Аномалия

image

— Ну что там еще? — недовольно поинтересовался Слай, когда поезд в очередной раз остановился.
— Очередная Тьмутаракань, — отозвался Хаджи. — Больше двух минут не простоим.
— Будем надеятся, — Слай высунулся в окно, чтобы покурить.

Их поезд был окутан тем самым временем суток, который кто-то красноречиво назвал “трещиной между мирами”. В сумерках очертания предметов размываются и то, что днем с уверенностью можно назвать трактором, в полумраке вполне сойдет на межгалактический корабль с пришельцами на борту.

Слай курил и наблюдал за огнями моста, соединяющего остров и полуостров. Там определенно происходила какая-то заварушка. Его старший брат, Хаджи, тщетно пытался разместить свое длинное тело на верхней койке, все время ворочаясь с боку на бок.

За дверью купе послышалась возня и приглушенные голоса. А через несколько минут к ним постучались.

— Прошу прощения, что беспокою вас, — сказала проводница, — Но на мосту авария. Остановка может занять пять и более часов, пока все не починят.
— Блестяще, — резюмировал Слай, щелчком избавляясь от сигареты.
— Говорят, что на острове есть отличный отель, — продолжала проводница. — Наша транспортная компания оплатит вам все затраты…

Слай, казалось, вознамерился испепелить несчастную девушку взглядом. Шесть часов назад он чудом вырвался из рук мафии Гины, которая хотела спустить с него шкуру, и теперь стремился оказаться как можно дальше от этого злого города.

— Брат, мы ведь никуда не торопимся, — негромко сказал Хадж с верхней полки. — Проведем ночь в отеле, а утром, когда все починят, отправимся дальше. Верно, мисс?
Проводница посмотрела на Хаджи как на спасителя.
— Боюсь, что другого выхода нет, — сказала она. — Путь на материк один — через мост.

Через несколько минут братья уже ехали в такси по набережной незнакомого города.
— Смотри, — шепнул Слай, указывая на странные объекты примерно в трех километрах от берега. Они напоминали небольшие форты на ножках-сваях, растущие прямо из моря.

— Вы к нам надолго? — поинтересовался водитель. В зеркале на мгновение отразилось его морщинистое лицо.
— Нет, надеюсь, что нет, — ответил Хаджи. — Мы здесь по вынужденным причинам.
— Оставайтесь, на острове есть, что посмотреть, — сказал водитель.
— Правда? И что же? — Слай все еще был недоволен.
— Музей мороженого, например, — глаза в обрамлении морщинок вновь показались в зеркале. — Или планетарий. У нас много туристов бывает.

— Всегда мечтал побывать в музее мороженого, — саркастически ответил Слай. Нет, ну правда: они и так застряли по-глупому, а какой-то старикашка уговаривает их остаться на этом вшивом острове.
В следующие пять минут поездка продолжалась в тишине.

— Вы к нам надолго? — снова поинтересовался водитель.
Хаджи и Слай переглянулись: память у него что ли отшибло?
— Нет, мы уедем завтра утром, — с неохотой повторил Хаджи. — На мосту авария, поезд не проедет.
— Оставайтесь, на острове есть, что посмотреть, — с той же интонацией сказал старик-водитель.

Вот это было уже странно. Должно быть это просто больной человек, у которого оперативной памяти хватает лишь на пять минут. И как таких только в такси берут?
Совсем скоро, к величайшему облегчению братьев, поездка была окончена. Машина остановилась у не примечательного подъезда. Возле двери был звонок и табличка “Хостел Н.”

— Хостел? — нахмурился Хаджи, выходя из такси, — Вроде речь шла об отеле.
— Уже без разницы. Главное, что не на улице, — сказал Слай.

На ресепшене их встретила миловидная девушка.
— Хостел полон, но у нас как раз остался номер на двоих, — сказала она.
— Чертовское везение, — сказал Слай, расписываясь в анкете.
— Пойдемте, я провожу вас, мистер Хиггс и… мистер Хиггс, — предложила девушка, не обратив внимания на его сарказм.

Несмотря на то, что по ее словам хостел был полон, в коридорах никого не было. На полу повсюду лежали мягкие ковры, от чего шаги практически полностью приглушались.

— Ваш номер, — девушка указала на дверь. — Душевые прямо и налево, кухня на первом этаже, кулер в главном холле. Завтраки у нас с семи часов.
— Что может быть лучше халявных завтраков? — сказал Хаджи, прямо в обуви заваливаясь на кровать.
— Только известие о том, что мост в порядке, — ответил Слай, обрушиваясь на соседнюю кровать.
Через две минуты оба уже храпели.

