Как социальные сети формируют массовые представления: кейс режиссера Кроненберга

Социальные сети — это СМИ и больше, чем СМИ. И еще это очень удобный инструмент для тех, кто изучает социальные представления и культуру. Благодаря им, мы можем детально определить, какой образ имеет в современной культуре то или иное явление, персона, событие, насколько они популярны, с чем ассоциируются. И не просто в “современной”, а в “сиюминутной”: есть возможность делать максимально точные временные срезы.

Каждый, кто публикует в социальных сетях информацию, может быть назван “паблишером”, “вещателем” и имеет определенную аудиторию “читателей” разной степени вовлеченности. Лайки и репосты — это тоже вещание, разве что “отраженное”, вроде эха. Мы информируем аудиторию, формируя у нее с помощью сообщений, в меру нашего авторитета, определенные представления о фактах и объектах.

Всё это крайне упрощенно. Разумеется, роль “вещателя” сложнее, особенно если у “читателя” уже сложилось представление и есть собственное мнение.

Цель публикации — показать, как и с помощью чего социальная сеть формирует и выявляет представления массовой аудитории.

02500e6dea0e7807c1f2f2573234c528-full.jpg

В качестве испытательного образца я выбрал одного из известных режиссеров — Дэвида Кроненберга, который в историю кинематографа вошел как мастер артхаусного кино, “боди-хоррора” и исследователь темных углов психологии человека, автор культовых лент «Сканнеры», «Видеодром», «Экзистенция», «Муха», «Обед нагишом» и т.д.

Но одно дело — культовое кино для ценителей, другое — усвоение творчества рядовым массовым зрителем, у которого нет возможности разбираться с композицией, жанром и смыслами неформатного кинопродукта. Для рядового зрителя абсорбция творчества режиссера происходит, но или через наиболее легкие и наименее революционные продукты (мейнстримовые), или через упрощение сложных продуктов (их клиширование и приведение к определенной нише, жанру, теме), или через привязку к хайповым темам. Это и можно назвать популяризацией.

Как же происходит популяризация сложных творческих продуктов на практике? Как раз здесь нам и помогают социальные сети. Из трех популярных в России сетей самая полезная в этом плане — «ВКонтакте». В отличие от «Одноклассников» и «Фейсбука», она предоставляет максимальные возможности по поиску упоминаний в хронологическом разрезе и, что важно, по мониторингу охвата публикаций.

Я решил выяснить, в каких контекстах шло упоминание Кроненберга и его фильмов в «ВКонтакте» в отдельно взятом месяце — сентябре 2017 года, — на что “паблишеры” социальной сети делали акцент, говоря о режиссере, его фильмах и т.д.

Для этого я собрал все публикации с упоминанием Кроненберга в «ВК» за сентябрь и попытался определить контекст, повод, тему упоминания с учетом охвата публикаций. К сожалению, мне не удалось найти готовых средств автоматизации таких поисков, поэтому часть работы (сам парсинг) пришлось выполнить в ручном режиме. Создание инструмента для составления карт вещателей, форматов и контекстов — в ближайшей перспективе.

Другими словами, цель исследования — определить,

  • кем является Кроненберг в представлении рядового пользователя российской соцсети,
  • какими инструментами создаются представления в соцсети,
  • насколько эти массовые представления отличаются от профессионального знания.

Результат можно представить несколькими тезисами.

Монополия пабликов


Ожидаемо большинство вещателей (тех, кто сделал публикации о Кроненберге) — это паблики, которые сделали 400 публикаций из 480 сентябрьских публикаций (репосты не считаем). А из оставшихся 82 публикаций всего лишь 21 является самостоятельным высказыванием пользователей — рецензии (причем 7 из 10 рецензий сделал один и тот же пользователь), упоминания, сравнения и т.д. Остальные — “голые” ссылки на СМИ, публикация видеороликов и т.д.

В этом смысле, творчество Кроненберга точно не является активно обсуждаемым в «ВКонтакте».

