Колония. Глава 16: Нашествие


    Райтнов с интересом слушал рассказ Скотта, но взгляд его был прикован к иллюминатору – на улице уже начинало темнеть, и из головы никак не хотела уходить назойливая мысль: сработает ли защитное поле против титанов?


    В очередной раз отогнав эту мысль, Райтнов попытался сосредоточиться на рассказе, но вдруг осознал, что в столовой уже довольно давно царит тишина. Он оторвал взгляд от иллюминатора и обнаружил, что все его товарищи сидят в глубокой задумчивости. Подбородок Скотта уперся в грудь, и лишь его мерное и едва слышимое посапывание нарушало тишину. Его рассказ был полон подробностей, и он очень старался не упустить ни одной детали. Старался настолько сильно, что не совладал с собой и заснул.


    – Он долго не спал, – пожала плечами Эмилия.
    – Пускай отдохнет, – согласился Райтнов. – Утром расскажет остальное.


    Ангус все это время стоял у другого иллюминатора и тоже задумчиво смотрел на улицу. Видимо, его разум занимал все тот же вопрос о защитном поле и титанах. С одной стороны, даже если по каким-то причинам поле действует только на волков, то сильных проблем он в этом не видел – днем колонисты по-прежнему защищены от них действием поля, а солнечный свет защищает их от титанов, а ночью на улице делать особо и нечего. Но с другой стороны, какого черта? Хочется знать, что защитные функции базы работают на все сто.


    Очки занимали свое законное место на переносице Ангуса, позволяя ему видеть теплокровных животных в пределах поля зрения, а также слышать рассказ Скотта, который прервался на середине из-за внезапного погружения рассказчика в сон. Наконец, Ангус отвернулся от иллюминатора, слегка покачал головой в знак того, что не увидел на улице ничего подозрительного, и направился к столу, за которым сидели все остальные.


    Гордон задумчиво почесал подбородок и обвел товарищей взглядом.


    – Вот только где? – прошептал он.
    – Что где? – так же шепотом не понял Барни.
    – Где он будет отдыхать?


    Вопрос оказался хорошим и погрузил всех в новую волну раздумий. На втором этаже, там, где они все расположились, еще были свободные комнаты, но стоит ли предоставлять Скотту одну из них? Проблема заключалась в том, что межкорпусные двери в этой части базы, в отличие от подземной, не блокировались, и свобода перемещений была слишком уж велика. Злоумышленник мог бы без проблем спуститься в столовую, а из нее проследовать в ангар, взять оружие из ровера… Нет, это определенно плохая идея.


    Конечно, Скотт не выглядел как злоумышленник, но доверие все же необходимо было заслужить. Никто пока что не доверял ему так же, как остальным.


    – Мы можем запереть его в медицинском отсеке до утра, – предложил Айзек. – Там есть отдельная зона изоляции.
    – А она запирается снаружи? – спросил Барни.


    Айзек с удивлением посмотрел на него, как учитель смотрит на ученика, задавшего глупый вопрос по давно пройденной теме.


    – Конечно. Представь, что один из колонистов подхватил непонятную инфекцию и требует полной изоляции. При этом у него не должно быть возможности самостоятельно нарушить этот режим.
    – А там можно удобно расположиться? – Эмилия тоже решила задать вопрос по «пройденной теме».
    – Само собой, – Айзек пожал плечами. – Там есть простенькая койка, но вполне себе удобная. А что еще надо, чтобы отдохнуть?
    – Так мы и поступим? – спросил Райтнов, и когда все остальные утвердительно кивнули, встал со своего места и направился к Скотту.


    Легкое потряхивание за плечи не дало никаких результатов, лишь голова слегка помоталась из стороны в сторону, что почему-то рассмешило Барни. Райтнов тряхнул сильнее, и подбородок Скотта вдруг резко оторвался от груди, а глаза округлились:


    – Что? Где? – заорал он, и Райтнов резко отпрянул от неожиданности.


    Барни поднес кулак к подбородку и отвернулся, чтобы никто не увидел и не услышал его сдавленного смеха. Скотт беспокойно водил глазами по сторонам, ничего не понимая.


    – Ты просто задремал, – мягко ввела его в курс дела Эмилия.


    Его взгляд обрел осознанность.


    – Да, точно, – пробормотал он, начиная узнавать всех вокруг. – На чем я остановился?
    – Ты остановился на моменте, где на ваш отряд напали два волка неподалеку от «Альфы», – напомнил ему Райтнов. – Но я предлагаю тебе немного отдохнуть и продолжить рассказ утром. Что скажешь?


    Скотт с благодарностью на него посмотрел.


    – Очень даже с-соглашусь. Я давно уже не спал нормально.
    – Вот и отлично. И… Скотт?


    Райтнов не знал, как преподнести ему тот факт, что особым доверием он пока не пользуется, поэтому его решили тоже изолировать, почти как Джо.


