Пользователь
0,0
рейтинг
15 февраля 2008 в 10:30

Ошибочное толкование авторского права. перевод

Я надеялся что кто-нибудь с большим литературным даром нежели мой сподобится перевести фундаментальную статью, в которой объясняется и доказывается (со ссылками) что есть такое на самом деле авторское право и почему оно такое есть. Но прошло несколько лет, никто этого сделать не сподобился и я, в конце концов, решился. Статья переведена нахрапом, в переводе наверняка есть ошибки, если обнаружите — напишите мне в приват, я исправлю.

Эта статья отличается от других тем, что она не начинает с закона об авторском праве (типичный ошибочный подход юристов), а заканчивает им, но не игнорирует его (типичный ошибочный подход «халявщиков» склонных утверждать что единственная цель существования авторского права — это сверхприбыли корпораций и потому авторское право вообще не заслуживает рассмотрения).

Она показывает, что авторское право — вещь, в сущности, нужная и полезная, но сравнивать его нужно не с неотчуждаемыми правами типа права владения имуществом, а скорее с соглашениями о разделе продукции когда общество временно передаёт права на нечто, безусловно принадлежащее ему (в случае с СРП — содержание земных недр, в случае с авторским правом — свободу граждан) в обмен на то, что оно считает полезным для себя (деньги — в случае с СРП, книги/музыку/фильмы/программы/etc — в случае с авторским правом) так как не владеет средствами производства (для добычи ископаемых нужна особая техника, для создания произведений искусства — талант). Основное содержание статьи — объяснение того, «как мы дошли до жизни такой», когда соглашение начинает напоминать историю с пресловутым «школьным порталом» (то есть мы отказываемся от кучи прав на многие десятки лет — а взамен получаем некоторое количество попсы и бульварной литературы в основном).

Итак, статья

Что-то странное и опасное происходит сейчас с авторским правом. Согласно американской конституции авторское право существует для пользы потребителей — тех, кто читает книги, слушает музыку, или использует программное обеспечение — а вовсе не во имя издателей или авторов. Однако в то время как среди людей наблюдается всё более частая тенденция отвергать и не соблюдать ограничения, которые на них накладывает закон об авторском праве <для их собственного блага> правительство США добавляет всё новые ограничения и пытается запугать народ всё более страшными карами.

Как же так случилось что закон об авторском праве стал навязывать вещи практически диаметрально противоположные его изначальному назначению? И как мы можем изменить его так чтобы он начал соответствовать своему изначальному назначению? Чтобы это понять нам придётся обратиться к истокам законов США об авторском праве: к конституции США.

Авторское право в Конституции США

Когда Конституция США только создавалась, идея, гласящая, что авторы имеют исключительное право на контроль над их творениями была предложена — и отвергнута. Основатели нашей страны (прим: Столлман — американец, так что речь тут идёт об Америке) приняли другое предложение: авторское право — это не естественное право, которое принадлежит авторам, а искусственная конструкция которая даёт им определённые привилегии во имя прогресса. Конституция США поручает задачу по написанию закона об авторском праве Конгрессу США в следующем параграфе (Статья I, раздел 8):

[Конгресс правомочен] содействовать развитию науки и полезных ремесел, закрепляя на определенный срок за авторами и изобретателями исключительные права на их сочинения и открытия.

Верховный Суд многократно подтверждал, что содействие прогрессу должно помогать пользователям произведений, на которые распространяется авторское право. Например в деле «Fox Film против Doyal» суд пишет:

Единственный интерес Соединённых Штатов и основная цель в создании монополии (речь идёт о монополии создаваемой законами об авторском праве) лежит в получении пользы для народа, происходящей от трудов авторов.

Это фундаментальное решение объясняет почему Конституция США не требует наличия авторского права, а всего лишь разрешает его создание как возможный вариант — и почему оно должно действовать «ограниченное время». Если бы авторское право было бы естественным правом, чем-то что авторы получают потому что они этого заслуживают, ничего не могло бы оправдать прекращение действия этих прав после определённого периода времени, не более чем абсурдное предложение о национализации чьего-либо дома по прошествии определённого времени со дня строительства.

«Сделка авторского права»

Авторское право работает с помощью предоставления определённых привилегий и потому выгод издателям и авторам; однако оно это делает не ради их блага. Вместо этого оно существует для того, чтобы изменить их поведение: чтобы создать стимул для того, чтобы авторы писали больше и публиковали больше. В сущности правительство обменивает естественные права граждан (во имя народа) как часть сделки, целью которой является дать народу больше опубликованных произведений. Учёные, занимающиеся правом, называют это «сделкой авторского права». Примерно как покупка аэропорта или шоссе за деньги налогоплательщиков — за исключением того, что в данном случае правительство тратит свободу, а не деньги.

Но хороша ли эта сделка в её существующем виде для народа? Множество сделок возможны — как выбрать лучшую? Вся стратегия, вложенная в закон об авторском праве есть результат ответа на этот вопрос. Если мы неправильно поймём вопрос, то мы, скорее всего, выберем неправильную стратегию.

Конституция США авторизует передачу авторских прав авторам. Но на практике авторы обычно передают свои права издателям — потому обычно издатели используют эти права, не авторы напрямую (хотя авторы могут получить небольшой кусочек). Поэтому, как правило, издатели, а не авторы ратуют за увеличение прав авторов. Для того чтобы лучше отразить реальность авторского права, а не мифы, касающиеся его, в этой статье мы будем ссылаться на издателей, а не авторов, как на владельцев авторских прав. Она также называет потребителей «читателями», хотя использование авторских произведений может и не быть чтением, потому что «пользователи» — это что-то отдалённое и абстрактное.

Первая ошибка: «соблюдение баланса»

«Сделка авторского права» ставит народ на первое место: польза для читающего народа — это, собственно, конечная цель, привилегии издателей — это всего лишь средство достижения этой цели. Интересы читателей и издателей даже и близко несравнимы в этом уравнении по важности. Первая ошибка в неверном истолковывании назначения авторского права заключается в том, что интересы издателей поднимаются до уровня интересов читателей.

Часто говорят что закон об авторском праве США призван «уравновесить» интересы издателей и читателей. Те, кто ставят вопрос таким образом, часто говорят, что это простая переформулировка базовой позиции, записанной в Конституции США — другими словами это и есть вопрос «сделки авторского права».

Но две формулировки весьма далеки от того, чтобы быть эквивалентными — они отличаются концептуально и отличаются в следствиях. Концепция баланса предполагает, что интересы читателей и интересы издателей отличаются лишь количественно, лишь тем насколько у них «разные веса» и тем что они ограничивают разные действия. Термин «заинтересованные стороны» часто используется чтобы придать вопросу такую форму — он предполагает, что все стороны стратегии одинаково важны. Эта точка зрения идёт вразрез с изначальной позицией принципиального отличия между интересами издателей и читателей, которая лежала в основе «сделки авторского права».

Последствия этого изменения простираются необычайно широко потому что базовая защита народа в «сделке авторского права» — идея что привилегии авторов могут быть оправданы единственно и только интересами читателей, но никогда и ни при каких условиях не могут быть оправданы интересами издателей — напрочь отрицается в подобной интерпретации «баланса». Так как интересы издателей теперь могут рассматриваться как самоцель они могут оправдывать предоставление определённых привилегий — иными словами концепция баланса говорит что привилегии могут даваться во имя кого-либо, кроме народа.

С практической точки зрения концепция «баланса» полностью переворачивает бремя оправдания для изменений в авторском праве. Изначальная «сделка авторского права» ставит издателей перед необходимостью убедить читателей отказаться от использования определённых свобод. Концепция «баланса» фактически ставит всё «с ног на голову», так как обычно нет никаких сомнений в том, что издатели получат пользу от дополнительных привилегий — так что если не удаётся доказать что вред читателям от этих привилегий «перевешивает» эту пользу мы вынуждены признать что издатели должны получить фактически всё, чего они попросят.

Так как идея «уравновешивания» интересов издателей и читателей идёт вразрез с тем фактом что превосходство интересов читателей над интересами издателей фундаментально мы вынуждены отвергнуть её.

Баланс чего с чем?

Когда правительство покупает что-то для народа оно действует во имя этого народа, его святая обязанность — обеспечить наилучшую возможную сделку — лучшую для народа, не для другого участника сделки.

Например когда правительство подписывает контракт с компанией на строительство дороги правительство стремится потратить возможно меньшее количество народных денег. Правительства используют аукционы чтобы снизить цену (прим. перев: все мы прекрасно знаем чем кончаются подобные аукционы в России, но изначальная идея даже в этой стране — это всё-таки снижение затрат).

На практике цена не может равняться нулю, потому что компании не будут предлагать столь низкую цену. Хотя они и не заслуживают специальных привилегий они могут пользоваться обычными правами свободного общества включая право отвергнуть невыгодный контракт — даже самый дешёвый контракт будет достаточно дорогим чтобы принести соответствующей фирме деньги. Так что мы действительно имеем некоторую форму баланса. Однако это не баланс между интересами двух сторон, каждая из которых имеет право на специальное рассмотрение. Это баланс между интересами публики и рыночными силами. Правительство пытается получить для платящих налоги автовладельцев наилучшую сделку, которую оно может получить в контексте свободного общества и свободного рынка.

В «сделке авторского права» правительство платит нашей свободой, а не нашими деньгами. Свобода — более ценная вещь, чем деньги, поэтому обязанность правительства расходовать нашу свободу мудро и бережливо — гораздо выше чем в случае, когда на кону только деньги. Правительства никогда не должны ставить интересы народа на одну доску с интересами издателей.

Не «баланс», но «компромисс»

Идея баланса между интересами читателей и издателей — неверный подход к «сделке авторского права», однако в этой сделке действительно имеется два интереса, которые нужно сравнить: два интереса читателей. Читатели заинтересованы в свободном использовании опубликованных произведений, также, в зависимости от конкретных условий, они могут быть заинтересованы в поддержке создания новых опубликованных произведений.

Слово «баланс» в обсуждении вопросов авторского права оказалось твёрдо связано с идеей о балансе между интересами читателей и издателей. Поэтому использование слова «баланс» при обсуждении этих двух интересов народа приведёт к путанице — нам нужно новое слово.

В принципе когда кто-то преследует две цели, которые конфликтуют и потому не могут быть достигнуты одновременно мы называем это «компромисс». Поэтому вместо того чтобы обсуждать «достижение правильного баланса» между интересами двух сторон мы должны говорить о «нахождении правильного компромисса между расходованием свободы (прим. перев: на „покупку“ новых произведений, музыки и т.п.) и сохранением её».

Вторая ошибка: «максимизация продукции»

Вторая ошибка в стратегии, касающейся авторского права состоит в принятии подхода максимизации — не просто увеличения — количества опубликованных произведений. Ошибочная концепция «уравновешивания интересов» уравняла интересы издателей и читателей; эта вторая ошибка поднимает интересы издателей на уровень гораздо выше интересов читателей.

Когда мы покупаем что-либо мы редко покупаем всё, что есть у продавца да ещё и самое дорогое что есть в наличии. Вместо этого мы стараемся сохранить наши капиталы для будущих покупок, покупая лишь столько, сколько нам нужно и выбирая достаточно хорошую модель, а не самую дорогую. Принцип уменьшающихся возвратов подсказывает нам, что трата всех наших денег на какую-то одну покупку вряд ли будет разумным распределением ресурсов — обычно мы предпочитаем сохранить часть денег для будущих покупок.

