теорию экономического равновесия и теорию игр. Это направление сейчас доминирует в микроэкономике. Вместе с кейнсианством (в макроэкономике) два течения составляют неоклассический синтез, базис современной экономической науки.

Оливер Харт и Бенгт Хольмстрём по отдельности друг от друга заложили основы теории контрактов. Их работы позволяют глубже понять функционирование отдельных видов контрактов и, следовательно, оптимизировать экономические системы в реальном мире, который функционирует в условиях асимметричной информации и ненаблюдаемых действий.

Теория контрактов — раздел экономической теории, рассматривающий определение параметров контракта экономическими агентами в условиях (как правило) асимметричной информации. Теория контрактов — одна из самых молодых и быстро развивающихся отраслей экономической теории. Первые работы по теории контрактов появились лишь в начале 1970-х годов и до сих пор отсутствуют достаточно полные учебники. Несмотря на это, теория контрактов заняла прочное место в учебном плане ведущих западных университетов, а из последних Нобелевских премий по экономике это уже третья, присуждённая за научные работы именно в этой области.

Теория контрактов вовсе не противоречит теории равновесия в идеальной экономике с совершенной конкуренцией, совершенной информацией и без трансакционных издержек. В реальности, она даже дополняет теорию равновесия. Здесь речь идёт о том, как именно устроены отношение агентов и равновесия в случае невыполнения теоремы Коуза (а также теоремы Модильяни-Миллера и первой теоремы благосостояния) и почему условия теоремы Коуза могут не выполняться. Согласно первой теореме благосостояния, распределение (p,x,y), характеризующее общее равновесие в экономике, будет являться также Парето-оптимальным при условии, что функции полезности всех потребителей локально ненасыщаемы. Справедливость этой теоремы гарантирует, что равновесие на рынке всегда будет оптимальным, так что нет необходимости вмешательства государства в экономике. В реальности это далеко не так.

С точки зрения теории контрактов, вся современная экономика держится на бесчисленном количестве контрактов. Практически никакие отношения не устанавливаются без их оформления в виде контракта. Они оформлены в виде законов, договоров, соглашений пользователя, устных договорённостей и отношений между участниками рынка.

В своей работе экономисты анализуют конструкцию системы контрактов, которые связывают всех экономических агентов. Это отношения между акционерами и топ-менеджерами, между страховой компанией автовладельцами, между правительством страны и государственными подрядчиками и так далее. Система контрактов поистине всеобъемлюща.

Разработанные Хартом и Хольмстрёмом инструменты выявляют потенциальные подводные камни в конструкции формальных контрактов. Любые контрактные отношения двух сторон потенциально скрывают в себе конфликт интересов. Поэтому очень важно грамотно составлять контракты, чтобы их выполнение было выгодным для обеих сторон.

Авторы анализируют эффективность разных видов контрактов и конкретных условий, таких как выплата вознаграждений топ-менеджерам за хорошие результаты работы компании, вычеты в страховании, а также приватизацию государственных предприятий и организаций.

Бенгт Хольмстрём известен своими трудами конца 1970-х годов о выплате вознаграждений менеджерам за результат работы компании. Основная идея здесь в том, что владелец компании нанимает менеджера как агента. Тот предпринимает ненаблюдаемые владельцем действия, но вознаграждение за его работу привязано к наблюдаемым индикаторам эффективности. То есть оплата труда сотрудника происходит за результат его работы, а не за количество затраченных усилий (количество отработанных часов), как это принято в большинстве компаний.

В более поздних работах Хольмстрём доработал свою теорию, включив в неё другие поощрения для агента, кроме оплаты, в том числе возможность повышения. Он проанализировал ситуации, когда наниматель наблюдает только часть активности наёмного работника и видит только часть результатов его работы, а также ситуацию, когда отдельные участники коллектива могут получать вознаграждения за результаты, которые достигнуты благодаря усилиям других.

В свою очередь, Оливер Харт в середине 1980-х гг внёс фундаментальный вклад в новую модель теории контрактов, которая имеет дело с важнейшим случаем неполных контрактов. В контракте невозможно предусмотреть все возможные обстоятельства и исходы. Поэтому данная модель прописывает наиболее оптимальные условия распределения прав контроля между сторонами: какая сторона должна взять на себя полномочия по принятию решений в какой ситуации (в англосаксонской традиции традиционно остаточные права контроля «несправедливо» приравниваются к праву собственности, а собственник обычно распоряжается ими в своих интересах). По большому счёту, модель неполных контрактов является моделью двустороннего оппортунистического поведения, в которой есть наблюдаемые, но не верифицируемые переменные. Например, стороны видят факторы, приводящие к выигрышу партнёра, но невозможно определить их величину, поэтому такие факторы влияют на переговоры постфактум, но их нельзя включать в контракт. Другими словами, модель неполных контрактов описывает выбор механизма, устанавливающего переговорные позиции сторон после выбора ими своих действий.

Работы Харта по неполным контрактам пролили новый свет на суть права собственности и владения бизнесом, что серьёзно повлияло на несколько отраслей экономики, а также на политическую науку и юриспруденцию. Благодаря этим исследованиям экономисты пересмотрели инструментарий для оценки вопросов о том, какие типы компаний должны участвовать в сделках слияния, каково правильное соотношение долгов к собственному капиталу. В каких случаях государственные учреждения (школы, тюрьмы и др.) следует передать в общественную собственность или частную собственность.

