12 января в 12:46

Юрист, ставший кошмаром компании DuPont перевод

Роб Билот работал корпоративным адвокатом восемь лет. Затем он взялся за судебный иск, связанный с окружающей средой, перевернувший всю его карьеру – и вскрыл бесстыдную историю химического загрязнения, длившуюся десятилетиями.

image

Всего лишь за несколько месяцев до того, как стать партнёром в юридической фирме Taft Stettinius & Hollister, Роб Билот ответил на телефонный звонок от фермера, занимавшегося разведением скота. Фермер Уилбур Тенант [Wilbur Tennant] из Паркерсбурга в Западной Виргинии рассказал, что его коровы дохнут. Он решил, что виной тому компания-химический гигант DuPont, до недавнего времени хозяйничавшая на участке в Паркесбурге, превышающем Пентагон по площади в 35 раз. Тенант пытался заручиться помощью местных властей, но у DuPont весь город был в кармане. Его просьбы с презрением отвергли не только юристы Паркерсбурга, но и его политики, журналисты, доктора и ветеринары. Раздосадованный фермер говорил с сильным акцентом, выдававшим в нём жителя региона Апалачиа. Билот пытался понять, что говорит фермер. Он, возможно, бросил бы трубку, не упомяни фермер имени бабушки Билота, Альмы Холланд Уайт.

Уайт жила в Вене, северном предместье Паркерсбурга, и ребёнком Билот часто ездил к ней в гости летом. В 1973 она водила его на животноводческую ферму к соседям Тенанта, Грэхэмам, с которыми она была дружна. Билот провёл все выходные, катаясь на лошадях, доя коров и смотря по телевизору, как знаменитый конь Секретариат выиграл гонки Тройной короны. Ему было семь лет, и эта поездка на ферму Грэхемов была одним из самых счастливых воспоминаний его детства.

Когда Грэхемы в 1998 году узнали, что Уилбур Тенант ищет юридическую помощь, они вспомнили Билота, внука Уайт, выросшего и ставшего юристом, специализирующемся на защите окружающей среды. Но им было невдомёк, что Билот относился к другой разновидности юристов. Он представлял не частных лиц или истцов, а вместе с 200 других юристов в фирме Taft, основанной в 1885 году и исторически связанной с семьёй 27-го президента США Уильяма Говарда Тафта, работал на крупных корпоративных клиентов. Он специализировался на защите химических компаний. Несколько раз Билот даже работал вместе с юристами из DuPont. Тем не менее, в качестве услуги для своей бабушки, он согласился встретиться с фермером. «Мне казалось, что это правильно,- говорит он сегодня. – Я чувствовал связь с этими людьми».

Но на первой встрече эта связь не прослеживалась. Спустя неделю после телефонного разговора Тенант приехал из Паркерсбурга со своей женой в штаб-квартиру Taft в пригороде Цинциннати. Они притащили коробки с видеоплёнками, фотографиями и документами в стеклянную приёмную компании на 18-м этаже и уселись на модные кушетки под написанным маслом портретом одного из основателей Taft. Тенант – дородный, ростом почти 180 см, в джинсах, клетчатой фланелевой рубашке и бейсболке – не напоминал типичного клиента Taft. «Скажем так, он появился в нашем офисе, не похожий на вице-президента банка», говорит Томас Терп, партнёр фирмы, бывший супервайзером Билота.

Терп присутствовал на встрече с Билотом. Уилбур Тенант объяснил, что он с четырьмя родственниками заправлял животноводческой фермой с тех пор, когда их бросил отец. Тогда у них было семь коров. С течением времени они постоянно увеличивали землю и поголовье, и в результате более 200 коров паслись на 600 акрах холмистой местности. И ферма была бы ещё больше, если бы в начале 80-х его брат Джим с женой Деллой не продали 66 акров компании DuPont. Компании нужна была земля для устройства свалки для своей фабрики, расположенной рядом с Паркерсбургом под названием Вашингтон Воркс [Washington Works], где работал Джим. Джим и Делла не хотели продавать землю, но у Джима уже давно было слабое здоровье из-за загадочной болезни, которую не могли диагностировать доктора, и им нужны были деньги.

DuPont переименовал участок в Dry Run Landfill в честь протекавшего по нему ручья Драй ран. Русло этого же ручья следовало на пастбище, где Тенанты пасли своих коров. Вскоре после продажи, как сообщил Уилбур Билоту, скот начал вести себя странно. Тенанты всегда относились к своему скоту как к домашним любимцам. При виде одного из Тенантов коровы подбегали к нему, обнюхивали и свободно позволяли подоить себя. Но теперь всё поменялось, и скот начал атаковать фермеров.

Уилбур поставил кассету в видеомагнитофон. Запись, сделанная на портативную камеру, была зернистой и прерывалось статикой. Картинка прыгала и повторялась. Звук ускорялся и замедлялся. Качество записи было, как у фильма ужасов. Сначала на видео показывали ручей. Он вытекает из окружающего леса, вокруг него пепельно-белые деревья сбрасывают листву. Затем камера показала неглубокое русло ручья и остановилась на месте, напоминавшем сугроб на излучине. При наезде камеры на это место стало видно горку из пены, похожей на мыльную.



«Я с этой отмели утащил двух дохлых оленей и двух дохлых коров,- говорит Тенант в записи на камеру. – У них пастью и носом шла кровь. Они пытаются замять это дело. Но у них ничего не выйдет, я вытащу их на свет, чтобы все видели».

На видео показана большая труба, выходящая в ручей, из которой течёт зелёная пузырящаяся жидкость. «Вот, что они хотят, чтобы принадлежащие человеку коровы пили, находясь на его собственной земле,- говорит Уилбур. – Пора уже вышвырнуть начальников всяких государственных служб с их мест».

В какой-то момент на видео появляется тощая рыжая корова, стоящая на сене. У неё местами выпала шерсть, а спина горбится – Уилбур считает, что всё дело в проблемах с почками. За очередной статикой на видео следует изображение мёртвого чёрного телёнка с ярко-синими глазами, лежащего в снегу. «Я на этой ферме лишился уже 153 голов скота,- говорит Уилбур чуть позже на видео. – Ни один ветеринар Паркерсбурга, из тех, что я звонил, не перезванивает мне и не хочет связываться со мной. Поскольку они не хотят этим заниматься, придётся мне вести вскрытие самому. Начну с головы».

Затем на видео появляется вскрытая голова телёнка. Крупно показаны почерневшие зубы («Говорят, что это из-за высокой концентрации фтора в питьевой воде»), его печень, сердце, желудки, почки и желчный пузырь. Все органы разрезаны, и Уилбур демонстрирует их неестественные цвета – тёмные, зеленоватые – и текстуру. «Мне совсем не нравится, как они выглядят. Я такого раньше никогда не видел».

Билот смотрел видео и фотографии несколько часов. Он видел коров с тощими хвостами, неправильно выросшими рогами, огромного размера поражениями тканей на боках, красными глазами. Коров, страдающих от постоянной диареи, со слизистыми белыми слюнями с консистенцией зубной пасты, с кривыми ногами. Тенант всегда делал наезд камеры на глаза. «Эта корова очень долго страдала»,- говорил он, в то время как на экране было видно её глаза.

«Это ужасно,- сказал себе Билот. – Там происходит нечто ужасное».

Он сразу решил взяться за дело Тенанта. Он повторяет, что это было «правильным». Билот, возможно, и выглядел, как корпоративный юрист – с тихой речью, худощавый, консервативно одетый – но эта работа далась ему непросто. У него не было типичного для работника Taft резюме. Он не учился в колледже из "Лиги плюща". Его отец был подполковником ВВС, и Билот большую часть детства провёл, перемещаясь между разными базами ВВС – штат Нью-Йорк, Калифорния, Западная Германия. Он сменил восемь школ перед тем, как закончить Фэйрборн Хай, неподалёку от базы ВВС в Огайо. В школе он получил приглашение из небольшого гуманитарного колледжа в Сарасоте, называвшегося «Новый Флоридский колледж», выставлявшего зачёты вместо оценок и позволявшего ученикам самостоятельно составлять план обучения. Многие из его друзей там были идеалистами и прогрессивно мыслящими – что не укладывалось в рейгановскую политику в США. Он беседовал с профессорами один на один, и начал ценить критическое мышление. «Я научился подвергать сомнению всё прочитанное,- говорит он. – Ничему не верить. Не обращать внимания на чужое мнение. Мне нравилась эта философия». Билот изучал политику и написал диссертацию на тему взлёта и падения Дэйтона. Он надеялся получить работу в городской администрации.

Но его отец в зрелом возрасте поступил на юридический, и поощрял Билота сделать то же самое. Он удивил своих учителей, выбрав посещения юридической школы Огайо, и его любимым курсом там стал курс по экологическим законам. «Казалось, что эта тема поможет повлиять на реальный мир,- говорит он. – Это было нечто, что поможет вам изменить мир». После выпуска, когда Taft сделала ему предложение, его наставники и друзья были ошеломлены. Они не понимали, как он может пойти работать корпоративным юристом. Но Билот не думал об этом с такой точки зрения и не оценивал этику подобного поступка. «В семье мне все говорили, что больше всего возможностей можно реализовать в большой фирме. Я не знал никого, кто когда-нибудь работал бы в такой фирме, и никого, кто мог бы мне рассказать об этой работе. Я просто пытался работать наилучшим образом. Я просто не понимал, что под этим подразумевалось».

В компании он попросился в команду по работе с окружающей средой Томаса Терпа. За десять лет до того Конгресс принял закон о «Суперфонде». Из фонда финансировались срочные очистки мест, где произошёл выброс вредных веществ. Суперфонд был выгодным для таких фирм, как Taft, он создавал отдельную область деятельности внутри законов об окружающей среде, где требовалось хорошее понимание последних законопроектов для проведения переговоров между муниципальными службами и различными частными интересами. Команда Терпа в Taft лидировала на этом поприще.

Как помощника, Билота просили определять, какие компании ответственны за выбросы каких токсинов и вредных отходов, в каких количествах и на каких участках. Он принимал заявления у работников фабрик, изучал общедоступные записи, сортировал исторические данные. Он стал экспертом по платформе Агентства по защите окружающей среды, закону по безопасности питьевой воды, закону о чистом воздухе, закону о контроле над токсическими веществами. Он в совершенстве овладел химией загрязняющих веществ, при том, что в школе по химии не успевал. «Я изучил работу компаний, законов, принципы защиты», говорит он. Он стал квалифицированным и хорошо осведомлённым юристом.

image
Дорога на одну из ферм Тенантов

Билот гордился своей работой. Её основной частью, по его мнению, была помощь клиентам в соответствии новым регламентам. Многие его клиенты, включая компании Thiokol и Bee Chemical, избавлялись от токсичных отходов задолго до того, как в этой области были приняты жёсткие регламенты. Он много работал и познакомился с несколькими людьми из Цинциннати. Один из его коллег, увидев, что у него не остаётся времени на социализацию, представил его подруге своего детства, Саре Барладж. Она тоже работала юристом в другой фирме из Цинциннати, выступала защитником корпораций в делах по требованиям компенсаций в пользу их работников. Билот принял предложение пообедать вместе. Сара говорит, что не помнит, чтобы он что-либо говорил. «Моё первое впечатление сложилось о нём, как о непохожем на других ребят,- говорит она. – Я сама разговорчивая, он много молчит. Мы дополняем друг друга».