Принцип уменьшающихся возвратов применим к авторскому праву в той же степени, как и к любой другой покупке. Мы должны сначала расстаться со свободами, которые нам нужны меньше всего, но которые бы были особо ценимы издателями. В то время как мы будем расставаться со всё большим числом свобод мы заметим что каждый следующий обмен заставляет нас расставаться со всё более ценными свободами и приносит всё меньшее удовлетворение в виде увеличения литературной активности. Задолго до того как увеличение достигнет нуля мы можем сказать что это увеличение больше не стоит увеличения цены — после этого мы получим сделку, которая приводит к увеличению количества публикаций, но не до максимума (прим. перев.: Столлман забыл про ещё один феномен: увеличение общего количества публикаций не обозначает увеличение количества доступных публикаций — большую часть книг, музыкальных записей и ПО сейчас невозможно купить, так что можно уверенно сказать что потратив меньше свободы мы бы получили больше реально доступных публикаций).

Принятие цели максимизации количества публикаций сходу отметает все другие, более мудрые, более выгодные сделки — этот принцип требует чтобы народ отказался фактически от всех свобод касательно использования опубликованных материалов только лишь чтобы получить ещё чуть-чуть больше публикаций (прим. перев: даже и не публикаций, а обещаний публикаций — в конце процесса приобретая одну новую мы теряем 10 старых).

Риторика максимизации

На практике цель максимизации публикаций независимо от цены для свободы поддерживается широко распространёнными высказываниями, утверждающими что копирование народом незаконно, нечестно и в принципе неправильно. Например издатели называют людей, которые создают копии «пиратами», грязный термин изобретённый чтобы приравнять людей, разделяющих информацию с ближними к людям, атакующим корабли (этот грязный термин ранее применялся авторами по отношению к издателям, которые находили лазейки в договорах и печатали дополнительные тиражи без согласования с авторами; современное использование термина издателями — почти точная противоположность). Такие высказывания напрямую отвергают Конституционные основы авторского права ставя себя на место непререкаемых принципов Американской системы права.

«Пиратское» краснобайство обычно принимается за чистую монету потому что оно настолько пропитывает все СМИ, что люди не осознают что это радикальное изменение основ (прим. перев: СМИ есть что терять, так что неудивительно что все другие точки зрения замалчиваются). Оно эффективно, так как если копирование народом принципиально незаконно мы никогда не сможем даже поставить вопрос о том почему у нас отнимают это право. Другими словами, когда народ спрашивают почему издатели не должны получить ещё больше привилегий наиболее фундаментальная и важная причина из всех — мы хотим копировать — оказывается дисквалифицирована заранее.

Это не оставляет нам никаких контраргументов против увеличения привилегий издателей кроме обсуждения второстепенных вопросов. Именно поэтому оппозиция, которая стремится ограничить права авторов и издателей почти исключительно обсуждает второстепенные вопросы даже не рискуя поднять основной вопрос: почему мы, собственно, должны отказаться от нашей свободы распространять копии.

С практической точки зрения цель максимизации позволяет издателям использовать аргументы типа «определённая деятельность приводит к уменьшению продаж — или мы думаем, что может привести — поэтому она приводит к уменьшению количества публикаций на непонятную величину и значит должна быть запрещена». Нас пытаются подвести к абсурдному заключению, что польза для народа определяется деньгами, которые получают издатели — что хорошо для Большой Прессы то хорошо для США.

Третья ошибка: максимизация прав издателей

После того как издатели получили согласие на стратегию максимизации выпуска публикаций любой ценой следующий естественный шаг заключается в том, что это требует передачи им всех возможных прав — так что авторское право начинает включать в себя все мыслимые использования произведения или узаконивая странные вещи типа «обёрточных лицензий». Эта цель, которая включает отказ от концепций «добросовестного использования (fair use)» и «права первой продажи (right of first sale)» проталкивается на всех возможных уровнях правительства от штатов до международных организаций.

Этот шаг в корне неверен так как он, в конечном итоге, мешает созданию новых интересных произведений. Например Шекспир заимствовал элементы сценария некоторых пьес из других пьес опубликованных за несколько десятилетий до него, так что если бы тогда действовало современное авторское право, то его творения были бы незаконны.

Даже если бы мы хотели достичь максимального возможного выпуска публикаций (независимо от цены для публики) максимизация прав издателей — плохой способ достичь этого. Как средство содействия прогрессу — оно обречено на провал.

Результаты трёх ошибок

Современный тренд в области авторского права — предоставление всё более широких прав издателям на всё более длительные промежутки времени. Концепция авторского права (вернее то что от неё осталось после её троекратной ошибочной переадаптации) редко когда даёт повод сказать нет. Законодатели разглагольствуют про пользу авторского права для публики, но в реальности просто дают издателям права, которых они просят.

Например вот что сенатор Hatch сказал при внесении законопроекта S. 483 в 1995, который увеличил срок действия авторских прав на 20 лет:

Я верю что мы сейчас находимся в такой точке в отношении существующего срока адекватно защищать интересы авторов и связанные с ним вопрос о том достаточно ли мотивирует ли защита во время этого срока создание новых произведений

Этот законопроект расширил авторское право на уже опубликованные произведения написанные с 1920 года. Это изменение было чистым подарком для издателей без каких-либо возможных польз для народа, так как не существует никакого способа ретроактивно увеличить количество книг опубликованных тогда. Однако эта подачка стоила публике свободы, которая имеет цену сегодня — возможность распространения книг написанных в то время.

Этот законопроект также расширил срок для ещё не написанных произведений. Для произведений сделанных «под заказ» авторское право будет длиться 95 лет вместо 75 лет. Теоретически это увеличивает инициативу написания новых произведений, но любой издатель требующий такого увеличения должен бы приложить оценки предполагаемых расходы и доходов на период до 2075 года включительно.

Не нужно и говорить, что Конгресс и не спорил с аргументами издателей: закон, расширяющий срок действия авторского права был принят в 1998 году. Он был назван «Sonny Bono Copyright Term Extension Act», названный так в честь одного из его спонсоров, который умер в этом году. Его вдова, которая заседала в Конгрессе до конца его срока, сделала следующее заявление:

В действительности Sonny хотел чтобы срок действия авторского права был неограничен. Мои советники сказали мне что подобное изменение будет противоречить Конституции. Я призываю вас всех работать со мной над усилением авторского права во всех направлениях, доступных нам. Как вы знаете у нас есть ещё предложение от Jack'а Valenti ограничить этот срок до времени «бесконечность минус один день». Возможно Комитету стоит рассмотреть это предложение на следующем Конгрессе.

Верховный Суд согласился рассмотреть вопрос о конституционности ретроактивного расширения срока действия авторского права ибо это расширение никак не может служить записанным в Конституции США целям «содействия развитию науки и полезных ремесел» (прим. перев: Верховный Суд постановил, что назначение сроков действия авторского права — это прерогатива Конгресса и суд не в состоянии решить будет ли ретроактивное расширение содействовать прогрессу или нет, но так как в 1790, 1831, 1909 и 1976 ретроактивное расширение сроков действия не вызвало протестов, то, по всей видимости и в этот раз это — не проблема).

Другой закон принятый в 1996 году сделал уголовным преступлением создание достаточно большого числа копий опубликованного произведения, даже если вы потом раздавали их друзьям и знакомым просто «по доброте душевной». Ранее это не было даже административным правонарушением.

Хуже того Digital Millennium Copyright Act (DMCA), был разработан так чтобы вернуть в оборот защиту от копирования (которую компьютерные пользователи в массе своей терпеть не могут) сделав правонарушением взлом подобной защиты — или даже публикацию информации о том как это сделать. Этот закон следовало бы назвать «Domination by Media Corporations Act» (прим. перев: закон о доминировании медиа-корпораций) так как он фактически предоставляет издателям право создавать своё собственное авторское право. Он говорит что они могут накладывать какие им угодно ограничения на использование публикации и эти ограничения приобретают статус закона если публикация содержать хоть какое-нибудь шифрование или, возможно, менеджер лицензий, которые заставляют вас соблюдать эти ограничения.

Один из аргументов для принятия этого законопроекта была необходимость в изменении законов, касающихся авторского права и приведения их в соответствие с требованиями недавно подписанных международных соглашений. Это соглашение было пролоббировано World Intellectual Property Organization (WIPO), организацией в которой доминирующую роль занимает лобби владельцев авторских прав и патентов, под давлением со стороны Администрации Клинтона; так как это соглашение только расширяет авторское право (прим. перев: ничего не давая взамен) кажется невероятным что его принятие служит интересам народа. В любом случае законопроект далеко выходит за рамки того, что требовало соглашение.

Библиотеки были одним из самых громких противников законопроекта, особенно в области ограничения блокирующих «добросовестное использование (fair use)». Как на это отреагировали издатели? Бывший Представитель Pat Schroede (ныне лоббист из организации «Association of American Publishers») сказал что издатели «не могут жить с тем что [библиотеки] просят». Так как библиотекари просили всего-навсего сохранить часть статус кво возникает вопрос: а как же издатели до этого-то умудрились выжить?

Конгрессмен Barney Frank, на встрече со мной и другими противниками законопроекта показал до какой степени дошло игнорирование конституционного подхода к авторскому праву. Он сказал что новые правила, подкреплённые уголовным наказанием, необходимо вводить срочно, так как «киноиндустрия взволнована», так же как «музыкальная индустрия» и другие «индустрии». Я спросил его «но как насчёт интересов народа?». Его ответ говорит о многом: «Почему вы говорите об интересах народа? Эти изобретательные люди не должны терять свои права ради интересов народа!». Индустрия была отождествлена с «изобретательными людьми», которых она нанимает, «авторское право» трактовалось исходя только из названия, и Конституция США была перевёрнута с ног на голову.

DMCA вступил в силу в 1998 году. В том виде, в каком закон был принят он говорит что право «добросовестного использования (fair use)» остаётся номинально законным, но позволяет издателям объявлять все программы и всё оборудование, которые бы позволили бы воспользоваться им незаконными. Практически право «добросовестного использования (fair use)» оказалось вне закона.

Основываясь на этом законе киноиндустрия ввела цензуру на свободное ПО для чтения и проигрывания DVD, и даже просто на информацию, позволяющую проигрывать DVD. В апреле 2001 года профессор Edward Felten из Принстонского университета был запуган угрозами суда до состояния отзыва своей научной работы которая описывала установленные им факты, касающиеся предложенной системы шифрования, которая призвана была бы ограничить доступ к музыкальным записям.

Мы видим уже появление электронных книг, которые отнимают у их читателей традиционные свободы — например свободу одалживать книгу своему другу, или свободу перепродавать книгу в магазине, свободу брать её на время в библиотеке, свободу сохранения инкогнито при покупке (не оставляя своего имени в корпоративной базе данных), даже свободу повторного чтения той же книги! Зашифрованные электронные книги обычно ограничивают все эти действия — вы можете читать их только с помощью специального секретного ПО, которое разработано так чтобы вас ограничивать.

Я никогда не куплю одну их этих зашифрованных, ограниченных электронных книг и я надеюсь вы также их отвергните. Если электронная книга не даёт вам свобод, предоставляемых обычной книгой не покупайте её!

Любой, кто независимо выпускает ПО, которое может читать ограниченные электронные книги может подвергнуться судебному преследованию. Русский программист, Дмитрий Скляров, был арестован в 2001 когда он посещал U.S. для того, чтобы выступить на конференции, потому что он написал подобную программу в России, где это было законно. Сейчас Россия готовит закон, который бы запрещал эту деятельность (прим. перев: сейчас этот закон уже вступил в силу, но, по российскому обычаю, почти не действует) и Евросоюз недавно также принял подобный закон.

Рынок электронных книг был коммерческим провалом до сегодняшнего дня, но не потому что читатели выбрали свободу, а потому что электронные книги были непривлекательны по другим причинам — например потому что читать с компьютерного экрана менее приятно, чем с бумаги. Мы не можем полагаться на то, что эта счастливая случайность будет защищать нас и в будущем: следующая попытка продвижения электронных книг будет использовать «электронную бумагу» — книгоподобные объекты, которые могут показывать зашифрованные, ограниченные книги. Если эта бумагоподобная поверхность окажется заметно привлекательнее сегодняшних экранов, нам придётся активно защищать свою свободу чтобы не потерять её. Тем временем электронные книги проникают в определённые ниши: так, Университет Нью-Йорка и другие стоматологические школы заставляют своих студентов покупать учебники в виде подобных ограниченных электронных книг.

