Из механики в медицину: как один человек решил стать учёным

https://www.leafscience.org/mechanic-to-scientist
  • Перевод
image

Сегодня мы расскажем историю того, как один участник нашего сообщества – Майк Дэниелс, – автомеханик, стал исследователем рака, будучи вдохновлённым работой Обри де Грея и SENS Research Foundation на борьбу с возрастными заболеваниями. Это эмоциональная, смелая, но правдивая история человека, который совершил решительный поступок и сейчас делает удивительные вещи ради науки.

Хилл: Прежде всего, не мог бы ты рассказать нам немного о себе?

Майк: Конечно. Я студент первого года аспираторы Университета Колорадо по направлению Биостатистика. Я встретил свою жену в 2003 г. на онлайн сайте знакомств всего через два дня после того, как меня мобилизовали на войну в Ираке. Как 42-летний отец двух дочерей, я поддерживаю контакт со своими родителями, которые до сих пор живут в Аппалачи, где я вырос. Я не знаю, являюсь ли я противоречием или мостом между двумя мирами. Книга Hillbilly Elegy Дж. Д. Ванса напоминает мне о моих предках, живших вдоль Шоссе 23 в Восточном Кентакки.

В то же время только вчера я представил обзор научного журнала классу, наполненному интеллектуалами, таким как врачи, биологи и математики. Будучи либералом, учёным атеистом с религиозными, консервативными родственниками и друзьями, я понимаю, почему избиратели поддержали Дональда Трампа и почему протестующие выходят на улицы. Карл Саган сказал, мы всего лишь голубая точка, пылинка в луче солнца, просто так, чтобы обрисовать перспективу.

Итак, кто я? Я тот парень, который чинил ваш кондиционер, застилал крышу в вашем доме, менял свечи зажигания в вашей машине, работал на конвейере по производству продуктов, защищал вашу страну на войне, был официантом за столом в вашем любимым ресторане и даже мыл за вами тарелки, после вашего ухода. Сейчас я хочу присоединиться к объединённому фронту для борьбы с самой главной причиной человеческих страданий – старением.

Хилл: Когда ты впервые услышал о SENS и что заинтересовало тебя в этой идее?

Майк: Удачный случай вдохновил меня на прочтение книги Обри де Грея «Остановить cтарение» в 2008 г. Я жил в Луизвилле, Кентакки, и проводил время, свободное от работы на фабрике замороженных гамбургеров сети White Castle, в местной кофейне, под названием Кофе Братьев Хейне (Heine Brother’s Coffee). Рядом с этой кофейней был Carmichael’s – местный несетевой книжный магазин. Сидя в кафе, я чувствовал уныние, из-за финансовых проблем, связанных с рабочей профессией, недостатком сна из-за ухода за двумя младенцами и страданиями войны, которыми были заполнены новости.

Когда я смотрел в направлении книжного магазина, луч солнца пробился на землю сквозь тучи. Я встал со своего места, чтобы этот свет попал на моё лицо и поднял мне настроение. Я, должно быть, стоял так около минуты. После этого я пошёл прямо к своему любимому разделу Естественные Науки и Математика. И обнаружил не просто книгу, но надежду. В то время как Барак Обама говорил нам об изменениях и надежде, я находил их для себя. Книга «Остановить cтарение» достучалась до меня. Доктор де Грей говорил нам не ограничивать человечество рамками его ДНК.

Оспорь статус кво и узнай, какими великими мы можем cтать. Каждое поколение верит, что может достичь большего, чем поколение их родителей. Пока однажды это поколение не ослабевает под воздействием симптомов старения. Великие люди теряют своё достоинство из-за того, что социальный работник или член семьи должен помогать в том, что когда-то было для них элементарной задачей. Даже по мере того, как их тело и разум угасают, младшее поколение старательно усваивает их мудрость и любовь.

Это глубоко тронуло меня, потому что я люблю родителей, бабушек и дедушек, теть, дядь, кузин, других родственников и друзей. Для религиозных людей мысль о возможности снова увидеть близкого человека в раю или концепция жизни после смерти позволяет частично справится с болью от их потери из-за старения. Будучи атеистом, я не имел подобной возможности. Зерно трансгуманизма было посеяно во мне и виной тому был Обри де Грей.