    – Мы вынуждены запереть тебя на ночь, потому что…
    – Да-да, конечно! – Скотт его перебил. – Я все п-понимаю, полный порядок. Вы д-должны быть уверены в своей безопасности, а я ее п-потенциальный нарушитель.
    – Что-то вроде того, – Райтнову все равно было неудобно. – Айзек говорит, что в медицинском отсеке есть комната изоляции. Там есть кровать, на которой ты сможешь отдохнуть.
    – Вот и славно, – ответил Скотт и начал ерзать на стуле. Количество выпитой по приезду воды давало о себе знать. – А тут есть туалет?
    – Ага, – ответил Айзек. – Как раз рядом с мед отсеком.


    Скотт молча встал, показывая свою готовность следовать в любом указанном направлении. Эмилия подошла к кулеру и вскоре вернулась со стаканом прохладной воды.


    – Это на случай, если ночью захочется пить.
    – Спасибо, – Скотт взял стакан и хотел было сразу же сделать глоток, но потом произвел в своей голове несложные расчеты и решил пока этого не делать. До туалета еще нужно было дойти. Он вопросительно посмотрел на Райтнова, и тот в ответ протянул руку в сторону перехода в медицинский корпус, приглашая его идти впереди.


    Не заставляя себя ждать, Скотт тут же направился в указанном направлении. Перед самой дверью он споткнулся и чуть не пробил головой дырку в стене, но сумел удержать равновесие и лишь смущенно посмотрел на остальных. Он выглядел очень сонным, а глаза превратились в маленькие щелочки, предупреждая о своем скором закрытии на неопределенный срок.


    Когда они проходили мимо ответвления, ведущего в командный пункт, Скотт даже не заметил его. Также он не заметил и дверь туалета, который, как и обещал Айзек, находился неподалеку от входа в медицинский корпус, и лишь оклик Райтнова заставил его остановиться.


    Скотт медленно развернулся на месте и посмотрел в сторону, откуда, вроде бы, донеслось его имя. Заметил Райтнова, который куда-то указывал рукой, и несколько секунд смотрел на него непонимающим взглядом. Затем понял, что нужно посмотреть в сторону, куда он показывает – а показывал он не куда-то там, а на табличку с большой синей надписью «WC». Сильное желание опустошить мочевой пузырь вернулось и ударило с новой силой.


    – Точно, – пробормотал Скотт и скрылся за дверью. Его разум временно остановил программу автопилота, обнаружив срочную незавершенную задачу. Он все еще держал в руках стакан воды.
    – Сильно, должно быть, он устал, – предположил Барни.
    – Само собой, – отозвался Гордон. – Окажись на пару суток вне стен среди волков и титанов, тоже устанешь.
    – Сто раз так делал, – буркнул Барни в ответ и скрестил руки на груди.


    Ангус нетерпеливо переминался с ноги на ногу, а затем достал из-за пазухи свой планшет и начал что-то в нем искать. Спустя несколько секунд он поднял голову и спросил:


    – Ребята, я же правильно понимаю, что мы все собираемся затем вернуться в командный пункт?


    Эмилия и Айзек утвердительно кивнули – им всем предстояло собрать еще множество сведений об этой базе. Гордон и Барни переглянулись.


    – Вообще, – сказал Барни, – было бы неплохо перевернуть обратно сломанный ровер и отогнать его в ангар. – Он взглянул на часы. – Но уже темнеет, и это опасно. Так что займемся этим завтра и будем надеяться, что за ночь с ним ничего не случится.


    Гордон согласно кивнул. Он не сомневался в том, что купол сработает и против титанов, но помнил договоренность, что никто не будет выходить наружу с началом темноты.


    – Я бы хотел пойти туда прямо сейчас, – продолжил Ангус, имея в виду командный пункт. – Подожду вас там, хорошо?
    – Окей, док, – ответил Райтнов. Необходимость всем вместе укладывать Скотта спать действительно отсутствовала. Ангус развернулся и вскоре скрылся в коридоре, который в первый раз его так напугал.


    Все терпеливо ждали, но Скотт долго не выходил. Прошло не меньше десяти минут, прежде чем начали появляться первые признаки обеспокоенности по поводу его отсутствия. По взглядам товарищей Райтнов понял, что беспокоиться начинает не только он, но каждый вел себя как обычно и ничего не говорил. В конце концов, что плохого могло случиться в туалете? Нужно было просто дать бедолаге еще пару минут, чтобы привести себя в порядок.


    Наконец, изнутри раздался звук закрывающейся кабинки, а спустя секунду – льющейся из-под крана воды. Вскоре дверь открылась, и на пороге показался Скотт с мокрыми руками и умытым лицом.


    – Прошу п-прощения за ожидание, – смущенно сказал он и покраснел. Хотел добавить что-то еще, но не стал.
    – Ничего страшного, – ответил Райтнов. – Готов к тому, чтобы как следует выспаться?
    – Так точно!


    Своим спальным местом Скотт остался чрезвычайно доволен. Он дождался, когда остальные покинут помещение, и, когда Айзек нажал снаружи на кнопку блокировки, прямо в одежде завалился на кровать и моментально уснул.