Впрочем всего этого недостаточно для медиакомпаний. В 2001 году сенатор Hollings (спонсором которого выступает Дисней) предложил законопроект под названием «Security Systems Standards and Certification Act» (SSSCA)[1], который заставит все компьютеры (и другие цифровые записывающие и воспроизводящие устройства) включать в себя установленную правительством систему защиты от копирования. Это — их конечная цель, но в качестве первого шага предлагается запрет на принимающие HDTV-сигнал устройства в случае если они не разработаны так чтобы запретить населению «вмешиваться в их работу» (то есть адаптировать их для своих нужд). Так как свободное ПО — это такое ПО, которое могут модифицировать мы встречаем в первый раз законопроект, который явно запрещает использование свободного ПО для определённой работы (прим. перев: когда писалась эта статья способ «решения» это проблемы применённый TiVo ещё не был известен). Несомненно другие запреты будут предложены со временем. Если FCC примет предложение существующие проекты, такие как GNU Radio, окажутся под цензурой (прим. перев: Верховный Суд вынес решение что FCC поступила незаконно выдвинув это требование — но не потому что этот запрет противоречит Конституции США или ещё какому-нибудь закону, а потому что FCC имеет право решать только вопросы касающиеся эфира, что можно или нельзя делать с данными, которые уже не в эфире — решает Конгресс).

Блокирование этих законопроектов требует политических действий[2].

Нахождение правильного баланса

Каков же правильный путь в выработке политики в области авторского права? Если авторское право представляет собой сделку в интересах народа оно должно служить прежде всего народу. Обязанность правительства когда оно торгует народной свободой — продать минимальное количество свободы и так дорого, как это только возможно. Уж как минимум мы должны обрезать все эти расширения авторского права насколько это возможно без существенного сокращения количества произведений.

Однако мы не можем определить эту цену путём аукциона, как это делается для проектов строительства мостов, так как же мы найдём её?
Один из возможных подходов — это поэтапное уменьшение привилегий авторов и наблюдение результатов. Увидев результаты — когда и если случится измеримое уменьшение в количестве и качестве создаваемых произведений — мы сможем понять какой объём авторских прав действительно необходим для того чтобы достичь цели, полезной для народа. Мы должны судить об этом по результатом наблюдений, а не по рассказам издателей о том что может случиться, потому что у них есть все возможные причины делать преувеличенные ужасные прогнозы в случае если их права уменьшены хоть на йоту.

Авторское право включает в себя несколько независимых измерений, каждое из которых может быть может быть изменено независимо. После того, как мы достигнем необходимого минимума в одном измерении у нас всё ещё остаются возможности сокращать другие измерения сохраняя желаемый уровень количества и качества публикаций.

Одно из важных измерений авторского права — это его продолжительность, которая сегодня составляет величину порядка столетия. Сокращение монополии до десяти лет со дня публикации будет хорошим первым шагом. Другие аспекты монополии автора, такие как создание новых авторских работ на основе произведения могут продолжаться дольше.

Почему нужно считать с момента публикации? Потому что авторское право на неопубликованные работы не ограничивает впрямую свободы читателей: имеем ли мы право копировать что-либо или нет — риторический вопрос в случае когда у нас ещё нет копий. Поэтому предоставление авторам права большего времени для того, чтобы они могли спокойно вести переговоры с издателями никому не вредит. Авторы (которые обычно владеют авторскими правами до публикации) очень редко будут откладывать время публикации только ради того, чтобы отодвинуть конец этого срока.

Почему десять лет? Потому что это безопасное предложение, мы можем быть уверены на основании практического опыта, что это сокращение будет иметь небольшое влияние на жизнеспособность сегодняшнего книгопечатания. В большинстве случаев, независимо от вида и жанра произведения, успешные работы приносят ощутимую прибыль только лишь первые несколько лет и даже успешные работы исчезают из продажи, как правило, ранее 10 лет. Даже для системообразующих работ, у которых срок «жизни» измеряется десятилетиями этот срок будет достаточен: новые, переработанные, издания выходят регулярно и многие читатели предпочтут новое издание, на копирование которого ещё есть ограничения 10-летнему изданию, которые может копироваться свободно.

Десять лет, конечно, больший срок чем необходимо — после того, как он «приживётся» мы можем попробовать дальнейшие сокращения. На стенде, посвящённому авторскому праву, на литературной конвенции, где я и предложил десятилетний срок один из известных авторов, работающих в стиле фэнтези, бурно протестовал и говорил что всё что больше пяти лет — это слишком много (прим: как известно у RMS практически отсутствует чувство юмора и, возможно, указанный автор просто хотел подурачиться, а его «шутку» не поняли — ну что же, иногда шутки бывают наказуемы, будем считать что «известный автор» действительно говорил что думал).

Но мы не обязаны использовать один и тот же промежуток времени ко всем видам работ. Поддержание абсолютного единообразия политики авторского права не является чем-то безусловно полезным для интересов публики и авторское право уже включает много исключений для специфических видов использовании определённых видов произведений. Было бы полным безумием платить за проект любой дороги по расценкам, необходимым для реализации самых сложных проектов в самых дорогих частях страны — точно так же странно «платить» за все виды искусств самую большую цену в смысле ограничения свободы, которую может потребовать один какой-либо вид.

Так что вполне возможно что новеллы, словари, компьютерные программы, песни, симфонии и фильмы должны иметь разные сроки действия авторского права, так что мы мы можем уменьшить этот срок до времени, действительно необходимого для того, чтобы стимулировать создание произведений этого вида. Может быть фильмы длиной более одного часа могут требовать расширения этого срока до двадцати лет, чтобы окупить огромные затраты, которые требуются для их создания. В моей собственной области, в области компьютерного программирования, три года будут достаточными ибо обычно новые версии выпускаются чаще чем раз в три года (прим. перев: версия Windows XP Service Pack 2 вышла более трёх лет назад — но это скорее потому что не было инициативы выпускать Service Pack 3, если бы она была — его бы уже выпустили).

Ещё одно измерение авторского права — право «добросовестного использования (fair use)»: некоторые способы воспроизведения опубликованной работы (целиком или частично), которые легально возможны даже во время действия авторского права. Естественный шаг в сокращении области действия авторского права — это разрешение эпизодического частного ограниченного некоммерческого копирования и распространения среди частных лиц. Это ограничит вмешательство авторского права в частную жизнь людей, но окажет небольшое влияние на продажу опубликованных работ (впрочем может потребоваться дополнительные шаги для того, чтобы гарантировать что «обложечные лицензии» не могут быть использованы для замены авторского права в подобных случаях). История компании Napster показывает, что мы должны также разрешить некоммерческое точное копирование простым народом: когда такой большой процент населения хочет копировать и делиться и обнаруживают в этом столько пользы только драконовские методы могут остановить их и народ заслуживает того, чего он хочет.

Для новелл и вообще для произведений, которые используются для развлечений (entertainment), некоммерческое точное копирование без изменений может быть достаточной свободой для читателей. Компьютерные программы, используемые для получения результата (то есть для того, чтобы что-то конкретное с их помощью сделать), взывают к дополнительным свободам сверх этого, включая право публикации улучшенной версии. См. «Free Software Definition», на этом сайте, для объяснения того какие свободы и почему должны иметь пользователи ПО. Однако в этом случае вполне допустимым компромиссом может быть предоставление соответствующих свобод только через два или три года после публикации программы.

Подобные изменения могут привести авторское право к согласию с тем, что народ хочет использовать цифровые технологии для копирования. Издатели, вне всяких сомнений, скажут что подобные предложения «разбалансированны»; они могут начать грозить забрать свои камешки и уйти домой, но мало кто из них на практике сделает это, потому что игра на самом деле будет оставаться выгодной и это будет единственная игра в городе.

В то время как мы рассматриваем сокращения области действия авторского права мы должны обратить особое внимание на то, чтобы медийные компании не ограничились просто-напросто заменой закона индивидуальными лицензионными соглашениями. Может оказаться необходим
Перевод: Richard Stallman
khim @khim
карма
60,7
рейтинг 0,0
Реклама помогает поддерживать и развивать наши сервисы

Подробнее
Реклама

Самое читаемое

Комментарии (108)

  • 0
    в закладки. Все не прочитал, но начало уже понравилось.
    Спасибо.
    • +1
      Написал краткий хабрапост, специально для тех, кто "ниасилил".
      • 0
        скажем так - в данном случае я не "ниасилил" а ввиду наличия работы решил отложить до вечера.
        Но за краткий хабрапост спасибо.
  • 0
    очень тяжело читается, но прочитал.
    пока читал сердце кровью обливалось
    • 0
      Ну плохой из меня переводчик, знаю. Если кто-то переведёт лучше - с удовольствием уберу своё творчество и помещу ссылку. Но не нашлось пока таких...
      • +1
        Да нет. Вполне нормально
      • 0
        не не. я ничего не имею против вашего перевода. более того, я восхищён, проделанной работой.

        большой массив текста. столману надо как-то более кратко излагать мысли)

        p.s. в IT CROWD на ноутбуке у Роя наклейка eff.org
        • –3
          большой массив текста. столману надо как-то более кратко излагать мысли)
          столман писал это в "американском стиле" (или как там задорнов это называет) для американцев. многократно пережевывая тезис. иначе не поймут (или поймут, но скажут, что сакс ибо плохо разжевал, кто их знает американцев этих).
  • 0
    Согласен, что для каждой области должны быть свои законы.
    Для музыки одни, для фильмов другие, для книг третьи, для софта тоже особенные законы.
  • 0
    Я столько прочитать не смогу, как вы все это пишете? :)))
    • +1
      Это у Столлмена надо спросить. Я-то сел и за несколько вечеров перевёл только, а он всё это написал!
  • –6
    Не осилил. На мой взгляд, если человек что-то сделал - неважно что - табуретку или программу, то она его. И никто не должен на нее посягать. Вот и весь баланс. Причем здесь правительство, если человек, продавая свою программу другому человеку, предусматривает в договоре, что этот другой не должен передавать ее больше никому. Если передаст - значит нарушил договор, плати огромную неустойку. Вот и все. Странно это - естественное право людей на результаты труда человека.
    • 0
      >На мой взгляд, если человек что-то сделал - неважно что-табуретку или программу
      >то она его. И никто не должен на нее посягать. Вот и весь баланс.
      Вот именно, она его, а не другого человека, которого попросили сделать табуретке рекламу. В подавляющем большинстве случаев неустойки с договоров требуют издатели, а не авторы
      • +2
        Просто автор позволяет издателю представлять его интересы. Так же как в суде ваши интересы может представлять адвокат. Вот и все.
      • 0
        Так никто ж не заставлял авторов продавать свои права. Однако они это делали почему-то. Видимо кушать хотели.
    • 0
      Вы отрицаете возможность законодательного регулирования? Да здравствует чистый рынок?
      • 0
        Я не отрицаю. Но в сфере гражданского права это естественно. Вообще в ГК, если обратите внимание, почти после каждой статьи есть добавление - "если иное не предусмотрено договором". Это самая часто встречающаяся фраза в ГК.
    • +1
      плохая аналогия. т.е. я уже не могу сделать такую же табуретку и распространять её.
      и вообще, ограничение что "я не могу перепродать эту табуретку" - весьма странное.
      • 0
        Да, странное, но в договоре вполне может быть.
        • 0
          В публичном договоре - нет. Вообще на договоры, которые принимаются автоматически (то есть без подписей обоих сторон) налагается довольно много ограничений. Авторские права, собственно, нужны только для тех случаев когда нет отдельного писменного договора в котором можно прописать фактически что угодно.
    • 0
      Так-то оно так... ...но вот замените "человек-человек" на "корпорация-народ"... Давно заметил - громче всех орут о законности и нарушениях прав те, кто сами активно нарушабт законы и чужие права.
      • 0
        Не может народ быть автором и владеть авторским правом, автор всегда один человек или в крайнем случае их небольшая группа. Корпорация, если купила право, то почему бы и нет
    • –1
      Не осилил.
      На мой взгляд ...
    • +1
      Табуретка принадлежит человеку до тех пор, пока он её не продаст. Как только он ее продал - он ее лишается, а взамен получает бабло, и дальнейшая судьба табуретки создателя не касается никаким образом - он за неё уже получил вознаграждение.
      Но ПО, музыка и тд и тп - это не вещь. Продавая её изначальный владелец не лишается этой вещи и может продавать её сколь угодно много. Но это не так страшно, как то что также этот владелец хочет КОНТРОЛИРОВАТЬ каждый проданный экземпляр. Конролировать то за что он уже получил вознагараждение, и получать это вознаграждение, по сути, много раз и низачто.
      • 0
        Хмм, в случае с ПО или музыкой - человек лишается некоторой возможности контролировать свою интеллектуальную собственность, поэтому он вправе установить определенные условия использования проданной ИС.