Они поженились в 1996-м. Первый из трёх сыновей родился через два года. Билот достаточно уверенно чувствовал себя на работе, чтобы Сара могла уволиться и посвятить всё своё время заботе о детях. Терп вспоминает его, как «выдающегося юриста: очень умного, энергичного, цепкого, и чрезвычайно досконального». Он был идеалом юриста Taft. А затем появился Уилбур Тенант.

Дело Тенантов поставило Taft в необычное положение. Фирма представляла интересы химических корпораций, а не судилась с ними. Перспектива сразиться с DuPont «заставила нас призадуматься», признал Терп. «Но решиться на это было не так уж трудно. Я верю, что наша работа на стороне частных лиц улучшает нас как юристов».

Билот обратился за помощью в деле к юристу из Западной Виргинии по имени Ларри Винтер. Много лет Винтер был партнёром в фирме Spilman, Thomas & Battle – одной из тех, что представляли интересы DuPont в Западной Виргинии – а затем он уволился и завёл собственную практику в области травматизма. Он поразился, что Билот собирался подавать в суд на DuPont, работая в Taft.

«То, что он брал дело Тенанта,- говорит Винтер,- учитывая то, чем занимались в Taft, казалось чем-то невообразимым».

Сам Билот неохотно обсуждает мотивы, побудившие его взяться за дело. Ближе всего он подошёл к этому вопросу, когда его спросили, не было ли у него опасений по поводу того, какими путями развивалась его карьера, учитывая, что начальным его побуждением было «изменить мир». «Была причина, по которой я заинтересовался делом Тенантов,- ответил он немного погодя. – Это была отличная возможность использовать мой опыт для помощи реально нуждавшимся людям».

Билот подал в суд на DuPont летом 1999 года в южном регионе Западной Виргинии. В ответ собственный юрист компании, Бернард Рейли, сообщил, что DuPont и Агентство по охране окружающей среды США (E.P.A.) закажут исследование данной местности, проводимое тремя ветеринарными врачами, выбранными компанией, и тремя врачами, назначенными E.P.A. В отчёте было сказано, что исследование не нашло вины DuPont в проблемах со здоровьем у коров. Во всём обвинили плохой уход за коровами, плохое питание, плохую работу ветеринаров и отсутствие контроля за насекомыми. Иначе говоря, Тенантов обвинили в том, что они не умеют ухаживать за скотом. В смерти скота виноваты были они сами.

Тенантам это не прошло даром, и из-за их ссоры с градообразующим предприятием у них начались проблемы. Давние друзья отказывались с ними общаться, и выходили из ресторанов, куда входили Тенанты. «Мне запрещено с тобой разговаривать», говорили они, будучи вызванными на разговор. Четыре раза Тенантом приходилось менять церковь.

Уилбур почти ежедневно звонил в офис, но Билот мало чем мог его порадовать. Для Тенантов он занимался тем же, чем он занимался бы для любого корпоративного клиента – изучал разрешения, сделки с землёй, запрашивал у DuPont документацию по участкам – но не мог найти доказательств, объяснявших происходящее со скотом. «Мы начали отчаиваться,- говорит Билот. – Я не мог винить Тенантов за то, что они злились».

В преддверии суда Билот наткнулся на письмо, отправленное DuPont в E.P.A., где в связи со свалкой было упомянуто вещество с загадочным названием «PFOA». Столько лет проработав с химическими компаниями, Билот ни разу не встречал такой аббревиатуры. Её не было ни в одном списке веществ, подлежащих регулированию, и даже во внутренней библиотеке Taft. Эксперт по химии в ответ на его запрос вспомнил, что где-то видел статью про соединение с похожим названием, PFOS – мылоподобное вещество, используемое конгломератом 3M для изготовления водоотталкивающих составов Scotchgard.

Билот прошерстил свои файлы в поисках упоминаний PFOA, и узнал, что это было сокращение от перфтороктановой кислоты. Но по ней не было никаких данных. Он запросил соответствующие документы у DuPont, но та отказала в их выдаче. Осенью 2000-го Билот запросил у суда ордер на получение этих документов. Ордер выдали, несмотря на протесты компании. И в Taft начали прибывать десятки коробок с сотнями неорганизованных документов. Там была частная переписка, медицинские отчёты, конфиденциальные исследования, проводимые учёными компании. Всего было прислано 110 000 страниц, некоторые из которых были уже 50-летнего возраста. Следующие несколько месяцев Билот провёл на полу офиса, роясь в документах и раскладывая их хронологически. Он перестал отвечать на звонки, а его секретарь отвечала, что хотя он и в офисе, он не смог добраться до телефона вовремя, потому что был окружён коробками.

«У меня начала вырисовываться история,- говорит Билот. – Возможно, я первый человек, изучивший эти документы. Стало понятно, что происходит: они уже очень давно были в курсе того, что это вещество очень вредное».

Билот выразился очень мягко. Как сказал его коллега Эдисон Хилл, «сказать, что Роб Билот тогда мягко выразился, значит, выразиться слишком мягко». Перед глазами Билота, сидевшего на полу, скрестив ноги, начала вырисовываться потрясающая по охвату, уникальности и бесстыдству история. «Я был в шоке», говорит он. И это тоже было мягко сказано. Билот не мог поверить масштабам уличающих материалов, пришедших из DuPont. Казалось, что в компании даже не поняли, что они передали. «Это был тот случай, когда ты читаешь, и не веришь своим глазам,- говорил он. – И это реально было выражено письменно. Про такие вещи ты часто слышишь, но вряд ли ожидаешь увидеть в письменной форме».

История началась ещё в 1951 году, когда DuPont начала закупки PFOA (которую компания называет C8) у 3М, чтобы производить Teflon. 3M изобрели PFOA за четыре года до этого. Она использовалась для предотвращения комкования тефлона. И хотя PFOA не была признана правительством вредным веществом, 3M отправила DuPont рекомендации по её утилизации. Её нужно было сжигать, или отправлять на фабрики, занимающиеся утилизацией химических отходов. В самой компании DuPont инструкции предписывали не сливать её в проточную воду или канализацию. Но целые десятилетия DuPont сбрасывала сотни тысяч килограмм PFOA в порошке через трубы на фабрике в Паркерсбурге в воды реки Огайо. Компания сбросила 7100 тонн содержащих PFOA отходов в пруды-отстойники – открытые водоёмы на площадях Вашингтон Воркс. Оттуда вещества могли просачиваться прямо в землю. PFOA попадала в воду, откуда происходили заборы питьевой воды в Паркерсбурге, Вене, Литл Хокинге и Любеке – населённых пунктах, где в сумме проживало более 100 000 человек.

Из документов Билот узнал, что 3M и DuPont проводили секретные медицинские исследования PFOA в течение более чем 40 лет. В 1961 исследователи DuPont обнаружили, что химикат может увеличивать размер печени у крыс и кроликов. Через год результаты исследования повторили на собаках. Необычная структура PFOA противодействовала её деградации. А ещё она соединялась с плазмой крови и проходила через все органы тела. В 1970-х в DuPont обнаружили, что в крови рабочих фабрики в Вашингтон Воркс концентрация PFOA повышена. Тогда они не сообщали об этом в E.P.A. В 1981 3М, продолжавшая поставки PFOA в DuPont и другие корпорации, обнаружила, что приём этого вещества с пищей у крыс приводит к появлению дефектов у новорожденных. После того, как 3М поделилась этой информацией, DuPont проверила детей у беременных сотрудников в подразделении, занимавшемся тефлоном. Из семи новорожденных у двоих были дефекты зрения. DuPont не стала публиковать эту информацию.

В 1984 году DuPont узнала, что пыль, вылетавшая из труб фабрики, оседала на гораздо большей площади, чем занимала фабрика, и что PFOA обнаружена в местных источниках питьевой воды. DuPont решила не публиковать эту информацию. В 1991 учёные компании вычислили безопасную концентрацию PFOA в питьевой воде: одна часть на миллиард. В то же году компания выяснила, что в местной питьевой воде вещества было в три раза больше. Несмотря на споры внутри компании, она не стала публиковать эту информацию.

Потом DuPont заявляла, что в описанный период времени она предоставляла информацию по здоровью и PFOA в E.P.A. В качестве доказательств компания прислала два письма, отправленных в правительственные агентства Западной Виргинии в 1982 и 1992 годах, цитировавших внутренние исследования, в которых подвергалась сомнению связь между PFOA и проблемами здоровья.

Билот обнаружил, что к 1990-м DuPont понимала, что PFOA приводит к появлению раковых опухолей в яичках, поджелудочной железе и печени лабораторных животных. В одном исследовании упоминалась возможность повреждения ДНК при взаимодействии с PFOA, в другом была описана связь между веществом и раком простаты у рабочих. В результате, DuPont наконец начала разработку замены для PFOA. В 1993 году во внутренней записке было объявлено о появлении достойного кандидата на замену, который казался менее токсичным и выводился из тела гораздо быстрее. В компании велись споры по поводу перехода на новое вещество. Но в результате от перехода отказались. Слишком велик был риск – продукция, производившаяся с использованием PFOA, была ключевой для бизнеса и приносила $1 млрд ежегодно.

Критическим открытием, касавшимся дела Тенанта, стало следующее: в конце 1980-х, когда DuPont всё больше волновало воздействие PFOA на здоровье, было решено найти место для свалки, чтобы сбрасывать там токсичные отходы компании. И она очень удачно недавно прикупила 66 акров у одного из сотрудников низшего звена фабрики в Вашингтон Воркс.

К 1990-м DuPont слила 7100 тонн содержащих PFOA отходов на свалку в Драй Ран. Учёные понимали, что со свалки всё просачивалось на территорию Тенанта, и проверяли воду в ручье Драй Ран. В воде нашли чрезвычайно высокую концентрацию PFOA. Тогда компания не сообщила это Тенантам, и не раскрыла деталей в отчёте по скоту десять лет спустя – в том самом, который обвинял в смертях скота недобросовестных фермеров. Билот нашёл то, что ему было нужно.

В августе 2000 года Билот позвонил юристу DuPont, Бернарду Рейли, и объяснил, что знает о происходящем. Разговор был коротким. Было предложено договориться с Тенантами, после чего фирма Билота получает непредвиденный гонорар, и всё дело заканчивается прямо тут.

Но Билота это не устроило. «Я был раздражён», говорит он.

DuPont совсем не походила на те корпорации, что он представлял в Taft в делах, связанных с Суперфондом. «Всё было совсем по-другому. DuPont десятилетия пыталась скрывать свои действия. Они знали о вреде вещества, и всё равно сливали его. Факты были ужасными». Он уже видел, как содержащая PFOA вода влияет на скот. А что она делала с десятками тысяч людей, живущих вокруг Паркерсбурга, пивших её ежедневно? Что у них было в мозгах? Не позеленели ли их внутренние органы?

Следующие месяцы Билот провёл, составляя дело против DuPont. Оно заняло 972 страницы, включая 136 фотографий доказательств. Коллеги прозвали его «знаменитое письмо Роба». «Мы подтвердили, что химические вещества и загрязнители, сливаемые компанией в окружающую среду на свалке Драй Ран и других местных фабриках, могут представлять неотвратимую и существенную угрозу здоровью и окружающей среде», писал Билот. Он требовал начать немедленный контроль на PFOA и предоставлять живущим рядом с фабрикой людям чистую воду. 6 марта 2001 года он отправил письмо директорам всех связанных с темой агентств-реугляторов, в том числе и Кристи Уитман, администратору E.P.A., и государственному прокурору США Джону Эшкрофту.