SENS захватил меня не старением наших близких. Аналогия де Грея с техническим обслуживанием антикварного автомобиля привлекла моё внимание ещё в начале книги. Это было прямое обращение ко мне как к автомеханику. Я читал её в 30 минутные перерывы на фабрике гамбургеров сети White Castle. В то время как на конвейере я собирал из шести бургеров 3 набора по 2 и отправлял их на целлофановую упаковку со скоростью одна пара в секунду, мои мысли были далеко.

Каковы 7 категорий повреждений, которые необходимо обратить вспять? Охватывают ли они всё? Починка может быть проще, чем изменение метаболизма, но возможно ли она в принципе? Что произойдёт с обществом после устранения возрастных заболеваний? Обри прокомментировал каждый из этих вопросов, и научное сообщество постепенно начало принимать его идеи, когда не было возможности их опровергнуть. Я был в игре и хотел cтать частью следующего этапа улучшения человека.

Хилл: На что тебя вдохновила эта книга?

Майк: В какой-то момент я решил прекратить знакомить жену с концепцией SENS маленькими шагами и сразу рассказал ей все свои мысли. Это произошло во время долгой прогулки, когда, как я неосознанно знал, что ей некуда было скрыться. Она оставалось тихой и несколько испуганной в течении нескольких часов, пока я говорил о молекулярной биологии, бедах старения и своих планах стать врачом или исследователем. У неё два магистерских диплома. Я же был занят переобучением национальных гвардейцев, которых должны были отправить в Ирак и работал на нескольких должностях на фабрике замороженных продуктов, а также выполнял ряд низкооплачиваемых физических работ.

Я не был наивен касательно трудностей академической жизни. У меня были хорошие успехи в школе, которую я закончил со средним баллом 4.0 и первым местом в окружном конкурсе по математике. Я посещал Виргинскую Техническую Школу чтобы стать инженером химиком, но потратил несколько лет не уделяя внимание учёбе. Вместо этого я концентрировался на неудавшихся отношениях, получении одобрения внешнего окружения, участвуя в вечеринках и потере веры. Последней каплей стал нервный срыв из-за финансовых проблем.

Подруга отвезла меня в скорую, потому что боялась, что я покончу с собой. Я даже не сказал ей, где обдумывал эту возможность. Живя в разваливающейся квартире без денег или еды, я сделал последний вдох и погрузился в ванну с водой, сцепив ноги так, что мне было бы трудно освободиться. Я посмотрел вверх на поверхность воды и слушал Бога. Я ничего не услышал.

Это меня шокировало, потому что я намеревался довести дело до конца. В неверии я освободил ноги и медленно вышел из воды словно в атеистическом крещении. Мой взгляд на мир был ошибочен. Моя жизнь была ложью. Я загрузил в машину самое необходимое, оставив большую часть своих вещей, и отправился обратно Восточный Кентакки. По дороге домой я убедил себя, что никогда снова не буду посещать колледж и найду новую дорогу к счастью.

Я провёл следующее десятилетие стараясь свести концы с концами. Я испытал различные степени депрессии. Я выполнял неквалифицированную работу, участвовал в кулачных драках, в течение пары коротких периодов был бездомным и с готовностью шёл на риск, чтобы почувствовать что-нибудь, кроме онемения от неудавшейся жизни. К тому моменту, когда я встретил свою жену, моё состояние стабилизировалось. Я не мог сказать ей всего того, что видел и делал, из страха, что она поступит разумно и оставит деревенщину. Так что, когда я высказал идею стать исследователем, она забеспокоилась, что наша стабильная жизнь вернётся в хаос моей прежней жизни.

Стало ясно, что работа на фабрике по 60 часов в неделю и необходимость заботиться о двух детях, которым не было и трёх лет, не самое лучшее время для возвращения на учёбу. Поэтому мы ждали. Я получил повышение до специалиста сервисного обслуживания отделения ресторанного бизнеса. Мне нравилась эта работа. Я научился паять медь для починки кондиционеров, работал с бетоном, управлял подъёмниками, чтобы заменить электронную нагрузку в парковочном освещении, чинил фритюрницы, грили и машины молочные коктейли. Я по-прежнему читал о клеточной биологии в свободное время и несколько раз в недели искал в интернете новости об Обри де Грее и его прогрессе. Затем подвернулся шанс.