    Когда они вышли из медицинского корпуса, Райтнов взглянул на часы – было двадцать пять минут девятого, и почему-то Эмилия только сейчас поняла, что стакан воды, который она наполнила для Скотта, куда-то пропал. Наверняка Скотт оставил его где-то в туалете и забыл об этом. Эмилия обернулась, посмотрела на дверь мед корпуса, но подумала, что ничего страшного в этом нет. В конце концов, вряд ли он проснется ночью от жажды.


    Райтнов повернулся к Гордону и почему-то понизил голос.


    – Что насчет ровера, на котором они приехали? – Он сразу перешел к делу. – Было в нем что-то полезное?
    – А то. Полный боекомплект. С самим ровером вроде как тоже нет проблем.
    – На глазок я тоже проблем с ним не обнаружил, – добавил Барни. – Но диагностику завтра утром провести все равно было бы неплохо.


    Гордон согласился.


    – Отлично, – удовлетворенно кивнул Алекс. Роверы, как и оружие, сейчас были на вес золота. – Кстати, я согласен с тем, что необходимо отбуксировать в ангар сломанный ровер, и что это дело придется отложить до завтра...


    Он на мгновение задумался и затем улыбнулся.


    – Забавно, да? Все мы видели, как волки обезумели и убежали, как только мы включили купол. Но мы все равно боимся выходить наружу.


    Гордон поднял указательный палец и философски изрек:


    – Страх – лучший защитник. Если ты не позволяешь ему завладеть твоим мозгом полностью, то он лишь отрезвляет и помогает. Бесстрашные всегда умирают. Лучше перестраховаться, к тому же, мы не знаем наверняка, как защитное поле будет действовать на титанов.
    – Это точно, – заметил Айзек. – Достаточно вспомнить нашу вылазку во время бури, чтобы понять, к чему приводит нарушение техники безопасности.


    Эмилию передернуло от одной этой мысли.


    – Да, – согласился Барни. – Это было глупо. С другой стороны, мы протестировали в боевых условиях, на что способен выращенный на стероидах организм типа меня. – Он замедлил шаг, вновь вспоминая источник своих улучшенных способностей. – Но больше так не хочется.


    Они подошли ко входу в командный пункт. Сканер над дверью снова очнулся и просканировал стоящего ближе всех Гордона, затем моргнул зеленым, скрылся в потолке и открыл дверь.


    – Как же классно, когда эта штука тебя признает, – сказал Гордон, оглядываясь на Барни.


    Проекция базы по-прежнему отображалась в желтом круге в центре помещения, и ее по-прежнему окружал бледно-синий защитный купол, в зоне действия которого не было ни одного животного. Ангус стоял напротив дисплея рядом с проекцией и задумчиво изучал пункты меню, пролистывая их одной рукой и массируя другой свой подбородок. Он отвлекся от своего занятия и повернул голову к прибывшим.


    – Обнаружил несколько интересных функций, – сказал он. – Однако, некоторые из них недоступны до тех пор, пока главная рабочая станция отключена.


    Барни бросил взгляд на свое рабочее место. Определенно, его станция не была главной – вероятно, он занимал здесь какую-то рядовую позицию. Наверняка, помимо своей основной военной специальности он имел второстепенную, например, был техническим инженером первого или второго уровня. Экипажи подобных экспедиций зачастую укомплектовываются из людей, легко ориентирующихся более, чем в одной области знаний. А может, на его станции были установлены разные игры жанра «шутер», чтобы он мог убивать виртуальных врагов, когда не мог убивать реальных.


    – Я так полагаю, это она, – продолжал Ангус, указывая рукой в дальний угол помещения. – Но как ее включить?


    Барни посмотрел на станцию в углу. Она находилась на невысокой платформе, была окружена бортиками и действительно походила на главную. Не особо надеясь на успех, он подошел поближе. Внешне станция не отличалась от других, но на ней не было написано ничье имя. Барни включил станцию, и, как и следовало ожидать, на выбор ему было предложено два способа идентификации – пароль и отпечаток пальца. Пароль Барни не знал, а отпечаток не подошел.


    Он поднял взгляд на остальных и отрицательно кивнул. Доктор расстроенно вздохнул, хотя изначально было понятно, что шансов на легкий доступ к главной станции командного пункта нет никаких. Но это особенность психологии, и даже когда ты четко осознаешь, что то или иное желанное для тебя событие едва ли может произойти, что-то внутри тебя все равно беспокоится и ожидает лучшего. Эмилия, будучи специалистом по психологии, сразу же заметила этот вздох Ангуса и все поняла. На самом деле, она тоже надеялась, что Барни удастся включить станцию.


    – Спасибо, Барни, – сказал доктор, слегка улыбнувшись.
    – Док, – позвал его Райтнов. Ангус вопросительно повернулся к нему. – А о каких функциях была речь?
    Ангус на секунду задумался, пытаясь понять суть вопроса.
    – Функциях?
    – Ты сказал, что обнаружил несколько интересных функций, пока нас не было.


    Лицо доктора просияло, как сияет лицо человека, который вспомнил нечто чрезвычайно важное.


    – Ну конечно!


    Он подошел поближе к голограмме.


    – Я вывел на проекцию некоторые отладочные данные. Присмотритесь.