DuPont прореагировала быстро, потребовав у суда запретить распространение информации, которую Билот обнаружил в деле Тенанта. Суд отказал ей в этом. Билот отправил всё своё дело в E.P.A.

«В DuPont запаниковали, узнав, что этот человек напал на их след», говорит Нед Маквильямс, молодой юрист, позже присоединившийся к команде Билота. «Чтобы корпорация требовала у суда заткнуть кому-то рот и предотвратить его общение с E.P.A. – это был экстраординарный случай. Можно представить себе, насколько это отвратительно выглядело. Они наверно знали, что выиграть им вряд ли удастся. Но они так боялись, что решили рискнуть».

image
Джим Тенант

Со своим «знаменитым письмом» Билот перешёл черту. Номинально он представлял Тенантов – условия, на которых они могли договориться, ещё предстояло обсуждать – но реально Билот говорил от имени общественности, обличая обман и вредительство. Он стал угрозой не только для DuPont, но и, по словам внутренней записки – «для всей индустрии фторопластов» – индустрии, производящей высококачественный пластик, используемый в современных устройствах, таких, как кухонные принадлежности, компьютерные кабели, имплантируемые устройства, прокладки и крепёж, используемые в машинах и самолётах. PFOA была одним из 60 000 синтетических соединений, которые компании производили и выпускали без какого бы то ни было регулирования.

«Письмо Роба приподняло завесу над совершенно новым театром», говорит Гарри Дайцлер, юрист из Западной Виргинии, работающей с Билотом. «До него корпорации пользовались всеобщим заблуждением, согласно которому все опасные химические вещества подлежали регулированию». По закону о контроле над токсичными веществами от 1976 года, E.P.A. могла проводить проверку химикатов только при наличии доказательств их вреда. Такая договорённость, по сути позволявшая химическим компаниям регулировать самих себя, привела к тому, что ограничить получилось только пять химикатов из десятков тысяч, появившихся на рынке за последние 40 лет.

Особенно неприятно было видеть такие обвинения компании DuPont, перечисленные на фирменных бланках одной из престижнейших компаний, занимающейся защитой корпораций. «Можно представить, что в какой-нибудь компании, которую представляет Taft – к примеру, Dow Chemical – могли подумать, узнав, что юрист Taft пошёл в атаку на DuPont,- говорит Лари Винтер. – Это было экономической угрозой для компании». Когда я спросил Томаса Терпа про реакцию Taft на «знаменитое письмо», он не особо убедительно ответил, что не помнит такого. «Наши партнёры,- сказал он,- гордятся нашей работой».

Билот беспокоился о том, что ведущие дела с Taft корпорации могут отнестись к этому по-другому. «Я не дурак, как и окружающие меня люди,- говорит он. – Нельзя игнорировать экономическую реальность принципов ведения бизнеса, и мышление клиентов. Я ожидал реакции типа „Какого чёрта ты делаешь?“.

Письмо привело к тому, что через 4 года, в 2005, DuPont договорилась выплатить E.P.A. $16,5 млн штрафов. Последняя обвинила первую в сокрытии информации о токсичности PFOA и выбросах её в окружающую среду в нарушение акта о контроле за токсичными веществами. На тот момент это стало крупнейшим штрафом, полученным E.P.A. за всю её историю. Но, как бы внушительно это не звучало, на самом деле штраф составил менее 2% от прибыли, полученной DuPont в том году.

Билот больше никогда не представлял корпоративных клиентов.

Следующим логичным шагом была подача коллективного иска против DuPont от лица всех людей, чью воду загрязнила PFOA. Практически по всем параметрам Билот находился в идеальном положении для подачи такого иска. Он разбирался в истории PFOA не хуже любого сотрудника DuPont. У него был технический и юридический опыт. Единственное, что не соответствовало ситуации, было его место работы: ни один юрист Taft никогда не подавал коллективный иск.

Одно дело – вести дело нескольких фермеров Западной Виргинии из сентиментальных побуждений, или даже написать открытое письмо в E.P.A. Но коллективный иск, угрожающий индустрии, против одной из крупнейших химических корпораций – это совсем другое. Это могло создать прецедент для подачи судебных исков против корпораций из-за использования ими нерегулируемых веществ, что могло навредить Taft. Такое мнение Терпу высказал Бернард Рейли, собственный юрист DuPont, о чём сообщили коллеги Билота. Они говорили, что Рейли звонил и требовал, чтобы Билот отказался от этого дела. Терп подтверждает, что Рейли звонил ему, но подробности разговора не раскрывает. Билот и Рейли отказываются говорить об этом, ссылаясь на всё ещё идущий судебный процесс. Но Taft решила защитить своего партнёра.

А вскоре появился и главный истец. Джзоеф Кигер, учитель вечерней школы из Паркерсбурга, позвонил Билоту, чтобы попросить о помощи. Примерно за девять месяцев до этого он получил странное письмо от организации, поставлявшей воду в Любек. Оно пришло накануне Дня всех святых вместе со счётом за воду. В письме было описано, что в воде „в небольших концентрациях“ обнаружено нерегулируемое химическое вещество PFOA, и что это не представляет угрозы для здоровья. Кигер выделил особенно удивившие его сентенции, например, „DuPont сообщает, что обладает данными токсикологических и эпидемиологических исследований, подтверждающих её уверенность в том, что внутренние директивы компании защищают здоровье людей“. Это было очень странно, особенно тот факт, что собственные данные компании подтверждали её же уверенность в её собственных директивах.

Но Кигер мог бы и забыть об этом, если бы его жена Дарлин не размышляла частенько на тему PFOA. Её первый муж работал химиком в лаборатории PFOA в DuPont. Дарлин просила не упоминать его имени, чтобы не впутывать в местные разборки по поводу этого дела. „Живя в этом городе и работая в DuPont, можно получить всё, что пожелаешь“, говорит Дарлин. Компания платила за его образование, обеспечила получение ипотеки, гарантировала хорошую зарплату. Ему даже бесплатно выдавали PFOA, которую жена использовала в качестве мыла в посудомоечной машине и шампуня для автомобиля. Иногда муж, поработав на складе PFOA, возвращался домой больным – с лихорадкой, тошнотой, диареей, рвотой. Такое часто бывало в Вашингтон Воркс. Дарлин говорит, что рабочие называли это „тефлоновым гриппом“.

В 1976 году, когда Дарлин родила второго ребёнка, муж сказал ей, что ему запретили приносить домой его рабочую одежду. Он сказал, что компания обнаружила, что PFOA вредит здоровью женщин и может привести к появлению дефектов у новорожденных. Дарлин вспоминала это через 6 лет, когда в 36 лет ей удалили матку, и ещё через 8 лет, когда ей сделали ещё одну операцию. И когда пришло это странное письмо, Дарлин сказала: „Я всё время вспоминала про рабочую одежду, про гистерэктомию. Я спрашивала себя, какое отношение DuPont имеет к нашей питьевой воде?“

Джо позвонил в департамент природных ресурсов Западной Виргинии (»Они отнеслись ко мне, как будто я чумной"), в паркерсбургское отделение департамента защиты окружающей среды («не о чем беспокоиться»), в департамент питьевой воды («меня просто отрубили»), в местный департамент здравоохранения («мне банально нагрубили»), и даже в DuPont («мне скормили самую многословную отговорку из всех возможных»), пока, наконец, его звонок не принял учёный из местного офиса E.P.A.

«О господи, Джо,- сказал учёный,- что, чёрт возьми, эта штука делает у тебя в воде?». Он отправил Кигеру информацию по поводу иска Тенантов. И на судебных документах Кигеру всё время попадалось имя Роберта Билота, из Taft Stettinius & Hollister.

Билот предполагал, что иск будет подаваться от лица одного-двух регионов, ближайших к Вашингтон Воркс. Но тесты воды показали, что шесть регионов и десятки частных колодцев были загрязнены PFOA, и уровни загрязнения превышали собственные стандарты безопасности DuPont. В Литл Хокинге содержание PFOA в воде превышало максимальное в семь раз. 70 000 человек употребляли заражённую воду. Некоторые – десятилетиями.

Но Билот столкнулся с неприятной юридической проблемой. PFOA никто не регулировал. Её не было в списках загрязняющих веществ штата и государства. Как Билот будет доказывать отравление 70 000 людей, если правительство не считает PFOA токсином? Юридически, PFOA не отличалась от воды. В 2001 нельзя было даже доказать, что попадание PFOA в воду было вредно для здоровья. Информация об её влиянии на большие популяции была разрозненной. Как мог коллектив доказать в своём иске полученный вред, если влияние вещества на здоровье было практически неизвестно?

Наилучшим мерилом для определения безопасных уровней содержания вещества были внутренние правила DuPont, где упоминалась одна часть на миллиард. Но когда DuPont узнала о готовящемся иске, она объявила, что пересмотрит эту цифру. Как и в деле Тенантов, DuPont создала команду из собственных учёных и специалистов из департамента по защите окружающей среды Западной Виргинии. Она объявила новый лимит: 150 частей на миллиард.

Билот посчитал новую цифру невероятной. Нанятые им токсикологи определили безопасное ограничение в 0,2 части на миллиард. Но в Западной Виргинии приняли новый стандарт. В течение двух лет трёх юристов, регулярно работавших на DuPont, наняли на руководящие позиции в департамент защиты окружающей среды. Одного назначили главой всего агентства. «Это просто ошеломило меня,- говорит Билот. Наверно, для моего коллеги в Западной Виргинии, который был в курсе работы этой системы, это было не так неожиданно. Но я был поражён». Те же самые юристы, что занимались определением безопасного уровня, стали правительственными регуляторами, ответственными за принуждение к его соблюдению.

Билот разработал новую юридическую стратегию. За год до этих событий Западная Виргиния стала одним из первых штатов, принимавших гражданские иски на «медицинское отслеживание» пострадавших. Истцу нужно было лишь доказать, что он подвергся воздействую токсина. В случае выигрыша ответчик обязан был оплачивать регулярные медицинские проверки. И если истец позже заболевает, он может подать иск о возмещении ущерба. Поэтому Билот в августе 2001 подал коллективный иск в суде этого штата, хотя четыре их шести загрязнённых районов находились на границе Огайо.

А в это время E.P.A. на основании исследования, проведённого Билотом, начала собственное расследование по поводу токсичности PFOA. В 2002 году агентство выпустило предварительные результаты: PFOA может вредить здоровью не только людей, пивших содержащую её воду, но и всем, кто входил в другое соприкосновение с ним – например, готовил еду на тефлоновых сковородках. E.P.A. особенно озаботилась тем, что PFOA обнаружили в банках крови США – причём, об этих фактах 3M и DuPont знали ещё с 1976 года. К 2003 году среднее содержание PFOA в крови взрослого американца достигло 4-5 частей на миллиард. В 2000 году 3M прекратило выпуск PFOA. Но DuPont вместо того, чтобы перейти на другой химикат, построила в Файетвилле, Северная Каролина, новую фабрику для самостоятельного производства PFOA.

image
Фабрика недалеко от Паркерсбурга, источник загрязнения и предмет коллективного иска

Казалось, что стратегия Билота работает. В сентябре 2004 DuPont решила пойти на уступки, и установить фильтрационные станции в шести регионах по запросу их властей, а также выплатить денежное вознаграждение в $70 млн. Оно должно было пойти на финансирование научного исследования по поиску «возможной связи» между PFOA и заболеваниями. Если такую связь удалось бы найти, DuPont платила бы за медицинское отслеживание людей из группы, подвергшейся заражению. До появления результатов исследования членам группы запрещалось подавать индивидуальные иски по возмещению ущерба.