        К тому же, покупая ПО - вы платите за него не всю стоимость разработки продукта, а только очень малую часть, зато пользуетесь всей ИС внутри ПО. И именно за то, что вы заплатили "так мало", а получили "так много" - на вас и накладывают такие ограничения.
        • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
          • 0
            Вы не можете вернуть купленное т.к. вы переносите парадигму "владения" на ПО, а она там своя. Вам продают, в большинстве случаев не носитель, а право использования (в виде экземпляра носителя (если его сложно достать) или серийного ключа). И его возврат очень сложно осуществить - никто не гарантирует что вы не скопировали ключ и носитель ( т.к. копирование - по сути "бесплатное") и не продолжите пользоватсья ПО после того как якобы вернули.
            • 0
              никто не гарантирует что вы не скопировали ключ и носитель

              Кто-то отменил презумпцию невиновности ? Если я сказал, что ничего не скопировал - этого должно быть достаточно. Если продолжу пользоваться (и нарушу тем самым закон) - буду отвечать по закону, причём тут "парадигма" ?
              • 0
                Легкость совершения преступления толкает на его совершение куда сильнее, чем серьезная нужда.
                Если честно, то, в данном случае презумпция работает не очень хорошо, опять пытаемся перенести парадигмы физического мира в "новую отрасль" интеллектуальной и виртуальной собственности. Тут надо бы создавать другой свод правил и понятий, а все почему-то копипэйстить пытаются.
                PS: в случае с интеллектуальной собственностью не всегда возврат ключа и или носителя подразумевает, что вы не пользуетесь плодами ИС - например просмотрев фильм, вернув его за полную стоимость, вы все же оставили себе "удовольствие от его просмотра", знание его сюжета и возможность его обсуждения. Вы же эти "права" не можете вернуть, поэтому в таком случае возврат купленного будет "полноценным" и 100%ным.
                • 0
                  Легкость совершения преступления толкает на его совершение куда сильнее, чем серьезная нужда.
                  Вот честное слово: бред. Найти пиратскую копию и ключ в Internet'е куда куда проще чем пойти в магазин, купить программу, вернуть обратно (пересылка - в любом случае не за счёт покупателя) и после этого продолжить пользоваться. В первом случае вычислить нарушителя сложно, во втором - тривиально. Зачем человеку подставлять себя ?

                  Вы же эти "права" не можете вернуть, поэтому в таком случае возврат купленного будет "полноценным" и 100%ным.
                  Опять-таки - куда девалась презумпция невиновности? Куда девалось право первой продажи, в конце-концов? Для товаров, которые нельзя вернуть если вскрыта упаковка (скажем нижнее бельё) есть отдельные перечни, почему вы хотите всё, что попадает под действие авторского права скопом занести в эту категорию?

                  Подобные вопросы должен решать Конгресс (в США) или Дума (в России), никак не каждый производитель единолично.
                  • 0
                    А для интернациональных корпораций кто это должен решать ? особенно зарегистрированных во всевозможных оффшорах ?
                    Знаете, найти пиратскую копию и ключ - сейчас уже такая же легкость и поэтому большинство ищут. А не было гугля - помните платные сайты и всякие андеграунд коллекции, не так то просто было найти.
                    Право первой продажи - понятие 1908 года, оно, ИМХО, с трудом адаптируемо к современности, особенно к ПО
            • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
              • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
              • 0
                см чуть выше, идея та же.
              • 0
                задумайтесь о том, что продавцу надо заново переупаковать и снова оплатить доставку товара в магазин. Потом вряд ли кто-то возвращает "девственно чистые" продукты. Второй момент - без активации обычно не дают работать программе, или она ограниченно функциональна, или демоверсия, получить ее и так можно. А вот один раз активирована - ключ уже используется, и даже если есть деактивация - не всегда можно точно удостовериться что пользователь не сделал образ системы или еще что-то. Там тоже хватает способов обмана.
                • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
                  • 0
                    не кажется ли вам, что тогда все перейдут к использованию программ по принципу - попользовался и вернул ? Типа надо отсканить и распознать ,купили FineReader, сделали свою задачу и вернули, нужно нарисовать мультфильм, купили Маю и 3Д студию, нарисовали и адью. Фотошоп - также. В конце концов при вашем возврате не происходит отчуждения прибыли, полученной за период владения продуктом. Да и результаты работыостаются у вас. Получается что в худшем случае компания не продаст ни единой копии.
                    Вы можете сейчас рассказать мне про модель SaaS (Software as a Service), но эта модель еще хуже чем то, что есть сейчас, она позволяет, при правильной ее реализации, держать пользователей постоянно на "игле ПО". Сейчас вам хотя бы дают право владеть ПО при разовой его оплате, а представьте что вас переведут на подписку на ПО. Так что имхо - не будите лихо, пока оно тихо. Потому как вся вот эта возня приведет к "подписке на компьютер", а если при этом еще умрет\задавят возможность владения ПО - все вообще грустно будет.
                    • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
                      • 0
                        Процент маленький потому что такие возможности мало кто предоставляет, да и тут Вы допускаете такую вероятность, но все равно считаете что пусть фирмы несут такие убытки. Просто Вы опять переносите аналогии "физического" мира на мир ИС, а они там работают плохо.
                        Как пример - давайте рассмотрим такую ситуацию - я купил альбом с музыкой\клипартом, купил звуковой\графический редактор. Дальше я смикшировал новое произведение или набор произведений, поставил свои "копирайты" и начал его продавать, а потом вернул в магазин и редактор и "коллекцию". Кто будет являться в таком случае правообладателем моего альбома ? Закон я не нарушил (предположим лицензия "исходных" данных позволяла делать такое), т.к. создавал свое произведение когда владел продуктом, точно также я использовал лицензионный редактор. Теперь я начал на произведенной продукции зарабатывать деньги, но права на исходные данные я вернул. Как в таком случае разруливать "манибэк ИС" ?
                        Или например, разработать ПО в "девелоперской" версии Visual Studio, потом взять "напрокат" коммерческую версию студии, скомпилировать проект и продавать его. Т.е. в такой модели способов наносить явный и неявный ущерб производителям - очень очень много. И это резко понижает мотивацию к разработке, потому что денег за это можно и не увидеть - люди поймут что можно "брать напрокат" и будут этим злоупотреблять, пусть даже не все 100%, но даже 10% - это много. представьте - каждый десятый Ваш покупатель Вас обманывает, причем может это делать постоянно.
                        • 0
                          Закон я не нарушил (предположим лицензия "исходных" данных позволяла делать такое), т.к. создавал свое произведение когда владел продуктом, точно также я использовал лицензионный редактор.
                          Разумеется нет. Но когда вы начинаете продавать произведение, созданное на основе другого произведения вам нужна актуальная лицензия - иначе вы ничего не имеете права продавать пока N лет не пройдёт. Или если основная часть "клипарта" - это сам клипарт, то на ту часть, которая встраивается в ваше "произведение" будет отдельная бессрочная лицензия. Если только ваше использование не попадает по fair use - но тут уж извините: такое использование вы вообще не может ограничить. Screenshot'ы кочуют из журнала в журнал, половина программы, которые на screenshot'ах изображены в руках никогда не держала и поделать с этим ничего нельзя. Не создавайте сложностей там, где их нет.

                          Вы снова исходите из ошибочной аналогии с материальными предметами: раз я автор, то я и решаю что делать с моим творением. Но уж идите в аналогии до конца: вы это решаете пока свою табуретку из рук не выпустили и она ко мне в руки не попала. А там я могу её и на дрова пустить и по частям распродать.

                          Заметьте, кстати, что если на альбоме на написано, что вы можете оттуда дёргать музыку и микшировать её, то такого права у вас нет даже если альбом на руках.

                          Или например, разработать ПО в "девелоперской" версии Visual Studio, потом взять "напрокат" коммерческую версию студии, скомпилировать проект и продавать его.
                          Бред ну оооочень сивой кобылы: практически любые программы спокойно собираются Express Edition. Компилятор/линкер/etc там те же самые, там среда урезана...

                          представьте - каждый десятый Ваш покупатель Вас обманывает, причем может это делать постоянно.
                          Представил. Да это ж праздник какой-то: сейчас "пиратов" даже в штатах порядка 30-40%. Если они производителям хоть копейку за вскрытую упаковку заплатят - те уже в выигрыше будут... А часть ведь ещё могу и полениться возвращать товар в магазин...
                          • 0
                            Хмм, отвечая на ваш "бред ну очень сивой кобылы", обнаружил что действительно МС разрешила Express Edition для коммерческого использования. У ранних продуктов у них 100% были ограничения только для personal and non-commercial use, и для того чтобы производить продукт на продажу нужно было объязательно купить версию, разрешающую коммерческое использование скомпилированного ПО. Ну что ж - прогресс движется не смотря на все лицензии =)
                        • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
                    • 0
                      Так что имхо - не будите лихо, пока оно тихо. Потому как вся вот эта возня приведет к "подписке на компьютер"…

                      А так это случится через какое-то время? Подписка на именно компьютер не более вероятна, чем подписка на стиральную машину или телевизор.
        • +1
          Я понимаю, что конечный пользователь платит очень малую часть общей стоимости разработки. Так же я понимаю желание правообладателя ограничить круг пользования каждой конкретной копией. Я даже понимаю применения технических средств защиты и даже понимаю оказание психологического воздействия на потребителя(посредствам рекламы, различных маркетинговых акций и тп.) Но юридическое преследование - это простите полный пи***ц!!
          • 0
            Не. Преследование юридических лиц (при добросовестном законе) путём наложения экономических санкций — это ещё можно признать нормальным методом защиты прав на результаты интеллектуальной деятельности. Но вот уголовное преследование физических лиц — это уже ограничение свободы и демократии, "полицейской государство", диктатура корпораций-монстров.