    Все остальные тоже подошли ближе и последовали совету доктора. Сначала никто не заметил ничего необычного, но затем Айзек указал пальцем на границу купола. Там, с внутренней стороны, было отчетливо видно число «100». Было непонятно, какого оно цвета, но видно его было превосходно.


    – Что это? – спросила Эмилия.


    Доктор, будто ожидая именно этого вопроса, торжествующе подошел к дисплею.


    – Смотрите, – сказал он и начал что-то регулировать.


    Радиус полусферы начал уменьшаться, и ее цвет становился более насыщенным. Число поползло вместе с границей купола к центру базы, только теперь оно стало равно «95», затем «90», «85». И снова «100», когда Ангус увеличил радиус до исходного. Цвет полусферы потерял насыщенность и вновь стал бледно-синим.


    – Мы можем регулировать радиус купола, – пояснил он.


    Кажется, эта новость произвела на всех определенное впечатление, потому что вокруг ненадолго воцарилась тишина. До тех пор, пока Райтнов не задал, казалось бы, простой вопрос:


    – Звучит и выглядит эффектно, но зачем нам уменьшать радиус купола?


    Ангус почесал затылок, а затем указательным пальцем сдвинул очки вверх по переносице.


    – Если честно, я не знаю. Никакой справочной документации мне найти не удалось, однако, у меня есть два предположения. Первое: для экономии энергии.


    Он сделал паузу, чтобы самому же поразмыслить над логичностью такого предположения. На первый взгляд, оно выглядит весьма разумно – у обитателей базы всегда должна быть возможность решать, сколько энергии они могут потратить. Подобным образом вы можете приглушить свет прикроватной лампы, когда читаете книгу перед сном и не нуждаетесь в таком его количестве. С другой стороны, в условиях опасностей, которые таит чужая планета, мысль «приглушить свет» не должна даже приходить в голову. Военная база изначально имеет запас энергии, рассчитанный на десятки или даже сотни лет. Ангус был частично погружен в подробности реализации и знал, что на определенной глубине под базой имеется ядерный реактор последнего поколения, созданной компанией с названием «nuCLEAR Ltd.», которая, на самом деле, является всего лишь одним из многочисленных подразделений корпорации «Planet Earth». Реакторы эти обладают невероятно высоким КПД, а если добавить сюда также возможность развернуть на базе ветровые и солнечные батареи, то можно прийти к выводу, что ослаблять защиту базы ради экономии энергии вовсе ни к чему.


    – Но это весьма сомнительно, – продолжил Ангус. – Второе предположение: купол обладает некоторой плотностью сигнала. И чем меньше радиус купола, тем плотнее, насыщеннее он становится.


    Гордон поднес руку к подбородку и посмотрел на число «100», прикрепленное к границе купола с внутренней стороны.


    – Док, – позвал он, – а можно еще раз уменьшить радиус?


    Ангус без лишних слов выполнил просьбу, уменьшив радиус до 70. Цвет полусферы вновь начал становится глубже, а вместе с ним и корпуса базы стали ярче, чтобы их можно было разглядеть под темнеющим куполом.


    – Что это за единицы? – спросил Айзек. – Это метры, футы, или какие-то иные условные единицы?
    – Это метры, – ответил Ангус. – На голограмме единицы измерения не отображаются, но они указаны на панели управления.


    Радиус уменьшился до 50. Купол теперь был насыщенного синего цвета, и это казалось странным, но он воспринимался по-другому. Казалось, что он действительно стал мощнее.


    – Это минимальное значение, – Ангус вновь поправил очки. – Дальнейшее уменьшение радиуса невозможно.


    И он вновь увеличил радиус до ста метров. Когда цвет купола вновь стал едва синеватым, Эмилия облегченно выдохнула, будто избавившись от какого-то гнетущего чувства.


    – Мне одной казалось, что этот синий купол как-то… давил, чтоли? – спросила она.


    Барни переглянулся с Райтновом и пожал плечами.


    – Наверное, так и должно быть, – сказал Алекс. – Более насыщенный цвет предполагает большую силу. В любом случае, на нас он не подействует, так что переживать не стоит.
    – Да, наверно, – согласилась Эмилия.


    Ангус продолжал что-то изучать на дисплее и на какое-то время ушел из реальности, забыв о существовании остальных, которые, тем не менее, терпеливо ждали его выхода из нирваны.


    – Тут есть еще одна метрика, но она чисто отладочная, – наконец сказал он. – Это что-то вроде автоматической непрерывной самодиагностики. Например, сейчас поле полностью исправно и функционирует как положено. С момента включения поля сегодня днем прошло уже несколько часов, и за это время ни разу не было просадки. – Он обвел взглядом остальных. – Думаю, это хорошо.


    Барни слегка улыбнулся. Он тоже думал, что это хорошо.


    Доктор нажал еще что-то на дисплее, и рядом с куполом, теперь уже с внешней его стороны, начала отображаться еще одна голограмма, гораздо меньших размеров. Она представляла из себя простой график, состоящий из двух осей: время по горизонтали и процент работоспособности по вертикали. График был горизонтальный и держался на уровне ста процентов без колебаний. Это были те самые отладочные данные. Айзек сделал шаг назад, потому что вертикальная ось проходила параллельно его ноге в паре сантиметров от нее.