Логично было бы предположить, что юристы на этом и успокоятся. «В любом другом коллективном иске, о котором можно прочесть,- говорит Дайцлер, — вы получаете свои десять баксов по почте, юристы получают зарплату и дело закрывается. Именно так мы и должны были поступить». Три года Билот работал ни за что, и это вылилось его фирме в копеечку. Но теперь Taft светил неожиданный доход: команда Билота из юристов Западной Виргинии получали $21,7 млн в рамках предлагаемого разрешения иска. «Наверно, они думали про себя, 'А парень-то удачно справился',- говорит Дайцлер. – Я бы не удивился, получи он прибавку к жалованию».

И Taft получало возмещение, и DuPont обеспечивала чистой водой всех людей, упомянутых в иске. Билот мог спокойно закончить это дело.

Но он не закончил.

«В данных были пробелы», говорит Билот. Внутренние исследования компании, хотя их результаты и были мрачными, ограничивались исследованием сотрудников фабрики. DuPont могла заявить, что даже если PFOA и вредит здоровью, так это только оттого, что рабочие фабрики контактировали с повышенной её концентрацией по сравнению с соседями, потреблявшими воду. Этот пробел позволил компании утверждать, что она ничего плохого не сделала.

Билот представлял 70 000 человек, пивших загрязнённую воду десятилетиями. Что, если деньги, предлагаемые DuPont, можно было бы потратить на их медицинское обследование? «Члены группового иска интересовались тремя вещами,- говорит Винтер. – Первое: есть ли у меня в крови С8? Второе: если да, вредно ли это? Третье: если это вредно, каковы будут последствия?» Билот с коллегами поняли, что могут ответить на все вопросы, если только проверят клиентов. И у них появилась такая возможность. После удовлетворения иска юристы сделали так, чтобы выплаченные деньги пошли на полное медицинское обследование его участников. Члены группы проголосовали «за», и в течение нескольких месяцев 70 000 человек меняли свою кровь на чек в $400.

Эпидемиологов завалили медицинскими данными, и DuPont с этим ничего сделать не могла. Наоборот, одним из пунктов соглашения была необходимость неограниченного финансирования исследований компанией. Учёные, не ограниченные академическими бюджетами и грантами, наткнулись на эпидемиологический джекпот: данные популяции и неограниченные ресурсы для их изучения. Учёные провели 12 исследований, включая технически сложное моделирование, определявшее точную дозу PFOA, потреблённую членами группы, подававшей иск.

Были обещаны убедительные результаты. Но Билот не мог предугадать, какими они будут. Если не будет найдено корреляции между PFOA и заболеваниями, его клиентам запретят подавать индивидуальные иски. Из-за огромного объёма данных и неограниченного бюджета – исследование обошлось DuPont в $33 млн – работа группы учёных заняла больше, чем предполагалось. Прошло два года без каких бы то ни было результатов. Билот ждал. Прошёл третий год, потом пятый, шестой. Тишина. Билот ждал.

Ожидание не было спокойным. В Taft нарастало давление на Билота с момента подачи им иска в 2001 году. Передышку ему давали полученные в результате иска компенсации, но по мере того, как шли годы без результатов, и он продолжал тратить деньги фирмы, не привлекая новых клиентов, он постепенно оказывался во всё более неудобном положении.

«Это дело,- говорит Винтер,- неважно, каким успехом оно завершится, не компенсирует, в представлении фирмы, того, что она потеряла за все эти годы в плане бизнеса».

image
Здесь когда-то пасли скот Тенанты

Чем больше учёная комиссия проводила исследование, тем дороже становилось дело. Taft продолжала платить консультантам за интерпретацию новых находок и передавала их эпидемиологам. Билот консультировал членов группы, подавшей иск, и часто ездил в Вашингтон на встречи E.P.A., решавшей, не выпустить ли правила по ограничению использования PFOA. «У нас было много расходов,- говорит Билот. – Если бы учёные не нашли связи с болезнями, мне пришлось бы всё это проглотить».

Клиенты звонили Билоту, чтобы рассказать, что у них нашли рак, или что у них умер член семьи. Они хотели знать, почему всё так затягивается. Когда они смогут успокоиться? Звонил ему и Джим Тенант. Уилбур, имевший раковую опухоль, умер от сердечного приступа. Через два года жена Уилбура умерла от рака. Билота мучала «мысль о том, что мы не смогли заставить эту компанию нести ответственность за свои действия вовремя, чтобы эти люди смогли застать этот момент».

Taft не показывала колебаний по этому делу, но напряжение начало проявляться. «Это был большой стресс,- говорит жена Билота, Сара Барладж. – Он злился из-за того, что это длится так долго. Но он уже увяз в этом деле. И он очень упрям. Каждый день, проходивший без изменений, ещё больше мотивировал его на то, чтобы закончить это дело. Но мы знали, что существуют дела, длящиеся вечно».

Коллеги заметили, что он изменился. «Мне казалось, что это очень сильно давило на него,- говорит Винтер. – У Роба была молодая семья, растущие дети, и на него давила фирма. Роб держит всё при себе, не жалуется. Но было заметно, что он подвергается невероятному стрессу».

В 2010 у Билота начались странные приступы. У него размывалось зрение, он не мог надеть носки, у него немели руки. Доктора не понимали, что происходит. Приступы случались периодически, принося ухудшение зрения, речи и проблемы с управлением одной стороной тела. Они приходили внезапно, и продолжались по нескольку дней. Доктора спрашивали у него про стресс на работе. «Ничего необычного,- отвечал им Билот. – Ничего такого, чего не было бы уже много лет».

Доктора в результате наткнулись на эффективное лечение. Приступы прекратились, их симптомы, за исключением периодических нервных тиков, были под контролем, но диагноз они поставить не могли. «Было очень тяжело,- говорит Билот,- не знать, что, чёрт возьми, происходит».

В декабре 2011 года, спустя семь лет исследований, учёные начали публиковать результаты. Существовала «возможная связь» между PFOA и раком почек, раком яичек, заболеванием щитовидки, повышенным уровнем холестерина, повышенным давлением при беременности [pre-eclampsia] и неспецифическим язвенным колитом.

«Наступило облегчение», говорит Билот, приуменьшая этот эффект почти до самоуничижения. «Мы смогли выполнить своё обещание, данное этим людям семь лет назад. Особенно поскольку все эти годы DuPont обвиняла нас во лжи, старалась запугать и обмануть людей. Теперь у нас был научный ответ».

К октябрю уже 3535 человек подали персональные иски о нанесении ущерба здоровью против DuPont. Первым человеком, дошедший до суда, была пережившая рак почек Карла Барлет. В октябре ей присудили $1,6 млн. DuPont планировала подать апелляцию. Эффект от происходящего может распространиться на гораздо большую область, чем просто дело Барлет. Её дело было одним из пяти «показательных» дел, рассматривавшихся в том году. После этого DuPont могла договориться о компенсации с каждым из членов группового иска, основываясь на результатах рассмотрения показательных дел, или же рассматривать каждое дело индивидуально – так, как это делали производители сигарет. Со скоростью в 4 дела в год, DuPont продолжала бы судиться по поводу PFOA до 2890 года.

То, что DuPont продолжает открещиваться от ответственности, бесит Билота. «Подумать только, что ты работал над сделкой, с которой все согласились, в течение семи лет, дошёл до момента, когда определённые вопросы разрешились, но по их поводу всё равно продолжаются споры,- говорит он. – Я думаю про клиентов, ждавших этого момента, многие из которых больны или даже умерли во время ожидания. Это вызывает во мне ярость».

Согласно договорённости с E.P.A., DuPont прекратила выпуск и использование PFOA в 2013 году. Пять оставшихся производителей PFOA в мире также сворачивают производство. DuPont, сейчас обсуждающая слияние с Dow Chemical, в прошлом году отказалась от своих химических производств. Они сформировали новую корпорацию, Chemours. Новая компания заменила PFOA схожим составом на основе фтора, гораздо быстрее биодеградирующим. Такую альтернативу DuPont рассмотрела и отбросила более 20 лет назад. Как и PFOA, новый состав не подвержен никаким ограничениям со стороны E.P.A. На вопрос о безопасности новой химии, Chemours выпустила заявление: «Значительный объём данных демонстрирует, что альтернативные химические вещества можно безопасно использовать».

В прошлом мае 200 учёных из различных областей знаний подписали Мадридское заявление, в котором выразили озабоченность производством фторсодержащих веществ, или PFAS, включая и те, что заменили PFOA. Эти соединения подозревают в том, что они принадлежат к большому классу веществ, нарушающих работу эндокринной системы. Эти вещества, в которые входят химикаты, используемые для производства пестицидов, пластика и бензина, влияют на репродуктивную функцию, метаболизм, вызывают рак, проблемы с щитовидкой и нервной системой. За последние пять лет новая волна исследований в области эндокринологии обнаружила, что даже очень малые дозы подобных химикатов могут приводить к серьёзным проблемам со здоровьем. Среди мадридских рекомендаций есть «выпуск ограничения на использование PFAS только при крайней необходимости» и «по возможности избегать продуктов, содержащих и изготовленных с использованием PFAS. Сюда входят предметы, обладающие грязеотталкивающими, водонепроницаемыми и антипригарными свойствами».

Комментируя мадридское заявление, Дэн Тёрнер, глава отдела по связям с общественностью DuPont, написал в письме: " DuPont не считает, что это заявление отражает реальное рассмотрение доступных данных по альтернативам длинноцепочечных перфторированных веществ, таких, как PFOA. DuPont более десяти лет работала под надзором регуляторов над разработкой таких альтернатив. Было собрано множество данных, демонстрирующих, что эти альтернативы выводятся из организма гораздо быстрее, чем PFOA, что увеличивает их безопасность. Мы уверены, что эти альтернативные соединения можно использовать безопасно – о них получены хорошие отзывы, и благодаря полученным данным их удалось зарегистрировать во многих агентствах по защите окружающей среды со всего мира".

Каждый год Роб Билот пишет письмо в E.P.A. и D.E.P. Западной Виргинии, требуя ввести ограничения на содержания PFOA в питьевой воде. В 2009 E.P.A. установила «предварительное» ограничение в 0,4 части на млрд для кратковременного употребления воды, но эта цифра официально закреплена не была. Это значит, что поставщики питьевой воды не обязаны сообщать клиентам, есть ли в их воде PFOA. В ответ на самое последнее из писем Билота E.P.A. заявила, что она «объявит о постоянном ограничении на PFOA в начале 2016 года».