Мой сосед работал в Kentucky Organ Donor Affiliates (KODA) в качестве координатора донорского центра. Его заинтересовало, что его сосед механик читает учебники по биологии когда его не вызывают посреди ночи для починки морозильника. Он спросил, интересует ли меня карьера в медицине и сказал, что он может организовать мне интервью.

После того, как я прождал три с половиной года, мне нужно было решить, готов ли я рискнуть всем ради своей мечты. Вскоре я буду не единственным, заинтересованным в этой возможности. Перед интервью мне необходимо было показать резюме. В моем прошлом не было ничего, что свидетельствовало бы о моей пригодности к этой работе. Я подготовил минималистическое резюме. Мой новый бос отметил простоту моего резюме. Я сказал ему, что у меня нет свидетельств в пользу моей пригодности к этой работе.
От ответил: «Так почему я должен Вас нанять?» Я объяснил ему, что моя квалификация в моем разуме и сердце.

Он задавал мне вопросы по биологии, медицине и навыках общения с людьми. Я сравнил сердечно-сосудистую систему с кондиционером. Сердце – это насос. Есть области высокого и низкого давления. Капилляры как испарители, но вместо поглощения тепла они доставляют кислород и питательные вещества. Он нанял меня и сказал, что меня могут научить тому, чего я не знаю. Я принял должность с меньшей зарплатой с 7 вечера до 7 утра три дня в неделю и вскоре после этого днем начал посещать Университет Луисвилля.

Хилл: Ух ты, итак ты полностью поменял профессию, насколько трудно это было и с какими проблемами пришлось столкнуться?

Майк: Ну, в вопросе трудности смены профессии интуиция меня не подвела. Переход был не простым, потому что я решил работать на двух работах одновременно в течение пары месяцев, чтобы самому убедиться, что я справлюсь с этой работой. Я использовал отпуск на работе в White Castle для того, чтобы днём проходить обучение в KODA. После того как «отпуск» закончился, я проходил обучение в вечернюю смену и работал на сервисной работе днём. Кроме того я был на телефоне ночью каждую вторую неделю на случай технический неполадок.

Одной ночью после непрерывной работы в течение трёх дней я не мог заснуть, потому что моё сердце сильно билось, а лицо и конечности онемели. Как и многие люди в подобной ситуации, я ошибочно принял свою первую панику за сердечный приступ. Жена отвезла меня в скорую, где врач сказал, что у меня отличное ЭКГ и анализ крови. Он спросил: «Вы сейчас переживаете какие-либо стрессовые события?» Один из аспектов моей новой работы «Методика» произошёл вечером, за день до моего приступа паники.

В качестве координатора донорского центра в KODA я принимал звонки – свидетельства о смерти от медсестёр из наших больниц в Кентакки, Индиане и Западной Вирджинии. После изучения медицинской истории пациента мне необходимо было определить, может ли он быть донором тканей и глаз. Потенциальные доноры должны иметь согласие от ближайших родственников вне зависимости от статуса гражданского состояния. Очень трудно было просить у ближайшего родственника согласие на донорство уже через пару минут после смерти близкого человека.

После согласия я заполнил 20-30 минутный вопросник социально-медицинской тематики, который включал в семя нетактичные вопросы касательно здоровья, половой жизни, наркотиков и тюремного заключения. Я провёл следующие пять лет безуспешно пытаясь справится с нервозностью с помощью 8 различных антидепрессантов. В то же время ощущение влияния на жизни людей и работа с некоторыми из лучших коллег, которых я когда-либо встречал, того стоило. Благодаря огромной поддержке моей семьи и друзей, я получил две степени – бакалавра чистой математики и магистра биостатистики.

Хилл: А чем ты сейчас занимаешься в ходе учёбы?
Майк: В настоящее время я концентрируюсь на учёбе в качестве аспиранта первого года в области биостатистики в прекрасном штате Колорадо. Здесь великолепный преподавательский состав. Они стимулируют меня работать на максимуме моих возможностей и в то же время дают возможность мне и моей семье адаптироваться к новой обстановке. Я изучаю курс геномики с уклоном в технологии измерения генной экспрессии и различных платформ для секвенирования ДНК.