***

Утро было омрачено известием о том, что авария на мосту оказалась масштабнее, чем предполагалось. Мрачно покидав в рот завтрак, что гостеприимно предложил им хостел Н., братья Хиггсы отправились прогуляться. Настроение у обоих было так себе.

— Куда отправимся сначала? — спросил Хаджи, — В планетарий или в музей мороженого?
— Ты серьезно?
— Ну а что еще делать? Потом предъявим счет транспортной компании.

Был теплый осенний день. Хаджи и Слай неторопливо брели вдоль набережной, щурясь от солнца. Странные постройки при свете дня казались не такими уж и мрачными, как вчера в сумерках. К тому же, сейчас было очевидно, что при они располагаются гораздо дальше от берега.
Их обогнал велосипедист в красной майке. А через десять минут еще один, точно такой же.

— Дежа вю, — прокомментировал Слай.
— Должно быть, это тот же самый, — предположил Хаджи. — По кругу ездит.

Планетарий оказался безлюдным зданием со следами разрухи. Внутри было темно, лишь особо настойчивые лучи света пробивались сквозь каменную кладку. Очевидно, что желающих посмотреть на звездное небо тут очень давно не появлялось.

— Посмотрим, что у них есть, — сказал Хаджи подходя к проектору. Через пару минут из динамиков заиграла приятная музыка, а под куполом возникла имитация созвездий Северного полушария.
— Красиво, — шепотом сказал Хаджи, присаживаясь рядом со Слаем.
Ненастоящие звезды в ненастоящем небе выглядели действительно завораживающе.

Слай не заметил, как заснул. А когда проснулся, обнаружил, что брата не было рядом. В устройстве планетария, что-то сломалось, и ровно половина созвездий исчезла с ночного неба. Это выглядело несколько жутко, словно гигантское чудовище с внеземным ластиком, стерла часть звезд с лица Вселенной.
Подойдя к проектору, Слай выдернул его из розетки. В мгновение ока планетарий погрузился в темноту.
— Хаджи? — позвал Слай и удивился тому, как нервно прозвучал его голос.

Он вышел в коридор. От яркого солнечного света резало глаза. Брата нигде не было.
“Вот ведь жук”, — подумал Слай, решив, что тот смылся, решив подшутить над ним.

Парень брел по пустынным коридорам, поднимая с пола многолетнюю пыль. Вдруг его внимание привлек каучуковый мячик. Самый обычный, но… парящий в воздухе!
Забыв про пыль, Слай упал на колени, чтобы получше рассмотреть его. Так и есть: мячик болтался в сантиметре над полом!

— Что за черт?! — не выдержал Слай.
Он осторожно взял мячик двумя пальцами и подбросил в воздухе. Тот взлетел, но в пяти сантиметрах от земли начал замедляться, а затем и вовсе завис, словно на невидимой ниточке.
“Потрясающе!” — мысленно восхитился Слай. — “Должно быть какая-то гравитационная аномалия. Хаджи просто обязан это увидеть!”

Слай поспешил к выходу, желая как можно скорее отыскать брата. Но в последний момент его привлекли странные звуки. Они доносились из приоткрытой двери: щелчки, повторяющиеся с одинаковой периодичностью.

Чувствуя, как холод ползет вдоль позвоночника, Слай медленно открыл дверь. Это была классная комната, погруженная в пыльный полумрак. Щелчки издавало устройство, имитирующее Солнечную систему: планеты на длинных спицах кружились вокруг большого шара — Солнца.

“Занятно”, — подумал он и направился к выходу. Вдруг краем глаза Слай заметил — и от этого ладони его моментально вспотели — что все предметы в классе парят над землей. Столы, стулья и шкафы с книгами болтатись в паре сантиметров над дощатым полом, словно в невесомости.

Это было уже слишком. С трудом подавляя дикий вопль, рвущийся из груди, Слай вылетел из планетария, словно из горящего дома.

***

Хаджи брел по залитой солнце набережной. Было очень жарко, и прослойка воздуха над асфальтом дрожала, отражая небо.
“Вот тебе и сентябрь”, — подумал он.

“Стоп. Я ведь был в планетарии” — Хаджи остановился. — “Я не помню, как я ушел”.
Он оглянулся назад, словно ожидая увидеть идущего за ним Слая. До планетария было километров пять. Как он проделал этот путь, ничего не помня — вопрос тот еще.