    – Вот так выглядит этот график, – заключил Ангус, а затем немного подумал и выключил его проекцию.
    – Нет-нет, погоди, – остановил его Гордон. – Пускай это тоже останется здесь. Будет неплохо всегда иметь эти данные перед глазами, особенно когда до темноты остается не так много времени.


    Ангус посмотрел на него, потом на то место, где только что была проекция, а затем согласно кивнул и вернул ее. Действительно, лучше иметь все доступные данные под рукой, тем более, когда они совершенно не мешают.


    Райтнов глянул на часы – было девять вечера ровно. Солнце скроется за горизонтом где-то через час, о чем он и уведомил товарищей.


    – Значит, и до появления титанов около часа, – сказал Барни. – Можно пока позаниматься своими делами.


    А затем он принял упор лежа и начал отжиматься. Отжался около десяти раз, прежде чем поднял глаза и понял, что на него никто не смотрит.


    – Ладно, – сказал он, поднимаясь. – Пойду пороюсь в своей рабочей станции, вдруг тоже найду что-то интересное.
    – Я с тобой, – сказал Айзек. – Если можно, конечно.
    – Само собой. Даже если там есть что-то личное, вряд ли я сам это пойму, так что мне нечего скрывать.


    Вместе они подошли к месту, за которым Барни когда-то работал. Он приложил палец к сканеру и сел на стул. «Привет, Барни!», – на секунду отобразилась надпись и уступила место рабочему столу.


    – Пойду налью себе чаю, – сказал Райтнов, направляясь к выходу из командного пункта. – А заодно возьму что-нибудь пожевать нашему товарищу в карцере.


    Про Джо, который был туда сослан за свое плохое поведение, все напрочь забыли.


    – Точно, – сказал Гордон. – А то он там от жажды засохнет. Я с тобой.


    Эмилия некоторое время сомневалась и переводила взгляд между проекцией базы на полу, вокруг которой пока что не было ни одного хищника, и удаляющимися спинами Райтнова и Гордона. Наконец, она сдвинулась с места и решила тоже прогуляться до столовой.


    – Эй, ребята! – крикнул Барни им вслед. – Принесите нам тоже по чашечке, хорошо?


    Райтнов, не оборачиваясь, поднял руку с вытянутым вверх большим пальцем. Они зашагали по коридору, и вскоре дверь закрылась за ними с мягким шипением.


    – Что думаешь насчет этого Джо? – спросил Гордон, когда они пришли в столовую. – Доставит ли он нам проблем?


    Райтнов взял из автомата стакан с горячим черным чаем, ощутил в руке его вес и температуру. Сделал небольшой глоток, чтобы не обжечь язык.


    – Джо всегда был немного странным, – наконец ответил он. – Мало кто с ним общался, если на Альфе вообще были такие люди, кроме его непосредственных коллег. Он всегда держался в стороне, был интровертом. Хотя я видел, что в компании своих он вел себя вполне раскованно, много говорил и иногда раздавал оплеухи.


    Алекс сделал еще один глоток и тут же поморщился. Глоток оказался довольно большим, а напиток еще не успел остыть.


    – Но все же я не думаю, что он доставит нам проблем. В конце-концов, хоть он и придурок, но вовсе не дурак. Наоборот, он может быть даже полезен, если удастся найти с ним общий язык. И под «общим языком» я имею в виду нормальную человеческую речь, а не то, как вы с Барни с ним «поговорили».


    Гордон слегка улыбнулся.


    – А что нам еще оставалось? – сказал он в свою защиту. – Сам видел, какие фокусы он начал выбрасывать.
    – Это да, – согласился Райтнов. – Отдых в карцере ему в любом случае пойдет на пользу. Но я уверен, что он еще сможет нам помочь. Механик он просто отменный. Надо просто найти к нему подход, что думаешь, Эмилия?


    Последняя, распознав в этом вопросе скрытое послание вроде «ты-ж-психолог, расскажи нам, как быть с этим засранцем», слегка задумалась, а потом довольно убедительно и развернуто ответила:


    – Я думаю, что те фокусы, которые он сегодня выкинул, больше повторяться не будут, ну или, как минимум, не должны. Вполне возможно, что в большинстве случаев ему удобнее быть интровертом, но он все-таки желал иногда быть в центре внимания. Его поведение среди своих коллег, а также его отношение к Скотту это в определенной степени подчеркивают. В компании «своих» ему было удобно и комфортно, и эту же модель поведения он пытается применить и среди других людей. Что ж, вы, ребята, недвусмысленно дали ему понять, что вы такого терпеть не станете. Думаю, он это поймет, и, если захочет наладить контакт со своим новым окружением, то есть с нами, ему придется вести себя подобающим образом. А он, вне всяких сомнений, будет более сговорчив и настроен разговаривать в скором времени, потому что он, как и каждый человек в принципе, стремится к обществу других людей.


    Райтнов и Гордон переглянулись и удовлетворительно закивали, вызвав улыбку на лице Эмилии.