Я только что опубликовал свою первую статью в качестве основного автора в журнале Лечение и изучение рака молочной железы, она называется «Результаты лечения связанные с экспрессией подмножеств генов, отвечающих за белковые гормоны и их рецепторы из клеток карциномы молочной железы, полученных методом лазерной захватывающей микродиссекции». Это работа является результатом моей магистерской диссертации. Я буду представлять свою работу на Симпозиуме по раку молочной железы в Сан-Антонио в декабре. Мне выпала честь участвовать во второй раз и выступать третьим.

Вскоре, в сотрудничестве с моими новыми коллегами из Университета Колорадо в Денвере я буду участвовать в подготовке статьи по методам моей исследовательской практики.

Хилл: Что тебе больше всего нравится в твоей работе?

Майк: Мне нравится наука. Как статистик я имею замечательную возможность тестировать реальные гипотезы. Почему это замечательная возможность? Потому что можно придумать сколько угодно хороших гипотез, но без навыка их численной оценки, невозможно ответить на вопросы с приемлемым уровнем точности. Кроме того, это непросто. Самая большая награда – решение сложных проблем. И с учётом огромного объёма данных различных -омик есть возможность новых открытий.

Хилл: Какое из семи направлений SENS интересует тебя больше всего и почему?

Майк: Должен признается, OncoSENS. Мое исследование было посвящено раку молочной железы, и в рамках генетики я изучаю эпимутации. Кроме того, у большинства из нас есть близкие, которые борются с раком, пережили его или проиграли в борьбе с ним. Моя свекровь на этой неделе начинает курс химиотерапии и облучения в борьбе с раком молочной железы. Я мог бы посвятить весь остаток интервью, рассказывая о человеческом триумфе и потерях в сражении с этим заболеванием. Я хочу, чтобы человечество научилось контролировать повреждения всех семи типов, но этот имеет для меня личное значение.

Хилл: Что ты думаешь об сдвигах в исследовании старения в направлении краудфандинга, например, недавние проекты по OncoSENS и MitoSENS на платформе Lifespan.io?

Майк: Я был рад узнать, что SENS Research Foundation достиг прогресса в этой области. Я думаю, что это позволяет приблизить людей к новейшим исследованиям и к научно-исследовательскому сообществу. Приятно жертвовать на благотворительность, но часто неизвестно, на что идут средства, за исключением самых общих деталей. Краудфандинг позволяет почувствовать себя предпринимателем, который в мире акул большого бизнеса пытается понять не только то, какой продукт (исследование) может оказаться успешным, но и то, частью какого проекта ему хочется быть.

Хилл: Какие твои дальнейшие карьерные планы?

Майк: Защитить диссертацию! Как всегда говорила моя бабушка, «цыплят по осени считают». С учётом данного осторожного заявления, я хотел бы работать в команде в биотехнологической компании. Я готов к научной работе и рассматриваю любые возможности. Я хочу посвятить своё время работе с одарёнными людьми над разрешением тайн контроля старения. Мне не важно, какая организационная форма предоставит мне такую возможность.

Хилл: Хотел бы ты что-либо хотел сказать тем читателям, которые хотят помочь, но полагают, что они ничего не могут сделать?

Майк: Да. Прежде всего я хочу поблагодарить LEAF за возможность обратиться к сообществу. Моя единственная цель состоит в том, чтобы вдохновить кого-либо ещё к поиску собственного пути к общей цели. В начале я не знал, что стану научным сотрудником. Я определенно не думал, что буду изучать биостатистику, область, о которой я ничего не знал почти до самого конца математического бакалавриата. Будьте терпеливыми, но всегда готовыми увидеть путь к следующему этапу в вашей жизни. Я рассказал свою историю в открытой, доверительной манере, потому что я не могу выразить свою искренность без упомянутых деталей. Это было не просто. Мне пришлось сделать над собой значительное усилие. Я терпел поражение больше раз, чем преуспел. Вы можете даже не знать, какие способности в какой сфере у вас есть, и как вы могли бы помочь, пока не попробуете предпринять что-либо.