Через дорогу была автомобильная заправка с мини-маркетом. Хаджи решил купить себе воды, а уж потом вернуться. Наверняка брат все еще дрыхнет там, под звездным небом.

Внутри мини-маркет был несколько больше, чем казался снаружи. Там стояло несколько столиков, за которыми сидели единичные посетители, вкусно пахло булочками, а вся обстановка так и располагала к тому, чтобы присесть и немного отдохнуть.

Хаджи взял себе холодный чай и устроился за столиком у окна. По радио заиграл хит этого лета, давно набивший оскомину. В песне пелось о девушке, отчаянно желающей отдохнуть на море.
“Я вот и так у моря”, — подумал Хаджи, наблюдая за тем, как мамаша пытается успокоить своего ребенка, что упустил в небо воздушный шарик.

— Как вы находите наш город? — спросила пожилая дама с помадой цвета фуксии.
— Очень жарко. Для сентября, — Хаджи улыбнулся и отпил чаю.
— Это потому что вы носите свой плащ, — заметила дама. — В сентября мы обычно надеваем легкие фланелевые рубашки с цифрой семнадцать на вороте. Семнадцать — это хорошее число.

Хаджи кивнул, решив, что старческий маразм — ситуация неисправимая. Семнадцать так семнадцать.
В этот момент в заведение вошло двое бледных подростков, похожих словно две капли воды. Звякнула микроволновка, и девушка в помятом фартуке извлекла из нее несколько пирожков в бумажном пакете.

— Мои любимые, — сказала пожилая дама, когда пирожки очутились на ее столе. В следующую секунду она уже вгрызалась в них со зверством голодного питбуля. Вишневый сок потек по ее лицу, словно кровь.
Хаджи стало противно и мерзко. Залпов допив свой чай, он повернулся к окну.

Оборвалась на полуслове и заиграла по новой та же песня про девушку и море. А за окном у ребенка улетел воздушный шарик, и гримаса вселенской обиды тотчас же отразилась на его лице.

— Как вы находите наш город? — снова спросила мадам, измазанная в вишне.

От резко нахлынувшего ужаса Хаджи вскочил из-за стола. События в этом кафе повторялись, словно кадры из фильма, что снова и снова ставил киномеханик.
Звякнула микроволновка, а двое болезненно-бледных подростков вошли в мини-маркет, оставив свои велосипеды у входа.

— В сентябре мы обычно надеваем легкие фланелевые рубашки с цифрой семнадцать на вороте. Семнадцать — это хорошее чисто, — выдала бабуля и улыбнулась золотыми зубами.

Схватив со стола свою шляпу, Хаджи пулей вылетел из мини-маркета. Нужно было срочно найти Слая, а затем валить отсюда. Поездом, машиной, хоть катером — лишь бы подальше от этого сумасшедшего города.

***

Ворвавшись в хостел, Хаджи первым делом позвонил на вокзал. Вежливый голос ответил ему, что мост еще не очистили от селевых потоков, что сошли на прошлой неделе.

Побледнев, Хаджи Хиггс прислонился к стене. Селевые потоки? Неделю назад? Он же вчера своими глазами видел, что на мосту столкнулись несколько грузовиков.
В этот момент к его облегчению в хостел вошел Слай.

— Ты просто обязан это увидеть! — с порога выпалил он. — Здесь действует какая-то гравитационная аномалия, здесь предметы летают!
— Я думал дело в воде, — сказал Хаджи. — По-моему я схожу с ума, Слай.

Он рассказал брату о том, что произошло на заправке и выслушал его историю.
— Если дело в местной воде или гравитации, что сошла с ума — то мы не можем полагаться на местных жителей. Они все больны, и нам надо убираться поскорее, пока то же самое не случилось и с нами, — сказал Хаджи, закуривая сигарету.
— Но как? — развел руками Слай. — Мост перекрыт.
— По морю. Возьмем лодку.

К огромному сожалению на причале не было свободных лодок. Почти все они — как братьев заверил старик-лодочник — уплыли рыбачить еще на рассвете.
— А это чья? — спросил Слай, глядя на деревянную лодку с мотором “Yamaha”, закрепленном на корме.
— А это моя, — сказал старик, — Я и сам отплываю через пару часов.

Едва он ушел, как Хаджи принялся ковыряться в замке складным ножом.
— Что ты делаешь? — в ужасе прошептал Слай.
— Через два часа мы можем быть уже мертвы, — мрачно отозвался тот. — Есть!