    – Будем надеяться, – сказал Гордон, допивая чай и относя стакан в специальную зону, где вскоре механическая рука заберет его на мойку. – А теперь давайте посчитаем, сколько у нас рук, и сколько стаканов нам надо принести.


    Он посмотрел на свои две руки, затем окинул взглядом товарищей, чтобы убедиться в том, что они располагают схожим количеством.


    – У нас шесть рук, и надо принести три стакана чая для ребят. Еще пару стаканов воды нужно отнести Джо, и последняя рука возьмет что-нибудь пожевать ему же. Все сходится.


    Эмилия на секунду задумалась и с сомнением ответила, что лучше пока что не давать Джо еды.


    – Потому что не заслужил? – спросил Райтнов.
    – Да нет, – улыбнулась Эмилия. – Потому что ему сейчас важнее поспать и выпить воды, а еда может подождать до утра. Скотта, откровенно говоря, тоже кормить не стоило перед сном, но слишком уж он был настойчивый.


    Она вновь вспомнила сцену, когда Скотт яростно просил добавки, а потом резко затих, когда в помещение вошли Гордон с Барни, и рассмеялась.


    Гордон кивнул и направился к автомату.


    – Значит, три чая и две простых воды? – спросил он.
    – Получается, так.


    Когда они вернулись в командный пункт, Гордон вручил два стакана с горячим чаем Барни и Айзеку, а Эмилия – Ангусу. Райтнов стоял с двумя стаканами воды в руках.


    – Нашли что-нибудь еще? – спросил он, направляясь к противоположной двери, которая вела к жилой зоне и карцеру.
    – Нашли, – ответил Барни. – Точнее, док нашел.
    Ангус поправил очки, и уголки его губ слегка приподнялись в хитрой ухмылке.
    – На самом деле, это последняя из тех функций, которые я хотел показать до того, как вы ушли пить чай.


    Он сделал большой глоток и даже не поморщился – то ли напиток уже успел остыть, то ли язык Ангуса обладал поразительно высокой сопротивляемостью нагреванию. Барни и Айзек переглянулись и начали тихонько хохотать.


    – А чего сразу не показал? – спросил Гордон, переводя подозрительный взгляд между ними тремя.


    Теперь уже улыбка Ангуса растянулась до самых ушей.


    – По-правде говоря, я тоже очень хотел выпить горячего чаю. И, раз уж Барни попросил захватить и нам по чашечке, я решил отложить это и подождать вашего возвращения.
    – Умно, – сказал Райтнов и опустил взгляд вниз. – Я бы даже похлопал в ладоши, но руки у меня заняты. – А затем он добродушно расхохотался. – Ладно, я пойду отдам это Джо, а потом посмотрим, что это за функция.
    – Впрочем, в полной мере я ее показать не смогу, – ответил Ангус. – Но смогу рассказать, что это и как работает. Во всяком случае, насколько я это понял.


    Гордон тоже направился к двери, ведущей к карцеру.


    – Я с тобой, – сказал он Алексу. – На всякий случай.


    Когда они открыли дверь карцера, Джо не спал. Он сидел в углу небольшой комнаты, привалившись спиной к стене, и спокойно смотрел на своих гостей. Когда Райтнов сделал шаг вперед и оказался внутри, Джо молча встал на ноги, и взгляд его приковался к воде. Райтнов тоже молча протянул ему один стакан, а затем второй.


    – Спасибо, – сказал Джо, осушив оба стакана.
    – Еще?
    – Нет, мне хватит.


    Райтнов кивнул и развернулся, чтобы выйти.


    – Алекс?
    – Да?
    – Долго мне тут еще торчать? Я тоже могу быть полезным.


    Алекс поймал на себе взгляд Гордона.


    – Переночуешь здесь, а завтра займемся делом.
    – Отлично, – отозвался Джо, снова опускаясь и приваливаясь спиной к стене, несмотря на то, что рядом стояла небольшая койка. – Спасибо за воду.


    Райтнов молча кивнул в ответ и вышел из комнаты, и Гордон запер дверь.


    Когда они вернулись в командный пункт, все остальные стояли вокруг дисплея и следили за действиями Ангуса.


    – Дождутся они нас, как же, – тихо проворчал в бороду Гордон.


    Барни, услышав его, обернулся и с улыбкой ответил:


    – Без паники, дружище. Мы еще ничего сами не видели. Ангус наоборот готовит все к вашему прибытию.


    Доктор, однако, выглядел предельно серьезным. В очередной раз подняв очки вверх по переносице, он скромно ответил:


    – Увы, особо показывать тут нечего, лишь на словах. Дело в том, что наша база умеет не только генерировать защитное поле вокруг себя, но также и вокруг произвольного… точнее говоря, условно произвольного объекта на определенном расстоянии.


    Он обвел взглядом остальных и понял, что в их головах хором прозвучал один и тот же вопрос: «И какая от этого польза?».


    – Позвольте мне привести практический пример, – тут же продолжил он. – Допустим, есть ровер, и ему нужно выбраться за пределы базы на пятьдесят километров, причем именно ночью. Уж не знаю, чем такая необходимость может быть вызвана, но тем не менее. Все же согласны с тем, что это опасно?