Контроль над старением, возможно, нуждается в финансировании больше, чем в ещё одном выпускнике с научным образованием. Если у вас есть возможность оказать финансовую помощь, пусть моя история будет для вас свидетельством самоотверженности исследователей, работающих в SENS и связанных организациях. Не будь я 42 летним студентом со скромными финансами, я бы доверил свои средства кому-нибудь вроде меня. Кому-нибудь, для кого не важны статус и личное богатство. Кому-нибудь, чьей целью в жизни является победа над главной причиной человеческих страданий.

Я всегда верил, что Обри де Грей именно такой человек. Я также полагаю, что большая часть людей, работающих с ним, не просто его сотрудники. Они его соратники в войне с врагом, который властвовал над нами с начала самой жизни. Мы воины сострадания. Сейчас пришло время выбрать оружие. Я уверен, что среди нас есть те, кто не может оказать финансовую помощь, но есть возможность высказываться в поддержку проекта. Я делаю это, например, рассказывая мою историю.

Вы можете поделиться моей историей с кем-то, кого она, возможно, вдохновит. Давайте изменим парадигму нормальности смерти от старости.

Заключение


Мы хотели бы поблагодарить Майка за то, что он нашёл время поделиться с нами историей своей жизни, за его честный и вдохновляющий рассказ. Продвижение идеи подразумевает готовность к действиям, к изменению ситуации, и мы надеемся, что Майк вдохновил многих из вас.

Перевод выполнила Pattern, группа SENS Volunteers
  • +12
  • 9,7k
  • 8
Поделиться публикацией
AdBlock похитил этот баннер, но баннеры не зубы — отрастут

Подробнее
Реклама
Комментарии 8
  • +2
    Мы организуем группу SENS Volunteers для распространения информации и помощи в сборе финансов. Нужны все — программисты, дизайнеры, переводчики. Желающие помочь — в личку или на arielfeinerman@gmail.com
    • +2
      Заголовок не очень понятный. Всё таки механика это область физики, а не починка автомобилей. Правильнее было бы «Из механика в медицину».
      • 0
        Дело в том что в соавторах перевода не указан гугель. По мелким огрехам типа «машина молочный шейк» это хорошо видно. А автор статьи — Ариэль Фейнерман, по всей вероятности, уже не помнит всего русского языка, проживая за пределами РФ (гипотеза). Однако, брюзжать не о чем, цель благородная(народ завлекает волонтёров в SENS) и к набиванию рейтинга не имеет отношения, так что незначительные технические ошибки можно простить.
      • 0

        Таргетировать РФ с вопросом финансирования, имхо, не совсем правильно — население слишком консервативное, да и денег в стране немного. Вы бы больше усилий направили на восточные страны, где атеистов большинство, денег куда больше, да и уклон на качество жизни идет — Япония, Китай. Ну и исследования в генетике в Азии больше распространены, в том числе на уникальном, местного производства, оборудовании.

        • 0
          Проблемы неизбежны. Проблемы можно решить.
          Дэвид Дойч

          Нам нужны все страны — и речь не о сборе финансов, а об образовании людей, чтобы они знали — старению можно положить конец. Каждый сам решит, чем может помочь. У нас впереди долгий и сложный путь. И единственный способ сделать его короче и проще — помогать учёным. Распространять информацию, приглашать учёных, бизнесменов. Видели плакаты о СПИДе? Нужны аналогичные о старении. Мы планируем целую серию популярных публикаций и интервью с учёными.
        • 0
          Интересный случай. Я сейчас уже около 5 лет работаю программистом. Но после прочтения книги Джеффа Хокинса Об интеллекте, я заинтересовался работой мозга, и я задумался о переквалификации в нейробиологию. Статья дает повод верить, что такой переход возможен.
          • –1
            Ваша аватарка меня деградирует.
            • 0
              Между прочим, его знания из предыдущей профессии очень пригодятся. Механика и робототехника играют очень важную роль на фронте борьбы с раком. Нашла интересный обзор онкологических клиник израиля. За такими технологиями как SpineAssist и Da Vinci будущее.

              Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.