Несколько образов Кроненберга


Обобщенно, в представлении пользователей соцсети существует несколько популярных “кроненбергов” (массовых представлений). Наиболее популярный — это Кроненберг-психолог, автор фильма «Опасный метод», биографической драмы об отношениях Фрейда, Юнга и Сабины Шпильрейн. Далее, “голливудский” Кроненберг — автор триллера о борьбе с русской мафии в Лондоне “Порок на экспорт” и, в меньшей степени, триллера «Оправданная жестокость». Наконец, это Кроненберг-автор фильмов, “ломающих психику”, создатель «Сканнеров», «Мухи», «Судорог».

Все остальные “кроненберги” в малозаметном меньшинстве.

c12ee50f956ef548a9a75dbc82edf7a8-full.jpg
Кадр из фильма «Порок на экспорт»

Популярные фильмы


Соответствующее распределение наблюдается и по популярности фильмов (учитывается частота публикаций и общий охват упоминаний о фильмах):

image

В топ попали фильмы, которые не являются “вехами”, напротив, это, скорее, наименее “кроненберговские” картины. Культовые для знатоков творчества Кроненберга «Экзистенция», «Видеодром», «Обед нагишом» упоминаются ощутимо реже. Так что представления о “визитной карточке” у знатоков Кроненберга и в массовом представлении значительно отличаются.

“Списки” как способ популяризации


Заметный канал популяризации — это “списки”. Часть списков составляется идентифицируемыми авторами: “мои любимые режиссеры/фильмы”, “топ-N” фильмов и т.д. Однако подавляющее большинство списков вирусоподобны, их авторство установить трудно, они “безлики”, появляются в почти неизмененном виде во многих пабликах и личных страницах, гуляя по соцсети и не утрачивая своей новизны для аудитории. Как формат, список побуждает читателя сохранить и распространить контент, создавая иллюзию концентрированной, ценной информации. Кроненберг засветился в нескольких таких списках. Топовый по охвату пользователей — список “25 самых опасных для психики фильмов” (пример), который также является составной частью списка “Огромный список фильмов, на все случаи жизни” (пример). В этом списке Кроненберг представлен как автор одного из фильмов, “ломающих психику” — «Судороги». В киноведении фильм не считается “самым сдвинутым”, а Кроненберг, по современным меркам, в целом довольно спокойный режиссер, однако список формирует именно такое представление, поддерживая миф о Кроненберге-авторе “опасных для психики картин”. В сентябре список был опубликован в общей сложности 39 раз (не считая репостов пользователей), а его суммарный охват составил более 124 тысяч.

Второй по охвату — список “Самый больший список фильмов о психологии” (пример). В него включен фильм “Опасный метод”. С точки зрения киноведа, это один из наименее характерных для Кроненберга фильмов. Однако благодаря интересу рядового зрителя к популярной психологии, поп-фрейдизму и самопознанию, список формирует представление о Кроненберге как об авторе психологических фильмов и байопиков. Это список в сентябре был опубликован в общей сложности 37 раз (не считая репостов пользователей), а его суммарный охват составил более 67 тысяч.
Кроме этого, фильмы Кроненберга включены в списки “100 лучших лент 21 века” («Оправданная жестокость», охват более 16 тысяч, пример) и еще несколько малопопулярных списков, например “94 фильма о психологах, психотерапевтах, сумасшедших и психиатрических больницах” («Автокатастрофа», охват более 500).

Таким образом, этот канал популяризации распространяет представление о Кроненберге как авторе, в первую очередь, фильмов о психологических девиациях или фильмов об истории психологии. Вместе с тем, из-за специфики формата он обладает размытым и поверхностным “поп-эффектом”.

Популярные контексты


Под контекстом имеются в виду инфоповод, “соус”, под которым происходит упоминание Кроненберга и его фильмов. Имя режиссера включается в ассоциативную цепочку, которая и формирует определенный контекст. Помимо естественного контекста, который формируется новостями вокруг собственно режиссера и которые интересны в первую очередь его знатокам и поклонникам, очень важны и внешние контексты — упоминания в связи с посторонними событиями. Контекст — это более “живой” и “проникающий” канал по сравнению со списками, т.к. читатель включает новое (Кроненберга) в понятную и интересную ему матрицу интересов. В то же время и паблишер, привязывая Кроненберга к нужному контексту, привлекает дополнительное внимание аудитории.