    На лицах остальных читалось какое-то подозрение. Зачем доктор говорит об очевидных вещах, и к чему он хочет привести свою мысль?


    – Очевидно, – ответит за всех Райтнов. – И днем-то опасно.
    – Безусловно. Возвращаясь к нашей базе и защитному полю – оно может быть сгенерировано вокруг ровера, если он находится не более, чем в пятидесяти километрах от базы.


    Барни и Гордон переглянулись между собой. В глазах последнего читалась некоторая доля скептицизма.


    – Это, конечно, вполне неплохо, но какой в этом глубокий смысл? Это имело бы смысл во время исследований, но сейчас-то нам зачем колесить вокруг базы?
    – О, да, – вставил Айзек. – Представьте практическую пользу от этого, если бы исследовательские базы умели это делать. Можно было бы не бояться уехать далеко и узнать много нового.


    Эмилия хлопнула его по плечу.


    – Очнись, Айзек, – мягко произнесла она. – Мы уже не исследователи, и сама наша экспедиция вовсе не исследовательская… как выяснилось.


    Ангус скрестил руки на груди и уперся взглядом в пол.


    – Сама по себе эта функция мало полезна, – сказал он, продолжая смотреть в какую-то определенную точку. – Она скорее второстепенна. Основное покрытие защитным куполом обеспечивается за счет спутников, но вполне может возыметь место ситуация, когда все они на несколько секунд теряют объект и не могут обеспечивать его защитой. Это маловероятно, учитывая количество спутников на орбите, но дополнительная степень защиты всегда необходима за пределами родной планеты. Есть одно условие: ровер должен быть оборудован специальным датчиком, который подает запрос на защиту в определенном формате. В наших роверах таких, само собой, нет.


    Он поднял взгляд и посмотрел Гордону в глаза, а затем решил подкрепить свои слова. Отойдя на два шага от голограммы, он повернулся к ней лицом и продолжил:


    – Вот представьте, что я – это ровер, а вы – спутники. В один момент вы все теряете меня из виду, и я становлюсь совсем беззащитный, а вот тут, – он показал рукой на пол прямо перед собой, – ни с того ни с сего вдруг появляется титан. И тогда…


    Он не договорил. Прямо в том месте, куда он показывал, начало что-то появляться. Что-то, приближающееся к базе, и по мере приближения становящееся более отчетливым и похожим на титана.


    Райтнов посмотрел на часы – было без двадцати десять. Солнце должно скрыться за горизонтом лишь через двадцать минут, но титаны вовсе не испытывали необходимости дожидаться полной темноты. Им нужно лишь отсутствие прямых солнечных лучей.


    Монстр медленно приближался к границе купола. Ангус завороженно глядел на маленькую, но чрезвычайно детально прорисованную и грозную модельку. Момент истины приближался, и все вновь задались одним-единственным вопросом – сможет ли поле сдержать титанов?


    Не доходя немного до границы купола, хищник остановился.


    – Смотрите! – воскликнула Эмилия, указывая пальцем Ангусу под ноги. – Там еще один!


    Второй титан подошел с той же стороны и тоже встал рядом с границей купола. А через минуту появился и третий. Все они стояли на месте и не решались пройти вперед, как будто ощущали силу поля и не в состоянии были ее преодолеть.


    Доктор завороженно смотрел на три крошечных модельки, а затем громко и нервно рассмеялся.


    – Оно работает! – вынес он вердикт. – Поле действительно работает!
    – Да, – согласился Гордон. – Чертово поле работает.
    – А еще работает стадный инстинкт этих гадов, – заметил Барни. – Они действительно умеют действовать сообща.
    – Ничего, – не унывал Ангус. – Мы тоже умеем, и мы-то уж гораздо умнее их.


    Он поднял взгляд к потолку, запустил кисти рук в аккуратно уложенные волосы и закрыл глаза. Улыбка не сходила с его губ. «Сегодня действительно удачный день», – пронеслась в его голове мысль, и он вновь опустил взгляд к проекции и уже открыл рот, чтобы сказать что-то еще, когда один из титанов вдруг начал медленно, потихоньку двигаться в сторону базы и вскоре попал в зону действия купола.


    И ничего не произошло. Остальные титаны тоже двинулись вперед, как будто совершенно не ощущали воздействия купола. Будто его не было совсем.
    Райтнов резко обернулся, чтобы посмотреть на график самодиагностики – купол был на все сто процентов работоспособен.


    – Почему они игнорируют поле? – взгляд доктора тоже был прикован к графику. – Оно же функционирует!


    Теперь он выглядел обескураженным. Только что праздновалась маленькая победа, но она оказалась ненастоящей.


    С одной стороны, бояться по-прежнему было нечего, ведь корпуса базы были настолько хорошо укреплены, что даже титанам были не по зубам. С другой стороны – несколько неуютно осознавать, что самые грозные хищники планеты организовали что-то вроде клуба охотников за человеческими головами и ошиваются вокруг. Они действительно умеют действовать сообща и активно этим умением пользуются.


    Но в том факте, что поле не сработало на титанов, крылся один нюанс.