Такой уровень, если его объявят, может успокоить будущие поколения. Но если вы читаете эту статью в 2016 году, у вас в крови есть PFOA. Оно в крови ваших родителей, ваших детей и вашего любимого человека. Как она попала туда? По воздуху, через еду, через использование антипригарных покрытий, через пуповину. А может, вы пили содержащую её воду. Американская рабочая группа по окружающей среде обнаружила, что фторсодержащие соединения присутствуют в 94 регионах 27 штатов. У резидентов некоторых регионов концентрация веществ в воде выше, чем у тех, от лица которых Билот подавал коллективный иск. Питьевая вода Паркерсбурга, чей регион не участвовал в иске и не смог получить от DuPont финансирование на постройку фильтрационной системы, содержит высокие уровни PFOA. Большинство живущих там людей ничего не знают об этом.

И где бы учёные не искали PFOA в воде, они находят её. Она присутствует в крови или жизненно важных органах таких животных, как атлантическая сёмга, рыба-меч, полосатая кефаль, серый тюлень, большой баклан, полярный медведь Аляски, коричневый пеликан, морская черепаха, морской орёл, лысый орёл, калифорнийский морской лев, тёмноспинный альбатрос с Песчаного острова атолла Мидуэй, расположенного в северной части Тихого океана (в западной группе Гавайского архипелага), посередине между Северной Америкой и Азией.

«Мы видим,- говорит Джо Кигер,- что ситуация развилась от Вашингтон Воркс до масштабов штата, потом до масштабов страны, и теперь она уже глобальная. Мы выдернули пробку из некоего сосуда. И дело не только в DuPont. Господи, да в мире используется 60 000 нерегулируемых химических соединений. Мы не имеем понятия о том, что мы употребляем».

Билот не жалеет, что последние 16 лет сражался с DuPont, и что PFOA поглотила его карьеру. Но он всё ещё в ярости. «Подумать только, что DuPont могла выходить сухой из воды так долго,- говорит Билот, с интонацией где-то между удивлением и яростью,- что они могли зарабатывать на этом, и затем договариваться с правительственными агентствами о постепенном сворачивании производства, а затем заменять его альтернативой с непроверенным воздействием на организм человека. Мы сообщили агентствам об этом в 2001, и те, по сути, бездействовали. 14 лет эту штуку продолжали использовать, она продолжала оставаться в питьевой воде по всей стране. DuPont по-тихому переходит на новое вещество. А в это время они ещё борются со всеми, кто пострадал от предыдущего».

Билот сейчас занимается делом Вулф против DuPont, вторым из исков по поводу причинения вреда здоровью. Истец, Джон М. Вулф из Паркерсбурга, заявляет, что PFOA в питьевой воде привела к развитию у него неспецифического язвенного колита. Суд начнётся в марте. По его завершению останется рассмотреть ещё 3533 дел.
Перевод: Nathaniel Richjan
Вячеслав Голованов @SLY_G
карма
154,2
рейтинг 522,2
Редактор GeekTimes
Самое читаемое

Комментарии (124)

  • +5
    Колоссальный по информативности материал, заставляющий задуматься о многом. Но вот хабы…
    Ради шутки, можно заметить, что среди 70 тысяч истцов несколько гиков наверняка найдётся. Но гораздо лучше это смотрелось бы в хабе «Здоровье пастуха». Добавьте хаб «Здоровье пастуха».
    • +13
      Во-первых… Вы говорите так, будто пастух не может быть гиком. Если б были живы местные колхозы или были тут большие стада, я вполне рассмотрел бы возможность работы пастухом.
      Во-вторых, по соседству с химическими заводами живут не только пастухи. Например, в городе Чапаевске Самарской области находится один их таких. Оборонного класса. Так вот, обычные железные шурупы в окрестностях этого завода лучше не использовать — коррозия быстрая вплоть до разрушения. Что там летает в воздухе — никто не интересуется, или интересующихся быстро затыкают. Статистика по болезням, в том числе онкологии, там зашкаливающая. Но опять же всё шито-крыто. Казалось бы, причём тут рассказанная история? И причём тут пастухи?
      • +1
        Самое абсурдное, что скорее всего там такая экологическая обстановка вовсе не из-за передовых разработок биологического оружия и новейших обамачмоидов, а тупо из-за того, что дороги посыпают трэшовыми солями.
        • 0
          Соли одинаковые на всю область как минимум, а ужасы творятся только в окрестностях завода.
          • 0
            Возможно, на этом заводе отливают тапки из плохой резины.
            Это я все пытаюсь пошутить про абсолютную неоправданность такого загрязнения. Ведь если бы на этом заводе варили топливо для трансконтинентальных ракет, которые помогут встать России с колен, то любые жертвы были бы конечно полностью оправданы.
            • +1
              Да нет, как раз таки на этом заводе скорее всего или делают, или переделывают старое химическое оружие, как и раньше. В девяностые там строили какие-то установки по утилизации химоружия, но теперь чёрт его знает. Плотность гэбни на квадратный метр зашкаливает, шмон, секретность.
              А могут и топливо, впрочем. Разница невелика при нынешних технологиях.
              Чтобы подняться с колен, надо на них хотя бы встать. А не продолжать валяться пьяным в луже со спущенными штанами и матерно-бессвязно кому-то грозить ржавыми ракетами.
    • +5

      Насколько я понял, в группе риска вообще все, кто юзает тефлоновые сковородки и прочие антипригарные штуки, разве нет? У меня теперь приступ паранойи и желание провериться на это PFOA – это вообще возможно в России?

      • +1
        Современный тефлон делается по другой технологии.
        • +5

          А "современный" это какой? В статье речь о том, что дело ещё и сейчас продолжается, и до сих пор эти вещеста используются (пусть и якобы немного другое, "менее вредное").

        • +2
          При производстве тефлона используется эта PFOA, но в готовом продукте ее быть не должно.
          Известно, что перфтороктановая кислота распадается при температуре 190 ºС, тогда как технологический процесс спекания основы сковороды с антипригарным покрытием происходит при температуре 420 ºС[23]. Таким образом предполагается, что, согласно технологическому процессу, наличие PFOA в готовой сковороде маловероятно[24]. Тем не менее исследование, проведённое в 2005 году, выявило содержание PFOA в PTFE-покрытии новой посуды от 4 до 75 мкг/кг (при содержании в пищевой плёнке около 1800 мкг/кг и в материале упаковок для попкорна до 290 мкг/кг)[25].

          Независимые европейские исследования показали, что антипригарные покрытия не содержат PFOA в количествах, превышающих допустимые безопасные пределы[26]. Китайская академия контроля качества, инспекции и карантина (GAQSIQ), датский технологический институт подтверждают, что воздействие PFOA, используемой при производстве посуды, не обнаружено.[27][28][29].
          © wiki: тефлон
          • +1
            Тем не менее исследование, проведённое в 2005 году, выявило содержание PFOA в PTFE-покрытии новой посуды
            • +2
              На сковородке из чугуния и вкус у картофана значительно вкуснее получается.
              • 0
                А я перешёл на сковороды с керамическим покрытием. Жаль только, что оно быстро облупливается.
                • 0
                  Перекладывайте посуду при хранении какими-нибудь салфетками или полотенцами, не сваливайте в кучу в раковине, пользуйтесь мягкими губками и деревянными лопатками, и ничего облупливаться не будет.
                  • +1
                    Я знаю, но у меня керамическая поверхность процарапалась насквозь от обычной поваренной соли (крупного помола), когда я на сковороде делал гренки.
                    К тому же, я не один в семье готовлю, остальных участников женского пола тяжело переубедить, что нельзя в сковороде резать мясо ножом
                    • 0
                      Мне ножи жальче сковородок… Но после нескольких истерик, от того что ножом срубающим волос на весу, порезали мясо на тарелке — столовыми и разделочными ножами стали пользоваться по назначению :)
            • 0
              Вы же заметили там дальше, про пищевую пленку, в которой содержание PFOA в сотни раз больше, но никто не кричит «пищевая пленка травит вас», потому что до ПДК очень далеко.
      • +1
        Насколько я понял, тефлон — это капля в море, раз речь идет о всех флюорополимерах.
        • +1

          Ну, да. Просто тефлон первый в голову приходит + он напрямую с едой контактирует.

          • +3
            Сам тефлон вообще инертен в организме. Он даже ничем не смачивается, кроме расплавленных щелочных металлов. А вот слой на границе металла и тефлоновой пленочки — это как раз то и есть. Правда я тут надысь сковородку покупал. Тефлоновая, но подложка похожа на золотое напыление, так там было написано что без этого. Так что реально опасно ставить калиться сковородку на плиту, без еды. Разрушается покрытие и выделяются эти в-ва. При готовке не особо опасно. Но если смотреть более широко, то вообще лучше не жарить ничего. Там другие вещества получаются, тоже вредные. Или Вам критически важно не умереть именно от фтороорганики?
        • +3
          В тексте явно указано:
          В 2002 году агентство выпустило предварительные результаты: PFOA может вредить здоровью не только людей, пивших содержащую её воду, но и всем, кто входил в другое соприкосновение с ним – например, готовил еду на тефлоновых сковородках.

          В РФ производится посуда с тефлоновым покрытием с 1980-х. Изменилась ли технология, вот в чем вопрос.
          Не говоря уже о массовом присутствии на рынке китайских товаров.
          • +1
            Руссая вики говорит следующее:
            Перфтороктановая кислота распадается при температуре 190ºС, тогда как технологический процесс спекания некоторых изделий из тефлона происходит при температуре 420ºС. Таким образом, согласно технологическому процессу производства, ПФОК должна разлагаться. Тем не менее исследования показывают наличие кислоты в спеченных изделиях в количествах до 75*10-9. Изделия не прошедшие процесс спекания содержат до 1800*10-9 ПФОК.
            По официальной информации, с января 2012 года DuPont не использует ПФОА в производстве посуды и форм для выпечки.
            В России нет нормативных документов позволяющих контролировать производственные загрязнения фторопластов, что может негативно сказываться на качестве продукции с содержанием фторопластов.
            • +1
              Про официальную информацию мы уже в статье прочитали. Это пока за руку не поймали.
    • +12
      Наоборот с информативностью проблемы, куча ненужной воды про личности, когда мне интересно лишь само дело.
    • 0
      Ну, гики могут есть попкорн, например.

      In 2008 as news stories began to raise concerns about PFOA in microwaved popcorn, Dan Turner, DuPont's global public relations chief, said, «I serve microwave popcorn to my three-year-old.»
      Five years later, journalist Peter Laufer wrote to Turner to ask if his child was still eating microwave popcorn.
      «I am not going to comment on such a personal inquiry», Turner replied.[82][83] (с)
  • +1

    Кручу в руках кусок китайского провода в тефлоновой изоляции, который прикупил по случаю за пару центов и думаю, не слишком ли дорого нам в будущем обойдется такая дешевизна?
    Мир сейчас стал намного меньшим, чем мы его себе представляем.

    • 0
      Провод скорее всего в изоляции из термопластичного PVDF, «реакторный» полимер
    • 0

      В руках, без перчаток?

  • +1
    Проверять всё 60000? Не выход. К тому же хорошее исследования длится годами, если не десятилетиями, а многие вещества «выстреливают» не сразу.

    Наверное, нужно принимать меры по тому, чтобы как можно меньше искусственных химических соединений покидало производство. Изоляция. Хотя это не решает полностью проблему — есть же продукция.

    А ведь всего 100 лет назад почти всё делали из стали, дерева, стекла, кожи и ткани.
    • +7
      А ведь всего 100 лет назад почти всё делали из стали, дерева, стекла, кожи и ткани.