В целом, Оливер Харт и Бенгт Хольмстрём заложили основы теории контрактов. Как показали последние годы, это направление неоклассической экономики оказалось исключительно плодотворным и полезным во множестве приложений, от законодательства о банкротстве до организации политической системы в стране.

По большому счёту, на формальных и неформальных контрактах держится не только современная экономика, но и вся наша жизнь — отношения между родственниками, мужем и женой, друзьями. Всё это неформальные контрактные отношения, которые подразумевают: права и обязанности и последствия невыполнения обязательств. Так что Нобелевская премия 2016 года по экономике косвенно затрагивает жизнь каждого человека. В самом деле, более оптимальная система контрактов многое в жизни сделает проще.

Лауреаты премии получат 8 млн шведских крон ($920 000) на двоих.
Анатолий Ализар @alizar
карма
667,3
рейтинг 502,1
Редактор
Самое читаемое

Комментарии (15)

  • +1
    «… функционирует в условиях асимметричной информации и ненаблюдаемых действий» — означает, что вам непрерывно врут.
    • +5
      Недоговаривают.
      • 0
        Не факт: чисто гипотетически допустимо, что говорят, подразумевая что-то что известно всем, кроме Вас… И то лишь благодаря невообразимому стечению обстоятельств.
    • 0
      При покупке условного батона хлеба можно было бы говорить о полностью симметричной информации, если бы каждый покупатель знал все нюансы процесса производства данного конкретного батона. Собственно, сделка, заключенная в условиях ассиметричной информации, не обязательно означает, что какая-то из сторон к части информации принципиально не имеет доступа — это может также означать, что она к этой информации не получает доступ потому, что считает это излишним. Условно, при покупке еды покупателя не интересует точные условия хранения, например — ему достаточно логической цепочки «Магазин крупный -> получил бумагу из СЭС -> они там всё проверили и сочли допустимым».
    • +1
      Иногда собственнику просто не возможно или не хочется ознакомиться со всеми происходящими процессами, действиями исполнителя и он концентриуется только на результате.

      Именно за ту часть что он не видит, и отвечает конкретный человек, и собственник заключает контракт о том, что исполнитель выполняет работы в детали, которых ему не надо вникать приведут к такому то результату и по такому результату оплачивается работа.

      Как вы понимаете это классический контракт сотрудника и работодателя.

      А ассимитричность информации это как раз тезисное наполнение выполенной работы или не информирование о промежуточных этапах.

      Если я привел некорректный или не полный пример, буду рад дополнению. Очень интересная статья. Спасибо
  • +2
    Прочёл статью исключительно из-за того, что ждал объяснения картинки: что это за выеденные столбики поощерившие топ менеджера свалить?
    • 0
      Хорошо, что прочитал «по-диагонали» и сразу наткнулся на ваш комментарий. Тоже заинтересовала картинка, и я ждал её объяснения. Как вариант интерпретации: лихие менеджеры перед тем, как уйти стараются «оформить» себе высокие бонусы, хотя реально они ничем не обоснованы, и наблюдаемый со стороны рост на самом деле оказывается вовсе и не рост.
      • 0
        просто мезанизмы оценки результата несовершенны. И высокий сьюминутный результат часто оказывается проигрышным в перспективе
        • 0
          Картинка как раз иллюстрирует неполноту контрактов. Т.е., например, у условного нанятого менеджера/директора в контракте прописана премия от полученной за год выручки. При этом не предполагается вознаграждение за сохранение потоков в будущем. Поэтому усилия направлены на максимизацию потока здесь и сейчас, а как только это станет невозможным, менеджер просто уходит, получив бонусы за все прошлые годы.
    • 0
      Это может быть что угодно, например:
      премия менеджеру дается за объем продаж, менеджер занимается во первых, нормальной продажей, во вторых, берет кредит и покупает огромную партия товара у себя же (как вариант через подставных лиц), получает премию и делает возврат: так оказывается, что премия оплачена, а реального выхлопа мало
    • 0
      Классика жанра: топ-менеджмент получает бонусы по результатам деятельности компании, отражённым в отчётах, что мотивирует менеджмент отчётность завышать, для этого есть масса легальных и не очень способов. В итоге когда это становится известно, от стоимости компании остаётся пшик. История Энрона — яркий пример.
  • 0
    Им дали премию за изобретение типового договора? О чем вообще эта работа, что бы за нее Нобеля давать?
  • 0
    Закон — не контракт! Необходимое условие для существования контракта это то что он добровольно принят всеми сторонами. Закон это свод правил вооруженной групировки которая монополизировала насилие на определённой территории. Государственный закон можно назвать контрактом в такой же степени что и закон гравитации.

    Интересно когда появятся первые призы за осознание роли насилия в обществе и экономике.
    • 0
      Ну может закон — это инструмент (типа оферты), при помощи которого нанятые (избранные) для управления общими активами управляющие стараются исполнять положения устава (конституции). Но это утопия, а у вас — жиза.

Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.