Какие же именно контексты стали для Кроненберга наиболее популярными в сентябре?
Больше всего постов (48, не считая репостов, общий охват 81000+) было сделано в самом конце месяца, в связи с анонсом выхода сериала по мотивам ленты «Сканнеры». На этот всплеск повлияли, видимо, два фактора:

  1. публикация новости на портале «Кинопоиск» и в паблике «Кинопоиска» в «ВКонтакте», где она набрала 60 000 просмотров,
  2. культурный тренд — повышенное внимание к сериальному формату и к ремейкам фильмов 1980-ых годов. Таким образом, произошла “актуализация” Кроненберга.

Но, кроме этого, Кроненберга активно вписывали и в другие контексты. Главные места по частоте постов заняли три контекста. Чаще всего вспоминали Кроненберга в связи со Стивеном Кингом (27 постов, общий охват 34000+), премьерой фильма «Оно» и юбилеем писателя — Кроненберг позиционировался как режиссер одной из удачных экранизаций Кинга «Мертвая зона». Второй контекст тоже коммерциализирован (привязан к текущему кинопрокату) — это премьера в кинотеатрах фильма «Хорошее время» с Робертом Паттинсоном, которого Кроненберг в фильмах «Космополис» и «Звездная карта» якобы “открыл” как серьёзного драматического и даже артхаусного актёра (23 публикации, общий охват 7400+). Наконец, 16 публикаций (общий охват 19000+), упоминающих Кроненберга, были связаны с днем рождения актера Джереми Айронса.

Частота публикаций и большое число паблишеров — это важный фактор, но не главный. Главным является охват читателей: паблишер с хорошим охватом, даже при небольшом числе публикаций, воздействуют более массово, чем десятки паблишеров с крошечной аудиторией. Поэтому наибольший охват в 128000+ получила одна-единственная публикация в паблике «BadComedian», представившая Кроненберга как мастера сложного грима (фильм «Муха»).

3457055ba55e9be160fa4d6ba4cb1213-full.jpg

Ну, а наиболее актуальные и очевидные для знатоков Кроненберга и кино контексты киберпанка, боди-хоррора и специфической визуальной эстетики оказались практически “на дне”.

На иллюстрации ниже представлен общий список контекстов (с охватом свыше 1000):

image

Резюме


Даже на таком небольшом срезе заметно, что социальные сети — это одновременно отражение популярных представлений, инструмент для их выявления и анализа — и собственно мощный канал их создания. Выбирая нужные или удобные контексты, форматы публикаций, паблишеры формируют в читателях представления, значительно отличающиеся от “эталонных”, профессиональных. В массовом представлении Кроненберг не является ни новатором киноязыка, ни исследователем масс-медиа, ни артхаусным режиссером и т.д., — но, в в первую очередь, автор фильмов о психологии, триллеров и ужастиков. И вполне возможно, завтра, с появлением новых контекстов, у него появится “новое лицо”.
Поделиться публикацией
AdBlock похитил этот баннер, но баннеры не зубы — отрастут

Подробнее
Реклама
Комментарии 6
  • +1
    Кейс, чемодан или может портфель?
    Похоже российская школа перевода столкнулась с непреодолимым препятствием.
    • 0

      "случай" или скорее даже "дело" (как стереотипная желтая бумажная папка у следователя: "ДЕЛО №123456/78", а внутри — фотографии, заключения экспертов, всякий текст печатный и рукописный и т.д.)


      но в данном контексте, вариант перевода "случай", мне кажется выглядит лучше.

  • 0
    Я употребляю слово «кейс» в соответствии с «методом кейсов».
    • 0
      Хорошая статья. Дает некоторое представление о СММ
      • 0
        Спасибо! Продолжение следует

      Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.