      А смертность всё равно была в несколько раз выше.
      • +3
        100 лет назад не было того же пенициллина и люди умирали от болезней.
        А сейчас люди рождаются с болезнями и нарушениями развития плода собственно это одно из самых плохих последствий.

        Так что безусловно надо разрабатывать меры «дезактивации» и утилизации любых отходов производства, чтобы они гарантированно были безопасны (чтобы не загрязнять рыбу в океанах и реках используемую в пище).
        • +1
          Есть еще добыча нефти и газа в недрах морского шельфа. Прорыв скважины BP вызвал колоссальный выброс нефтепродуктов, что повлияло практически на всю флору и фауну и вызвало смещение течения гольфстрим, последствия которого мы видим в изменении климата.
        • 0
          100 лет назад люди тоже рождались с патологиями, только их не диагносцировали. Так и жили. Кто-то юродиевый, кто-то нормальный, а кто-то в детсве так и помер. Детская смертность была же в разы выше, как и продолжительность жизни — в разы меньше. Не стоит думать, что раньше все были поголовно здоровы при рождении. Просто рождалось больше, а больные умирали в первые годы жизни или при рождении. Да и онкология тоже была. Да только не диагносцировали толком.

          Но факт того, что экология стала хуже и сильно влияет на здоровье людей отрицать тоже сложно. Влияние это теперь совсем иначе выглядит. Только объективно его доказать очень трудно, отсюда и огромнейшие проблемы при попытках нормативного регулирования. С одной стороны — прибыли и поставленное производство, а с другой — непонятное, неисследованное и вовсе не очевидное влияние компонента N на здоровье человека. Увы… Такие исследования слишком дороги.
    • +1
      100 лет назад вещей было на многие порядки меньше, и они зачастую стоили целые состояния. Да и если посмотреть внимательнее, от того же дубления кож загрязнение было очень серьезным — просто населения было мало (соответственно, и продукции надо было немного), чтобы это приняло масштаб катастрофы…
    • +1
      А еще 100 лет назад мамонты бродили по паркам. Вот небольшая подборочка о том, как подделывали пищевые продукты сто лет назад.
  • 0
    А какие меры предлагаются, чтобы решить проблему в глобальном масштабе?
    Нельзя ли, например, отменить понятие «нерегулируемое химическое вещество» — регулировать всё и, в зависимости от независимо полученных данных об опасности, не реже чем раз в 20-50 лет проводить процедуру переаттестации для промышленных производителей, потребителей и пользователей химии.
    • 0

      Кстати да, лоигчно было бы по-умолчанию считать любые новые вещества опасными, и переводить в группу разрешённых к выбросу только после соответствующих исследований.

      • +21
        Вот интересная ситуация относительно ГМО. Почему-то против ГМО (безотносительно конкретного продукта) ведется кампания. Вредно, не изучено, мутации, говорящая картошка — список страшилок можно продолжить. И, соответственно, регулируется содержание ГМО в продуктах, ввоз и культивирование семян. Но 60 000 тысяч непротестированных химических соединений — это безопасно, пока не доказано обратное. Удивительно!
        • +3
          Всего-лишь счастливое обстоятельство, что в ов время возникновения химпрома зеленые не были бы так сильны. Иначе бы делали вам провода из натурального каучука и стоили бы они в 100 раз дороже.
          • +5

            Судя по фактам в статье, стоит наоборот сожалеть, что во время возникновения химпрома зеленые не были бы так сильны. И да, есть люди защищающие планету от превращения в токсичную непригодную к жизни свалку, а есть корпорации, прикрывающиеся экологией для борьбы с конкурентами, как в случае с ГМО. Не надо всех стричь под одну гребёнку.

          • +1
            Во время возникновения сельхозпроизводства «зеленых» вообще не было. Это раз.
            Во-вторых, ваш комментарий выглядит как сожаление(«эх, сейчас все сковородки подорожают»)
            Ну и в последних, как мне кажется, дело не в тех «зеленых», что люди, а в тех «зеленых», что в бумажках. Разрешите-ка свободно производить, выращивать, импортировать и экспортировать ГМО-продукты и через несколько лет аграрную промышленность будет не узнать. В этом случае Египет станет мировым экспортером пшеницы! (шучу, но кто знает). А мировые поставщики продовольствия у нас кто? Да все те же, что производят сковородки, фольксвагены и нефть. Банально не выгодно с точки зрения экономики. А продавать сковородки, фольксвагены и нефть — выгодно.
            • 0
              На самом деле было бы интересно организовать защиту здоровья и окружающей среды на рыночных началах, а также законодательно (в мировом масштабе) превратить экологию в инструмент конкурентной борьбы между экономическими субъектами.
              Но для этого нужно, чтобы: А) коммерческие организации получили право контролировать сферу экологии — например, корпорация «А» могла бы на законных основаниях прислать на заводы корпорации «Б» своих экологов, которые, найдя нарушения, помогли бы «А», поднагнуть «Б» в честной конкурентной борьбе, например, методом временной приостановки производства а не просто какими то смешными штрафами; Б) доходы от выявленных нарушений, перечислялись не в госбюджеты, а в бюджеты чисто коммерческих организаций, занимающихся поиском и «монетизацией» экоправонарушений — тут же появятся коммерческие организации-«экотролли», которые станут жить за счёт нарушителей, тем самым вынуждая их ликвидировать свои экопроблемы.
              Научные исследования и ужесточения экозаконодательства в такой схеме происходят за счёт заинтересованных сторон — буквально — хочешь больше выдоить с нарушителей — оплати исследования опасности а потом пропихни новые ужесточённые нормы в законодательство…
              При этом рынок сам отрегулирует уровень заботы об экологии, который может себе позволить общество на данном этапе своего исторического развития. Всё работает, и никакой магии! :)...
              • +2

                Организации, занимающиеся поиском нарушений, быстро превратятся в неофициальные филиалы организаций, собственно занимающихся этими нарушениями.

                • 0
                  Организации, занимающиеся поиском нарушений, быстро превратятся в неофициальные филиалы организаций, собственно занимающихся этими нарушениями.


                  И займутся поиском нарушений у конкурентов «головных офисов»… Да восторжествует равновесие!
                  • +2
                    К сожалению, конкуренция работает только до уровня суб-монополий. После этого негласное соглашение приводит к фиксации цен и работы рынка. Зачем одному крупному концерну на грани демонополизации раскрывать другой концерн на грани демонополизации?

                    Им нет смысла конкурировать и бороться, тем более у них давно куча соглашений об ИС между друг другом.

                    А если один преследует другого, то в итоге никакой выгоды он не получит (так как больше клиентов он получить не сможет, иначе в антимонопольный комитет загреметь можно). Более того можно получить преследование от конкурента и в дополнение, даже если ты имеешь 100% выигрыш в этом деле, в итоге ты проиграешь, т.к. вместо одной крупной компании с другой стороны опять начнется заварушка мелких, которые как раз таки могут жрать из твоей клиентской базы.
    • +1
      И похоронить в стране производство навсегда.
      Любое законодательное ограничение в области экологии порождает огромные расходы. Эти расходы включаются в себестоимость продукции, товар дорожает. Спрос падает, не все могут позволить себе товар по такой цене. Товар становится еще дороже. В итоге владелец деньги выводит, а производство закрывает за невыгодностью. Новый инвестор тоже не придет на рынок, где надо собирать миллион бумажек на каждый чих, и где после истерики у очередного журналиста на тебя прилетит 9000 проверок.
      Глобально проблему не решить, ибо это фундаментальный закон вселенной: любое действие имеет последствия. Стоит выбор: или эффективное развитие и неоднозначное изменение окружающей среды, или деградация и неизменная окружающая среда. Есть еще третий вариант: самому развиваться, а гадить к соседу, но это пока такой глуповатый\жадный сосед есть. Выход только в совершенствовании технологий, чтобы минимизировать сами отходы, и компромиссах между негативным влиянием на окружающую среду и эффективностью производств.
      • +2
        эффективное развитие и неоднозначное изменение окружающей среды

        "Неоднозначное" — слишком мягкий термин, давайте заменим на "оказывающее серьёзное негативное влияние на здоровье и жизнь людей". Экономика, безусловно, важна, и такой выбор стоит. Но он должен делаться сознательно, а не как в случае с DuPont, которые до последнего утверждали, что выбрасывают безвредную подкрашенную водичку.

        • +1
          Компания понимала, что на момент обнаружения ядовитости вещества всё зашло очень далеко, и если открыто признать ошибку, последствия будут фатальными как для бизнеса, так и для отрасли в целом. Это было единственно правильное поведение менеджмента. Да, оно выглядит бесчеловечно и аморально, но для бизнеса — это единственно возможный выход. Молчать и отпираться до последнего. Если бы они признали вред сами, их тут же разорвали бы громадными судебными исками как реально пострадавшие, так и просто примазавшиеся халявщики. И более того, был бы создан прецедент, позволяющий подавать подобные иски на другие предприятия, ведь там тоже используются разные малополезные для здоровья вещества — отработал пару лет, потом подал иск.
          Эта компания единомоментно разорилась бы на судах, другие просто разом свернули бы производство, связанное со скандальным веществом, выкинув десятки тысяч людей на улицы. И еще надолго инвестиционный климат в штате\стране был бы испорчен.
          Ситуация схожая, как в недавнем скандале с WV: сначала был шум, но при детальном рассмотрении оказалось, что все так делают, что нормы евро-5 слишком строгие, и скандал в прессе резко замяли. Сделать для исправления ситуации ничего нельзя было, а разорение автогиганта на штрафах и судах вызовет только уменьшение налогов, безработицу и социальную нестабильность.
          • +6
            Сделать для исправления ситуации ничего нельзя было

            А хотя бы тихо без скандала сменить используемое вещество, или начать использовать нормальную отчистку? Компания продолжала молча калечить и убивать тысячи ничего не подозревающих людей, но конечно их можно понять, ну ситуация же сложная. И никто не дал этим людям возможности выбирать, готовы ли они сыграть с рулетку своим здоровьем и здоровьем своих близких ради экономики, рабочих мест и инвестиционного климата.


            Давайте переформулируем задачу: у вашего ребёнка отказывают почки, потому что местный химический гигант молча выбрасывал в воду токсичные отходы. Вам объясняют, что это была неизбежная жертва, потому что ставить отчистные системы слишком дорого, предприятие могло разориться. Вы примете такое объяснение? Скажате "да, конечно, ничего не поделать, такова суровая необходимость"?


            свернули бы производство, связанное со скандальным веществом, выкинув десятки тысяч людей на улицы
            И еще надолго инвестиционный климат в штате\стране был бы испорчен.

            И это всё равно было бы лучше сложившейся ситуации. Тут как с техническим долгом: один раз срезали угол, второй, вроде есть более срочные и важные задачи, потом как-нибудь успеется. А потом раз — и обнаруживаем, что проект превратился в кучу говнокода, требующего огромных усилий по поддержке и значительных трудозатрат для самого мелкого изменения.