            Уж лучше отсутствие музыкальной индустрии в текущем её виде, чем возможность посадить любого человека, загрузив ему нелегальный контент через дыру в МS IE или МS Windows.
            • –2
              хмм, ну уголовное преследование физлиц - это показуха. Поймите, любое "прееследование" может служить 2м целям - возмещение ущерба или "принципиальное показательное покарание". Серьезные компании "вторым" не занимаются, а возмещение ущерба с рядового физ.лица - смешно. поэтому в основном - экономическое преследование юрлиц.
              PS: Вспомните Поносова - МС официально заявляла, что никаких претензий к физ.лицу они не предъявляли, это все была инициатива прокуратуры. И вспомните как выглядело это преследование - тупым фарсом, даже президент возмутился, назвав это дело бредом (и имхо после этого все было благополучно "замято").
              • +1
                Вы уж не завирайтесь. Да, сами "серьезные компании" такими вещами впрямую не занимаются, но они платят BSA, RIAA и MPAA, которые как раз и занимаются "принципиальными показательными покараниями".
                • 0
                  угу, и именно потому что такой подход неэффективен, серьезные компании задумываются о том, чтобы сократить финансирование таких организаций - потому что организации занимаются "не тем", и вместо преследования "юриков", устраивают показуху с "физиками", а "заказчики" свои деньги на это не отбивают, вот и теряют интерес в финансировании этих клоунад.
                • 0
                  PS: А где я, по-вашему, соврал ???
                  • +1
                    Ok. Беру свои слова назад - вы в совершенстве владеете искусством дипломатии. И так как "давать деньги на преследование одиноких матерей" и "устраивать показательное покарания" - это турбогипербольшая разница, то я вынужден признать что вы я неправ.
              • +2
                В камменте выше я конечно же имел ввиду преследование физических лиц. Юридические лица(тоесть организации), платить должны бесспорно, ибо они на этом зарабатывают, но когда дело касается обычных людей - это в моем понимании ЗЛО. Основной принцип демократии гласит, что(дословно не помню, но приблизительно так) Свободы человека распространяются до тех пор, пока они не нарушают свободы других людей. И если человек незаплатив, скачал допустим мптришку, он же не лишил записи какого-то другого человека(правообладателя, автора и тд), он же не украл её, тоесть чужие права не были нарушены, а значит и нет преступления.
                И конечно это все фарс и показуха, и вы скажете что на самом деле преследование физ лиц на практике не существует - но тем не менее приняты законы позволяющие это! Не знаю как в Америке, но в Европе и России это УЖЕ реальность, и прижать могут каждого, и это не демократия.

                ЗЫ: Можете меня пинать по почкам, но прочитав статью я проникся уважением к американской конституции, фактом, что даже вопросы авторского права там рассмотрены, при чем восновном в пользу народа. (Вопрос неправильного толкования текста этой самой конституции - дело другое)
    • +3
      Вы видимо статью не поняли.
      Право на собственность, это не что то естественное, это просто законы, которые мы сами (или люди представляющие нас) создали. Создали с определенными целями. С материальной собственность все ясно, у всех что то есть.
      А вот авторское право нужно ограниченному числу лиц. Если рассматривать уже готовые продукты интелектуального труда, то для народа выгоднее пользоваться не спрашивая разрешения у авторов.
      Но есть проблема зантрересованности авторов. Именно для этого и делается авторское право.
      Задача обеспечить максимальную свободу дав необходимые стимулы авторам.
      Но последние годы принимаются законы которые сильно ограничивают свободу ради мега прибылей авторов (или их посредников). При этом понятно, что они бы создавали свои продуты и за меньшие гонорары.
    • +3
      Купив у тебя табуретку я смогу одолжит её другу, использовать детали для создания других табуреток или разобрать, посмотреть как она сделана и собрать себе такую же. Так же табуретка не исчезнет после одного сидения на ней. Я могу написать статью, как сделать из табуретки стул, или как увеличить устойчивость табуретки.
  • +6
    Ну если сравнивать с табуретками... то:
    На эту табуретке можно только сидеть самому
    Нельзя дать посидеть гостям (они должны приходить со своими табуретками)
    Ее нельзя чинить и разбирать
    Ее нельзя покрасить
    Нельзя делать такую же табуретку
    За исследование в области табуреток вас могут посадить :)
    • 0
      в этой аналогии всё хорошо кроме одного - она неверная.
      • 0
        Можете еще пару минусов поставить, но вряд ли вы меня убедите что интеллектуальная собственность подобна табуретке.
      • +3
        аналогия действительно неверная
        dragonhome как раз пытается показать абсурдность этой аналогии, упомянутой выше
        • 0
          если так, то сорри - неправильно понял. :/
  • 0
    Вот не знаю, совсем мечта и далёк тот момент, когда роль издателя начнёт резко падать? Сейчас мало написать книгу или компьютерную программу — её надо напечатать, разрекламировать, сбыть в магазины...

    Но в теории ведь всё можно качать напрямую с сайта автора. На условиях автора, т.е. именно того человека, который и должен выигрывать от наличия авторского права...
    • 0
      Проблема в том, что авторов много, а издатель один. А для "постого человека" всегда было и будет проще прийти в одно место и купить там всё, что нужно. Вместо того, чтобы ходить за покупками к каждому автору лично.
      Так что никуда издатели не исчезнут. Примером может служить ситуация в казуальном сегменте рынка компьютерных игр. Много разработчиков и у каждого свой сайт, но все почему-то всё равно продают свои игры крупным площадкам.
      К тому же автору нужно заниматься творчеством, а не продвижением своего продукта.
  • 0
    ИМХО: слишком много букв, и всё не по делу. Слишком много про издателей, и почти ничего - про авторов, хотя по идее они тут должны быть в центре внимания. Насчет "тренда" - не верно. Сейчас идет тренд отказа авторов отдавать свои права издателям, т.к. издатели в их нынешнем виде теряют смысл. В будущем скорее всего останутся лишь дистрибьюторы, а права будут принадлежать авторам.
    • 0
      все зависит от того насколько автор независим. Издатель как финансовая структура, может использовать массу ресурсов и возможностей, против одного человека. Смысл всех явлений все равно в глобализации - корпорации из за дикой конкуренции становятся все более и более массивными и универсальными. Нужно укреплять малый бизнес, а этого не произходит (
  • 0
    автору огромный респект. в мемориз. почитаю после работы
  • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
    • 0
      Это перевод, однако. Там внизу ссылка не оригинал...
  • +1
    Статья сугубо философская на тему "Свобода читаетелей vs интересов авторов/издателей".
    Многие тезисы очень спорны. Например, то что:
    1. "Шекспир заимствовал элементы сценария некоторых пьес из других пьес опубликованных за несколько десятилетий до него, так что если бы тогда действовало современное авторское право, то его творения были бы незаконны. "
    Элементы любого сценария можно найти в любых других сценариях... Авторское право защищает прежде всего форму, но ни как не содержание защищаемого объекта. То есть использовать без разрешения автора дословно кусок текста авторское право вам не позволит, но творчески переработать хоть весь сюжет вполне возможно (с некоторыми оговорками, ес-но,...) - Гарри Поттер vs Таня Гроттер, Пиннокио vs Буратино.
    Если человек нарисовал картину - "Парусник на море", то именно его форма передачи сюжета (в данном случае конкретное изображение) будет защищена авт. правом, но это не означает автоматически, что всем другим уже запрещено рисовать парусники на море...

    2. " Мы видим уже появление электронных книг, которые отнимают у их читателей традиционные свободы - например свободу одалживать книгу своему другу, или свободу перепродавать книгу в магазине, свободу брать её на время в библиотеке, свободу сохранения инкогнито при покупке (не оставляя своего имени в корпоративной базе данных) ... "
    В случае с электронными книгами копирование есть эквивалент понятия "издание" (тиражирование). Если издатель хочет бесплатно раздавать напечатанные им книги своим друзьям, то это его право, но до этого он всё равно должен договориться с автором об роялти (отчислении от каждой изданной книги)....

    и т.д.

    С точки зрения практики - информации маловато - прежде чем давать такую "бомбу" надо хотя бы ликбез по теме провести...

    P.S.
    Сам собираюсь написать пару статей на тему "Авторское право и патентование глазами программиста", но увы на карму ещё не насобирал :(
    • 0
      1. Шекспир как раз многие куски сюжетов достаточно "близко к тексту" копировал, там не только у сюжетах речь идёт.
      2. Вы не поверите, но в случае с обычными книгами понятие "издание" тоже есть - и оно обычного конечного пользователя никаким боком не касается. Дать книгу (физическую) почитать своему другу вы можете всегда и независимо ни от чего.
      • 0
        По поводу Шекспира спорить не буду - в подлиннике ни его, ни авторов, у которых он "сплагиатил" достаточно "близко к тексту" сюжет - увы, не читал. Я лишь заметил в вашей статье (переводе) нестыковку о заимствовании "элементов сценария", о чём и написал.
        2. По поводу отдолжить почитать своему другу физическую книгу - ваш друг же при этом не клонирует текст (объект автоского права), не так ли? В случае с электронными книгами в подобном случае - увы клонирование информации происходит. Однако можно найти и другой пример - вы покупаете компьютерную игру на лицензионном диске (игра привязана к носителю) - вы можете её отдолжить другу поиграть - не так ли? Никто вам этого не запрещает...

        P.S. Спасибо всем, кто добавил кармы - в ближайшее время "опробую перо". :)
        • 0
          Однако можно найти и другой пример - вы покупаете компьютерную игру на лицензионном диске (игра привязана к носителю) - вы можете её отдолжить другу поиграть - не так ли?
          Не так. Скажем Final Fantasy XI привязана не к диску, а у приставке (привязка происходит при первом запуске) и многие "элетронные книги" практикуют подобные схемы - можно просмотреть книгу дважды или только до определённого времени, etc. Причём объяснение таких тонкостей обычно запрятано довольно-таки глубоко. Все эти ограничения выходят весьма далеко за рамки авторского права: там речь шла только о создании копий и "копия в мозгу читателя" в их список однозначно не включалась...
  • 0
    Интересно, является ли нарушением авторского права с точки зрения современного законодательства то ,что вы перевели эту статью и дали почитать широкому кругу?
    Статья замечательая. Она еще раз показывает, что какой бы хороший закон не изобретали радетели блага народа, всегда найдутся те, кто придумает, как интерпретировать закон и извлечь из него выгоду, и найдутся те, кто последует за ними. В результате, разбирают дела крупных издательств и брендов, а на реальную защиту авторских прав, такую как указание имени автора при копировании текста, внимания не обращают, потому что это не приносит выгоду.
    спасибо вам за интересную информацию, быть может она поможет исправить ситуацию.
    • +3
      "Verbatim copying and distribution of this entire article are permitted worldwide, without royalty, in any medium, provided this notice, and the copyright notice, are preserved"

      Разрешается дословное копирование и распространение данной статьи по всему миру, без отчислений гонораров и на любых носителях при условии предоставления копирайтов и данной заметки.

      http://www.gnu.org/philosophy/misinterpr…

      Cсылка дана, значит копирайты и данная заметка читателю предоставлены. Авторские права Столлмана не нарушены.