Замок поддался, и братья незаметно спустили лодку на воду.
— Куда держим курс? — спросил Слай, отталкиваясь веслами.
— Туда, — Хаджи указал на полуостров вдалеке. — Главное не наплыть на эти штуковины.

Форты на сваях возвышались над водой семью уродливыми набалдашниками. Сейчас они снова казалась ближе, как и в первый день.
Отгребя на приличное расстояние от берега, Хаджи завел мотор.
Услышав знакомый звук, хозяин лодки принялся что-то кричать. Но жизнь была дороже, а страх подгонял своими невидимыми вожжами.
Через пятнадцать минут Слай и Хаджи заметили, что их неумолимо несет прямо к фортам.

— Вот дьявол! Должно быть, морские течения, — предположил Слай.
А еще через десять минут Хаджи заметил, что все остальные лодки, уплывшие “рыбачить”, направляются к ним.
— Вот мерзавец! — выругался он. — Оповестил своих по рации.

Лодки приближались и братьям ничего не оставалось, как причалить к ближайшему форту и попробовать укрыться в его стенах. Все же быть избитыми рыбаками до полусмерти им не очень-то хотелось.

Больше всего форт напоминал чудовище Франкенштейна, сотворенное из красного кирпича, изъеденного волнами, и ржавого металла. Единственной годной вещью выглядел огромный мегафон, торчащий словно ухо из одной из стен.
Лодки были уже близко, но внезапное ощущение панического страха не давало Слаю и Хаджи войти и спрятаться внутри. Они продолжали сидеть в украденной лодке и смотреть в черное отверстие гигантского мегафона.

— По-моему я разгадал загадку этого острова, — сказал Слай. — Взгляни: на каждом из фортов есть эта штуковина.
Он указал на мегафоны, чтобы были расположены на шестью других сооружениях. Их локаторы были направлены прямо на город.

— Давно, еще во время войны, такие штуки использовались, чтобы влиять на подсознание людей, — сказал Слай. — Звук, который издают эти устройства не слышны человеческим ухом, но воспринимается мозгом, как нечто враждебное и жуткое.
— Если твоя догадка верна, то эти форты контролируют поведение людей на острове, — сказал Хаджи. — Но зачем?
— Возможно какой-то военный эксперимент или вроде того.
Хаджи еще раз взглянул на мегафон и понял: он не войдет в форт даже под угрозой смерти.

***

Рыбаки оказались лояльными. Настолько лояльными, что отвесив парням энное количество подзатыльников, сдали в руки полиции. Полиции с материка, куда Хаджи и Слай уже и не мечтали попасть.

— А мы точно едем в Бруствер? — в третий раз уточнил Слай, не веря своему счастью.
— Можешь не сомневаться, — ответил полицейский. — Всех прощелыг с острова мы отлавливаем и отвозит туда.
— Значит, мост уже отремонтировали? — спросил Хаджи, радостно улыбаясь. Еще никогда проблемы с законом не доставляли ему такого удовольствия.
— Мост? А что с мостом? — нахмурился полицейский и достал рацию.
— Говорят, авария была.
— А, две легковушки столкнулись. Эвакуировали за два часа, — ответил полицейский.

Хаджи и Слай переглянулись, но промолчали.
Неожиданно Хаджи заметил на воротнике полицейского вышитую цифру “17”. Мороз пополз по его телу, несмотря на жару в салоне.

— Что означает эта цифра? — спросил Хаджи, и голос его дрогнул. — У вас на воротнике.
— А, это, — полицейский улыбнулся. — Ничего. Просто счастливое число.
— Ничего не вышло, Слай, — прошептал Хаджи. — Он тоже подвержен звуку.

Из рации полицейского донесся чей-то голос.
— По дороге в Бруствер авария, — сказал он, закончив разговор. — Похоже вам сегодня чертовски повезло, ребята.

Полицейская машина остановилась прямо посреди моста, отделяющего остров от полуострова.
— Мы что, никуда не едем?!
— Говорят дорогу сразу после моста завалило, — сказал полицейский. — Так и быть, отпущу вас.
Это было плохо, очень плохо.

— На острове есть неплохой отель, перекантуетесь там, — представитель закона недоумевал, почему у преступников, которых он только что отпустил, такие кислые лица. — Только не крадите ничего.

Он подмигнул им и уехал, оставив Хаджи и Слая стоять посреди дорожной пыли. А в трех километрах от них, в море, высились все те же форты на ножках. Сейчас они казались еще ближе, чем раньше.
Метки:
фантастика, чтение, истории
Похожие публикации