            Или в нашем случае: раз — и обнаруживаем, что на планете больше не осталось мест, где можно жить, рожая здоровых детей и не умирая от рака в 30 лет. Но все решения, которые привели к этой ситуации, были взвешенными, обдуманными, с заботой об экономике и рабочих местах. Всё хорошо

            • 0
              Ни коим образом не оправдывая DuPont
              Давайте продолжим формулировать задачу?
              Вы подали в суд, предприятие закрылось, вы, ваша жена, ваш брат, и еще 5000 человек в вашем городе за воротами, со специальностью рабочий химической промышленности. В городе нт других предприятий и работы для трудоустройства. В городе упала налоговая база, и закрыли половину больниц, в городе нет работы и плохая экологическая история, поэтому вашу квартиру ни кто не купит. Ваши накопления недостаточны для переезда всей семьей. И наконец вишенкой на торте — у вас репутация того самого типа, который уничтожил город.
              Ни одна из крайностей не является хорошим выходом.
              • +7

                Знаете, так можно прийти к системе, когда половину новорождённых сразу перерабатывают на консервы, причём каждый из шагов, приведших к этой системе, был логичным, взвешенным и направленным на общее благо.


                Да, лучше сейчас выгнать на улицу 5000 человек, включая меня, и разрушить порочный круг. Потому что через 10 лет это будет уже 50 000 человек, через 20 лет 500 000, а через век потомки этих 500 000 будут жить в радиоактивной токсичной пустыне как в Фоллауте.


                В городе есть предприятие по сжиганию расово неполноценных людей. От этой практики вроде как давно отказались, но предприятие является градообразующим, экономика города крайне болезненно отреагирует на резкое снижение доходов населения и увеличение безработицы. И вообще количество сжигаемых гораздо меньше количества занятых на производстве, а им нужно семьи кормить. Поэтому мы продолжим часть посещающих город туристов отправлять на переработку, и ни в коем случае не станем ничего разглашать.

                • 0
                  Ну так и решайте за себя, а не за остальных 4999 человек. Уйдите и внесите вклад в разрушение порочного круга. Вам важнее, им (возможно) нет.
                  • +5
                    им (возможно) нет

                    Так никто их не спрашивал и не спрашивает, проблему скрывают. Вас послушать, так DuPont провела в той местности опрос населения, предоставив правдивые данные об опасности. И большинство подписалось под пунктом "Разрешить сброс токсичных отходов, чтобы увеличить прибыльность бизнеса".

            • 0
              С точки зрения бизнеса, возможно, ситуация из вашего последнего абзаца даже более выигрышна. Ведь столько новых рабочих мест можно открыть из-за такой сложившейся ситуации! Столько новых инвестиций получить! Столько новых исследований провести! И т.д…
              Бизнес — местами очень лицемерная штука.
      • 0
        Не миллион бумажек на каждый чих, вы утрируете. У нас же установлены ПДК по многим химическим элементам (например, по хлору) и ничего, производства работают и нормативы не нарушают.
        • 0
          Угу. Только еще лет десять назад (за сейчас не знаю, перестал этим заниматься) нормальным явлением было разрешение комбинату %NAME% на превышение нормы выбросов, или ПДК вещества %name% в составе выбросов. Скажем, в 10 раз.
          Или «в порядке исключения» снизить комбинату %NAME% штрафные санкции за выбросы. Например, в сто раз (оба числа помню).
  • +10
    Меня удивило, что при такой цене вопроса, юрист случайно под машину не попал…
    • +12
      У нас — он дело еще не успел бы открыть, как его самого бы посадили…
    • +5
      В оригинале, к сожалению, не раскрыта тема его внезапного недомогания. Всё может быть.
    • +5
      И начало истории хорошо! Идёшь в суд, получаешь предписание и… Вжух и компания выдаёт тебе компромат на себя за 50 лет.
      • +9
        Так это потому, что в компании бюрократический бардак помноженный на злоумыслие. Тот, кто писал отчёт, что вещество ядовито, понятия не имел, что его где-то сливают. Тот, кто сливал, не знал, насколько оно ядовито; думал, что никто не заметит. Тот, кто выдал бумажки по решению суда вообще не знал, что там в них написано. Это ещё утрировано. Недаром же после выдачи таких бумаг их годами читают.
        • 0
          «Из документов Билот узнал, что 3M и DuPont проводили секретные медицинские исследования PFOA в течение более чем 40 лет.»

          Угу. Просто так проводили секретные исследования и не знал. Всё они знали.
          • 0
            «Они» давно на пенсии. Речь о 80-х годах и ранее. Их ошибка, что эти документы не имели конфиденциальной маркировки, чтобы сотрудникам было понятно, что не стоит передавать кому либо, а лучше уничтожить в случае чего.
            • 0
              Как бы то ни было, стоит отметить уважение к суду. Изначально не хотели выдавать (знали о характере документов), но когда суд постановил — беспрекословно всё дали документы и не строили дурачка, мол, «потерялись», «сгорели» или ещё чего.
              • 0
  • +8
    Размер штрафов поражает. Не иначе как правительство США в сговоре. 16,5 млн для корпорации с доходом больше 3млрд? Напомните штраф для VW за загрязнение? А BP?
    • –2
      В США двойные стандарты. Своим все — чужим законы! Или же коррупция. И то и другое как то не радует.

      Про эту тему с PFOA я давно читал. Тефлон который в сковородках он сам по себе не вреден, но при нагревании свыше определенной температуры начинает активно разлагаться на составляющие которые и могут причинить вред здоровью.

      Сам я пользуюсь посудой из нержавейки, очень доволен, легко моются, не пригорают, можно применять на индукционных плитах, кастрюли по сути вечные — можно по наследству передавать :)

      Со сковородкой из нержавейки правда не все так просто, надо уметь еще пользоваться, сначала ее раскаляют до такой температуры, что бы шарик воды крутился на ней, а потом уже обжаривают.

      Не сочтите за рекламу покупал не рекламируемый Цептер, а отечественный продукт производимый на урале на заводах ВПК. Толстый, прочный металл и композитное трехслойное дно выгодно отличают эту продукцию от китайского ширпотреба у которого стенки кастрюли как фольга и шершавые не полированные.

      Покупал сдесь salda.ru

      Еще есть фильм с Джулией Робертс про нечто схожее описываемуму в статье Эрин Брокович
      • 0
        Там по моему под миллиард компании обошелся груповой иск. Но у Дюпонт видимо юристы круче. Что до сковородок, то керамика тоже неплохой вариант
        • 0
          Фольцваген предварительно согласовал штраф он включает в себя «уголовные и гражданские штрафы в общей сумме 4,3 миллиарда долларов».

          «В 8 штатах США поданы судебные иски на 5 миллиардов долларов против промышленного гиганта «DuPont» — владельца патента на тефлон.»

          «В период 1981-2001 г.г. компания не предоставляла результаты анализов по PFOA правительственным организациям, за что и была оштрафована на сумму 15 миллионов долларов.»
        • 0
          Керамика все таки обшаркивается со временем.
    • +1
      Вы знаете, в России дело обстоит ещё смешнее. Я приведу ссылку на ситуацию, сложившуюся в моём родном городе. http://www.chepetsk.ru/dni/news/2010-06-17-2 За то, что областной центр неделю не мог употреблять в пищу воду из-под крана, предприятие заплатило(??? — не знаю исхода ситуации) меньше 10000 рублей. Есть, над чем подумать. Кстати, рядом с заводом этого предприятия стоит завод другого химического гиганта, который как раз работает с упоминавшимися соединениями — фторполимерами.
  • 0
    «В 1991 учёные компании вычислили безопасную концентрацию PFOA в питьевой воде: одна часть на миллиард.» — это как? Не помню таких единиц измерения.
    • +3
      • 0
        Спасибо. Никогда не встречался с такими единицами.
        • 0

          эээ… Такое вроде в начальной школе проходят.

    • +2
      Вполне применяемая едиица. Есть промилле — это одна часть на тысячу, есть ppm — одна часть на миллион, ppb — одна часть на миллиард.
    • 0
      Всё верно: это безразмерная величина.
  • 0
    Опа, так это был мужик? Мне, честно говоря, версия с Джулией Робертс больше нравится. Но все равно респект мужику, все таки протолкнуть такое немного труднее чем прочитать потом статью на гиктамсе.
    • +4
      Что-то Вы всё в кучу свалили. Робертс играла Эрин Брокович-Эллис — там дело велось против выбросов хрома корпорацией PGE.
  • +1
    напрашивается такой вывод:
    свинцовые трубы разрушили Рим, и Римскую империю.
    а PFOA разрушит нашу цивилизацию, в планетарном масштабе.
    • +1
      Сомнительно. Так как причина известна — катастрофическая ситуация только подтолкнет практическую генетику — модификации ДНК, как плода — что-бы исправить влияние веществ, так и взрослых — что-бы уменьшить перенос PFOA или добавить выработку связывающих его белков. Возможности и технологии у нас есть, просто нет стимула их форсировать.
  • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
    • +3
      В оригинале, к сожалению, ссылок нет. Я при оформлении переводов стараюсь сам проставлять ссылки с тех понятий и терминов, которые, как мне кажется, могут вызвать вопросы у среднего читателя. В частности, есть ссылка на вики с «Перфтороктановой кислоты», и даже в русской редакции статьи упомянут скандал с DuPont. При владении языком, можно, перейдя на англоязычную версию, найти все источники. А по-русски такой информации всё равно нет.
    • +4
      nytimes все таки не рентв
    • +2
      Похоже вы не знает что такое «теория заговора». Про Рен ТВ и «мывсеумрём» чисто ваши воображение и эмоции. Имена на английском выдают релевантную информацию. Ваши претензии высосаны из пальца.
      • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
    • 0
      Господи, да у нас каждое второе (третье, пятое, десятое, не важно) уголовное дело так ляпается. Свидетели дружно говорят, что не виновен, записи с камер показывают тоже самое, но прокурор и судья глубокомысленно заявляют «не верим». И никакой теории заговора, обычная коррупция и круговая порука.
      Ну насчет того, что «друзья выходили из ресторанов, куда входили Тенанты» согласен, как-то уж совсем дико. Но кто знает, может такие друзья или такая специфика жизни в американском «моногороде».
      • +2
        А что в этом такого супер-дикого? Городок маленький, все друг у друга не виду, и, готов поспорить, работы там минимум. Сегодня пообедал с врагом корпорации — завтра пришел и уже уволен, сидите с семьёй без бабла.
        Да и стоит учитывать типичный протекционизм компании со стороны своих работников. Типа «этот парень пошел против нас, щас закроют завод и кирдык».
        Ну, а дальше по накатанной — стоит стать изгоем для одной группы людей, и скоро ты станешь изгоем для всех.
  • +3
    Да помнится когда отменяли советские ГОСТы и заменяли их на ТУ, кивали — вон мол, в развитых странах, ТУ достаточно, не, не будет же бизнес травить людей, зачем ему это, ну да ну да, Маркс.jpg.
  • 0
    Могу поспорить, что через какое-то время снимут фильм по мотивам этой истории.
  • +2
    Огромнейшее спасибо автору за статью!
    Хорошее напоминание всем о цене «инновационных материалов» и последствиях бездействия тех, кто должен регулировать всё это (государство).
  • +6
    Смотрю с удовольствием научный сериал — Космос «Космическая одиссея» с Нилом Тайсоном, так вот там в одной из серий рассказывалось как один ученый вычислял возраст земли при помощи радиоуглеродного анализа. Его коллега считал количество радиоактивного элемента в материале а он количество свинца. И количество свинца было всегда разным. Он всеми способами пытался сохранить чистоту эксперимента но ничего не получалось.
    В итоге он нашел источник загрязнения. Это был Тетраэтилсвинец, который использовался в бензине. Сейчас зашел на Википедию и там так же фигурирует компания DuPont.
  • +5
    Фильм есть художественный про эти события.