    – Ровер, – прошептала Эмилия, но затем ее голос стал крепче. – Они движутся прямо к роверу!



    Транспортное средство по-прежнему лежало на крыше напротив входа в медицинский корпус, и, по всей видимости, у титанов все еще сохранился к нему интерес. Как же некстати, что не удалось отбуксировать его в ангар засветло.


    Райтнов смотрел на медленно приближающиеся к беззащитному роверу модельки титанов и старался мыслить хладнокровно. Поле по-прежнему отливало бледно-синим цветом. На границе купола с внутренней его стороны отчетливо виднелось число «100».


    – Док! – крикнул Алекс, выводя всех остальных из ступора. – Уменьшай радиус, быстро!


    Ангус не заставил себя долго ждать и мигом очутился возле дисплея. Его пальцы, подобно пальцам пианиста-виртуоза, исполнили несложный этюд над поверхностью дисплея, и радиус купола начал уменьшаться. Его цвет начал становиться насыщеннее и все сильнее давил на Эмилию.


    Взгляды всех колонистов были прикованы к проекции. Поначалу, как только радиус купола начал уменьшаться, ничего не менялось, и Айзек уже начал было думать, что и это не сработает. Однако, когда радиус уменьшился до 70, все титаны разом остановились и застыли на месте.


    – Стой! – скомандовал Райтнов, и Ангус замедлил дальнейшее уменьшение купола.


    Титаны стояли как вкопанные, и ближайший из них находился уже в каких-то метрах от ровера. Затем он развернулся на сто восемьдесят градусов и посмотрел на своих «одноклубников по охоте за человеческими головами», как будто спрашивая: «Мне одному кажется, будто что-то овладевает моим разумом?».


    – Уменьши до шестидесяти, – Райтнов отдал новую команду, которую Ангус тут же исполнил.


    И тут началось самое интересное – титаны начали неистово махать лапами, теряя полное понимание того, что происходит. Они бросились врассыпную в попытках покинуть поле действия защитного купола, и от их организованности не осталось и следа.


    Вскоре все титаны исчезли с голограммы. Колонисты впервые увидели паническое отступление грозных хищников и не могли поверить своим глазам.


    – Значит, днем – сто, – Райтнов первым пришел в себя, – а ночью – шестьдесят. Разумно?
    – Выходит, теория о плотности поля была верна, – заметил Ангус. – В таком случае, я согласен насчет уменьшения радиуса до шестидесяти в темное время суток.


    Несмотря на то, что титаны покинули зону действия купола и исчезли с проекции, взгляды всех шестерых были прикованы к ней. Они подкатили стулья и расселись вокруг голограммы.


    Спустя полчаса титаны вернулись, и теперь их было пять. Они снова встали у границы купола, но на этот раз не заходили в зону его действия. Один раз Ангус ради удовлетворения своего интереса увеличил радиус купола до восьмидесяти метров, и тем самым заставил титанов неторопливо отойти. Было очевидно, что такой плотности сигнала недостаточно, чтобы заставить их в панике скрыться.


    Когда время близилось к полуночи, Гордон встал на ноги.


    – Это, безусловно, интересно, – сказал он. – Но я не готов наблюдать за ними всю ночь. Судя по всему, титаны так и будут ошиваться у границы купола и не осмелятся сунуться в зону его действия. А нам не помешало бы поспать, ведь на завтра запланировано множество дел.


    – Согласен, – Барни зевнул и направился к выходу из командного пункта. – Титаны титанами, а сон по расписанию.


    На всякий случай Ангус уменьшил радиус купола до минимального значения, то есть до пятидесяти метров. Удостоверившись, что перевернутый ровер все равно находится в пределах зоны его действия, доктор тоже направился к выходу.


    Вскоре все оказались в своих комнатах, приняли водные процедуры и легли в свои кровати. День действительно предстоял насыщенный.


    Барни лежал на спине и смотрел в потолок. Ему хотелось спать, но он не смыкал глаз – одна мысль тревожила его сознание, и думал он отнюдь не о куполе и титанах: он думал о своей рабочей станции. Многого ему разузнать не удалось, ведь для доступа к самой важной информации необходимо было пройти оба фактора идентификации: отпечаток пальца и пароль. Пальцы всегда были при нем, а вот пароль он, хоть убей, не помнил. Каким же образом можно освежить эти воспоминания в своей памяти? Док говорил, что в теории их можно разблокировать, но, черт возьми, как???


    С этой мыслью он и заснул легким, беспокойным сном.

    • +18
    • 5,4k
    • 6
    Поделиться публикацией
    AdBlock похитил этот баннер, но баннеры не зубы — отрастут

    Подробнее
    Реклама
    Комментарии 6
    • +2
      Большой временной разыв получился, от публикации 15 главы.
      Начинаешь читать, и не сразу вспоминаешь — какой персонаж скрывается за этим именем.
      • +3
        Наконец-то! Спасибо за творчество, очень прошу: не затягивайте так больше!
        • +2
          Спасибо :) В планах дальнейшийх пауз не предвидится
      • +1
        Наконец-то! Спасибо!
        • 0
          Долгожданная глава! Вы уж простите, но и не надеялся.

          Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.