      Кстати, перевод желательно переслать Анатолию Казанцеву, куратору переводов GNU.org

      https://savannah.gnu.org/users/jimcrow

      В этом случае он будет скорректирован и размещён на GNU.org
    • 0
      На то что она поможет исправить ситуацию не надеюсь нисколько, но, может быть, кого-то она побудит задуматься над этими проблемами - уже будет хороший результат...
  • 0
    Есть такое мнение, что человек работающий в фирме и производящий что-либо, производит это на благо фирмы, таким образом, вполне логично было бы применить взаимодействия подобного рода: автор(гражданин страны) - издатель(государство) - потребитель (другое государство), это то что касается международных взаимоотношений, внутри страны необходимо применить другую модель (шоб я знал какую!!!). Т.к. модель взаимодействия на всех уровнях (и в государстве и во вне) определяется рыночными отношениями, то и использование продуктов интеллектуальной сферы переходит в разряд не "своим на пользу, чужим за деньги", а "купил/продал и все пофиг", что является заведомо проигрышной стратегией. С другой стороны госконтроль в подобной сфере не представляется возможным, по объективным причинам %)

    PS спасибо за перевод, прочелся нормально, хотя и не на одном дыхании (=
  • 0
       Отлично!После появления "Антикопирайт"а, это вторая работа в рунете которая мне встретилась с таким хорошим изложением проблемы. К сожалению, приложение решений и идей из статьи к российским реалиям выглядит что-то не очень выполнимо. У нас и понятие государства, как регулятора рынка в интересах народа, как-то пока не сформировалось.
  • 0
    Столлман очень сильно тут лукавит, говоря про копирование. Прочитав половину статьи (пока сколько осилил, Cтоллман болтун однако :) ) я не нашел одного момента: вообще все "ратователи против авторского права" почему-то забывают, что потраченный труд на один экземпляр - несоизмеримо больше, чем сегодняшняя стоимость этого экземпляра. Это происходит потому, что копированием занимаются "машины", а не люди.
    Если вспомнить средневековье, то цена книг была - на вес золота или более, потому как с передачей "той" книги, автор отдавал ВЕСЬ свой труд, и хотел получить за него соответствующее вознаграждение. Сейчас же, в век технического прогресса, копирование не стоит почти ничего, поэтому для того чтобы получить справедливую оплату труда, авторы продают или труд целиком (сайт или ПО , с исходниками и всеми правами) или "продают" его часть в виде ограниченного права использования за малые деньги.
    Заметьте, что продажа первого вида все так же остается дорогой, в смысле за такой экземпляр авторского права приходится платить "по полной". В случае с сайтом или ПО второй вид "продажи" представлен как платное\бесплатное использование ПО\сайта (в первом случае - ПО - труд окупается за счет количества проданных копий, во втором - сайт - за счет рекламы или премиум функций, я уж не знаю какие там еще есть способы монетизации пользователей).
    В этом случае получается, что авторское право - это другой, более удобный и приемлемый (для авторов, да и впрочем для потребителей) способ получения денег за свою интеллектуальную собственность. Не знаю уж, призывает Столлман это отменить (еще не дочитал), но само начало рассуждения у него об этой проблеме уже не совсем искреннее, ИМХО..

    Или вы хотите чтобы ПО или книги (конечно с правом делать что угодно) продавались только по цене всего труда автора ? Тогда бы мы вряд ли продвинулись вообще, потому как были бы на уровне экономики средневековья.
    • 0
      Прочитайте уж до конца статью перед тем, как начать критиковать, а ? Столлмана вряд ли можно назвать "радетелем против авторского права" - я недаром специально в самом начале написал что именно как раз те предложения против которых вы протестуете (полностью отменить все авторские права и, в частности, ограничения на копирование) столь же абсурдны как и авторские права в их нынешнем виде. И Столлман ничего подобного и близко не предлагает. Предлагает для начала ограничить 10ю годами срок, в течении которого сохраняется запрет на копирование. При этом говорит "может быть фильмы длиной более одного часа могут требовать расширения этого срока до двадцати лет, чтобы окупить огромные затраты, которые требуются для их создания" и "другие аспекты монополии автора, такие как создание новых авторских работ на основе произведения (прим. перев: читай - экранизации и ремиксы) могут продолжаться дольше". Вполне разумное предложение, если задуматься: вы знаете авторов, которые в момент написания книги рассчитывают на то, что будут с неё "стричь купоны" 50 или 100 лет ? У многих ли это реально получается ?
      • 0
        Хорошо, я прочитаю до конца и тогда отвечу на Ваш комментарий. Про 10 летние ограничения я читал у Столлмана и раньше, но тогда почему-то тоже не проникся. Вообще я допускаю что немного предвзято отношусь к его мнению, как-то не нравится он мне ;), и поэтому мое мнение может быть предвзято. Именно для этого я добавил в конце ИМХО.

        Я объязательно дочитаю и продолжим обсуждение.
  • 0
    Согласно американской конституции авторское право существует для пользы потребителей - тех, кто читает книги, слушает музыку, или использует программное обеспечение - а вовсе не во имя издателей или авторов.


    В первоисточнике идёт речь не о пользе потребителей, а прогрессе.
    • 0
      В первоисточнике - это где? В конституции? Там дальше дословная цитата есть. А выделенная вами фраза - это перевод фразы "Under the U.S. Constitution, copyright exists to benefit users — those who read books, listen to music, watch movies, or run software — not for the sake of publishers or authors". По-моему вполне адекватный.
      • 0
        Да, в конституции. Претензия не к Вам, разумеется, а к автору.
        Согласитесь, что из цитаты не следует ничего про пользу потребителей. Собственно, вот это самое вольное трактование того, что полезно для прогресса — типичная риторика защитников копирайта (к которым я не отношусь).
        Решения суда — это очень интересно и важно, но, всё-таки, решения суда, а не конституция.
        • 0
          О... это Столлман! Какой-то я невнимательный стал.
          В целом, к Столлману никаких претензий. Хотя, я бы немного начало подправил ;)
          • 0
            Я вначале хотел пересказать всё и немного подсократить, но потом понял что, скорее всего, уберу пяток ляпов, но посажу два десятка новых потому ограничился переводом и несколькими "примечаниями от переводчика". Что у Столлманна не отнять - так это умения грамотно формулировать свои мысли. В запале он может иногда что-то такое ляпнуть, но все его статьи обычно тщательно проработаны и аргументированны.
            • +1
              извините, что пишу здесь, но похоже, что вам придется разрешить мне себя добавить в друзья, только чтобы почитать придирки:

              закон о доминирование доминировании медиа-корпораций
              Мы не можем полагаться на то что эта счастливая случайность - запятая после то
              Увидев когда и если - может, когда или если?
              История компании Napster показывает что мы - запятая перед что
              точное копирование обычным народом - может, лучше сказать обычными людьми?
              привести авторское право к согласию с тем что - запятая
              но пожалуйста не отдавайте свободу ради моего имени - запятая после пожалуйста

              Извините, если где неправ. Кстати, замечательное качество перевода, спасибо.
  • +1
    Скажу честно, то если бы авторское право было таким, каким оно "задумывалось в плане", мне бы не пришлось писать на моем варезном сайте "Администрация сайта может не соглашаться с авторами бла-бла-бла :)".
  • +1
    В битвах бабла с добром/злом/интересами народа/... обычно побеждает бабло. Чтобы изменить законодательство в нужную сторону - нужно бабло. Статьи RMS, призывы к совести и здравому смыслу, идеология, философия, агитация - это всё классно, но без бабла это не работает. Если все американцы, которые хотят иметь свободу копировать, скинутся по $20 тому же RMS лично или FSF или другой "pirate party", то на эти деньги можно поучаствовать в выборах, купить голоса сенаторов, и протолкнуть нужные изменения в законах. Если этих денег будет мало - можно поставить вопрос так: готовы ли эти американцы платить по $20/месяц за эту "услугу" - предоставление им права копировать. Тогда, пока они продолжают платить, будет продолжаться реальная борьба за их свободу.

    Пока есть желающие отобрать вашу свободу - а они есть всегда - за свою свободу нужно бороться. Как именно - с оружием в руках или сдавая по $20/месяц - не так принципиально. Как только вы решаете, что вы "победили" (сделали революцию, написали конституцию, организовали демократию, провели нужный закон, добились нужного решения в суде, etc.), и перестаёте бороться - вашу свободу тут же начинают тихонько, по кусочку, отбирать.

    Если ещё не понятно, к чему я всё это пишу, то я поясню. Я осилил статью, как и многие другие материалы по теме. (Кстати, большое спасибо посмотреть профиль khim за титанический труд!) Но все эти рассуждения, попытки разобраться что есть авторское право, интеллектуальная собственность, etc. - бессмысленны по своей сути: ваша свобода не вернётся к вам автоматически сразу как только вы во всём этом разберётесь! Более того, когда вы тратите своё время и силы на попытки во всём этом разобраться - вы фактически играете на руку тем, кто отбирает вашу свободу. Они всегда впереди, они всю эту путаницу создают и, пока вы только пытаетесь её распутать и разобраться в том, что происходит, они уже протащили все нужные законы и ушли вперёд, создавая следующую путаницу и готовя новые законы. При таком подходе вы никогда их не догоните, вы всё время будете играть в навязанную ими игру по их правилам и не сможете им помешать.

    Резюмируя: абсолютно не важно, что есть авторское право, и идёт оно на пользу народу, или нет. И не важно, знаете ли вы, как можно его "исправить", улучшить, и направить на служение народу, или нет. Всё это не важно до тех пор, пока вы не готовы постоянно бороться за свои свободы/права/убеждения и пока у вас для этой борьбы нет необходимых ресурсов (бабла).
    • 0
      Вот меня забавляет, когда человек, непонимающий суть американского подхода к жизни, начинает указывать далеко не последнему американскому борцу с законодательным беспределом, что ему делать.

      Разбираться как раз надо самому и помогать разбираться в этом остальным, чтобы они не ловились на удочку "интеллектуальной собственности" и "добрых корпораций". И насчет "бабла", бабло - ничто по сравнению с таким ресурсом, как человеческое внимание. За то время, которое американец потратит на чтение этой статьи, он заработает больше твоих сраных 20$. Деньги - это иллюзия. Если ты думаешь, что за них можно купить все, ты сам уже куплен - лохотронщиками, внушившими тебе эту иллюзию. Настоящий и ключевой в данном случае ресурс - это мозги широких масс, а залог его задействования - интересность и доступность статьи, написанной чисто по-американски в расчете именно на американцев с их привычкой раскладывать все по двум полочкам, и распространяемой методами вирусного маркетинга, без дорогой бумаги, печатных прессов и торговых площадей. Надеюсь, тебе не нужно объяснять, что именно народ США - тот субъект, который может повернуть механизм копирайтного маразма на Земле вспять? Да-да, как беспредел начался из Америки, так и освобождение от диктатуры копирайта начнется с Америки (и Европы, где собственно авторское право зародилось), а в России еще после этого будут продолжать использовать копирайтную дубинку для устрашения несогласных.
      • 0
        Честное слово, очень хочется, чтобы правы были Вы, а не я.

        А что касается иллюзий - да, деньги это иллюзия, и нет, я не говорил (и не думаю), что на них можно купить всё. Но недооценивать ту власть, которую эта иллюзия имеет над людьми - тоже глупо. В частности, обычно получается так, что тот, у кого есть деньги, тот и мозги широких масс контролирует.
        • 0
          Столлман уже доказал, что это не так и что он знает что делает. Несмотря на то, что денег у сторонников "свободного ПО" никогда не было шибко много, но, тем не менее, они добились того, что сейчас даже Microsoft хоть и с большой неохотой, но играет в эту игру. Потому что мозги оказались не на их стороне. Да, на это потребовалось четверть века и усилия миллионов - но кто сказал что перевороты в созданении делаются легко и быстро ?

          Вот как раз из-за временных сроков и нужно прежде всего заниматься просвещением и объяснять: почему, что и откуда. Собрать массу под свои знамёна и даже кучку денег "на благое дело" - не так и сложно. Но если результатов не будет год, два, три, пять - то толпа разбежится. А люди, понимающие, за что они борются и какие ставки в игре - нет.
      • 0
        Ты знаешь - я не американец (хотя и в америке тоже был), но мне этот стиль, при котором всё "разложено по полочкам" вполне понравился. И, обрати внимание, даже "борцы за авторские права" (типа centur) даже в комментариях к статье не рискуют говорить что в ней что-то не так - они даже здесь аппелируют к чуствам читателей, которые должны заставить их пожалеть "несчастных" музыкантов и производителей ПО. Что это значит ? Крыть нечем. Вообще. По всему материалу статьи до момента предлагаемых мер решения проблемы - крыть нечем. А варианты решения - это только наброски, они с самого начала на истину не претендуют, они должны служить исходной точкой для дискуссии. Но если они начнут эту дискуссию, то можно будет сказать что они уже проиграли: признали что Столлман прав и авторское право расширено далеко за рамки разумного. А насколько далеко - это уже второй вопрос.
        • 0
          о как оно оказывается повернулось.... наверное я не буду больше писать в Ваших топиках, а то я, оказывается, то вру (Вы так и не удосужились мне сказать где я "вру"), то вдруг "крыть нечем", хотя на все серьезные комментарии (кроме вашего про "недочитал")я отвечаю, и более того я нигде не говорил что текущее авторское право - правильное, просто те предложения которые пишут пользователи (а не Столлман)- кажутся мне еще более неправильными, потому что все тащат понятия физической покупки\продажи ПО, но никто не задумывается что тут другая стихия, и если купив профессиональную зеркалку от Canon - вы не можете ее с легкостью скопировать, а потом вернуть деньги за оригинал, то с самым сложным ПО так поступить можно, поэтому понятия физического мира в мире цифровом неприменимы.
          • 0
            я, оказывается, то вру
            Написал я вам. Ну да - вы правы, а я неправ. Действительно: устраивать порку своими руками и давать деньги на то же самое - это ведь ух-ты-ваще-ужас-какая разница, правда ? Беру свои слова назад, беру, успокойтесь.