    Кстати записи фермера тоже гуглятся https://vimeo.com/136529193
    • 0
      Спасибо, добавил в статью
    • +2
      фильм «Гражданский иск» (A Civil Action) 1998 https://www.kinopoisk.ru/film/2985/

      события очень схожи
      • +1
        или еще точнее: непонятно, почему в оригинале нет упоминания про этот фильм — события не просто схожи, а очевидно одни и те же
        • +3
          Фильм 1998 года, а описываемые в статье события разворачиваются с 1999-го.
          В Вики написано, что фильм снят по документальной книге, описывающей загрязнение окружающей среды в Массачусетсе в 1980-х годах.
          Там тоже химическая компания загрязняла воду, только трихлорэтиленом.
          В общем, просто случай характерный. Пока никто не рыпнется, крупная компания будет получать прибыль за счёт чего угодно.
  • +2
    «флюорополимеры» на русский язык переводятся как «фторполимеры».
    • +2
      Лучше, наверно, даже как «фторопласты», что легко установить по соответствию страницы https://en.wikipedia.org/wiki/Fluoropolymer странице https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A4%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%BF%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8B, но если сказать «фторполимер» — вас поймут. А «флюорополимеры» — это бездумная калька с английского.
      • 0
        Какая разница, всё равно же всем непонятно, о чём речь.
        • 0
          Фторопласт используется сейчас во многих (если не всех) подшипниках скольжения. Взять какой-нибудь электродвигатель пылесоса, белая пластмасса на которую опирается вал — оно и есть. В свое время считался одним из достижений ученых СССР- корозионностойкий, дешевый, функциональный. Особенно понравился гидроэнергетикам- смазочное масло смывается водой, а фторопластовый подшипник вообще ее не замечает.
  • 0
    Интересное описание ситуации от самой DuPont:
    http://www.dupont.com/corporate-functions/our-company/insights/articles/position-statements/articles/pfoa.html
    DuPont always acted responsibly based on the health and environmental information that was available to the industry and regulators about PFOA at the time of its usage.

    DuPont took more precautions in the use and handling of PFOA than any other company.

  • +1
    Больше похоже на статью «Компания DuPont, ставшая кошмаром для юриста». Какие-то там 16 млн. штрафа, 70 млн. выплат, 33 млн. на исследования и суды, 99% из которых никогда не состоятся по причине смерти истца. И все это за пятнадцать лет. DuPont это как слону дробинка.
    • 0
      ну, есть еще затраты на переоборудование производства. И не забывайте о продолжающиеся гражданские процессы.
      • 0

        которых по сколько в год? И выплаты по прошедшим будут сколько долей процента от прибыли? Мне кажется в статье достаточно хорошо описано что от последствий этих исков компания ушла фактически.

  • –3
    Глобальные международные корпорации. Все по Марксу — на любое преступление, лишь бы прибыль была.
    А народ везде одинаковый — ради личного навара сдают всех…
    • +2
      Это английский публицист XIX века Томас Джозеф Даннинг сказал.
      https://ru.wikipedia.org/wiki/Прибыль
      • 0
        Вики это хорошо. Но Маркс в оригинале все же лучше.
        В PDF:
        https://www.marxists.org/russkij/marx/cw/t23.pdf
        Открываем стр. 770

        В HTML так же стр. 770:
        http://www.esperanto.mv.ru/Marksismo/Kapital1/kapital1-24.html#n250
        http://www.esperanto.mv.ru/Marksismo/Kapital1/kapital1-24.html#x250

        Открываем ссылки и читаем тоже самое, что и в ПДФ на стр. 770:

        Маркс пишет:
        Tantae molis erat 220 создать условия для свободного проявления «вечных естественных законов» капиталистического способа производства, совершить процесс отделения рабочих от условий их труда, на одном полюсе превратить общественные средства производства и жизненные средства в капитал, на противоположном полюсе превратить народную массу в наёмных рабочих, в свободных «работающих бедняков» — этот удивительный продукт современной истории 248). Если деньги, по словам Ожье, «рождаются на свет с кровавым пятном на одной щеке» 249), то новорождённый капитал источает кровь и грязь из всех своих пор, с головы до пят 250).

        Подкрепляя свою мысль приводит цитату из работы другого автора и ссылается на источник, где он это взял:
        250) «Капитал», — говорит «Quarterly Reviewer», — «избегает шума и брани и отличается боязливой натурой. Это правда, но это ещё не вся правда. Капитал боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли, как природа боится пустоты. Но раз имеется в наличии достаточная прибыль, капитал становится смелым. Обеспечьте 10 процентов, и капитал согласен на всякое применение, при 20 процентах он становится оживлённым, при 50 процентах положительно готов сломать себе голову, при 100 процентах он попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы. Если шум и брань приносят прибыль, капитал станет способствовать тому и другому. Доказательство: контрабанда и торговля рабами» (T. J. Dunning, цит. соч., стр. 35, 36).

        Таким образом, здесь все корректно — речь идет о Карле Марксе и первом томе «Капитала» стр. 770, где он рассуждает о преступной сути капитала и совершаемых им преступных деяниях.

        Маркс уважительно ссылается на названного Вами автора, и приводит в виде цитаты его текст в своей работе.

        Я ссылаюсь на Маркса, которого читал…
        И не ссылаюсь на T. J. Dunning, цит. соч. «Trade’s Unions and Strikes», стр. 35, 36., которое я не читал и мне найти не удалось найти, что бы процитировать.

        • 0
          Заработало, то что нашел:

          http://archive.org/stream/tradesunionsstri00dunnrich#page/35/mode/1up
          http://ia601408.us.archive.org/19/items/tradesunionsstri00dunnrich/tradesunionsstri00dunnrich.pdf

          Теперь можно прочитать в оригинале, скан вполне качественный. Самый низ странницы 35 и верх стр. 36.
          Понятным английским языком, буква в букву, Маркс не соврал…
  • 0
    Теперь понятно откуда такой интерес к Марсу.
  • +1
    В Росии тоже много чего можно найти в поставляемой питьевой воде, из недавнего можно прочитать про очистку воды средством для очистки канализаций: https://rg.ru/2016/12/26/reg-sibfo/v-kuzbasse-razgorelsia-skandal-vokrug-innovacij-na-vodokanale.html
    И на сколько это масштабно еще не понятно, так как с нашей коррупцией такие случаи легко скрыть.
    • +1
      А у них нет коррупции, и скрыть такое нельзя. Хотя, постойте-ка…
    • 0
      Читая про эту историю, понимаешь, что в России не будет никто так отчаянно защищать здоровье простых людей, тут вряд ли найдутся настолько упрямые юристы или общественники. А если и находяться таковые, мы уже последние лет 10-15 могли наблюдать что с ними происходит…
      • +2
        в России не будет никто так отчаянно защищать здоровье простых людей

        Кроме нас самих, методом "голосования ногами" и рассредоточения по складкам малонаселённой местности :)
        Химизация, автомобилизация и развитие безпроводных технологий связи(?) в сумме дали такой эффект:


        imagehttps://habrastorage.org/getpro/geektimes/comment_images/cdc/fd4/99e/cdcfd499ee0ff69574bff12f267df627.png


        Одного "заслуженного врача"-ыксперта штрафанули и посадили за взятки при выдаче разрешений на >400 базовых станций СВЧ-геноцида, без расчётов. Но незаконно построенное не снесли.


        Татарстанский чиновник рассчитал на шесть с половиной лет колонии

        • +1
          Эти антенны у нас над головами на крышах наших с вами домов устанавливают и не спрашивают хотим мы этого или нет, и компенсации за это нам не платят (возможно ЖКС платят, за согласование). И тут на Гиктаймсе гуляют бодрые статьи с заголовками «Будущее без проводов!». А когда говоришь им, что без проводов — опасно для здоровья, тебя минусуют. Не иначе как лоббисты и тут.
  • +1
    Я не понимаю. В течение десятилетий несколько ушлепков из дюпон травили десятки тысяч людей заведомо токсичным веществом, дошли до того, что уже вся планета заражена, множество людей умрут от рака или родятся с отклонениями, это все доказано — и никто даже не наказан? Хм… Если капиталист стал есть вилкой — стал ли он от этого менее людоедом?
    • +1
      Проблема крупных корпораций в отсутствии ответственности. Даже, если СЕО станет внезапно пытаться залатать эко дыры — его быстро заменят акционеры.

      Это так сказать inherent trait акционерных обществ.

      Частный владелец крупной компании никогда не сможет позволить себя делать выбросы при таких объемах в связи с возможным репутационным риском.
      • 0

        В данном случае, 3М им же сразу порекомендовала не сливать PFOA, а сжигать или нагревать выше 190 градусов.
        Если бы сразу техпроцесс внедряли с правильной утилизацией, никто бы из акционеров и не возразил.
        А когда сначала стали сливать, то потом чтобы сделать правильно, уже надо обосновать увеличение расходов на утилизацию...

  • 0
    Невероятно информативный и главное интересный пост. Вроде бы тут технари, юристов не так много, но написанно так что понятно каждому. Заставляет задуматься, а сколько еще подобных компаний травящих людей есть. Я уверен в нашей стране их тоже не мало, но никто не сможет их одолеть потому что деньги правят миром, жизни можно купить и продать.
  • 0
    Из вики:
    Известно, что перфтороктановая кислота распадается при температуре 190 ºС, тогда как технологический процесс спекания основы сковороды с антипригарным покрытием происходит при температуре 420 ºС[23]. Таким образом предполагается, что, согласно технологическому процессу, наличие PFOA в готовой сковороде маловероятно[24]. Тем не менее исследование, проведённое в 2005 году, выявило содержание PFOA в PTFE-покрытии новой посуды от 4 до 75 мкг/кг (при содержании в пищевой плёнке около 1800 мкг/кг и в материале упаковок для попкорна до 290 мкг/кг)[25].

    Правильно я понимаю, что «пищевую» пленку, в таком случае, лучше вообще держать подальше от продуктов? Или достаточно не есть саму пленку?
    • 0
      Пищевая плёнка разве относиться к фторопластам?
  • 0
    Но если вы читаете эту статью в 2016 году, у вас в крови есть PFOA. Оно в крови ваших родителей, ваших детей и вашего любимого человека.

    Даже в небе, даже в Аллахе!
  • +2
    Да, кстати, вот теперь вы ещё верите о том, что крупные корпорации размещают производства в странах третьего мира по причине «дешевой рабочей силы»? Помоему всё очевидно: просто «у себя дома» гадить в окружающую среду становиться трудно и затратно.
  • 0
    Как и в деле Тенантов, DuPont создала команду из собственных учёных и специалистов из департамента по защите окружающей среды Западной Виргинии. Она объявила новый лимит: 150 частей на миллиард. Билот посчитал новую цифру невероятной. Нанятые им токсикологи определили безопасное ограничение в 0,2 части на миллиард.

    Ну так самое интересное не рассказали: 1) Каким способом измеряют части на миллиард (в зависимости от метода могут быть очень разные числа) 2) Как одни токсикологи решили, что 150 на миллиард укладывается в лимит, какая была логика в их рассуждениях 3) Как другие токсикологи вывели, что выше 0.2 на миллиард это уже небезопасно, где их логика рассуждений?

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.