Почтальон

Концепция этой зарисовки появилась ещё в прошлом году, когда была информация, что Amazon будет перевозить данные грузовиками. Причём независимо от этой инфы. Проще говоря — сначала придумал, а потом прочитал об Amazon. Тогда это касалось ещё фантастикой.

image

Шлагбаум, наконец, открылся. СБ-шник махнул рукой, и электропрводной «КамАЗ» пополз вперёд. Артём мысленно выдохнул. Эта постоянная возня с проверками его нервировала, хотя казалось бы – чего уже проще: отсканировал ID на документах, проверил пломбы – и всё. Но нет, здесь, в Московском сетевом центре в охрану набрали настоящих параноиков.

Длинный трейлер, наконец, выполз на дорогу – серое приземистое здание центра на Королёва поплыло назад. Артём откинулся на спинку кресла. Теперь можно спокойно побездельничать.
Строго говоря, его присутствие в кабине было ненужным – машина управлялась автопилотом, а при необходимости диспетчерская полиции моментально перехватит управление. Да и при желании вести он не мог – элементов управления в машине не было. Собственно, даже его должность называлась «сопровождающий». Неофициально – почтальон. Только сопровождать – не более. В драку не лезть, не геройствовать, а лишь предъявлять документы на блокпостах и, в случае чего, нажать кнопку. Последнее – если вдруг не сработает три независимых контура защиты в трейлере и ещё четыре на самом контейнере. По нажатию кнопки последовательно запускались алгоритмы стирания, затем срабатывали нагревательные элементы, поднимающие температуру до трёхсот градусов, а в конце подрывались микрозаряды. Всё, чтобы не дать никому доступа к контейнеру. Артём полагал такое крайне излишним, хотя на политзанятиях им вдалбливали, что агенты Запада только и думают, как бы украсть информацию и духовную составляющую, что перевозят в контейнерах. Потому и засылают дорожников. А те готовы головы сложить, лишь бы украсть очередной контейнер.

Артём взглянул на экран заднего вида – над фурой плыли два беспилотника, почти чёрные на фоне белёсого неба. Стражи, которые должны до последнего поддерживать связь машины с базой. И подорвать заряды в кабине, если вдруг сопровождающий решит перейти на сторону врага… Впрочем, это уже были профессиональные байки МСЦ. Такие же ходили в Питере и других городах, где были сетевые центры.

Артём перевёл взгляд. На главном экране с нескольких точек демонстрировался контейнер. Гроб, как его называли за габариты и общее сходство. Подвешенный на прозрачных растяжках, он, казалось, висел в пространстве – красноватый тусклый свет скрадывал детали. На верхней грани поблёскивал экран, сейчас тёмный. Интерфейсы были почти неразличимы – никакого радиообмены, только кабельные соединения. Но рядом с каждым горел зелёный глазок светодиода, образовывая пятиконечную звезду. Это, конечно, было абсолютно бессмысленно с функциональной точки зрения, однако с властями не поспоришь. Пять уровней проверки: на военные секреты, на государственные, крамола против властей, духовные скрепы и общее разрешение. Армия, Госбез, цензура, церковь и своя проверка сетевого центра. Пять щитов от грязи, льющейся с запада.

В 2017-м в прессе появилась информация, что США готовили «информационные бомбы» против России. Результатом стало ускорение создания «Русского щита» и отключение Рунета от общей сети, поскольку «бомбы» могли вывести из строя критические объекты инфраструктуры. В 2018-м был принят закон о чрезвычайном положении в сети, что и стало началом отключения, однако полностью обойтись без сетевых ресурсов было невозможно – бизнес, политика, технологии, всё это было слишком сильно завязано на сеть. И тогда был предложен план «Звезда». Суть его проста – создание в крупных городах и областных центрах агрегаторов данных. На них поступают запросы от граждан, записываются, проверяются на лояльность и отсутствие негатива, после чего отправляются в общий интернет. Точно также ответы приходят в центры, проверяются, записываются и развозятся в специально созданных для этого транспортных контейнерах. Очищенные от западной идеологической шелухи, проверенные, защищённые всеми возможными способами.

Разумеется, из-за этого упала скорость. Между отправкой и получение ответа по электронной почте могло пройти несколько недель или даже месяцев, однако причина этого была проста – данные проверялись с помощью нейросетей и потом перепроверялись вручную, ведь самые изощрённые нейросети не всегда могли найти крамолу или признаки духовной деградации. Хотя что взять с машин? Потому представители церкви проверяли данные дольше всех. А перевозка была нужна, чтобы окончательно уничтожить нелегальные mesh и кабельные локальные сети, поскольку всё время находились умельцы, способные обойти программные блокировки. А так – нет сетей, нет и обхода, обходить нечего.

Подобными размышлениями Артём позволял себе баловаться всё чаще. Всё-таки в кабине нельзя было ни слушать музыку, ни смотреть видео. Из чтения допускались только цитаты главы государства и церковные книги, но они давно приелись, а что-то более интересное могло закончиться минимум увольнением, максимум – очень неприятным общением с СБ и полугодовым «курортом» где-нибудь в монастыре на Сахалине. А мысли пока читать не научились даже на западе. Потому Артём иногда «отпускал поводок» своего внутреннего цензора.

«КамАЗ» заурчал, набирая скорость. До следующего блокпоста было ещё порядка двадцати минут, а через пять постов он выедет за МКАД…
Метки:
научная фантастика, блокировки, киберпанк
Похожие публикации