            с самым сложным ПО так поступить можно
            О как ? Вы беретесь взять Windows Vista, сделать копию, которая бы не включала частей оригинала - за деньги, которые стоит, скажем, Ultimate Edition, после чего вернуть оригинал ? Давайте - продадите своё творение Алкснису, решите кучу проблем.

            Если я возвращаю продукт, то я должен вернуть все его части - никто у меня не примет назад автомобиль без колёс. Точно также возвращая интеллектуальный продукт я должен вернуть все его части, на которые может распространяться копирайт - иначе аналогия с физическим миром неполная. Что у меня там осталось в мозгу - это уж моё дело, но никакие куски музкомпозиций или там фоток у меня на компе оставаться не должны - иначе что ж это за возврат ?

            Вы говорите за то, что возврат продуктов авторского права невозможен потому, что они отличаются от физических продуктов, а я вам говорю, что, напротив, никакого отличия нет ибо все разумные стороны закрыты авторским правом (и должны быть закрыты), а брать плату за то, что у меня в голове что-то осталось - абсурд. От физических вещей тоже ведь не всё возвращается: если я палатку купил в магазине и через две недели вернул, попробовав её на пикнике и поняв что мне она не годится - за ощущение сухости дополнительную плату брать будем ? Бред.
    • 0
      Если человек не понимает за что он борется, то есть очень большой шанс того, что он поборется-поборется, а потом плюнет и забудет про всё этого. Или его заграбастают под другие знамёна и он будет бороться уже за что-то совсем другое. То есть этап понимания сам по себе поток вспять не повернёт, но без него все эти сборы "бабла" бессмысленны.
      • 0
        Разумеется. Я просто говорил о том, что статьи без бабла и конкретных действий так же бесполезны, как бабло без статей. Насколько я понимаю, борьбу пока ведёт исключительно The Pirate Bay, и, вроде, какое-то шевеление начинается в Европарламенте.
        • 0
          Ну в этом я с вами согласен, но только хочу сказать что статьи, всё-таки, должны появиться в начале. А The Pirate Bay - это дурацкая кавалерийская атака, обречённая, в конечном итоге, на провал. Вместо того, чтобы как-то ограничить авторское право они пытаются доказать что оно их не касается. Ну сегодня не касается - завтра коснётся. Всего-то и нужно - законодательство изменить. Когда такие деньги на кону - это не так сложно.

          В Америке и Европе есть EFF...

          В России... Я не очень хорошо понимаю - что нужно делать, но пока законы, ущемляющие права и свободы граждан (и тем самым влияющие на экономику) принимаются на основе вот такого "обоснования" вряд ли удастся что-либо сделать. В сущности в России в силу полного отсутствия как демократии, так и правового государства ничего делать и не надо: несправедливые законы нифига не действуют, справедливые - тоже действовать не будут, какая, нафиг, разница. Единственный способ что-то изменить - вывести по меньшей мене сотни тысяч на улицы и начать жечь машины, никакого другого языка власти не понимают - а я сомневаюсь что кто-то станет заниматься этим пока авторское право не станет реальным бичом из-за которого многие тысячи же будут сидеть в тюрьме...
  • 0
    Автору топика в любом случае спасибо за такой труд, хотя читать его полностью времени нет. Да и начало статьи уже говорит о непрофесс. подходе автора оригинального произведения и искажении фактов.
    США - одна из стран, в которой копирайт - один из самых важных не только правовых, но и культурных институтов!
    История принятия статьи Конституции США и ее толкование также искажены.

    Неверно переданы и выводы в введении.
    Далеко не все юристы тупо подходят ко всем явлениям через закон. Как правило, до принятия закона идет глубокий анализ. Так вот этот анализ представлен неверно.

    Великие умы юриспруденции признавали монополию на объекты авт. прав, не только нашего времени, но и 19-20 веков.

    Так в 19 веке Победоносцев писал: "Имуществом могут быть не только сами вещи, но и деятельность, связанная с их созданием или улучшением, а также любая другая деятельность, производящая социальный эффект. Все перечисленные явления объединяет их экономическая природа – они представляют собой ценности, востребованные обществом, поэтому их оборот требует соответствующего гражданско-правового оформления".
    В 19 же веке Шершеневич писал: "Средством удовлетворения интересов человека могут служить не только обособленные части внешнего мира, вещи в материальном значении слова, но и собственные действия, когда они имеют какое-нибудь экономическое содержание и когда они могут быть совершаемы только данным лицом. Современные общественные условия вызвали к жизни целый ряд новых отношений, обнаруживших важное экономическое значение некоторых действий. Таковы интересы, соединенные с известностью фирмы и заключающиеся в изготовлении и распространении товаров известного качества, изящности рисунка или модели, создаваемых на известной фабрике изделий. Сюда же относятся интересы автора, художника, композитора, заключающиеся в создании литературных, художественных или музыкальных произведений... Так как цель юридической защиты клонится во всех указанных случаях к предоставлению известным лицам исключительной возможности совершать определенные действия, с запрещением всем прочим возможности подражания, то эти права могут быть названы исключительными. Исключительные права занимают место в системе прав в отделе прав абсолютных, рядом с вещными правами… Различие между вещными и исключительными правами заключается в объекте их".

    Это и есть то самое фактическое обоснование!
    • +1
      История принятия статьи Конституции США и ее толкование также искажены.
      Так как в имеющейся Конституции нет никакого упоминания о "священном праве авторов", то либо такой вариант и вовсе не рассматривался (как вы можете это доказать?) либо всё-таки был отвергнут. Даже если вы как-то сможете доказать что Столлман неправ и такой вариант никогда не рассматривался - это мало что изменит по сути. "Искажённое токование" - это вообще ни в какие ворота: толкование может быть либо верным (согласующимся с текстом документа) либо нет (не согласующимся), но никак не искажённым. Оно может не быть "типичным" - это пожалуйста, но пока противоречий с текстом нет - оно имеет право на жизнь.

      Как правило, до принятия закона идет глубокий анализ.
      Я выделил ключевое слово. Нормальные люди не видят ничего странного и в том, чтобы анализировать доводы и выводы и после принятия закона - с тем, чтобы его изменить.

      Великие умы юриспруденции признавали монополию на объекты авт. прав, не только нашего времени, но и 19-20 веков.
      И это всё не играет никакого значения вообще. Либо мы играем в сумасшедшую игру когда признаются все продукты интеллектуального труда и Дисней платит Греции за использование мифов, а мы с вами платим потомками Кирилла и Мифодия и опять-таки Грекам (за алфавит), либо мы признаём, что всё это к фундаментальным правам никакого отношения не имеет, всё это - не более, чем экономика, проводим где-то границу и спорим - где правильнее её провести. Почему мнение "великих умов" должны влиять на позицию искуственно установленной границы - неясно. К этим мнениям же не обращаются когда решают на сколько лет заключать договор о добыче нефти на Сахалине? Другие времена - другие договоры.

      Это и есть то самое фактическое обоснование!
      Чего? Высказывания каких-то деятелей могут являться обоснованием экономических договоров в приниципе! Обоснованием могут быть физические законы, требования морали, общепризнанные нормы, бизнес-план и т.д. и т.п. Но никак не чьи-либо высказывания. Эти высказывания вполне могли быть разумными в то время когда копирование картины в печати требовало кучи времени и сил - но почему они будут оставаться истинными в наше время, когда эта операция не стоит и копейки и выполняется в доли секунды?
      • 0
        Будем к словам придираться? Вы из тех, кто предпочитают уводить спор от сути к болтологии? Доказать я не могу, ибо не буду тратить время: возможно, вы найдете - есть документы Сената, в которых дается обоснование и предыстория тех или иных норм. Там и найдете про значимость копирайта (если эти документы есть в Интернете).

        "Почему мнение "великих умов" должны влиять на позицию искуственно установленной границы - неясно"
        По начатой теме мне казалось Вы более конструктивны, чем по комментариям. Вы в теме указали, что юристы основывают свою позицию на законе, а не смотрят по факту, не смотрят в суть. Приведенные мною цитаты классиков - опровержение этого Вашего заявления.
        А прислушиваться к их мнению или своему или еще чьему-либо я Вас не прошу, ибо понимаю, что Ваше - единственно верное :)
        Для Вас величайшие, признанные даже на тот период и в западных странах умы - это "какие-то деятели". Что ж, думаю тогда, мое мнение и тем более гроша не стоит. Будем читать Ваши наимудрейшие мысли и не сметь им возражать!

        "Эти высказывания вполне могли быть разумными в то время когда копирование картины в печати требовало кучи времени и сил - но почему они будут оставаться истинными в наше время, когда эта операция не стоит и копейки и выполняется в доли секунды? "
        Прошу объяснить мне не ведающему, разве легкость того или иного деяния позволяет его оправдывать? Проведите для себя аналогию с убийством и др. действиями. Так разве критерий легкости позволяет судить о сути явления?
        • 0
          Документы Сената, в которых дается обоснование и предыстория тех или иных норм.
          Стоп. Тут вроде речь про Конституцию шла, при чём тут Сенат ?

          Вы в теме указали, что юристы основывают свою позицию на законе, а не смотрят по факту, не смотрят в суть.
          Я не говорил о том, что так поступают все юристы - но да, зачастую всё именно так.

          Приведенные мною цитаты классиков - опровержение этого Вашего заявления.
          Ааа... Вы хотели сказать что классики вводили авторское право исходя из сути, а не из действующих тогда законов! Простите - не понял, беру свои слова обратно.

          Для Вас величайшие, признанные даже на тот период и в западных странах умы - это "какие-то деятели".
          Вы меня не поняли. Я ничуть не умаляю их достоинств. Но это - просто не область их компетенции. Это всё равно как если бы к нам на фирму пригласили Владимира Путина или, cкажем, Егора Гайдара и они начали объяснять мне как мне лучше производить рефакторинг кода. Ну не их это компетенция ни разу! В 19 веке иначе было нельзя - экономика просто не была достаточно развита, чтобы можно было построить соотвествующую модель и просчитать всё. Компьютеров не было, опять-таки.

          Попробую переформулировать ещё раз (специально для Вас) основной тезис статьи который вы, для удобства, опустили: большая часть того, что попадает под юрисдикцию авторского права - не является чем-либо фундаментальным, а является не более, чем экономическим договором между авторами (и обычно представляющими их интересы издателями) и обществом. Это такие права как право на создание копий, право на создание новых произведений на основе объектов авторского права и другие. В нашем законе туда же присовокуплены такие неимущественные права, которые однозначно не являются отчуждаемыми и, конечно, являются фундаментальными - такие как "право на имя" (я не думаю что хоть один разумных человек сочтёт возможным дать Васе Пупкину право называться автором Гамлета потому что Шекспир умер давным-давно). Речь не о них. Речь об отчуждаемых правах - в статье в первую очередь рассматривется право на копирование объектов авторского права (в качестве типичного примера).

          И тут один, главный, вопрос: это фундаментальное право или нет ? Если фундаментальное - то почему не уважает прав греков и римлян на алфавит (гениальное для своего времени изобретение) и не платит их потомкам, если нет - то почему при обсуждении сугубо экономических проблем в это дело лезут юристы с какими-то своими "великими умами юриспруденции"? Это должны обсуждать экономисты и обоснование должно быть экономическим, а не юридическим...

          Вот об чём идёт речь. Остальное - ерунда, если там где-то есть ошибки - ну что же, нет в мире совершенства.

          Проведите для себя аналогию с убийством и др. действиями.
          Провёл. Не обнаружил в законе никакого способа легально совершить убийство иначе как по решению суда. Ну суд - он на то и суд, что может делать много вещей, которые простым смертным не положены. Вот тут-то собака и порылась, что право на копирование - никоим образом не напоминает право на убийство. С самого начала (в случае Америки - с Конституции).
        • 0
          Прошу объяснить мне не ведающему, разве легкость того или иного деяния позволяет его оправдывать?
          Лёгкость того или иного деяния влияет на экономические последствия оного деяния и коль скоро мы говорим об экономике игнорировать такие вещи нельзя. Что касается авторского права то вот как раз подобные исследования имеет смысл обсуждать и критиковать. Но никак не бессмысленные сравнения с убийствами и кражей. Авторское право имеет больше общего с законами о свободных экономических зонах и СРП (я с этого начал топик, кстати, и вы этот, самый важный, тезис упорно игнорируете), чем с законами о неприкосновенности личной собственности!
  • 0
    Болбшое спасибо за перевод статьи. Сам много об этой проблеме думаю в последнее время, не решил еще вполне как относиться к АП, для этого и читаю вот такие трактаты, где можно почерпнуть немного истины.
  • 0
    тест
    • 0
      странно, а большой коммент не публикуется... попробую по частям

      Ким, мы не говорим об экономике, мы говорим о сущности права. И его обсуждаемая экономическая составляющая не может влиять на суть, на то, есть ли право вообще или должно ли право вообще быть.

      В своем комментарии "Нарушение авторских прав в Интернете. Правовая культура как корень проблем в сфере интеллектуальной собственности" я приводил пример с телефоном на столе - кто-то украдет, учитывая безнаказанность, а кто-то не украдет никогда в силу своих представлений о должном, правильно и чужом/своем. Так было и так будет.

      Что касается игнорирования сравнения с СРП, так я вообще это не счел за должный аргумент в силу его полной несостоятельности. Проведение подобного сравнения показывает отсутствие понимания обсуждаемых явлений. Это я не ставлю в упрек Вам. Более того, скажу, что и я то не могу похвастаться пониманием именно сути авторского права, я могу лишь предполагать, как и Вы.
      Просто Ваше предположение мне показалось абсолютно неуместным. Попробую объяснить.

      СРП по российскому законодательству - договор РФ с предпринимателем о пользовании недрами (которые находятся в собственности РФ). И что же в нем общего с АП? Недры находятся в искл. собственности РФ. По данному договору предприниматель обязуется выполнять определенные действия по изучению недр и получать оплату. Где связь с АП?
    • 0
      В соответствии с международным правом СРП, или договор о совместной деятельности, на основании которого появляются т.н. совместные предпринятия, - по сути договор о сотрудничестве. Сотрудничество - когда несколько лиц ВМЕСТЕ трудятся над общим делом. Если уж проводить аналогию с АП, то скорее тогда договор о сотрудничество аналогичен соавторству.

      Вы пишите: Она показывает, что авторское право - вещь, в сущности, нужная и полезная, но сравнивать его нужно не с неотчуждаемыми правами типа права владения имуществом, а скорее с соглашениями о разделе продукции когда общество временно передаёт права на нечто, безусловно принадлежащее ему (в случае с СРП - содержание земных недр, в случае с авторским правом - свободу граждан) в обмен на то, что оно считает полезным для себя (деньги - в случае с СРП, книги/музыку/фильмы/программы/etc - в случае с авторским правом) так как не владеет средствами производства (для добычи ископаемых нужна особая техника, для создания произведений искусства - талант). Основное содержание статьи - объяснение того, "как мы дошли до жизни такой", когда соглашение начинает напоминать историю с пресловутым "школьным порталом" (то есть мы отказываемся от кучи прав на многие десятки лет - а взамен получаем некоторое количество попсы и бульварной литературы в основном).

      Общество передает "свободу граждан". Красиво и пафосно. Но Вы, возможно, не представляете, сколько трудов написано по теме свободы общества, ограничения свободы людей в обществе, в государстве. Писали очень многие, были разные взгляды, но все признавали ОГРАНИЧЕНИЕ свободы. Свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого. Это цивилизованное общество.
      Вы не отказываетесь от свободы в пользу АП. В противном случае мы должны копнуть так глубоко, что скажем, что мы отказываемся от свободы в пользу права собственности и в пользу права на жизнь (что убийство запрещено) - это будет верный вывод в принципе, но едва ли Вы к нему нас подводите.

      Личная собственность. Вы считаете, что это право неотчуждаемо и существует само по себе? Так ли это? Так скажут юснатуралисты (приверженцы существования естественных прав, т.е. прав и без поддержки государства). А нормативисты, позитивисты рассмеются в лицо и вполне обоснованно скажут, что без закона и общественного принуждения никакого права собственности не будет...
      Какая позиция у Вас?

      Чем объект собственности отличается от объекта авторского права? Разве не труд человека создает что один, то и другой результат? Разве не вправе создатель СВОЕГО (Вы же не будете отрицать, да и не отрицаете, что произведение создает автор, что автор имеет право говорить, что создал его он, что никто не может присвоить авторство - Вы это все признаете) пользоваться СВОИМ так, как он ХОЧЕТ и считает нужным??
    • 0
      Так вот моя позиция (не связанная с законом, а связанная с моим видением СУТИ проблемы) заключается в том, что объект авторского права - это монополия его создателя, создатель вправе определять судьбу своего творения и его использования. А вот общество через закон уже ограничивает естественную монополию создателя на его произведение! Ограничивает сроком (который действительно предмет отдельной дискуссии), случаями свободного использования и т.д.

      Если же признать, что суть авторского права сводится к позиции, что общество жертвует свободой, что это общество дарует права на объект авторских прав, а не автор дарует возможность хоть немного использовать его труд, то почему же не придти к выводу, что и дом, построенный или купленный Вами, могут использовать третьи лица, когда захотят - через 15 лет? Почему нет? Ладно, дом - это тяжело. Пусть будет стул, кресло, сколоченные Вами. Разве можно их отобрать, просто ссылаясь на свободу других членов общества, которые ею пожертвовали, чтобы Вы спокойно могли сидеть на своем стуле 15 лет?

      Чем монополия на одно (право собственности) отличается от монополии на другое (АП)? По сути, не по закону?

      На мой взгляд, разговоры про отмену АП, про необоснованные запреты для общества и т.д. приведут в конечном счете к утопической идее равенства всех и строительству коммунизма. Когда не будет авторских прав, не будет права собственности, а все будет общее.
      Но это утопия, по крайней мере на ближайшее и более-менее отдаленное время.

      Ким, уверен, Вы человек мыслящий и достойный похвалы, хотя бы за то, что осилили такую объемную статью, заинтересовались ею, обдумали, перевели и т.д., и мне было бы интересно узнать Вашу позицию, но прошу высказывать ее аргументировано. Если есть желание, постарайтесь ответить на мои вопросы.

      P.S. Не знал, что тут есть ограничение на объем комментария...
      • +2
        Так вот моя позиция (не связанная с законом, а связанная с моим видением СУТИ проблемы) заключается в том, что объект авторского права - это монополия его создателя, создатель вправе определять судьбу своего творения и его использования.
        Это и есть та ошибочная позиция, против которой выступает статья - хорошо сформулировано, спасибо.

        Если же признать, что суть авторского права сводится к позиции, что общество жертвует свободой, что это общество дарует права на объект авторских прав, а не автор дарует возможность хоть немного использовать его труд, то почему же не придти к выводу, что и дом, построенный или купленный Вами, могут использовать третьи лица, когда захотят - через 15 лет? Почему нет?
        Потому что нет. В случае с материальными объектами такого не происходит никогда. Однако именно этот "абсурдный" принцип просто-таки пронизывает все и всяческие законы, касающиеся авторского и смежных прав: "Авторское право действует в течение всей жизни автора и 70 лет после его смерти...", "Патент на изобретение действует до истечения двадцати лет с даты подачи заявки..." - все и всяческие законы связанные с этой областью постулируют, что они через какое-то время переходят в категорию "в общественное достояние" и их после этого могут использовать третьи лица, когда захотят. Именно это разногласие и показыает, что право владения табуреткой (никаким срокам давности не подверженное) и авторское право (эти самые сроки всегда и без всяких исключений включающее) имеет разную природу. Подумайте над этим.

        Чем монополия на одно (право собственности) отличается от монополии на другое (АП)? По сути, не по закону?
        Монополия владения CD означет что тот, кто владеет CD решает - что с ним делать. Он и никто другой: может под ножку стора положить, может на стену прибить. Монополия владения информацией, содержащейся на CD означает что какой-то "дядя Вася" решает - могу я проделать ту или иную операцию с этой информацией или нет. Такие случаи в законе не редкость - скажем "дядя Вася" решает могу я создавать радиопередатчик с определённой частотой или нет, "дядя Вася" решает могу я стоить дом на участке или нет. Но во всех этих случаях считается разумным передать "дяде Васе" минимум прав, которые нужны для функционирования общества: мой радиопередатчик может повлиять на соседей, про которых я ничего не знаю, а мой дом может привести к перегрузке дренажной системы и вот именно эти вещи и проверяются (вернее должны проверяться) но "дядя Вася" не может сказать "ладно - строй свой дом, только мне в карман заплати". Тот же принцип должен действовать и в отношении авторских прав: автор должен получить достаточно прав для того, чтобы ему не нужно было просить милостыню и он не переквалифицировался бы в управдомы - но не более того!

        На мой взгляд, разговоры про отмену АП, про необоснованные запреты для общества и т.д. приведут в конечном счете к утопической идее равенства всех и строительству коммунизма. Когда не будет авторских прав, не будет права собственности, а все будет общее.
        Ну это типичный аргумент поборников авторских прав. "Либо всё, либо ничего, обыкновенная российская припадочная философия" ((c) А.С.Макаренко). Во-первых не надо валить всё в одну кучу. Во-вторых то, что общество сейчас платит слишком большую цену авторам не означает, что оно всё должно получать бесплатно. Действительно если авторского права не будет вообще - ничего хорошего не выйдет, но если, скажем, срезать права до 50 лет после сметри автора (как было не так давно), то чуть ли не единственным пострадавшим окажется Дисней, который потеряет эксклюзивные права на Микки Мауса. Вы всеръёз полагаете, что затраты на его создание до сих пор не окупились ? Не смешите мои тапочки...

        Мне было бы интересно узнать Вашу позицию, но прошу высказывать ее аргументированно.
        Вы же не приемлите никаких аргументов или отмахиваетсь от них. В частности я так и не услышал объяснений тому, как "естественное", "натуральное" право почему-то растворяется в воздухе по прошествии определённого времени, то есть почему это священное право всегда и всюду действует лишь только "в течении XX лет со дня YY" (XX и YY могут меняться, но общий принцип - никогда). Что ж это за естественное право такое, которое изчезает по мановению волшебной палочки. Почему оно "закрепляется", "обеспечивается", "гарантируется" законами, а не ограничивается (если бы дело обстояло так, как вы пытаетесь представить то гораздо более логично увидеть совсем другие слова)? Ну не вписывается вся эта риторика в картину мира, навязываемую Вами под дудку медиа-корпораций! А вот в идею о том, что это временная концессия, предоставленная авторам как плата за их достижения - вписывается с блеском.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.